Как жить?

Жить в постоянном движении, в единении с природой или наедине с собой, погружаясь в мир спорта, музыки, театра или бросаясь на поиски собственного пути. Двенадцатый фестиваль «Архстояние» завершил свою программу в Никола-Ленивце.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
«Как жить?» – вопрос актуальный во все времена. Как образ жизни, сфера деятельности человека и его философия отражаются на типологии жилища, эволюционирующего или, напротив, возвращающегося к истокам? Двенадцатый фестиваль «Архстояние» поставил этот вопрос в продолжение темы «Убежище». По словам куратора фестиваля Антона Кочуркина, поднятая в прошлом году тема себя еще не исчерпала до конца. Однако теперь к ней подошли более архитектурно. «Несмотря на традиционную многожанровость фестиваля, в этом году в Никола-Ленивце появились подлинные архитектурные объекты, – говорит Кочуркин. – Это дома, пригодные для постоянного или временного проживания. У них, в отличие от произведений искусства, которые по своей сути бесполезны, есть функция, цель и область применения». Авторы проектов попытались представить свое видение пространства для жизни, придумали материальную оболочку для собственной системы ценностей и увлечений. Получился некий срез знаний об образе жизни отдельных сообществ – спортивных, театральных, музыкальных.

На территории арт-парка, действительно, появилось несколько новых домов разного масштаба – от самого маленького, пригодного разве что для ночлега, условно-абстрактного, подразумевающего, что природа и есть наш дом, до полноценного жилого дома с канализацией и отоплением.
Фестиваль «Архстояние» в Никола-Ленивце. Фотография © Дмитрий Павликов
«Конура». Автор проекта Виктория Чупахина. Фотография © Дмитрий Павликов

Самый миниатюрный дом – «Конура», созданная Викторией Чупахиной из глины, веток и собачьей шерсти. Волонтеры, которых удалось застать возле шарообразного домика с небольшим круглым отверстием-входом, рассказали, что художница собирала шерсть в питомниках и зоосадах. Материалом для строительства поделились больше двухсот собак, но, как уверяют создатели арт-объекта, ни одно животное не пострадало. Конура, способная вместить только собаку и его хозяина, покрыта шерстью как внутри, так и снаружи. Дно выстлано соломой, отчего в домике достаточно тепло, несмотря на отсутствие двери. Говорят, что кое-кто из сотрудников фестиваля уже опробовал жилище, случайно заночевав в «Конуре» и после признавался, что спать там оказалось достаточно комфортно. Посетители также охотно забирались в домик – кто-то ради эффектной фотографии, а кто и просто погреться.
«Конура». Автор проекта Виктория Чупахина. Фотография © Дмитрий Павликов
«Конура». Автор проекта Виктория Чупахина. Фотография © Дмитрий Павликов
***

«Дом», придуманный командой АБ «Рождественка», несмотря на свое прямолинейное название, к дому в буквальном смысле слова имеет наименьшее отношение. На деле это сад, появившийся в поле, на углу которого одиноко растут береза и ольха. Сад было предложено создать руками посетителей за три фестивальных дня. Любой желающий мог выбрать саженец и посадить его в границах выделенного участка. Результатом такого перформанса стала новая для фестиваля структура. Арт-парк, который в Никола-Ленивце создается вот уже двенадцатый год, никогда прежде не затрагивал природное окружение. Появление новых пород деревьев, ранее не произраставших в этих местах, искусственно созданная человеком центричная форма сада – это новый шаг в развитии территории – неоднозначный, но смелый. Организаторы неслучайно назвали этот проект наиболее важным для фестиваля, поскольку год от года он будет развиваться, меняя пространство вокруг себя. Напомним, что концепция «дома»-сада стала победителем конкурса Open Call 2017, в результате чего и получила право на реализацию.
***

