Евгений Асс: «Важна мотивация и широкий культурный кругозор»

Архитектурная школа «МАРШ» открывает в 2015 году набор студентов на степень бакалавра. Ректор школы Евгений Асс рассказал нам о причинах такого решения и новой программе подготовки.

Беседовала:
Анна Старостина

22 Декабря 2014
mainImg
Архи.ру:
Открытие бакалавриата – запланированный этап развития школы?

Евгений Асс:
Мы собирались создавать бакалавриат в МАРШе, но сделали это несколько раньше, чем планировали. Причин для такого шага две. Во-первых, мы столкнулись с проблемой адаптации студентов, прошедших российскую подготовку на уровне бакалавра, к программе нашей магистратуры. Базовое образование, которое они получают в российских школах, несколько отличается (причем, на мой взгляд, не в лучшую сторону) от принятого в Европе стандарта обучения. Студенты не обладают ни достаточным уровнем самостоятельности, ни необходимым исследовательским опытом, не склонны к анализу. В результате первые этапы нашей магистратуры даются им слишком трудно. Вторая причина более комплексная. Как показывает опыт, в России магистерская степень не слишком востребована. Связано это, прежде всего, с отсутствием профессионального лицензирования. В большинстве стран мира уровень «мастера» дает по окончании института более широкий круг профессиональных возможностей. В России лицензии получают организации, и эти лишние два года, тем более за свой счет, многим кажутся просто бессмысленными. В результате, несмотря на серьезную рекламу и хорошую репутацию, конкурс к нам в магистратуру оказался небольшим. Так происходит практически во всех подобных школах: на бюджетные места желающие находятся, а на платные претендентов все меньше и меньше. Кроме того, чтобы создать наполненную образовательную среду, нужно больше людей. Сейчас МАРШ – школа слишком камерная, всего 50 студентов. Мы планируем дополнительно набирать по 50 человек в год на программу бакалавра, то есть всего около 200 мест. Возникнет совершенно другая, более динамичная творческая атмосфера. Наконец, такие цифры соответствуют и нашим представлениям о финансовом успехе проекта.

В чем принципиальное отличие вашей программы от традиционного российского архитектурного образования?

Начнем с того, что наш бакалавриат занимает всего три года, а не пять, как, к примеру, в МАРХИ. Два года – очень существенная разница. За счет чего удалось сделать программу плотнее? Во-первых, мы в большей степени полагаемся на самостоятельность студентов. И это очень важно. Во-вторых, многие дисциплины традиционно изучаются в наших архитектурных вузах в довольно большом объеме, но в профессиональной жизни почти не используются. Например, высшая математика или большой курс теоретической механики. Причем все эти дисциплины обязательные, по всем надо сдавать зачеты. В результате нагрузка – и физическая и эмоциональная – большая, а отдача низкая. У нас все шесть семестров строятся на основании 4 базовых модулей (блоков знаний и навыков, которые осваиваются студентом в течение года или семестра): проектирование, профессиональные навыки, гуманитарные и технические знания. Каждый модуль оценивается определенным количеством зачетных единиц или кредитов. Каждый год программа усложняется. Сначала студенты решают относительно простые проектные задачи, причем в основном вручную. На второй год добавляются компьютерное проектирование и так называемая «цифровая культура». На третий год увеличивается количество проектных часов, исследований и выполняется дипломная работа. Уровень подготовки, который мы намерены дать, будет точно не ниже, чем у наших коллег в Лондоне и в других российских университетах. Результат достигается за счет напряженности и большей эффективности всего образовательного процесса.

Студенты смогут совмещать учебу с подработкой?

Это совершенно исключено. У нас есть одна очень важная установка, на которой мы настаивали, когда создавали магистратуру: студент сам приходит учиться, это его выбор. Он сильно мотивирован на получение знаний. Если он не готов к этому – будем вынуждены с ним расстаться, не будем мучить его и мучиться сами. Опыт английских коллег показывает, что далеко не все выдерживают первый год, даже при искреннем желании, слишком велико напряжение и спрос большой.

Программы обучения на степень бакалавра авторские или заимствованные у ваших британских коллег из London Metropolitan University?

Конечно, мы опираемся на опыт наших лондонских коллег, но никто нам не диктует, каким именно образом нужно достигать поставленных образовательных целей. Возможностей для маневра вполне достаточно. Каждый модуль имеет четкое описание: что студент должен знать и уметь по его завершении. Причем у нас же нет зачетов и экзаменов в традиционном понимании. Есть отчетный материал, результаты работы студента за семестр или год, которые невозможно подготовить за три дня, как ответы на экзаменационные вопросы. На их основании приглашенные эксперты, как английские, так и российские, принимают решение, в какой мере студент овладел необходимыми навыками. С одной стороны, такой подход позволяет максимально объективно оценить знания, с другой стороны, у преподавателей школы достаточно свободы для внедрения собственных программ. Конечно, они должны быть одобрены нашими коллегами из Лондона, но пока с этим не возникало проблем. Все прекрасно понимают, что у нас совершенно по-другому устроено школьное образование, вообще несколько иная социально-культурная организация. Техническую сторону образования будет вести профессор Института устойчивого развития в Штутгарте Вернер Зобек. Это очень высокий уровень. За теоретический курс отвечают Сергей Ситар и Оксана Саркисян. Проектный цикл курирует Наринэ Тютчева. Будет много приглашенных иностранных гостей, будут и российские практикующие архитекторы, включая и младшее поколение, наши выпускники в том числе.

Кого вы видите в числе студентов бакалавриата?

Для начала отмечу, что мы не собираемся проводить селекцию абитуриентов на основании традиционных экзаменов по рисунку и черчению. Опыт работы в МАРХИ показывает, что умение рисовать античные статуи не является достаточным основанием для занятия архитектурой. Как мы видим нашего студента? Как я уже говорил, важна мотивация и, конечно, широкий культурный кругозор, интерес к архитектуре, творческие способности – не обязательно связанные с умением рисовать. Отбор будет состоять из оценки портфолио и собеседования. Требования к портфолио прозрачны, в нем должно быть абсолютно все, что абитуриент умеет делать в творческом плане к моменту поступления: рисунки, поделки, подарки близким, фотографии, видео, вышивка и т.д. Мы хотим видеть не результат многочасовых штудий, а попытки какой-то творческой самореализации. Собеседование, на мой взгляд, важнейшая часть вступительных испытаний, которой в наших вузах почему-то пренебрегают. Важно понять, что из себя представляет человек. Почему он решил заниматься архитектурой? Почему пришел именно к нам? Каковы его культурные интересы? Что читает? Какие фильмы смотрит? Какую музыку слушает? Имеет ли какое-то представление об истории искусства? Как видит себя в общекультурном процессе? Не последнюю роль будет играть уровень владения английским языком. У нас много иностранных преподавателей, лекции которых не переводятся, приезжают из-за границы и студенты. Наших абитуриентов мы видим среди выпускников художественных школ и архитектурных студий, колледжей, в частности и среди тех, кто не прошел в МАРХИ по конкурсу. Чтобы облегчить им подготовку, мы организуем в августе – сентябре месячный интенсивный курс, на котором представится возможность познакомиться с разными профессиональными техниками: живописью, графикой, макетированием, черчением. По итогам этого курса абитуриент сможет сформировать портфолио. И, пройдя собеседование и отдохнув две-три недели, приступить с новыми силами к занятиям.
 
zooming
Евгений Асс. Фотограф © Антон Демидов / Британская высшая Школа Дизайна


0

22 Декабря 2014

Беседовала:

Анна Старостина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.