Промзоны и конкурсы

Продолжается сбор заявок на участие в конкурсе концепций реорганизации территории завода «Серп и молот». Рассказываем о похожих конкурсах за рубежом и в Москве.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

24 Октября 2013
mainImg

Мастерская:

Latz + Partner
Комплексной реконструкцией пространств, которые еще недавно занимали производства, порты или железнодорожные узлы, сегодня озабочены практически все мегаполисы мира. Одни, как Гамбург, Нью-Йорк или Шанхай, добились на этом поприще поистине впечатляющих успехов, другие, как Москва, лишь переходят от теории к практике. Не претендуя на абсолютную полноту, мы выбрали несколько историй реорганизации промзон, оптимальный проект которых был получен с помощью конкурса. Надо сказать, для реорганизации промзон конкурсы проводятся далеко не всегда. Но в тех случаях, когда архитектурные соревнования все-таки случаются, они действительно помогают найти удачный результат: например, сохранить больше исторических построек или больше открыть для горожан.

У них

Парк в стиле индастриал / Дуйсбург, Германия, 1991
В 1991 в немецком Дуйсбурге был объявлен закрытый архитектурный конкурс на лучшее решение реорганизации громадной территории сталелитейного завода. Из вариантов пяти участников лучшим был признан проект бюро Latz + partner. В отличие от своих соперников, оно предложило сохранить большую часть индустриальных объектов –цеха, локомотивное депо, мосты и бункеры – и сделать их главной темой нового парка. Здесь были построены новые мосты, проложены пешеходные и велосипедные дорожки, высажены аллеи и рощи, организованы всевозможные площадки для активного и пассивного отдыха. Одна из доменных печей превращена в скалодром, на другой расположилась смотровая площадка, а в бывшем резервуаре для газа расположился дайвинг-центр.
Ландшафтный парк «Дуйсбург-Норд». Latz + partner. Фото с сайта landezine.com

Город-порт / Гамбург, Германия, 1997–1999
Район Хафенсити в Гамбурге – едва ли не самый известный пример успешной реконструкции промзоны в Европе. После того, как в 1997 власти города приняли решение о выводе порта на Эльбе из центра Гамбурга, почти 155 га его территории были кардинально обновлены. Программа международного конкурса, объявленного в 1999 году, предписывала создать там новый многофункциональный район, одинаково насыщенный жильем, офисами и объектами инфраструктуры, а также связать его с центром города и скоростной автодорогой и благоустроить набережные общей протяженностью 10 км. Победили в этом состязании hamburgplan и Kees Christiaanse/ASTOC, и уже в 2000 году город принял разработанный ими генплан развития Хафенсити. В основе архитектурно-планировочной идеи победителей – максимальное сохранение топографии места. Хафенсити состоит из прорезающих сушу каналов и узких длинных «языков» бывших исторических гаваней и поэтому обладает ярковыраженным «морским» характером. Этот проект позволил включить Эльбу в градостроительный контекст Гамбурга, который раньше всегда «отворачивался» от реки. На отдельные объекты Хафенсити также проводились международные конкурсы.
Хафенсити, Гамбург. Фото с сайта kcap.eu

Полуостров с видом / Осло, Норвегия, 2002
Осло расположено на берегу живописного фьорда, но доступ горожанам к воде до конца 20 века почти везде был закрыт портовыми сооружениями и верфями. Однако в 2000 году в норвежской столице стартовала масштабная программа реконструкции гавани «Город у фьорда», согласно которой полоса промзон должна превратиться в привлекательные районы с жильем, офисами, учреждениями культуры. 

Одним из первых проектов стал район Тьювхольмен, в плане напоминающий вытянутый полуостров: в 2002-м на проект его реконструкции был проведен закрытый конкурс, который выиграл маститый норвежский архитектор Нильс Торп с концепцией «Панорамный вид»: территория района был поделен на сегменты каналами, вдоль которых открываются эффектные перспективы на фьорд и центр Осло. Тьювхольмен – почти полностью пешеходная зона, вдоль воды устроены набережные и площади, кафе и магазины на первых этажах зданий дополнены выше офисами и жильем в соотношении 1:2. На выдающемся в море «носу» района устроен городской пляж и возведен музей современного искусства.
Район Тьювхольмен в Осло. Фото с сайта skyscrapercity.com

Ворота в Страну Басков / Дюранго, Испания, 2004
Архитектурные конкурсы в профессиональной среде традиционно считаются «банками идей», однако эти творческие вклады как правило остаются в хранилище идей «до востребования». Случаи, когда все финалисты состязания продолжают развивать свои проекты или вместе принимаются за новое дело, крайне редки. Испанский город Дюранго относится к счастливому исключению из правил: состоявшийся здесь в 2004 конкурс на проект нового здания штаб-квартиры EuskoTren, государственного транспортного управления Баскской области Испании, стал импульсом для масштабных архитектурных перемен, в которых задействованы все участники состязания.