Вилла ПО-2. Автор проекта Александр Бродский. Фотография © Дмитрий Павликов

Вилла ПО-2 – тоже не столько дом, сколько инсталляция, предвосхищающая появление дома. Антон Кочуркин поделился планами строительства большой виллы по проекту Александра Бродского уже в будущем году. Сегодняшняя инсталляция – лишь размышление о том, какой она будет. Инсталляция собрана из бетонных плит заборов ПО-2, которые обычно ограждают промышленные территории или железную дорогу. В данном случае плиты с вырезанными в них отверстиями-окнами поставлены вокруг скопления деревьев на лужайке. Таким образом Бродский эстетизирует советское прошлое, меняет ассоциативный ряд, делает глухой забор проницаемым, а холодный механистичный материал – живым и тактильным.
Вилла ПО-2. Автор проекта Александр Бродский. Фотография © Дмитрий Павликов
***

Наиболее определенно на вопрос «как жить?» отвечает дом-рампа, созданный молодым архитектурным коллективом «Алыча». Сами авторы называют постройку «Штабом», а посетители окрестили ее скейтспотом. Дом, иллюстрирующий стиль жизни сообщества скейтбордистов, располагается на территории кемпинга, рядом с прудом. Место более чем оживленное, но новому сооружению удается спрятаться среди деревьев. К пруду объем развернут прозрачной витриной. Последняя, как выяснилось в ходе мастер-класса по катанию на скейте, легко снимается, превращая дом в сцену. Кататься могли все желающие, организаторы брались обучить новичков основам данного вида спорта.
«Штаб». Авторы проекты бюро «Алыча».Фотография © Дм итрий Павликов
«Штаб». Авторы проекты бюро «Алыча». Фотография © Дмитрий Павликов

Один из авторов проекта Алексей Папин объяснил, что идея создания уединенного пространства для катания возникла давно. Был даже придуман новый термин, определяющий философию проекта – аскейтизм. Никола-Ленивец стал идеальным местом для реализации замысла. «Сначала мы нарисовали рампу, – рассказал Алексей Папин, – Потом добавили жилые помещения – спальню, санузел, гостиную с гамаком. Все это завернули в оболочку из фанеры – особо значимого материала для скейтбордистов. Предусмотрели канализацию, освещение и отопление. И получили комфортное жилое пространство». Идея завернуть функцию в оболочку, как утверждают авторы, заимствована у конструктивистов. Форма постройки тоже выдержана в духе нового конструктивизма – лаконичная, но запоминающаяся.
«Штаб». Авторы проекты бюро «Алыча». Фотография © Дмитрий Павликов
***

Помимо «Штаба» возле пруда разместились еще два жилых дома – «Кибитка» Юрия Муравицкого и Рустама Керимова, и «Дом с люстрой», придуманный петербургским бюро «Хвоя». Молодые архитекторы из северной столицы очень правильно почувствовали место – на кромке воды. Здесь они построили дом без единого окна. Свет внутрь проникает сквозь небольшое отверстие в кровле, по подобию швейцарской часовни брата Клауса Петера Цумтора. Днем это естественный солнечный свет, а ночью – свет люстры, установленной внутри стеклянного колпака. Люстра освещает как внутреннее пространство, так и улицу, выступая в роли фонаря. Замкнутый объем словно бы противопоставлен открытым пространствам Никола-Ленивца. Входя внутрь, посетитель оказывается отрезанным от окружения, наедине со своими мыслями. Иначе решена внешняя граница дома. Здесь, на деревянном помосте, выходящем прямо на воду, создано полноценное общественное пространство, которое позволяет в полной мере насладиться окружением, свесить ноги в воду, позагорать или проследить за закатом солнца.
«Дом с люстрой». Бюро «Хвоя». Фотография © Дмитрий Павликов
«Дом с люстрой». Бюро «Хвоя». Фотография © Дмитрий Павликов
***

К созданию дома-кибитки Антон Кочуркин привлек режиссера Юрия Муравицкого и архитектора Рустама Керимова, возглавляющего бюро А-ГА. В таком тандеме было создано произведение, иллюстрирующее кочевой образ жизни человека, не способного сидеть на одном месте. Страсть к передвижению кибитка, собранная на базе старого автобуса, охотно демонстрировала, прокатываясь по берегу пруда под музыкальный аккомпанемент. Другая идейная составляющая дома-кибитки – жизнь напоказ. Одна из ее стен, по замыслу авторов, превращена в огромную стеклянную витрину, сквозь которую можно наблюдать за жизнью актеров, населяющих дом. В каком-то смысле,это обычное состояние современного человека, ежедневно демонстрирующего свою жизнь в соцсетях и там же наблюдающего за жизнью других людей. Но основное наполнение кибитки – репетиция спектакля «Три сестры». В течение всех фестивальных дней актеры репетировали на глазах у зрителя, из-за чего сам процесс репетиции превратился в некий спектакль.
«Кибитка». Юрий Муравицкий и бюро А-ГА. Фотография © Дмитрий Павликов
«Кибитка». Юрий Муравицкий и бюро А-ГА. Фотография © Дмитрий Павликов
***

