Ирина Коробьина: Мы хотим, чтобы музей давал общее представление об архитектуре России

Директор ГНИМА им. А.В.Щусева – о грядущем 80-летии музея, его обновлении, доме Мельникова и судьбе музейного кластера в Москве.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

19 Марта 2014
mainImg
Архи.ру:
Ирина, одним из самых ожидаемых событий, приуроченных к 80-летию музея архитектуры, бесспорно, является создание Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых, который станет филиалом ГНИМА им. А.В.Щусева. Означает ли этот шаг, что в многолетней истории с разбирательствами вокруг знаменитого дома Мельникова наконец-то найден компромисс?

Ирина Коробьина:
Мы очень надеемся открыть филиал в этом году, Министерство культуры РФ уже издало приказ о внесении изменений в устав нашего музея. Филиал будет иметь двухчастную структуру, и сначала свои двери откроет лишь та его часть, которая находится на Воздвиженке. Напомню, сын великого архитектора, Виктор Мельников, завещал государству и свое право собственности на Дом, и уникальную коллекцию документов и произведений искусства, но ввести это наследие в культурный оборот можно только при соблюдении важного условия: должен быть создан государственный музей отца и сына Мельниковых и для него должно быть выделено дополнительное помещение вблизи Дома Мельникова. Воздвиженка, где удалось изыскать и выделить строение подходящих параметров, находится от Кривоарбатского переулка в 15-минутной пешеходной доступности: в условиях современной Москвы это, безусловно, вблизи. В филиале будут демонстрироваться произведения Константина Мельникова, появится своя постоянная экспозиция, посвященная великому архитектору и его эпохе, истории создания легендарного Дома, также будет отдельный раздел, рассказывающий о творчестве Виктора Константиновича. И хочу подчеркнуть, что этот раздел появится не только потому, что так завещал сын Мельникова. Ведь он был и хранителем Дома, и художником, который родился, вырос и творчески сформировался именно в этом Доме. Его творчество – часть идентичности уникального сооружения, и игнорировать этот факт кажется мне несправедливым. Сам же Дом станет главным объектом показа, но, естественно, лишь после проведения научной реставрации.

Уже понятно, когда может начаться реставрация?

Пока понятно лишь то, что наконец-то появились государственные гарантии, что рано или поздно это произойдет. К сожалению, конфликт между наследниками продолжается, и это невероятно тормозит весь процесс, поскольку финансирование не может быть открыто в ситуации судебных разбирательств. Без этого невозможно, непрофессионально, да и незаконно начинать разработку проекта научной реставрации памятника. Отсчет сроков спасения памятника и его музеефицирования начнется с момента обеспечения в него беспрепятственного доступа для специалистов. После описи мемориальной обстановки и проведения всех необходимых обследований будет разработан проект научной реставрации, который обязан пройти все согласования, и лишь затем начнется сам процесс реставрации, который, безусловно, потребует огромных средств и привлечения лучших специалистов мира. Говорить о том, что дело сдвинулось с мертвой точки можно лишь после того, как будут созданы условия для нормальной работы специалистов и, в первую очередь, сотрудников Музея архитектуры, являющегося сегодня единственным легитимным и ответственным представителем единственного законного собственника – Российской Федерации.

Есть ведь и другие объекты Константина Мельникова, к решению проблем которого музей планирует подключиться? Например, гараж на Новорязанской улице. Одно время Вы даже говорили о том, что гараж мог бы стать филиалом ГНИМА.

Я говорила о том, что это было бы стратегически грамотное и очень эффективное решение. Еще в мае прошлого года архитектурная общественность обратилась в Правительство России с идеей превратить гараж архитектора Мельникова на Новорязанской улице в филиал нашего музея, где разместились бы наши фонды по авангарду и советской архитектуре ХХ века. Во-первых, таким образом мы бы спасли уникальный памятник эпохи конструктивизма, во-вторых, дали бы музею возможность показать фантастические коллекции, в-третьих, смогли бы создать полноценный центр авангардной архитектуры, притягательный для всего мира. Наконец, это позволило бы московским властям выполнить свое обещание и компенсировать Музею архитектуры им. А.В. Щусева отчужденные вместе с Донским монастырем 8500 квадратных метров. Верю я и в то, что превращение гаража на Новорязанской в мощный культурный центр мирового уровня дало бы импульс развития всей окружающей территории. Вспомните, как с появлением Tate Modern преобразилaсь маргинальная территория южного берегa Темзы. В Москве уже существует и активно продвигается проект создания «Арт-квартала», некоего подобия лондонского Сохо. Туда в числе других уже существующих и проектируемых арт-пространств попадает и Мельниковский гараж. Но его превращение в центр Русского Авангарда пока только мечта. Хотя, как известно, «мысль материальна»…

Музей участвует и в сохранении немосковской постройки Константина Мельникова – клуба в Ликино-Дулево?

