Конкурс на «стержневой корень»

Новая, смешанная процедура отбора, предложенная организаторами конкурса на здание ГЦСИ, позволит участвовать в первом туре как компаниям с внушительным портфолио, так и всем желающим архитекторам.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
О проведении конкурса на архитектурную концепцию музейно-выставочного комплекса ГЦСИ было объявлено 24 июня в институте «Стрелка», который выступает его консультантом. В качестве организатора заявлен фонд «Новое Искусство», заказчик – ГЦСИ; финансирование конкурса берет на себя попечительский совет ГЦСИ, созданный несколько месяцев назад.

Пока известно мало что. Но конкурс объявлен международным и – по крайне мере до некоторой степени – более открытым, чем недавние крупные архитектурные состязания в Москве. Организаторы планируют сделать условия участия в нем, если можно так выразиться, гибридными: после 20 августа на сайте newncca.ru можно будет подать заявку либо в виде портфолио (если оно способно продемонстрировать «релеватный опыт»), либо – сразу в виде концепции, что придумано специально для архитекторов, у которых релевантного опыта нет. Пять участников второго тура будет отобрано по порфтолио, другие пять – по концепциям. Всего десять участников перейдут во второй тур. Заявки на конкурс можно будет подать до 20 сентября.

Безусловно, такой подход надо признать шагом навстречу критике недавних московских конкурсов начиная с конкурса «Политеха», прежде всего – за закрытость и недоступность для молодых архитекторов и в целом большинства архитекторов нашей страны, где, как известно, за последние 20 лет музеев и театров строилось крайне мало и портфолио пополнять было нечем.

Объявляя о проведении конкурса, председатель его жюри Сергей Кузнецов (имена остальных экспертов станут известны после 20 августа) прокомментировал новую систему таким образом:

«У нас будет применена интересная схема смешанного отбора на уровне портфолио и отбора из представленных концепций. Мы свои конкурсные процедуры постоянно шлифуем и стараемся разбираться, соответствуют ли конкурсы, которые мы проводим, целям, которые мы ставим. А эти цели – получение хороших решений, развитие архитектуры и поиск новых способных архитекторов. Анализируя то, чем мы занимаемся, мы решили пойти на новую схему.

Пять команд будет отобрано по портфолио, чтобы обеспечить гарантированный набор сильных квалифицированных участников. Но, понимая, что подобные объекты строились немного и нечасто и у наших архитекторов могут возникнуть затруднения при проходе через отбор, мы добавляем пять команд, которые пройдут через концепции. Они могут быть любой квалификации. Надеемся, что архитекторы российские воспримут это позитивно. Возможно, начинающие архитекторы через такой конкурс получат путевку в профессию. На втором этапе будет закрытая часть, где финалисты сделают уже финальные предложения и по ним будет принято решение.»

***

Все предыдущие проекты музейно-выставочного центра ГЦСИ разрабатывались под руководством Михаила Хазанова. Мы спросили у Михаила Хазанова, планирует ли он участвовать в объявленном конкурсе – ответ был уклончивым. Архитектор сказал, что окончательного решения на этот счет еще не принял.

История проекта музейно-выставочного комплекса ГЦСИ началась приблизительно 10 лет назад, когда Михаил Хазанов сделал проект реконструкции небольшого здания фабрики театрально-осветительного оборудования на Зоологической улице для размещения собственно ГЦСИ. Это был один первых московских опытов реконструкции промышленного здания под центр современного искусства, современник «Артплея» на Фрунзенской, но предназначенный не для аренды, а для государственного центра, реконструкция которого финансировалась из бюджета. Здание получилось смелым; алеющими пятнами раскраски фасада оно напоминает о русском авангарде, а вынесенными наружу конструкциями – Европу и прежде всего парижский центр современного искусства Бобур (с тех пор все разговоры о проектах зданий ГЦСИ так вокруг Бобура и вертятся). Конструкции держат верхний этаж; подробнее см. статью Елены Петуховой. ГЦСИ открылся в реконструированном здании в 2005 году.
zooming
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства. Варианты. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын и др. Коллаж Ю.Тарабариной
Реконструкция Государственного Центра современного искусства на Зоологической улице © ПТАМ Хазанова
Реконструкция Государственного Центра современного искусства на Зоологической улице © ПТАМ Хазанова
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства (v 1.0). Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын. Макет. Изображение с сайта бюро Антона Нагавицына archstruktura.com