Рядом с «Кибиткой» разместилась инсталляция Алексея Мартинса «Быть вместе». Это продолжение проекта «Ментальные дрова», предполагающего демонстративное сожжение скульптур из древесины. В этом году из старых досок было собрано сто фигурок животных. Собаки, суслики, олени на деревянных подиумах-кострищах заняли большое поле за кафе «Угра». Издали рассредоточенные фигурки напоминали покосившиеся деревянные кресты заброшенного кладбища. Ассоциация, наверное, неслучайная, учитывая дальнейшую судьбу инсталляции.
Временная инсталляция Алексея Мартинса «Быть вместе». Фотография © Дмитрий Павликов
Временная инсталляция Алексея Мартинса «Быть вместе». Фотография © Дмитрий Павликов
Временная инсталляция Алексея Мартинса «Быть вместе». Пепелище. Фотография © Дмитрий Павликов
Временная инсталляция Алексея Мартинса «Быть вместе». Пепелище. Фотография © Дмитрий Павликов
***

Иное настроение задавал перформанс Сергея Катрана, который в игровой форме предложил посетителям выбрать свой жизненный путь. Суть своего экспериментального проекта «Дети гениев отдыхают на природе» автор объяснил на примере всем известных легенд о Диогене, проповедующих идеи воздержания и самоограничения. Ограничить человека Катран предложил вполне буквально, с помощью препарированной бочки. Бочек оказалось много и каждая с неповторяющимися отверстиями. Любой желающий мог выбрать себе бочку по вкусу, просунуть в нее ногу, руку или одеть на голову. Выбирая ту или иную бочку, человек, по замыслу автора, определял свою жизненную философию и степень самоограничения.
Перформанс Сергея Катрана. Справа: Сергей Катран. Фотография © Дмитрий Павликов
Перформанс Сергея Катрана. Фотография © Дмитрий Павликов
Перформанс Сергея Катрана. Фотография © Дмитрий Павликов
***

Помимо посещения арт-объектов гостям фестиваля была предложена обширная лекционная программа. К примеру, 22 июля в лектории состоялся большой круглый стол на тему «Как жить?» с участием авторов проектов и приглашенных экспертов. Свою образовательную программу в «Лесной школе», устроенной в Ленивом Зиккурате, провел Пахом. Молодые кинокритики подготовили ночные кинопоказы. В поле транслировались фильмы с 33-миллиметровой пленки на передвижном кинооборудовании прошлого века. Одним из главных инструментов поиска ответа на вечный вопрос стала музыка. Центр «Наука и Искусство» собрал пятьдесят музыкантов из США, Европы и России. Не отставали и гости «Архстояния», приехавшие с гитарами, барабанами, варганами и совершенно экзотическими музыкальными инструментами, не стихавшими до рассвета.
«Лесная школа». Фотография © Дмитрий Павликов
Фестиваль «Архстояние» в Никола-Ленивце. Фотография © Дмитрий Павликов
Фестиваль «Архстояние» в Никола-Ленивце. Фотография © Дмитрий Павликов

Как признался Антон Кочуркин, жилые дома стали для фестиваля настоящим вызовом, ведь в рамках «Архстояния» никогда прежде не создавалась «полезная архитектура». Но несмотря на все трудности, включая постоянные дожди, мешавшие реализовывать проекты, все получилось. Дома надолго заняли свое место в парке. И органичность их существования в природном окружении перестала вызывать какие-либо сомнения, когда на предзакатный Никола-Ленивец опустился молочно-белый туман, растушевал все острые углы и стер все вопросительные знаки.
 

25 Июля 2017

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.