Сергей Кузнецов: «Сверхзадача – сделать Москву городом, комфортным для жизни и интересным с точки зрения архитектуры»

Колонка главного архитектора Москвы: об архсовете, знаковых проектах и о планах изменения московских нормативов.

Беседовала:
Алла Павликова

03 Октября 2013
mainImg
Продолжаем задавать главному архитектору Москвы вопросы, интересующие наших читателей. В этом интервью в числе прочего мы обсудили с Сергеем Кузнецовым темы, предложенные Дмитрием Хмельницким, Виталием (FVV) и Evgeny Drozhzhin.
Фотография предоставлена PR Москомархитектуры

Архи.ру:
– У наших читателей вызывает много вопросов деятельность возобновленного архитектурного совета. Как Вы оцениваете его работу и можно ли сейчас говорить о конкретных результатах?

Сергей Кузнецов:
– За тот период, что я нахожусь на посту главного архитектора Москвы, нами был реализован ряд важных инициатив мэра и правительства: это и положение об АГР, и регламентация нашей собственной деятельности, и перевод всех услуг Москомархитектуры в электронный вид, что немаловажно с точки зрения оптимизации работы и взаимодействия бизнеса с властью, и многое другое. Возобновление работы архитектурного совета я считаю одним из главных достижений.

С одной стороны, процент одобренных советом проектов не слишком велик. Но, на мой взгляд, это говорит не столько о строгости совета, сколько об уровне проектирования, который, к сожалению, пока не вполне соответствует современным требованиям. К тому же мы, как правило, рассматриваем самые сложные и запутанные вопросы, на которые порой нет однозначного ответа. К примеру, на последнем заседании совета нам было представлено хорошее архитектурное решение гостиницы на Никитском бульваре, но, учитывая значимость и историю места, мы не могли его утвердить. Часто это даже не вопрос профессионализма архитекторов, но вопрос влияния многочисленных факторов – как, к примеру, нерешенность участка, окружение, транспортные проблемы и т.д.

С другой стороны, мне кажется, что все принятые советом решения были очень взвешенными и адекватными. В состав совета входят очень компетентные люди, их мнение весомо. И я не помню ни одного решения, о котором мы впоследствии пожалели бы или захотели пересмотреть.

Результатом же деятельности совета будут, конечно, здания, которые появятся в Москве.

Все, что строится после утверждения совета, как мне кажется, соответствует необходимому качеству. Конечно, судить об этом не мне, а москвичам и, как бы это пафосно не звучало, их потомкам. Но, по крайней мере, я не вижу серьезных провалов.

– Хотелось бы уточнить, каковы юридические основания деятельности архитектурного совета, и какими правами он наделен?

– Совет утвержден постановлением правительства Москвы, существует положение, регламентирующее деятельность и права архитектурного совета, которое также подтверждается постановлением правительства Москвы об АГР, и, конечно же, градостроительным кодексом Москвы (подробнее о юридических основаниях работы архсовета см. на сайте Москомархитектуры – ред.)  Нам удалось отстоять необходимость существования данного органа перед руководством города, и для города это, безусловно, благо. Большим успехом стала личная поддержка нашей инициативы Сергеем Собяниным. Я убежден, что для таких городов, как Москва или Санкт-Петербург, рассмотрение значимых и сложных архитектурных и градостроительных проектов должно быть обязательным условием, несмотря на то, что российский градкодекс, в отличие от московского, этого, увы, не подразумевает. Если есть коллеги, которые со мной не согласны и считают, что стоит просто выдавать ТЭПы, а строительство и архитектуру здания оставлять на совести застройщиков и инвесторов, то я готов с ними спорить.

Возобновление архсовета – это правильное решение не только с точки зрения закона, но и с точки зрения здравого смысла. Москва при всей своей разнородности и многоликости всегда была и остается одним из самых ярких в отношении архитектуры городов в мире. И во многом это связано с тем, что архитектура здесь всегда очень пристально рассматривалась.