Некоторое время назад к нам обратился глава администрации Ликино-Дулево и попросил помочь создать в мельниковском клубе музейное пространство. По видению администрации, оно займет лишь часть здания, но может стать важным культурным центром Подмосковного города. Для реализации этой идеи городской администрации нужно решить вопросы собственности, финансирования и т.д. Если все «срастется», мы с удовольствием поможем – материалами, архитекторами, кураторами. Вообще, признаюсь, меня вдохновляет этот сюжет – то, что подобная инициатива исходит от чиновников, внушает оптимизм.

И, завершая тему авангарда, хочу также спросить о знаменитом здании фабрики-кухни в Самаре, которое не так давно было передано Самарскому филиалу ГЦСИ, и именно ГНИМА стал куратором той части постоянной экспозиции, которая будет посвящена архитектуре здания. Как продвигается эта работа?

Есть распоряжение Министерства культуры о том, что наш музей должен создать там экспозицию, посвященную истории здания и ее автору архитектору Екатерине Максимовой. В настоящее время мы ждем внятного задания, включая четкие параметры выделяемого под экспозицию пространства, и готовы приступить к работе. Когда откроется эта экспозиция? Сначала необходимо привести в порядок самое здание. А ведь оно гигантское и было очень сильно перестроено в 1930-е годы. Обратный процесс, думаю, займет годы. Но я не сомневаюсь в способности ГЦСИ довести его до ума. Надеюсь, что в обозримом будущем в Самаре появится эта партнерская площадка, куда мы будем присылать свои выставки, посвященные авангарду. И что самарский центр станет партнером нашего филиала – музея Константина и Виктора Мельниковых, который, в свою очередь, со временем превратится в мировой очаг трансляции авангардной культуры, во что я твердо верю.

А какова судьба Музейного кластера около Кремля?

Мы инициировали проведение конкурса на концепцию развития нескольких кварталов вокруг здания нашего музея. Это решение напрашивалось само собой: ведь, с одной стороны, здесь, у стен Кремля, историческая среда сама по себе является «музеем архитектуры под открытым небом», а с другой – это совсем не дружелюбная территория, где и гулять-то не хочется. Иными словами, территория обладает колоссальным культурным потенциалом, который сегодня напрочь игнорируется. Организовав конкурс концепций ее развития, мы получили 30 проектов. Это само по себе дорогого стоит: конкурс был бесплатным и, в частности, показал, что многим архитекторам по-настоящему не безразлична судьба московского центра. Результаты мы представили Министерству культуры и Правительству Москвы. Теперь дело за судьбоносными решениями и за способностью культурного сообщества их добиваться. Если идея овладеет умами, мы готовы на добровольных началах продвигать ее и дальше, поскольку в ней заключен огромный синергетический эффект. Важно также, чтобы общественное сознание было готово к ее правильному восприятию. Помню, когда я первый раз сделала презентацию идеи музейного кластера, кто-то увидел в ней попытку приватизировать близлежащие подземные переходы. С одной стороны, смешно, а с другой, знаете, каждый раз, когда я иду в Кремль, невольно вспоминаю Лувр и вход в него из метро через подземку Карусель де Лувр. Чем наши музеи хуже? Почему бы действительно не превратить эти колоссальные пространства в общественно-культурные? Управлять ими ни один музей, конечно, не способен – для этого нужны специалисты другого профиля. Но если их культурное преображение начнется, от этого выиграют и все музеи, попадающие в «зону влияния», и город в целом. И с музейным кластером, по большому счету, дело обстоит так же: мы дарим идею обществу и начальству, а дальше дело за вами... Кстати, Миланский политехнический университет очень заинтересовался этим сюжетом: я в прошлом году читала там лекцию про стратегии развития Музея архитектуры, в частности, про идею кластера, и теперь они делают сразу несколько дипломных проектов на тему музейного кластера в центре Москвы. 
Ирина Коробьина © ГНИМА им А.В.Щусева
Музей архитектуры © ГНИМА им А.В.Щусева

Расскажите, пожалуйста, о тех проектах, которые музей готовит специально к своему юбилею.

