Любовь и ненависть: деревянное строительство в Финляндии и России

Отчет от встрече финских и российских архитекторов, проведенной журналом «Проект Балтия».

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
Участниками открытых лекций и обсуждений стали руководители финских бюро, которые много проектируют и строят из дерева: Helin & Co, Kirsti Sivén & Asko Takala, Konkret. С российской стороны – главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев, руководитель «Студии 44» Никита Явейн, историк архитектуры Михаил Мильчик, а также представитель девелоперов – Алиса Тимошина, генеральный директор компании «Город 22». Генеральный консул Финляндии в Санкт-Петербурге Анне Ламмила сказала в приветственном слове, что мы живем в уникальное время возрождения деревянной архитектуры, что позднее подтвердили презентации зарубежных архитекторов. Но можно ли говорить о ренессансе дерева в России?
***
 
По словам главного редактора журнала «Проект Балтия» Владимира Фролова, в отличие от нас, у финнов дерево никогда не было выключено из архитектурной практики. Сегодня в Финляндии из дерева строят все: многоквартирные дома, офисные здания, школы, бутики и рестораны. И это при том, что государство начало поощрять деревянное строительство не так давно, в середине 2000-х годов. До этого существовал ряд ограничений, связанных с высотностью и требованиями пожарной безопасности, а еще, по словам руководителя бюро Kirsti Sivén & Asko Takala Аско Такала, дерево было непопулярно среди старшего поколения: традиционно оно ассоциировалось с бедностью и отсутствием удобств. Сегодня отношение к дереву иное: «это классический, эксклюзивный материал, золото в руках, которое нужно правильно использовать». Оно дешево, экологично, очень выразительно и человечно.
Участники круглого стола «Деревянная архитектура: возвращение в город». Фотография предоставлена журналом «Проект Балтия»
Главный архитектор проектов Helin & Co Мариитта Хелинева и руководитель российских проектов Helin & Co Елизавета Паркконен. Фотография предоставлена журналом «Проект Балтия»
Жилой дом Harjunkulma в городе Йювяскюля, 2007-2014, бюро Kirsti Sivén & Asko Takala. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Представители одного из самых старых и больших в Финляндии архитектурных бюро Helin & Co показали свои масштабные проекты: модульный офис для компании Finnforest, почти полностью выполненный из дерева и самый большой в своей типологии в Европе; многофункциональный центр Metsatapiola с огромными деревянными колоннами и сложными гнутыми структурами, а также новый корпус здания парламента с деревянными конференц-залами. В этом же ряду можно упомянуть проект бюро Lukkaroinen Architects: школу в Пудасъярви на 800 человек, которая стала самой большой деревянной школой в стране.
Головной офис компании Мется Эспоо, Финляндия, 2012/2013, Helin & Co. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»
Конференц-зал пристройки к зданию парламента Финляндии Хельсинки, 2004, Helin & Co. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Бюро Konkret продемонстрировало работу с деревом в жилых зданиях, интерьерах и малых формах: оно смотрится органично как в хостеле, так и в бутике Louis Vuitton, как в книжном магазине, так и в банном комплексе. Аско Такала показал, что строительство из дерева действительно может быть и дорогим, но может быть и очень дешевым: по его проекту строится социальное жилье из деревянных «полуфабрикатов». Также дерево хорошо вписывается в природный ландшафт и сложившуюся застройку. Аско Такала рассказал, что в Хельсинки деревянными элементами надстраивают не только исторические, но и современные здания, а архитекторы Helin & Co показали проект деревянной сауны на крыше офисного здания, которая стала настолько популярной для проведения переговоров, что работает почти круглосуточно.
Жилые дома Arabian Ateljeeasunnot по проекту бюро Konkret, 2008. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»
Интерьер жилых домов Arabian Ateljeeasunnot по проекту бюро Konkret, 2008. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Известно, что и к деревянному наследию финны относятся трепетно. На встрече упомянули ежегодный и очень популярный Фестиваль старинных домов в городе Ловийса, во время которого хозяева открывают двери для всех. Государство дает лишь небольшую поддержку тем, кто решил купить и отреставрировать старый дом, также существует специальный отдел, который консультирует владельцев в выборе цвета и материалов. Но главное – люди сами хотят заботиться о деревянных домах с историей. Кроме того, Аско Такала рассказал о чертежах, которые архитекторы создавали в послевоенное время для обычных людей, чтобы те могли позволить себе построить жилье из дерева сами. Эти проекты нередко используются и сегодня.
Социальное жилье по проекту бюро Kirsti Sivén & Asko Takala. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