– Как изменилась процедура рассмотрения проектов в сравнении с ранее существовавшей практикой?

– Это и качественные, и количественные изменения. Нам удалось наладить процесс рассмотрения проектов. Рабочие рассмотрения, как и архитектурные советы, проводятся регулярно. Мы работаем очень серьезно и в хорошем ритме, из-за чего можно с уверенностью говорить о качестве принимаемых решений. Но, как я уже сказал выше, оценивать это будем не мы, а жители города. При этом то, что мы сняли напряженность на рынке, связанную с огромным количеством вопросов, которые попросту никем не рассматривались, это факт. Меньше чем за год количество проектов, рассмотренных в Москомархитектуре увеличилось примерно в семь раз.

Кроме того, нужно добавить, что все рассмотрения, кроме регламентного, стали абсолютно открытыми. Это публичная процедура, и механизм принятия решений виден всем. Если сравнивать с тем, как это происходило раньше, то сегодня нами сделан огромный шаг в сторону открытости. Мы всегда приглашаем представителей прессы, но что более важно – на заседаниях совета могут присутствовать все желающие коллеги архитекторы. Таким образом, для всех становятся очевидными мотивация и аргументы членов совета при утверждении или отклонении того или иного проекта. Все происходит по единой форме, мы никого не выделяем и никого не притесняем. Архсовет – это не лобное место, куда люди приходят как на казнь. Это место, куда люди приходят за правильным советом. У нас общий интерес – город. Я уверен, что никто из моих коллег архитекторов не хочет, чтобы город получал новые «оплеухи» в виде некачественных построек. Напротив, все мы стремимся к тому, чтобы на территории Москвы появлялись только достойные образцы современной архитектуры.

– Можно ли считать недавно объявленный конкурс на разработку концепции развития территории завода «Серп и Молот» реальным достижением архсовета?

– Безусловно. И этот конкурс, и конкурс на проект торгового комплекса на Славянском бульваре – все это результат деятельности архитектурного совета. Именно по результатам заседания членов совета было принято решение о вынесении этих площадок на конкурс. Заказчики в обоих случаях пошли нам навстречу. Мы стараемся наладить диалог с инвесторами, и они к нам прислушиваются.

– Чего Вы ждете от конкурса «Серп и Молот», и может ли данная площадка стать своего рода образцом развития промзон, расположенных на территории Москвы?

– Я считаю, что это важный конкурс. И дело даже не в площадке. До этого был проведен достаточно полезный конкурс на проект территории завода ЗиЛ, но он не получил той огласки и того масштаба, которые мы сегодня обеспечиваем всем значимым конкурсам. А мне кажется крайне важным привлекать внимание профессиональной и непрофессиональной общественности к таким вопросам. Люди должны быть хорошо осведомлены о том, что происходит в городе и более того – они должны чувствовать свою причастность и ответственность за принимаемые решения, чтобы реализации не вызывали раздражения или удивления. Мы готовы всячески поддерживать активную гражданскую позицию населения, готовы выслушать любые мнения. Поэтому данный конкурс – это очередной шаг в сторону развития диалога с общественностью. Мы стремимся, чтобы люди через средства массовой информации или путем непосредственного участия в тех или иных процедурах, могли наблюдать, как и на основании чего принимаются решения, из какого количества и качества конкурсных проектов выбирается победитель. Это очень важно.