Преобразования начались с городских «ворот» – железнодорожного вокзала Дюранго, куда прибывают поезда направления «Бильбао – Сан-Себастьян». Закрытый конкурс на проект этого комплекса выиграло бюро Zaha Hadid Architects, предложив кардинальное градостроительное решение – расположить железнодорожные пути под землей, а здание вокзала выполнить в виде башни, которая будет служить для перрона глубокого заложения своеобразным световым колодцем. Использование подземных пространств высвободило в самом центре Дюранго огромные площади, которые город решил зарезервировать под строительство жилья и офисов. К их проектированию и были привлечены все участники конкурса –  Эдуардо Арройо, FOA, Доминик Перро, Ercilla y Campo Arquitectura и, конечно, сама Заха Хадид.
zooming
Новый железнодорожный вокзал Дюранго. Zaha Hadid architects. Фото с сайта susaeta.net

Сады Гудзона / Нью-Йорк, США, 2007-2012
Крупнейший железнодорожный сортировочный узел Нью-Йорка располагается всего через три улицы от Мэдисон-Сквер-Гарден. Этот участок Манхэттена на протяжении десятилетий оставался последним неосвоенным куском земли на острове, пока девелоперская компания Extell Development Group не взялась за его застройку. Однако вокзал нельзя было просто ликвидировать – он нужен городу, – и потому было принято решение о перекрытии железнодорожного узла сверху. Предложенный план был прост: существующие железнодорожные ветки слегка заглубляются под землю, а сверху, на особо прочных платформах, служащих своеобразным акустическим кожухом, размещается многофункциональный комплекс Hudson Yards. В начале 2007 года был организован архитектурный конкурс на лучший мастер-план территории, в котором победило архитектурное бюро Стивена Холла. Однако в 2010-м управляющая компания сменилась  – теперь реализацией проекта занимается Related Companies, которая, в свою очередь, пригласила к разработке мастер-плана нового района бюро Kohn Pedersen Fox Associates. И если первый проект предусматривал разделение территории на два «ярда», разрезанных диагональю бульвара, то теперь на платформе над железнодорожными путями планируется построить 16 небоскребов общей площадью чуть больше 1,8 миллиона кв.м., а пространство между ними озеленить. Официальный старт строительству был дан в декабре 2012 года. 
zooming
Проект Hudson Yards. Фото с сайта kpf.com

У нас / Москва
Московские промзоны занимают территорию, общая площадь которой больше 18,8 тысяч га. Первая программа их комплексной реконструкции была принята правительством Москвы еще в 2002 году, однако ее реализация тогда так толком и не началась. Этому помешало сразу несколько обстоятельств: и дорогостоящая подготовка загрязненных земель, и сложности перебазирования предприятий на новые территории, но, главное, конфликты собственников, которых на территориях бывших заводов, как правило, десятки. Впрочем, вывод заводов и реконструкция их территорий началась, а ко времени 2008 года дала первые плоды и даже приобрела популярность. Однако проводить громкие конкурсы на реконструкцию больших и сложных территорий промзон поначалу московские заказчики как правило не решались; впрочем, архитекторов приглашали как правило самых достойных.

Без конкурса
Так, одним из первых воплощенных проектов переноса производств из Москвы стал вывод в 2008 году фабрики «Красная роза», фабрики «Красная роза» (5,89 га, градостроительная концепция – «Сергей Киселев и Партнеры»). Поначалу здесь возник, сразу ставший известным, московский центр Artplay с недорогими офисами для художников и архитекторов. Затем в 2008 году художников выселили, и в отстроенных заново корпусах поселился деловой центр «Морозов». Artplay переехал на Яузу, где освоил здания бывшего завода «Манометр» по соседству с другим арт-кластером – «Винзаводом», открытым годом ранее на территории пивоваренного завода «Московская Бавария» (проект реконструкции выполнил Александр Бродский). Еще один арт-кластер – дизайн-завод «Флакон», был обустроен в 2009 году по проекту бюро Archhelp. Впрочем, создание арт-кластеров – самый резонансный, но далеко не самый прибыльный способ реконструкции бывших заводов.
Деловой центр «Морозов». Корпус №8. Вид внутреннего двора. Проект © СКиП