Работая над реконструкцией, Михаил Хазанов одновременно сделал первый проект Музея современного искусства при ГЦСИ – башню в духе леонидовского «Наркомтяжпрома». Вынесенные наружу металлические конструкции были похожи одновременно на строительные леса, на Шуховскую башню и на ежа. Очень смелые консоли, вырастая из цилиндрического ежика на разных уровнях, страшновато нависали над старым заводским зданием. Это был вполне авангардный проект, во всех смыслах: одновременно и современный, и очень в духе исторического авангарда, не сразу скажешь даже, чего в нем было больше, исторически- или современно- авангардного. Наверное, все же больше исторического, проект выглядел как воплощение мечты Ивана Леонидова. Из всех вариантов здания музея ГЦСИ этот, первый, Михаил Хазанов считает лучшим, любимым и кажется, немного жалеет о нем. В 2002 году проект был показан на венецианской биеннале.
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства (v 1.0). Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын. Изображение с сайта бюро Антона Нагавицына archstruktura.com

Судьба у проекта получилась такая же, как у полетов фантазии великого русского авангардиста. Около 2009 года, после объявления тендера и указа о создании музейного центра ГЦСИ, проект трансформировался. Вначале по требованию архсовета наполовину сократили его высоту, в первой версии приблизительно 100-метровую. Убрали конструктивно сложные консоли. Цилиндрическая башня превратилась в несколько приземистый параллелепипед – скопление стеклянных объемов нелинейного толка, напоминающих Мариинку Эрика Мосса, но заключенных в решетку металлического каркаса и пересеченных и собранных диагоналями лестниц.
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

В другом варианте структуру обтянули архитектурной тканью, спроецировав на нее лестницы: получилась своего рода плоская версия центра Помпиду. Так мог бы выглядеть Бобур в процессе реконструкции, обтянутый тканью с изображением его фасадов-внутренностей. Достоинством проекта была его полупрозрачность и задуманное авторами постоянное движение ткани, колышимой ветром.
zooming
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

Проектирование башни на Зоологической улице сопровождалось (впрочем не очень активным) сопротивлением «Архнадзора», защищавшего Театральный дом 1916 года (архитектор Осип Шишковский, но т.к. организатором строительства был Василий Поленов, то предполагается его эскиз). «Поленовский» дом, как рассказывает Михаил Хазанов, должен был войти в состав нового комплекса, сохранив часть своих фасадов; впрочем дом был сильно перестроен в советское время чуть ли не из силикатного кирпича.
zooming
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства. Версия до 2012 г. Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

Вовсе не из-за Театрального дома, а по причине загруженности Зоологической улицы и сложности инженерных коммуникаций в 2012 году строительство башни ГЦСИ перенесли на место рухнувшего в 2006 году Бауманского (Басманного) рынка, где до этого планировалось новое здание Некрасовской библиотеки. Библиотека вошла в состав будущего комплекса, центром должна была стать 16-этажная башня, преемственность архитектуры которой с проектом Зоологической прочитывалась достаточно ясно. В переработанном варианте проекта башня поместилась вместо затесненной Зоологической на просторном участке и вокруг нее появились пандусы и подобие спрямленного амфитеатра.