И, действительно, я думаю, что данный конкурс может стать образцово-показательным. При этом я не считаю, что все площадки нужно проводить через конкурсную процедуру. Конкурсы актуальны только для самых важных для города участков. И в этом случае конкурс становится самым лучшим инструментом для поиска максимально качественного решения. Но создавать конвейер мы не хотим. Далеко не все шедевры мировой архитектуры являются результатом конкурсного отбора. Мы реагируем по ситуации. Как только появляется значимая и одновременно сложная территория, готовая развиваться, мы вступаем в переговоры с инвестором и решаем вопрос о проведении конкурса. В настоящий момент, помимо территории завода «Серп и Молот», запущен еще один актуальный градостроительный конкурс на международно-финансовый центр в Рублево-Архангельском. По-моему, проведение двух столь знаковых площадок через конкурсную процедуру – это уже очень большое достижение. Еще пару лет назад трудно было даже представить себе, что эти территории получат такое развитие.

– В своих интервью Вы часто называли в качестве одной из перспективных задач развитие большого проекта «Москва-река». Сегодня уже известны какие-то детали и подробности этой работы?

– В настоящий момент мы уже приступили к разработке и подготовке первой концепции, которая станет заданием конкурса. В планах проведение большого международного конкурса на развитие территории вдоль Москвы-реки. Этот проект охватит и некоторые промышленные территории. Тем не менее, в отличие от вышеупомянутых конкурсов, данный конкурс будет более концептуальным. Мы понимаем, что полученные по его результатам решения сложно будет в точности реализовать, поскольку речь идет о гигантской территории. На основании полученных предложений планируется разработка общей программы развития Москвы-реки. В данном случае мы рассчитываем получить некий банк идей, в соответствии с которым будем постепенно осваивать и развивать эту территорию. Если оценивать объективно, то проект планировки Москвы-реки, учитывая огромные масштабы охватываемой территории, подготовить невозможно, равно как и утвердить такой документ. Эту глобальную задачу мы будем решать постепенно. Пока ясно только то, что, несмотря на сложность вопроса, его все равно надо как-то «двигать». Мы делаем первые шаги, надеясь, что в ходе интенсивной работы сможем найти верное решение и поймем, что делать дальше.

– Существует ли уже какая-то определенность по срокам и регламентам проведения данного конкурса?

– Мы уже стартовали, но обозначить точные сроки пока довольно сложно. Я думаю, что на подготовку и проведение уйдет не меньше года.

– Известно, что Москомархитектура готовит серьезные изменения нормативной базы. Расскажите поподробнее, какие это изменения?

– Да, изменения планируются. Нами была создана рабочая группа, деятельность которой сосредоточена на подготовке корректировок существующих нормативов. Однако надо понимать, что любое изменение должно быть тщательно взвешено, должны быть учтены все факторы. Это очень серьезная работа. Могу сказать, что на повестке дня есть целый ряд вопросов по нормативной базе. Речь идет, в частности, об изменении норм инсоляции, а также о переходе к новой системе застройки – от микрорайонной к квартальной.

Еще одна важная тема – расчет машиномест, который сейчас не привязан к возможностям дорожной сети, а, согласно нормативам, делается только на основании объемов застройки. Но строить гигантские парковки, понимая, что автомобили не смогут к ним подъехать, совершенно бессмысленно. В таких ситуациях необходимо сокращать либо объемы строительства, либо количество машиномест, предлагая людям пересесть на общественный транспорт. Также ведется работа по разделению понятий апартаментов и гостиницы, по узакониванию процедур творческого конкурса, который на сегодняшний день на законодательном уровне просто не существует как понятие. Это вакуум, провал, который необходимо восполнить. Мы считаем, что и форма ГПЗУ должна быть откорректирована. Одним словом – работа активно ведется, но сейчас мы находимся в самом начале пути.

– Сегодня предъявляются довольно жесткие требования к новой застройке. Затронут ли какие-то изменения застройку существующую? Например, в плане облагораживания фасадов или развития инфраструктуры?

