Ирина Коробьина: Мы хотим, чтобы музей давал общее представление об архитектуре России

Директор ГНИМА им. А.В.Щусева – о грядущем 80-летии музея, его обновлении, доме Мельникова и судьбе музейного кластера в Москве.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
0 Архи.ру:
Ирина, одним из самых ожидаемых событий, приуроченных к 80-летию музея архитектуры, бесспорно, является создание Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых, который станет филиалом ГНИМА им. А.В.Щусева. Означает ли этот шаг, что в многолетней истории с разбирательствами вокруг знаменитого дома Мельникова наконец-то найден компромисс?

Ирина Коробьина:
Мы очень надеемся открыть филиал в этом году, Министерство культуры РФ уже издало приказ о внесении изменений в устав нашего музея. Филиал будет иметь двухчастную структуру, и сначала свои двери откроет лишь та его часть, которая находится на Воздвиженке. Напомню, сын великого архитектора, Виктор Мельников, завещал государству и свое право собственности на Дом, и уникальную коллекцию документов и произведений искусства, но ввести это наследие в культурный оборот можно только при соблюдении важного условия: должен быть создан государственный музей отца и сына Мельниковых и для него должно быть выделено дополнительное помещение вблизи Дома Мельникова. Воздвиженка, где удалось изыскать и выделить строение подходящих параметров, находится от Кривоарбатского переулка в 15-минутной пешеходной доступности: в условиях современной Москвы это, безусловно, вблизи. В филиале будут демонстрироваться произведения Константина Мельникова, появится своя постоянная экспозиция, посвященная великому архитектору и его эпохе, истории создания легендарного Дома, также будет отдельный раздел, рассказывающий о творчестве Виктора Константиновича. И хочу подчеркнуть, что этот раздел появится не только потому, что так завещал сын Мельникова. Ведь он был и хранителем Дома, и художником, который родился, вырос и творчески сформировался именно в этом Доме. Его творчество – часть идентичности уникального сооружения, и игнорировать этот факт кажется мне несправедливым. Сам же Дом станет главным объектом показа, но, естественно, лишь после проведения научной реставрации.

Уже понятно, когда может начаться реставрация?

Пока понятно лишь то, что наконец-то появились государственные гарантии, что рано или поздно это произойдет. К сожалению, конфликт между наследниками продолжается, и это невероятно тормозит весь процесс, поскольку финансирование не может быть открыто в ситуации судебных разбирательств. Без этого невозможно, непрофессионально, да и незаконно начинать разработку проекта научной реставрации памятника. Отсчет сроков спасения памятника и его музеефицирования начнется с момента обеспечения в него беспрепятственного доступа для специалистов. После описи мемориальной обстановки и проведения всех необходимых обследований будет разработан проект научной реставрации, который обязан пройти все согласования, и лишь затем начнется сам процесс реставрации, который, безусловно, потребует огромных средств и привлечения лучших специалистов мира. Говорить о том, что дело сдвинулось с мертвой точки можно лишь после того, как будут созданы условия для нормальной работы специалистов и, в первую очередь, сотрудников Музея архитектуры, являющегося сегодня единственным легитимным и ответственным представителем единственного законного собственника – Российской Федерации.

Есть ведь и другие объекты Константина Мельникова, к решению проблем которого музей планирует подключиться? Например, гараж на Новорязанской улице. Одно время Вы даже говорили о том, что гараж мог бы стать филиалом ГНИМА.

Я говорила о том, что это было бы стратегически грамотное и очень эффективное решение. Еще в мае прошлого года архитектурная общественность обратилась в Правительство России с идеей превратить гараж архитектора Мельникова на Новорязанской улице в филиал нашего музея, где разместились бы наши фонды по авангарду и советской архитектуре ХХ века. Во-первых, таким образом мы бы спасли уникальный памятник эпохи конструктивизма, во-вторых, дали бы музею возможность показать фантастические коллекции, в-третьих, смогли бы создать полноценный центр авангардной архитектуры, притягательный для всего мира. Наконец, это позволило бы московским властям выполнить свое обещание и компенсировать Музею архитектуры им. А.В. Щусева отчужденные вместе с Донским монастырем 8500 квадратных метров. Верю я и в то, что превращение гаража на Новорязанской в мощный культурный центр мирового уровня дало бы импульс развития всей окружающей территории. Вспомните, как с появлением Tate Modern преобразилaсь маргинальная территория южного берегa Темзы. В Москве уже существует и активно продвигается проект создания «Арт-квартала», некоего подобия лондонского Сохо. Туда в числе других уже существующих и проектируемых арт-пространств попадает и Мельниковский гараж. Но его превращение в центр Русского Авангарда пока только мечта. Хотя, как известно, «мысль материальна»…

Музей участвует и в сохранении немосковской постройки Константина Мельникова – клуба в Ликино-Дулево?