Конечно, мы приготовили насыщенную выставочную программу, но еще более важной в контексте юбилея мне кажется оптимизация использования музейных пространств. Сюда также относится обновление музейного интерфейса: реконструкция нашего сайта, создание фирменного стиля, навигации. У нас уже появился собственный шрифт, разработанный Тагиром Сафаевым. В этом году мы надеемся осуществить давнишнюю идею – сделать главный вход в музей не с Воздвиженки, а со Староваганьковского переулка. С учетом многочастной структуры музея, это было бы логично, ведь человек, впервые попадающий к нам с Воздвиженки, порой даже не догадывается о том, что существуют также флигель «Руина» и Аптекарский приказ. Да и сам вход с улицы совсем недружелюбен: узкий тротуар, мощный поток транспорта, в плохую погоду брызги летят прямо на посетителей. Мы работаем над тем, чтобы превратить двор музейного комплекса в «скульптурный дворик» – многофункциональное распределительное фойе под открытым небом с городской и садово-парковой скульптурой из наших фондов. Авторы этого проекта – бюро «Народный архитектор» – разработали также навигацию для всего музейного пространства с цветовым кодированием: двор будет оснащен красными указателями, главный дом усадьбы – белыми, а руина – черными. Там же, во дворе, уже весной появится экспозиционный стеллаж (проект бюро Fast) для фрагментов чугунного литья с Триумфальной арки, реализацию которого профинансировало Министерство культуры РФ. Важным этапом оптимизации музейного пространства стало преображение анфилады главного здания. Сегодня мало кто догадывается, что на самом деле анфилада закольцована: залы, выходящие во двор, всегда использовались как склад. Теперь мы их расчистили и планируем открыть там постоянную экспозицию. Уже сейчас в режиме постоянного экспонирования показываем модель Большого кремлевского дворца, и намерены всю освобожденную площадь (а это 600 кв.м.) отвести под демонстрацию великих проектов России.
Главный фасад Музея Архитектуры © ГНИМА им А.В.Щусева

Иными словами, постоянная экспозиция музея будет носить общеобразовательный, если не сказать, популистский характер?
Мы считаем, что музей должен давать общее представление об архитектуре России, причем не профессионалам, а всему населению. Повышать уровень архитектурной культуры всего российского сообщества – важная миссия музея, продекларированная в свое время его основателем, крупнейшим архитектором ХХ в. Алексеем Щусевым. Этот посыл никогда не потеряет актуальность, ведь от него во многом зависит наш общий уровень и образ жизни.

А какие выставки музей приготовил специально к своему юбилею?

Серия юбилейных экспозиций на самом деле уже началась. Программу юбилейного года открыла 18 февраля выставка «Под сводами русского храма», посвященная скульптуре столичных и провинциальных храмов XVII–XIX веков. Для нас она символична, ведь под сводами Большого Собора Донского монастыря начинался Музей Всесоюзной Академии архитектуры в 1934 г., от которого мы и ведем отсчет юбилейной даты. Также среди многообещающих проектов, стартующих осенью, назову выставку, посвященную Олимпийскому строительству в России (куратор Олег Харченко), и кураторский проект Сергея Чобана под рабочим названием «Наше все» – он представит выдающиеся проекты советских архитектурных конкурсов. А 29 мая мы откроем выставку, которую условно называем New Look Музея Архитектуры, на ней будут показаны главные новации музейного пространства.
Концепция создания скульптурного дворика. Проект бюро «Народный архитектор» © ГНИМА им А.В.Щусева

Начнется ли в обозримом будущем научная реставрация музея, о необходимости которой Вы говорите с момента своего назначения директором ГНИМА?

Принимая музейные дела, я действительно была уверена, что она начнется буквально со дня на день. Состояние музея было таково, что его закрытие на реставрацию казалось неизбежным. Но… теперь мы осознали буддистскую истину, что «завтра – это сегодня» и стараемся ни на кого не надеясь, поменьше строить долгосрочных крупномасштабных планов и сосредоточить усилия на каждодневных нуждах. Мы очень признательны Минкультуры за любую оказываемую помощь, но рассчитываем главным образом на себя и действуем малыми шагами, стараясь привлекать спонсоров. Кстати, главные мероприятия по оптимизации музейного пространства мы проводим на спонсорские средства.

Что же касается реставрации… В этом году наш музей стал партнером российско-итальянского образовательного проекта «Scuola di Restauro», проходящего под эгидой ЮНЕСКО. В его рамках профессиональные реставраторы могут бесплатно узнать о технологиях и методах, применяемых сегодня в Италии. Помимо теоретического курса слушатели пройдут и практику, итогом которой станет дипломная работа – проект научной реставрации нашего флигеля «Руина». Его мы планируем со временем согласовать и реализовать. Российское законодательство подвигает приводить руинированные памятники «к первоначальному облику», то есть плодить новоделы. Музей архитектуры в силу своей профессиональной принадлежности просто обязан дать пример культурной реставрации, отвечающей требованиям Венецианской Хартии. Наша задача не бороться со следами времени, а фиксировать их. Конечно, необходимо создать в здании музейный климат, закрыть щели, но при этом очень важно максимально сохранить его подлинный характер, сложившийся исторически. И, как нам кажется, теперь у нас появилась на это реальная надежда. Кстати, на первом этаже «Руины», где сохранились фантастической красоты своды, мы планируем сделать экспозицию белокаменной скульптуры из наших фондов, которую никто не видел уже больше 30 лет.
Скульптура из собрания музея © ГНИМА им А.В.Щусева
zooming
Дом Талызиных. Анфилада парадных залов. Постоянная экспозиция 1947 © ГНИМА им А.В.Щусева


19 Марта 2014

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.