Как правило на месте создают жилые и офисные кварталы. В 2012 году бюро «СКиП» завершило строительство как минимум двух деловых центров в промзонах: «Вивальди-плаза» на месте Фурнитурного завода и деловой центр на Новорязанской улице на территории завода «Мосавтотех». В последние несколько лет реконструкцией сравнительно небольших промзон также занимается московское бюро ADM architects: в прошлом году они закончили строительство первой очереди «Алкон-плаза» на месте завода «Изолятор» на Ленинградском проспекте, завершают реконструкцию бизнес-парка в Научном проезде на месте НИИ витаминов (девелопер Sminex, 36 га). Недавним событием московской архитектурной жизни стало завершение реконструкции фабрики Станиславского (2,88 га, девелопер Horus capital, бюро John McAslan + Partners). Разумеется, этот список – далеко на полный.

Между тем с начале 2000-х годов на реконструкцию промзон проводились и конкурсы. Как правило, это были совершенно не публичные, необъявленный соревнования, которые девелопер проводил «для себя», заказывая несколько проектов разным архитекторам, которые нередко узнавали о существовании «соперников» постфактум. Чаще архитекторы знали о том, что участвуют в необъявленном заказном конкурсе, но кроме участников никто об этом не знал. Уже упомянутое выше бюро «Сергей Киселев и Партнеры» сделало во второй половине 2000-х немногим меньше 10 таких проектов реконструкции промзон.

Москва / конкурсы
Завод точных измерительных приборов / 0,74 га, 2002
Один из таких небольших необъявленных конкурсов дал Москве замечательное здание «Эрмитаж-плаза». Девелопер проекта, компания Forum Properties, пришел на участок еще в 1997 году, арендовав у руководства АОЗТ «Тизприбор» одно из зданий завода, которое впоследствии было реконструировано и сдано в аренду американской компании Caterpillar. За полномасштабную реконструкцию удалось взяться лишь несколько лет спустя, и сначала компания не планировала проводить полноценный архитектурный конкурс, а ограничилась тем, что заказала проекты сразу двум бюро – «Остоженке» и мастерской «Сергей Киселев и партнеры». Однако архитекторы узнали об этом друг от друга и для того, чтобы избежать двусмысленной ситуации, фактически вынудили Forum Properties превратить заказ в конкурс. Победителем в состязании стала мастерская «Сергей Киселев и партнеры», реализовавшая на данной площадке один из своих самых интересных объектов – офисный комплекс «Эрмитаж Плаза».
zooming
Офисный комплекс «Эрмитаж-плаза». Проект © СКиП

Завод «Кристалл» / 50 га, 2004 
Промзона завода «Кристалл» занимает 50 га. К востоку от нее проходит Волочаевская улица, к западу – изгибается Красноказарменная набережная. Конкурс был закрытым, к участию пригласили шесть команд – три из Москвы и три из Баварии. Первую премию разделили авторский коллектив под руководством Бориса Уборевича-Боровского («Моспроект-4») и архитектурное бюро Йозефа Петера Майера-Скупина из Мюнхена. Россияне предложили застроить территорию преимущественно жилыми домами – элитными двух-трехэтажными и менее дорогими высотными, расположенными вдоль Волочаевской улицы. Немцы, в свою очередь, сделали ставку на сохранение промзоны, в том числе складов, транспортных подъездов и цехов, которые предложили окружить парками и небольшими объектами типа кафе и гостиниц. Победители поделили премиальный фонд, однако больше об их проектах никто так и не вспомнил – реальный вывод «Кристалла» из Лефортова начался лишь в этом году.