После оды, спетой финнами дереву, слово предоставили главному архитектору Санкт-Петербурга Владимиру Григорьеву. Он напомнил, что петербургская деревянная архитектура стала каменной через брандмауэры, что заказчик меняет дерево на кирпич чаще всего из-за цены, а горожанам не нравится жить в домах, похожих на деревянные. И вообще, так ли экологично клееное или пропитанное химикатами дерево? Он хотел бы видеть в городе образцы деревянной архитектуры, но только не в центре, либо в виде временных конструкций.

Руководитель «Студии 44» Никита Явейн, напротив, считает, что Россия привыкла жить в дереве, и все здесь, не только архитекторы, имеют навыки работы с ним. Деревянный дом честный и человеческий, его легко делать, его декоративность понятна. И многие сейчас хотят жить в дереве, хоть и боятся его. По словам Никиты Явейна, дерево если и выходит дороже при строительстве, разница часто нивелируется через несколько лет за счет более дешевой эксплуатации. Вопреки расхожему мнению, пожароуйстойчивые показатели дерева лучше, чем у металла: оно горит дольше, металл же быстро деформируется. Пожалуй единственное его слабое место – это уязвимость перед биопоражениями. Однако система нормирования у нас «фантастическая по ненависти к дереву» и побороть ее очень сложно, – резюмировал Никита Явейн.
Интерьер хостела, разработанный бюро Konkret и студентами Университета Аалто. Изображение предоставлено журналом «Проект Балтия»

Впрочем, деревянных проектов у «Студии-44» много: начиная от интерьера собственного офиса («так было дешевле всего») и заканчивая клееным куполом 110 м в диаметре, который удалось согласовать во всех инстанциях. Отель «Новый Петергоф» был первым сданным объектом с деревянной облицовкой в России. Среди других проектов: музей науки и техники в Томске, школа дзюдо им. А.С. Рахлина, реставрация особняка Ю.К. Добберт.

Поскольку на встрече кроме Никиты Явейна не было практикующих российских архитекторов, могло сложиться впечатление, что с деревом в городе и области больше никто и не связывается. Так что Владимир Фролов упомянул туристический комплекс Верхние Мандроги, а также проект общественного пространства для береговой полосы Петропавловской крепости, разработанный несколько лет назад инициативной группой специалистов.Также в новом выпуске журнала «Балтия», посвященном дереву, представлен проект «дома у моря» архитектурного бюро «ХВОЯ» и объекты фестиваля «Древолюция» 2016 года, поселившиеся в парке Лесотехнического университета.

Михаил Мильчик справедливо заметил, что отсутствие интереса в современном российском строительстве к дереву отражается и в отношении к деревянному наследию. Только двадцать шесть деревянных объектов в Петербурге находятся под государственной охраной, остальное горит или разрушается естественным образом. По его прогнозу, через десять-пятнадцать лет и это исчезнет, хотя еще недавно стояли сотни деревянных домов.
Михаил Мильчик. Фотография предоставлена журналом «Проект Балтия»

Никита Явейн напомнил, что сейчас разрабатывается государственная программа «памятник за рубль», в соответствии с которой исторический дом можно оформить в собственность после проведения полного цикла реставрационных работ. По его словам, в Москве это работает, а в Петербурге, из-за более щепетильного подхода к реставрации, – пока что нет.

Алиса Тимошина, компания которой возводит в Лисьем носу малоэтажный жилой комплекс «Прибрежный квартал», обозначила еще одну проблему: сложно найти хороших отечественных поставщиков деревянных материалов, многие находятся на стадии банкротства.

Дискуссия завершилась на позитивной для перспектив деревянного строительства ноте: вспомнили, что недавно Министерство промышленности и торговли решило, что тридцать процентов всех зданий, которые строятся за счет федерального бюджета, должны быть выполнены из дерева. Кроме того, прошел слух, что в ближайшее время будет снято ограничение на строительство зданий из дерева высотой не более двух этажей.
 

01 Июня 2017

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.