Конкурс на «стержневой корень»

Новая, смешанная процедура отбора, предложенная организаторами конкурса на здание ГЦСИ, позволит участвовать в первом туре как компаниям с внушительным портфолио, так и всем желающим архитекторам.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
О проведении конкурса на архитектурную концепцию музейно-выставочного комплекса ГЦСИ было объявлено 24 июня в институте «Стрелка», который выступает его консультантом. В качестве организатора заявлен фонд «Новое Искусство», заказчик – ГЦСИ; финансирование конкурса берет на себя попечительский совет ГЦСИ, созданный несколько месяцев назад.

Пока известно мало что. Но конкурс объявлен международным и – по крайне мере до некоторой степени – более открытым, чем недавние крупные архитектурные состязания в Москве. Организаторы планируют сделать условия участия в нем, если можно так выразиться, гибридными: после 20 августа на сайте newncca.ru можно будет подать заявку либо в виде портфолио (если оно способно продемонстрировать «релеватный опыт»), либо – сразу в виде концепции, что придумано специально для архитекторов, у которых релевантного опыта нет. Пять участников второго тура будет отобрано по порфтолио, другие пять – по концепциям. Всего десять участников перейдут во второй тур. Заявки на конкурс можно будет подать до 20 сентября.

Безусловно, такой подход надо признать шагом навстречу критике недавних московских конкурсов начиная с конкурса «Политеха», прежде всего – за закрытость и недоступность для молодых архитекторов и в целом большинства архитекторов нашей страны, где, как известно, за последние 20 лет музеев и театров строилось крайне мало и портфолио пополнять было нечем.

Объявляя о проведении конкурса, председатель его жюри Сергей Кузнецов (имена остальных экспертов станут известны после 20 августа) прокомментировал новую систему таким образом:

«У нас будет применена интересная схема смешанного отбора на уровне портфолио и отбора из представленных концепций. Мы свои конкурсные процедуры постоянно шлифуем и стараемся разбираться, соответствуют ли конкурсы, которые мы проводим, целям, которые мы ставим. А эти цели – получение хороших решений, развитие архитектуры и поиск новых способных архитекторов. Анализируя то, чем мы занимаемся, мы решили пойти на новую схему.

Пять команд будет отобрано по портфолио, чтобы обеспечить гарантированный набор сильных квалифицированных участников. Но, понимая, что подобные объекты строились немного и нечасто и у наших архитекторов могут возникнуть затруднения при проходе через отбор, мы добавляем пять команд, которые пройдут через концепции. Они могут быть любой квалификации. Надеемся, что архитекторы российские воспримут это позитивно. Возможно, начинающие архитекторы через такой конкурс получат путевку в профессию. На втором этапе будет закрытая часть, где финалисты сделают уже финальные предложения и по ним будет принято решение.»

***

Все предыдущие проекты музейно-выставочного центра ГЦСИ разрабатывались под руководством Михаила Хазанова. Мы спросили у Михаила Хазанова, планирует ли он участвовать в объявленном конкурсе – ответ был уклончивым. Архитектор сказал, что окончательного решения на этот счет еще не принял.

История проекта музейно-выставочного комплекса ГЦСИ началась приблизительно 10 лет назад, когда Михаил Хазанов сделал проект реконструкции небольшого здания фабрики театрально-осветительного оборудования на Зоологической улице для размещения собственно ГЦСИ. Это был один первых московских опытов реконструкции промышленного здания под центр современного искусства, современник «Артплея» на Фрунзенской, но предназначенный не для аренды, а для государственного центра, реконструкция которого финансировалась из бюджета. Здание получилось смелым; алеющими пятнами раскраски фасада оно напоминает о русском авангарде, а вынесенными наружу конструкциями – Европу и прежде всего парижский центр современного искусства Бобур (с тех пор все разговоры о проектах зданий ГЦСИ так вокруг Бобура и вертятся). Конструкции держат верхний этаж; подробнее см. статью Елены Петуховой. ГЦСИ открылся в реконструированном здании в 2005 году.
zooming
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства. Варианты. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын и др. Коллаж Ю.Тарабариной
Реконструкция Государственного Центра современного искусства на Зоологической улице © ПТАМ Хазанова
Реконструкция Государственного Центра современного искусства на Зоологической улице © ПТАМ Хазанова
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства (v 1.0). Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын. Макет. Изображение с сайта бюро Антона Нагавицына archstruktura.com

Работая над реконструкцией, Михаил Хазанов одновременно сделал первый проект Музея современного искусства при ГЦСИ – башню в духе леонидовского «Наркомтяжпрома». Вынесенные наружу металлические конструкции были похожи одновременно на строительные леса, на Шуховскую башню и на ежа. Очень смелые консоли, вырастая из цилиндрического ежика на разных уровнях, страшновато нависали над старым заводским зданием. Это был вполне авангардный проект, во всех смыслах: одновременно и современный, и очень в духе исторического авангарда, не сразу скажешь даже, чего в нем было больше, исторически- или современно- авангардного. Наверное, все же больше исторического, проект выглядел как воплощение мечты Ивана Леонидова. Из всех вариантов здания музея ГЦСИ этот, первый, Михаил Хазанов считает лучшим, любимым и кажется, немного жалеет о нем. В 2002 году проект был показан на венецианской биеннале.
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства (v 1.0). Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын. Изображение с сайта бюро Антона Нагавицына archstruktura.com