Даниловская мануфактура / 8 га, сер. 2000-х – наст. вр.
«Даниловская мануфактура» расположена у Третьего транспортного кольца между Варшавским шоссе и Новоданиловской набережной. Текстильная империя была основана в 1867 году купцом 1-й гильдии Василием Мещериным и к началу XX века разрослась настолько, что занимала территорию общей площадью около 8 га. В советское время фабрика носила имя Михаила Фрунзе и оставалась «крупнейшим передовым предприятием Москвы», а вот свободная конкуренция 1990-х, увы, положила конец успеху этого производства. В 1990-е помещения фабрики, в основном, сдавались в аренду, а последние несколько лет «Даниловская мануфактура» постепенно превращается в офисный лофт – вся ее территория реконструируется под бизнес-центры, коммерческие площади и апартаменты. Пожалуй, самым известным проектом, реализованным в рамках этой концепции, стал БЦ «Даниловский форт» Сергея Скуратова, отмеченный многими архитектурными наградами. Также здесь работали такие компании, как Архитектурная мастерская Сергея Эстрина, бюро Project_Z и мастерская «Сити-Арх». Управляет «Даниловской мануфактурой» компания KR Properties, которая проводит отдельные закрытые тендеры на реконструкцию каждого из объектов бывшей промзоны.

Прядильно-ткацкая фабрика «Гардтекс» / 1.5 га, 2010
Закрытый архитектурный конкурс на лучший проект жилого комплекса на месте фабрики, проведенный в 2010 году, стал лишь одним из этапов освоения этой площадки и, как это ни парадоксально, фактически никак не повлиял на ее дальнейшую судьбу. К участию в конкурсе были приглашены 4 архитектурных бюро – «Сергей Скуратов Architects»,  ТПО «Резерв», «Богачкин и Богачкин»  и «Сергей Киселев и Партнеры». Последнее было знакомо с площадкой гораздо раньше (впервые к работе над участком на Саввинской оно было приглашено в 2002 году и по соседству успело построить прекрасный жилой дом, удостоившийся многих профессиональных наград), однако во второй тур не вышло. Три других бюро, наоборот, получили от организатора конкурса уведомление о скором проведении финала состязания, однако на этом его история и закончилась: спустя несколько месяцев архитекторы узнали, что разрабатывать концепцию реконструкции «Гардтекса» приглашено бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры».

Московский картонажно-полиграфический комбинат / 4,15 га, 2011
Закрытый конкурс на лучший проект реконструкции комбината в 2011 году провела компания AFI Development. Список участников не разглашается, хотя известно, что среди них были не только российские архитектурных мастерские, но и западные. Победителем стало бюро «Сергей Скуратов Architects», предложившее создать в бывшей промзоне своего рода кампус – удобный и стильный район, рассчитанный, в основном, на молодежь. Частью нового жилого комплекса стали промышленные постройки начала XX века, которые архитектор включил в проект по собственной инициативе, сохраняя «память места». Чрезвычайно эффектно смотрелся и предложенный «Сергей Скуратов Architects» новый пешеходный мост через Москву-реку, соединяющий квартал застройки с противоположным берегом и станцией метро «Автозаводская»: опоры ярко-красного цвета были «набраны» из отдельных полуовальных в плане пластин, а из воды навстречу им вырастали белоснежные полусферы. К сожалению, и этот мост, и сама идея кампуса так и остались на бумаге – в течение последующих двух лет победитель не раз перерабатывал проект по просьбе заказчика, постепенно повышая и класс жилья, которое планируется создать на Павелецкой набережной, и его плотность. 
Сергей Скуратов. Проект реконструкции московского картонажно-полиграфического комбината. Первоначальный вариант © Сергей Скуратов architects

Бережковская набережная / 26 га, 2013
В марте этого года в Москве были подведены итоги конкурса на лучшее предпроектное решение архитектурно-градостроительного развития бывшей промзоны на Бережковской набережной. Участок общей площадью 26 га сегодня занят преимущественно складами и сервисами, а в будущем должен превратиться в многофункциональный район, насыщенный и жильем, и офисами, и всей сопутствующей инфраструктурой. Конкурс был закрытым, к участию в нем организатор –  инвестиционно-финансовая компания LIRAL – пригласил семь команд: «Архитектурное бюро Асадова», «Меганом», ТПО «Резерв», «АрхПроект-2», «Творческие мастерские» под руководством Михаила Шубенкова, а также авторские коллективы под руководством Павла Андреева (Моспроект-2) и Вадима Ленка (Моспроект-4). Победителем было признано бюро «Меганом», сделавшее ставку на стратегию постепенного перепрофилирования бывшей промзоны методом создания отдельных кластеров.
Концепция реорганизации промзоны на Бережковской набережной. «Проект Меганом»

