Конкурс на «стержневой корень»

Новая, смешанная процедура отбора, предложенная организаторами конкурса на здание ГЦСИ, позволит участвовать в первом туре как компаниям с внушительным портфолио, так и всем желающим архитекторам.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
О проведении конкурса на архитектурную концепцию музейно-выставочного комплекса ГЦСИ было объявлено 24 июня в институте «Стрелка», который выступает его консультантом. В качестве организатора заявлен фонд «Новое Искусство», заказчик – ГЦСИ; финансирование конкурса берет на себя попечительский совет ГЦСИ, созданный несколько месяцев назад.

Пока известно мало что. Но конкурс объявлен международным и – по крайне мере до некоторой степени – более открытым, чем недавние крупные архитектурные состязания в Москве. Организаторы планируют сделать условия участия в нем, если можно так выразиться, гибридными: после 20 августа на сайте newncca.ru можно будет подать заявку либо в виде портфолио (если оно способно продемонстрировать «релеватный опыт»), либо – сразу в виде концепции, что придумано специально для архитекторов, у которых релевантного опыта нет. Пять участников второго тура будет отобрано по порфтолио, другие пять – по концепциям. Всего десять участников перейдут во второй тур. Заявки на конкурс можно будет подать до 20 сентября.

Безусловно, такой подход надо признать шагом навстречу критике недавних московских конкурсов начиная с конкурса «Политеха», прежде всего – за закрытость и недоступность для молодых архитекторов и в целом большинства архитекторов нашей страны, где, как известно, за последние 20 лет музеев и театров строилось крайне мало и портфолио пополнять было нечем.

Объявляя о проведении конкурса, председатель его жюри Сергей Кузнецов (имена остальных экспертов станут известны после 20 августа) прокомментировал новую систему таким образом:

«У нас будет применена интересная схема смешанного отбора на уровне портфолио и отбора из представленных концепций. Мы свои конкурсные процедуры постоянно шлифуем и стараемся разбираться, соответствуют ли конкурсы, которые мы проводим, целям, которые мы ставим. А эти цели – получение хороших решений, развитие архитектуры и поиск новых способных архитекторов. Анализируя то, чем мы занимаемся, мы решили пойти на новую схему.

Пять команд будет отобрано по портфолио, чтобы обеспечить гарантированный набор сильных квалифицированных участников. Но, понимая, что подобные объекты строились немного и нечасто и у наших архитекторов могут возникнуть затруднения при проходе через отбор, мы добавляем пять команд, которые пройдут через концепции. Они могут быть любой квалификации. Надеемся, что архитекторы российские воспримут это позитивно. Возможно, начинающие архитекторы через такой конкурс получат путевку в профессию. На втором этапе будет закрытая часть, где финалисты сделают уже финальные предложения и по ним будет принято решение.»

***

Все предыдущие проекты музейно-выставочного центра ГЦСИ разрабатывались под руководством Михаила Хазанова. Мы спросили у Михаила Хазанова, планирует ли он участвовать в объявленном конкурсе – ответ был уклончивым. Архитектор сказал, что окончательного решения на этот счет еще не принял.

История проекта музейно-выставочного комплекса ГЦСИ началась приблизительно 10 лет назад, когда Михаил Хазанов сделал проект реконструкции небольшого здания фабрики театрально-осветительного оборудования на Зоологической улице для размещения собственно ГЦСИ. Это был один первых московских опытов реконструкции промышленного здания под центр современного искусства, современник «Артплея» на Фрунзенской, но предназначенный не для аренды, а для государственного центра, реконструкция которого финансировалась из бюджета. Здание получилось смелым; алеющими пятнами раскраски фасада оно напоминает о русском авангарде, а вынесенными наружу конструкциями – Европу и прежде всего парижский центр современного искусства Бобур (с тех пор все разговоры о проектах зданий ГЦСИ так вокруг Бобура и вертятся). Конструкции держат верхний этаж; подробнее см. статью Елены Петуховой. ГЦСИ открылся в реконструированном здании в 2005 году.
zooming
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства. Варианты. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын и др. Коллаж Ю.Тарабариной
Реконструкция Государственного Центра современного искусства на Зоологической улице © ПТАМ Хазанова
Реконструкция Государственного Центра современного искусства на Зоологической улице © ПТАМ Хазанова
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства (v 1.0). Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын. Макет. Изображение с сайта бюро Антона Нагавицына archstruktura.com