– Вопрос существующего города, к сожалению, находится не совсем в нашей компетенции. Мы можем внедряться, только когда речь идет о некой реновации. В тех случаях, когда мы касаемся нового строительства в уже застроенных территориях, то всегда стараемся на уровне технического задания прописать необходимость развития прилегающих территорий, предусмотреть связанность новых объектов с существующей застройкой, например, при реновации жилого фонда. Таким образом, удается избежать эффекта точечной застройки, который всегда опасен. Мы стараемся распространить планирование на гораздо большую территорию, чтобы застройка постепенно превращалась в некую единую структуру, даже если вначале она выглядела как точечная. Все, что от нас зависит, мы делаем, но в целом вопросы благоустройства территории и ремонта фасадов Москомархитектура не решает.

– Читатели Архи.ру интересуются, не запланированы ли шаги по воссозданию уникальных, но утраченных памятников архитектуры на территории Москвы?

– Буквально на последнем архитектурном совете мы рассматривали проект гостиничного комплекса на Никитском бульваре. Прежде на этом месте располагался небезызвестный «Соловьиный дом», который в 1990-е гг. был снесен. По итогам обсуждения данного проекта мы попросили авторов и заказчиков разработать вариант не просто девелопмента этого участка, но воссоздания утраченного объекта. При этом, надо сказать, что в большинстве случаев я выступаю против воссоздания, потому что насколько бы воссозданный вариант не был близок к оригиналу, он все равно будет фальшивкой. Я всегда ратую за новое строительство, предлагая авторам создавать образцы хорошей современной архитектуры, которую можно воспринимать как знак своего времени. Что же касается проекта на Никитском бульваре, то в этом конкретном случае мы просто не могли не учесть всю важность и ответственность проекта и его местоположения. Именно поэтому было решено рассмотреть все варианты, в том числе, вариант воссоздания исторического облика «Соловьиного дома».

– Какие задачи для вас являются первостепенными на ближайшее будущее?

– Одна из главных задач – довести до конца то, что уже начато. Конечно, мы будем стараться завершить ряд знаковых и уже запущенных проектов – таких, как «ЗиЛ», недавно утвержденный на ГЗК, парк «Зарядье» и другие проекты, по которым москвичи будут судить о работе правительства Москвы и Москомархитектуры в том числе. Важно, что мы не стоим на месте, все наши инициативы (где-то в большей, где-то в меньшей степени) получают свое развитие.

То же самое можно сказать и о конкурсной практике, способствующей повышению уровня конкуренции, а вместе с этим – профессионализма. Конкурсы должны проводиться на все важные площадки города. К настоящему моменту конкурсы позволили нам сдвинуть с мертвой точки такие проекты, как Третьяковская галерея или Пушкинский музей. Проект Третьяковской галереи буквально недавно был представлен Владимиру Путину и одобрен им. Для меня это подтверждение того, что мы не просто решаем вопросы, но решаем их удачно. Для города это успех.

Но задача номер один – это генплан города. Он должен охватить присоединенные территории и должен быть разработан на разумных основаниях, отвечающих реалиям времени. Новый генплан города будет учитывать все те элементы планирования, которые до сих пор не были учтены или допускали неточности. А это и экономическая, и демографическая, и социальная составляющие. Если посмотреть генплан 2010 года, то он уже промахнулся в расчетах автомобилизации, роста и характера населения. Новый документ должен максимально учитывать все эти факторы, выступая неким кодексом подхода к планированию.

Одной из важных задач я считаю популяризацию российской архитектуры в мире. Не менее важно привлекать мировых топовых специалистов в нашу страну, чтобы создавать высококлассные объекты. Сверхзадача – сделать Москву городом, комфортным для жизни и интересным с точки зрения архитектуры. Это позволит привлечь сюда новых людей и удержать тех, кто здесь живет. Известно, что главный ресурс, за который борются все города –  человеческий. Мы будем бороться за качество населения – за профессиональных, квалифицированных людей, способствующих развитию столицы по всем направлениям. Вся наша работа направлена на то, чтобы привести застройку города к европейским стандартам, чтобы город был именно городом, а не набором разрозненных территорий, спальных микрорайонов и промзон. Конечно, это сверхзадача, но именно с ее решением связаны все наши инициативы.