Садовые кварталы / 13 га, 2007–наст. вр.
Методом строительства отдельных кварталов-очередей с 2007 года реализуется проект «Садовые кварталы»  – жилой комплекс, который строится между станциями метро Фрунзенская и Спортивная на месте бывшего завода «Каучук». Девелопер – управляющая компания «Уникор» – начал работу над проектом с заказного конкурса на градостроительную концепцию развития территории. В нем победили две мастерские – «Меганом» и «Сергей Скуратов architects». Затем заказчики устроили собеседование и остановили свой выбор на мастерской Скуратова, которой было предложено разработать градостроительную концепцию и сделать проекты большей части домов. Оставшаяся часть, около 10 % от общего объема, поделена между другими известными архитекторами – уже упомянутым «Меганомом», а также группой «А-Б», Александром Бродским, Алексеем Куренным, Владимиром Плоткиным, Александром Скоканом и Сергеем Чобаном.
Садовые кварталы. “Сергей Скуратов Architects”

Красный Октябрь / 48 га, 2002–наст. вр.
До сих пор ведется дискуссия о будущем фабрики «Красный Октябрь», территорией которой с 2002 года управляет компания «ГУТА-Девелопмент». В 2003-м году было принято постановление правительства Москвы, утверждающее программу «Золотой остров». Проект обещал стать первым в центральной части Москвы примером комплексного развития территории: на 48 га острова собирались построить более 1 млн кв. м. недвижимости – в основном, жилья и офисов, однако реализовать столь амбициозный проект так и не удалось, хотя он несколько раз становился предметом конкурсов, в том числе и международных. К участию в них привлекались Жан-Мишель Вильмотт, Норман Фостер, MacAdam Architects, Jan Störmer and partners, Эрик ван Эгераат, но полученные проекты были столь экстравагантны и далеки от истории «шоколадного» острова, что проект передали в «Моспроект-2», который разработал градостроительную концепцию развития всей территории фабрики. После экономического кризиса 2008 года «Гута» вернулась к идее конкурсов, но уже закрытых и на отдельные небольшие участки – например, 16 E и 17 F, или 18-20G на Болотной набережной. Впрочем, и эти проекты пока остались на бумаге. В мае этого года появилась информация о том, что окончательно определена судьба лишь 15 га – кварталов № 360 и 361 на Берсеневской набережной, где будут построены жилье и объекты культуры.
Концепция строительства двух жилых зданий на Болотной набережной (территория «Красного Октября»). “Сергей Скуратов Architects”

ЗиЛ / 430 га, 2013
Среди проектов новейшего времени самым крупным и значимым для города, безусловно, является реконструкция территории завода «ЗИЛ» (430 га, см. подборку статей на эту тему). В начале 2012 года при поддержке Правительства Москвы был проведен международный конкурс с целью определения наиболее эффективного сценария развития территории АМО ЗИЛ. Запрос на участие был разослан в 27 ведущих архитектурных компаний России и мира, 17 из которых изъявили желание принять участие. Во второй тур конкурса  были отобраны 4 команды: Valode&Pistre (Франция), Mecanoo Architecten (Нидерланды), Uberbau Architecture and Urbanism (Германия) и «Проект Меганом» (Россия; см. рассказ о проектах, победивших в первом туре конкурса). Две последних и были признаны победителями конкурса, предложив в рамках своих концепций многообразие сценариев по интеграции депрессивных неэффективно используемых территорий в экономическую, общественную и культурную жизнь Москвы. Впрочем, на этом конкурс не закончился – финалисты должны были доработать свои проекты и представить на окончательный суд жюри, но заключительное его заседание так и не состоялось. Параллельно с конкурсом по заказу Москомархитектуры ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы» вел разработку проекта планировали ЗИЛ. Была проведена совместная работа проектного бюро «Меганом» и 15 зональной мастерской ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы», в результате которой концепция развития завода ЗИЛ была представлена мэру и одобрена.
zooming
Концепция реконструкции территории завода ЗиЛ. «Проект Меганом»

***

Проведенный летом и осенью 2012 года при поддержке НИиПИ Генплана конкурс «Большая Москва» – фактически, не столько конкурс, сколько серия семинаров, гигантский мозговой штурм с участием множества иностранных знаменитостей и самых квалифицированных в градостроительных вопросах русских архитекторов, – показал, что реконструкция промзон остается одной из больных тем города. Пока что освоено немного, на карте города остается множество «серых» промышленных пятен, мешающих и жизни, и автомобильному движению. Конкурс на концепцию территории «Серпа и молота», инициированный архитектурным советом весной, – может стать одним из шагов в сторону цивилизованной работы с промышленными территориями. К концу года мы узнаем, чем он завершится.
 


Мастерская:

Latz + Partner

24 Октября 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.