Некоторое время назад к нам обратился глава администрации Ликино-Дулево и попросил помочь создать в мельниковском клубе музейное пространство. По видению администрации, оно займет лишь часть здания, но может стать важным культурным центром Подмосковного города. Для реализации этой идеи городской администрации нужно решить вопросы собственности, финансирования и т.д. Если все «срастется», мы с удовольствием поможем – материалами, архитекторами, кураторами. Вообще, признаюсь, меня вдохновляет этот сюжет – то, что подобная инициатива исходит от чиновников, внушает оптимизм.

И, завершая тему авангарда, хочу также спросить о знаменитом здании фабрики-кухни в Самаре, которое не так давно было передано Самарскому филиалу ГЦСИ, и именно ГНИМА стал куратором той части постоянной экспозиции, которая будет посвящена архитектуре здания. Как продвигается эта работа?

Есть распоряжение Министерства культуры о том, что наш музей должен создать там экспозицию, посвященную истории здания и ее автору архитектору Екатерине Максимовой. В настоящее время мы ждем внятного задания, включая четкие параметры выделяемого под экспозицию пространства, и готовы приступить к работе. Когда откроется эта экспозиция? Сначала необходимо привести в порядок самое здание. А ведь оно гигантское и было очень сильно перестроено в 1930-е годы. Обратный процесс, думаю, займет годы. Но я не сомневаюсь в способности ГЦСИ довести его до ума. Надеюсь, что в обозримом будущем в Самаре появится эта партнерская площадка, куда мы будем присылать свои выставки, посвященные авангарду. И что самарский центр станет партнером нашего филиала – музея Константина и Виктора Мельниковых, который, в свою очередь, со временем превратится в мировой очаг трансляции авангардной культуры, во что я твердо верю.

А какова судьба Музейного кластера около Кремля?

Мы инициировали проведение конкурса на концепцию развития нескольких кварталов вокруг здания нашего музея. Это решение напрашивалось само собой: ведь, с одной стороны, здесь, у стен Кремля, историческая среда сама по себе является «музеем архитектуры под открытым небом», а с другой – это совсем не дружелюбная территория, где и гулять-то не хочется. Иными словами, территория обладает колоссальным культурным потенциалом, который сегодня напрочь игнорируется. Организовав конкурс концепций ее развития, мы получили 30 проектов. Это само по себе дорогого стоит: конкурс был бесплатным и, в частности, показал, что многим архитекторам по-настоящему не безразлична судьба московского центра. Результаты мы представили Министерству культуры и Правительству Москвы. Теперь дело за судьбоносными решениями и за способностью культурного сообщества их добиваться. Если идея овладеет умами, мы готовы на добровольных началах продвигать ее и дальше, поскольку в ней заключен огромный синергетический эффект. Важно также, чтобы общественное сознание было готово к ее правильному восприятию. Помню, когда я первый раз сделала презентацию идеи музейного кластера, кто-то увидел в ней попытку приватизировать близлежащие подземные переходы. С одной стороны, смешно, а с другой, знаете, каждый раз, когда я иду в Кремль, невольно вспоминаю Лувр и вход в него из метро через подземку Карусель де Лувр. Чем наши музеи хуже? Почему бы действительно не превратить эти колоссальные пространства в общественно-культурные? Управлять ими ни один музей, конечно, не способен – для этого нужны специалисты другого профиля. Но если их культурное преображение начнется, от этого выиграют и все музеи, попадающие в «зону влияния», и город в целом. И с музейным кластером, по большому счету, дело обстоит так же: мы дарим идею обществу и начальству, а дальше дело за вами... Кстати, Миланский политехнический университет очень заинтересовался этим сюжетом: я в прошлом году читала там лекцию про стратегии развития Музея архитектуры, в частности, про идею кластера, и теперь они делают сразу несколько дипломных проектов на тему музейного кластера в центре Москвы. 
Ирина Коробьина © ГНИМА им А.В.Щусева
Музей архитектуры © ГНИМА им А.В.Щусева

Расскажите, пожалуйста, о тех проектах, которые музей готовит специально к своему юбилею.