03 Октября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Пресса: В «Зарядье» прошла встреча главных архитекторов Москвы...
2 июня в инфопавильоне будущего парка «Зарядье» прошла встреча главного архитектора Москвы с правительственной делегацией из Белграда. Сергей Кузнецов рассказал сербским гостям об архитектурной политике и работе Москомархитектуры, в частности, о проекте парка «Зарядье» и разработке паспорта фасадов для зданий.
Пресса: «Чем дальше мы уйдём от типизации, тем лучше»
Москва – сердце России – огромный мегаполис, который постоянно меняет свой облик: благоустраивается и расширяется. Полтора года назад Сергей Кузнецов вступил в должность главного архитектора Москвы. Как изменилась Москва с назначением молодого, талантливого и инициативного архитектора, вы узнаете из этого интервью.
Пресса: Человеческие масштабы
Главный архитектор Москвы, 36-летний Сергей Кузнецов, хочет в корне преобразить город за счет новых парков, набережных и пешеходных зон – чтобы жители, наконец, смогли жить комфортно. Однако такие планы могут остаться нереализованными.
Комплекс открытости
13 ноября в Музее архитектуры начала свою работу выставка «Открытый город», иллюстрирующая основные принципы новой градостроительной политики Москвы и ее первые достижения.
Пресса: «Город — это гигантский экономический механизм»
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов рассказал, насколько применимо к Москве понятие «устойчивое развитие», почему городу необходимо такое количество торгово-развлекательных центров и как должен выглядеть современный городской парк.
Пресса: Сергей Кузнецов: Мы наверстываем отставание от комфортных...
Редакция ПР продолжает подготовку номера журнала, посвященного московским паркам. В июле на нашем сайте мы выложили дискуссию между участниками международного конкурса на парк «Зарядье», посвященную вопросу, какими должны быть «зеленые» пространства. В начале осени же даем слово инициатору крупнейшего творческого соревнования этого года – главному архитектору Москвы Сергею Кузнецову.
Пресса: Между Церетели и Фостером
Прошел год с момента, как главным архитектором Москвы стал 35-летний Сергей Кузнецов. Что нового принесла с собой для развития российской столицы его молодая команда? Какие проекты зреют и реализуются в городе? Об этом шел разговор на "Деловом завтраке" в "РГ" с Сергеем Кузнецовым.
Пресса: Москва, 2013: новая идеология?
В конце лета исполняется год с момента назначения Сергея Кузнецова главным архитектором Москвы. Срок совсем небольшой, но уже налицо довольно масштабные изменения в градостроительной политике столичного мегаполиса.
Пресса: Вжик, вжик, вжик – уноси готовенького!
Давно прошли те времена, когда знаток искусств Григорий Ревзин воспевал стройные колоннады и гулкие анфилады. Сейчас он – боец, его слово – разящий булат. Именно такой человек нам был нужен, чтобы подвести итоги минувшего года в области архитектуры.
Утвержден новый состав архитектурного совета Москвы
Главный архитектор города Сергей Кузнецов прокомментировал это событие для Архи.ру и рассказал о том, каким образом составлялся список членов совета. В состав совета вошли Ханс Штиман, Сергей Чобан, Григорий Ревзин, Евгений Асс и другие. Смотрите / читайте подробности.
Пресса: Архитектор Москвы Сергей Кузнецов: Нам нужно больше...
В августе прошлого года, будучи только что назначенным на должность главного архитектора столицы, Сергей Кузнецов дал свое первое интервью в новой должности именно «Вечерней Москве». Теперь настало время подвести итоги и услышать из первых уст, что уже успел сделать и что только планирует главный зодчий столицы.
Пресса: Сиротский год
В этом году не только урбанистическая, но и архитектурная деятельность в России продемонстрировала свою бессмысленность. Не обошлось и без курьезов.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.