Работая над реконструкцией, Михаил Хазанов одновременно сделал первый проект Музея современного искусства при ГЦСИ – башню в духе леонидовского «Наркомтяжпрома». Вынесенные наружу металлические конструкции были похожи одновременно на строительные леса, на Шуховскую башню и на ежа. Очень смелые консоли, вырастая из цилиндрического ежика на разных уровнях, страшновато нависали над старым заводским зданием. Это был вполне авангардный проект, во всех смыслах: одновременно и современный, и очень в духе исторического авангарда, не сразу скажешь даже, чего в нем было больше, исторически- или современно- авангардного. Наверное, все же больше исторического, проект выглядел как воплощение мечты Ивана Леонидова. Из всех вариантов здания музея ГЦСИ этот, первый, Михаил Хазанов считает лучшим, любимым и кажется, немного жалеет о нем. В 2002 году проект был показан на венецианской биеннале.
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства (v 1.0). Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын. Изображение с сайта бюро Антона Нагавицына archstruktura.com

Судьба у проекта получилась такая же, как у полетов фантазии великого русского авангардиста. Около 2009 года, после объявления тендера и указа о создании музейного центра ГЦСИ, проект трансформировался. Вначале по требованию архсовета наполовину сократили его высоту, в первой версии приблизительно 100-метровую. Убрали конструктивно сложные консоли. Цилиндрическая башня превратилась в несколько приземистый параллелепипед – скопление стеклянных объемов нелинейного толка, напоминающих Мариинку Эрика Мосса, но заключенных в решетку металлического каркаса и пересеченных и собранных диагоналями лестниц.
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

В другом варианте структуру обтянули архитектурной тканью, спроецировав на нее лестницы: получилась своего рода плоская версия центра Помпиду. Так мог бы выглядеть Бобур в процессе реконструкции, обтянутый тканью с изображением его фасадов-внутренностей. Достоинством проекта была его полупрозрачность и задуманное авторами постоянное движение ткани, колышимой ветром.
zooming
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

Проектирование башни на Зоологической улице сопровождалось (впрочем не очень активным) сопротивлением «Архнадзора», защищавшего Театральный дом 1916 года (архитектор Осип Шишковский, но т.к. организатором строительства был Василий Поленов, то предполагается его эскиз). «Поленовский» дом, как рассказывает Михаил Хазанов, должен был войти в состав нового комплекса, сохранив часть своих фасадов; впрочем дом был сильно перестроен в советское время чуть ли не из силикатного кирпича.
zooming
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства. Версия до 2012 г. Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

Вовсе не из-за Театрального дома, а по причине загруженности Зоологической улицы и сложности инженерных коммуникаций в 2012 году строительство башни ГЦСИ перенесли на место рухнувшего в 2006 году Бауманского (Басманного) рынка, где до этого планировалось новое здание Некрасовской библиотеки. Библиотека вошла в состав будущего комплекса, центром должна была стать 16-этажная башня, преемственность архитектуры которой с проектом Зоологической прочитывалась достаточно ясно. В переработанном варианте проекта башня поместилась вместо затесненной Зоологической на просторном участке и вокруг нее появились пандусы и подобие спрямленного амфитеатра.

После переноса площадки в апреле 2012 года проект одобрили на архсовете – но через полгода окончательно отменили после критики на заседании Общественного совета при Минкульте (см. блестящий комментарий Анны Толстовой в Коммерсанте; основными противниками старого проекта были директор «Гаража» Антон Белов, попечитель «Стрелки» Александр Мамут и Сергей Капков, сейчас Антон Белов и Сергей Капков входят в Попечительский совет ГЦСИ, а «Стрелка» организует конкурс). В конце 2012 года было объявлено о том, что музей ГЦСИ разместится на Ходынском поле; тогда впервые зашла речь о международном конкурсе под председательством Сергея Кузнецова. В декабре пресса повторяла слова министра культуры Мединского о том, здание ГЦСИ станет «стержневым корнем» застройки Ходынского поля, хотя незадолго до этого выдвигались предложения отказаться от стройки и предоставить ГЦСИ одно из имеющихся в Москве зданий. Комплекс на Бауманской планировалось построить к 2016 году, теперь завершение строительства заявлено в 2018 году.

Итак, прием заявок на новый конкурс на архитектурную концепцию музейно-выставочного комплекса ГЦСИ начнется 20 августа на сайте newncca.ru.


0

27 Июля 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурные конкурсы. Москва

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Главная улица
Представляем проекты победителя, бюро «План_Б», и финалистов конкурса на концепцию благоустройства московских улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.