После переноса площадки в апреле 2012 года проект одобрили на архсовете – но через полгода окончательно отменили после критики на заседании Общественного совета при Минкульте (см. блестящий комментарий Анны Толстовой в Коммерсанте; основными противниками старого проекта были директор «Гаража» Антон Белов, попечитель «Стрелки» Александр Мамут и Сергей Капков, сейчас Антон Белов и Сергей Капков входят в Попечительский совет ГЦСИ, а «Стрелка» организует конкурс). В конце 2012 года было объявлено о том, что музей ГЦСИ разместится на Ходынском поле; тогда впервые зашла речь о международном конкурсе под председательством Сергея Кузнецова. В декабре пресса повторяла слова министра культуры Мединского о том, здание ГЦСИ станет «стержневым корнем» застройки Ходынского поля, хотя незадолго до этого выдвигались предложения отказаться от стройки и предоставить ГЦСИ одно из имеющихся в Москве зданий. Комплекс на Бауманской планировалось построить к 2016 году, теперь завершение строительства заявлено в 2018 году.

Итак, прием заявок на новый конкурс на архитектурную концепцию музейно-выставочного комплекса ГЦСИ начнется 20 августа на сайте newncca.ru.

27 Июля 2013

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Михаил Миндлин: на первом этаже нового ГЦСИ появится...
На основе концепции победителей международного конкурса Heneghan Peng Architects завершена разработка проекта нового здания Центра современного искусства на Ходынском поле. Детали проектирования в интервью порталу рассказал Генеральный директор ГЦСИ Михаил Миндлин.
Джованна Карневали: «Именно практический опыт позволяет...
Джованна Карневали, руководитель конкурсного отдела КБ «Стрелка» и бывший директор Фонда Миса ван дер Роэ – о конкурсах как «трамплине» для архитекторов и процессе конкурса на проект Центра нанотехнологий Тель-Авивского университета.
Пресса: Московские международные
В последние полтора года в столице по инициативе ныне действующего руководства Москомархитектуры было организовано более двадцати творческих конкурсов на проектирование знаковых сооружений и целых фрагментов городской среды. Впервые за восемьдесят лет в формирование архитектурной летописи Москвы активно включились десятки проектных бюро всего мира. По количеству задействованных зарубежных специалистов и по географическому разбросу стран, где они живут и работают, явно установлен абсолютный рекорд. Не претендуя на полное раскрытие темы – для этого понадобилась бы объемистая монография! – ограничимся коротким рассказом о самом главном.
Пресса: В Берлине открылась архитектурная выставка «Новая...
В Берлине открылась архитектурная выставка «Новая Москва» - она должна показать европейцам, как изменилась градостроительная политика российской столицы всего на двух примерах. Это парк «Зарядье» и Центр современного искусства на Ходынском поле - два еще не реализованных проекта, концепции которых отбирались на конкурсной основе с привлечением архитекторов со всего мира.
Пресса: Теория большого музейного бума
В прошлом году при поддержке Москомархитектуры прошли сразу три крупных международных архитектурных конкурса, связанных с музеями, а в этом году объявлен еще один, на этот раз национальный. Портал Архсовета выяснил, что происходит с каждым из проектов.
Пресса: Студия MEL: каким мог быть новый ГЦСИ
На недавнем конкурсе на проект нового здания для ГЦСИ единственным финалистом из России была студия «МEL», основанная Федором Дубинниковым и Павлом Чауниным. ARCHiPEOPLE узнал, каким образом они достигли такого успеха.
Пресса: На Ходынке вырастет вертикальный элемент
Конкурс на проект здания Государственного центра современного искусства, объявленный летом, завершился победой ирландского бюро Heneghan Peng Architects. Архитекторы видят будущий музей как «вертикальный элемент в центре Ходынского поля, возвышающийся над местом, где раньше был аэродром. О преимуществах этого проекта над другими рассказал директор музея Михаил Миндлин.
Пресса: Искусство на взлетной полосе
Победителем открытого конкурса архитектурных концепций нового здания Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) на Ходынском поле стало ирландское бюро Heneghan Peng Architects.
Пресса: Каток для современного искусства
Новое здание Государственного центра современного искусства на Ходынском поле может стать законодателем мод в музейной архитектуре: испанцы и русские предлагают кубы и цилиндры, ирландцы — каток на взлетно-посадочных полосах, но в выделенные бюджетом четыре миллиарда рублей не уложился ни один участник шорт-листа конкурса.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.