Конечно, мы приготовили насыщенную выставочную программу, но еще более важной в контексте юбилея мне кажется оптимизация использования музейных пространств. Сюда также относится обновление музейного интерфейса: реконструкция нашего сайта, создание фирменного стиля, навигации. У нас уже появился собственный шрифт, разработанный Тагиром Сафаевым. В этом году мы надеемся осуществить давнишнюю идею – сделать главный вход в музей не с Воздвиженки, а со Староваганьковского переулка. С учетом многочастной структуры музея, это было бы логично, ведь человек, впервые попадающий к нам с Воздвиженки, порой даже не догадывается о том, что существуют также флигель «Руина» и Аптекарский приказ. Да и сам вход с улицы совсем недружелюбен: узкий тротуар, мощный поток транспорта, в плохую погоду брызги летят прямо на посетителей. Мы работаем над тем, чтобы превратить двор музейного комплекса в «скульптурный дворик» – многофункциональное распределительное фойе под открытым небом с городской и садово-парковой скульптурой из наших фондов. Авторы этого проекта – бюро «Народный архитектор» – разработали также навигацию для всего музейного пространства с цветовым кодированием: двор будет оснащен красными указателями, главный дом усадьбы – белыми, а руина – черными. Там же, во дворе, уже весной появится экспозиционный стеллаж (проект бюро Fast) для фрагментов чугунного литья с Триумфальной арки, реализацию которого профинансировало Министерство культуры РФ. Важным этапом оптимизации музейного пространства стало преображение анфилады главного здания. Сегодня мало кто догадывается, что на самом деле анфилада закольцована: залы, выходящие во двор, всегда использовались как склад. Теперь мы их расчистили и планируем открыть там постоянную экспозицию. Уже сейчас в режиме постоянного экспонирования показываем модель Большого кремлевского дворца, и намерены всю освобожденную площадь (а это 600 кв.м.) отвести под демонстрацию великих проектов России.
Главный фасад Музея Архитектуры © ГНИМА им А.В.Щусева

Иными словами, постоянная экспозиция музея будет носить общеобразовательный, если не сказать, популистский характер?
Мы считаем, что музей должен давать общее представление об архитектуре России, причем не профессионалам, а всему населению. Повышать уровень архитектурной культуры всего российского сообщества – важная миссия музея, продекларированная в свое время его основателем, крупнейшим архитектором ХХ в. Алексеем Щусевым. Этот посыл никогда не потеряет актуальность, ведь от него во многом зависит наш общий уровень и образ жизни.

А какие выставки музей приготовил специально к своему юбилею?

Серия юбилейных экспозиций на самом деле уже началась. Программу юбилейного года открыла 18 февраля выставка «Под сводами русского храма», посвященная скульптуре столичных и провинциальных храмов XVII–XIX веков. Для нас она символична, ведь под сводами Большого Собора Донского монастыря начинался Музей Всесоюзной Академии архитектуры в 1934 г., от которого мы и ведем отсчет юбилейной даты. Также среди многообещающих проектов, стартующих осенью, назову выставку, посвященную Олимпийскому строительству в России (куратор Олег Харченко), и кураторский проект Сергея Чобана под рабочим названием «Наше все» – он представит выдающиеся проекты советских архитектурных конкурсов. А 29 мая мы откроем выставку, которую условно называем New Look Музея Архитектуры, на ней будут показаны главные новации музейного пространства.
Концепция создания скульптурного дворика. Проект бюро «Народный архитектор» © ГНИМА им А.В.Щусева

Начнется ли в обозримом будущем научная реставрация музея, о необходимости которой Вы говорите с момента своего назначения директором ГНИМА?

Принимая музейные дела, я действительно была уверена, что она начнется буквально со дня на день. Состояние музея было таково, что его закрытие на реставрацию казалось неизбежным. Но… теперь мы осознали буддистскую истину, что «завтра – это сегодня» и стараемся ни на кого не надеясь, поменьше строить долгосрочных крупномасштабных планов и сосредоточить усилия на каждодневных нуждах. Мы очень признательны Минкультуры за любую оказываемую помощь, но рассчитываем главным образом на себя и действуем малыми шагами, стараясь привлекать спонсоров. Кстати, главные мероприятия по оптимизации музейного пространства мы проводим на спонсорские средства.

Что же касается реставрации… В этом году наш музей стал партнером российско-итальянского образовательного проекта «Scuola di Restauro», проходящего под эгидой ЮНЕСКО. В его рамках профессиональные реставраторы могут бесплатно узнать о технологиях и методах, применяемых сегодня в Италии. Помимо теоретического курса слушатели пройдут и практику, итогом которой станет дипломная работа – проект научной реставрации нашего флигеля «Руина». Его мы планируем со временем согласовать и реализовать. Российское законодательство подвигает приводить руинированные памятники «к первоначальному облику», то есть плодить новоделы. Музей архитектуры в силу своей профессиональной принадлежности просто обязан дать пример культурной реставрации, отвечающей требованиям Венецианской Хартии. Наша задача не бороться со следами времени, а фиксировать их. Конечно, необходимо создать в здании музейный климат, закрыть щели, но при этом очень важно максимально сохранить его подлинный характер, сложившийся исторически. И, как нам кажется, теперь у нас появилась на это реальная надежда. Кстати, на первом этаже «Руины», где сохранились фантастической красоты своды, мы планируем сделать экспозицию белокаменной скульптуры из наших фондов, которую никто не видел уже больше 30 лет.
Скульптура из собрания музея © ГНИМА им А.В.Щусева
zooming
Дом Талызиных. Анфилада парадных залов. Постоянная экспозиция 1947 © ГНИМА им А.В.Щусева

19 Марта 2014

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Технологии и материалы
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Сейчас на главной
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.