Судьба у проекта получилась такая же, как у полетов фантазии великого русского авангардиста. Около 2009 года, после объявления тендера и указа о создании музейного центра ГЦСИ, проект трансформировался. Вначале по требованию архсовета наполовину сократили его высоту, в первой версии приблизительно 100-метровую. Убрали конструктивно сложные консоли. Цилиндрическая башня превратилась в несколько приземистый параллелепипед – скопление стеклянных объемов нелинейного толка, напоминающих Мариинку Эрика Мосса, но заключенных в решетку металлического каркаса и пересеченных и собранных диагоналями лестниц.
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

В другом варианте структуру обтянули архитектурной тканью, спроецировав на нее лестницы: получилась своего рода плоская версия центра Помпиду. Так мог бы выглядеть Бобур в процессе реконструкции, обтянутый тканью с изображением его фасадов-внутренностей. Достоинством проекта была его полупрозрачность и задуманное авторами постоянное движение ткани, колышимой ветром.
zooming
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын
Музей современного искусства в составе ГЦСИ. Зоологическая ул., вл. 13 © ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

Проектирование башни на Зоологической улице сопровождалось (впрочем не очень активным) сопротивлением «Архнадзора», защищавшего Театральный дом 1916 года (архитектор Осип Шишковский, но т.к. организатором строительства был Василий Поленов, то предполагается его эскиз). «Поленовский» дом, как рассказывает Михаил Хазанов, должен был войти в состав нового комплекса, сохранив часть своих фасадов; впрочем дом был сильно перестроен в советское время чуть ли не из силикатного кирпича.
zooming
Музей современного искусства в составе государственного центра современного искусства. Версия до 2012 г. Зоологическая ул., вл. 13. ПТАМ Хазанова. М. Хазанов, М. Миндлин, А. Нагавицын

Вовсе не из-за Театрального дома, а по причине загруженности Зоологической улицы и сложности инженерных коммуникаций в 2012 году строительство башни ГЦСИ перенесли на место рухнувшего в 2006 году Бауманского (Басманного) рынка, где до этого планировалось новое здание Некрасовской библиотеки. Библиотека вошла в состав будущего комплекса, центром должна была стать 16-этажная башня, преемственность архитектуры которой с проектом Зоологической прочитывалась достаточно ясно. В переработанном варианте проекта башня поместилась вместо затесненной Зоологической на просторном участке и вокруг нее появились пандусы и подобие спрямленного амфитеатра.

После переноса площадки в апреле 2012 года проект одобрили на архсовете – но через полгода окончательно отменили после критики на заседании Общественного совета при Минкульте (см. блестящий комментарий Анны Толстовой в Коммерсанте; основными противниками старого проекта были директор «Гаража» Антон Белов, попечитель «Стрелки» Александр Мамут и Сергей Капков, сейчас Антон Белов и Сергей Капков входят в Попечительский совет ГЦСИ, а «Стрелка» организует конкурс). В конце 2012 года было объявлено о том, что музей ГЦСИ разместится на Ходынском поле; тогда впервые зашла речь о международном конкурсе под председательством Сергея Кузнецова. В декабре пресса повторяла слова министра культуры Мединского о том, здание ГЦСИ станет «стержневым корнем» застройки Ходынского поля, хотя незадолго до этого выдвигались предложения отказаться от стройки и предоставить ГЦСИ одно из имеющихся в Москве зданий. Комплекс на Бауманской планировалось построить к 2016 году, теперь завершение строительства заявлено в 2018 году.

Итак, прием заявок на новый конкурс на архитектурную концепцию музейно-выставочного комплекса ГЦСИ начнется 20 августа на сайте newncca.ru.

27 Июля 2013

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Михаил Миндлин: на первом этаже нового ГЦСИ появится...
На основе концепции победителей международного конкурса Heneghan Peng Architects завершена разработка проекта нового здания Центра современного искусства на Ходынском поле. Детали проектирования в интервью порталу рассказал Генеральный директор ГЦСИ Михаил Миндлин.
Джованна Карневали: «Именно практический опыт позволяет...
Джованна Карневали, руководитель конкурсного отдела КБ «Стрелка» и бывший директор Фонда Миса ван дер Роэ – о конкурсах как «трамплине» для архитекторов и процессе конкурса на проект Центра нанотехнологий Тель-Авивского университета.
Пресса: Московские международные
В последние полтора года в столице по инициативе ныне действующего руководства Москомархитектуры было организовано более двадцати творческих конкурсов на проектирование знаковых сооружений и целых фрагментов городской среды. Впервые за восемьдесят лет в формирование архитектурной летописи Москвы активно включились десятки проектных бюро всего мира. По количеству задействованных зарубежных специалистов и по географическому разбросу стран, где они живут и работают, явно установлен абсолютный рекорд. Не претендуя на полное раскрытие темы – для этого понадобилась бы объемистая монография! – ограничимся коротким рассказом о самом главном.
Пресса: В Берлине открылась архитектурная выставка «Новая...
В Берлине открылась архитектурная выставка «Новая Москва» - она должна показать европейцам, как изменилась градостроительная политика российской столицы всего на двух примерах. Это парк «Зарядье» и Центр современного искусства на Ходынском поле - два еще не реализованных проекта, концепции которых отбирались на конкурсной основе с привлечением архитекторов со всего мира.
Пресса: Теория большого музейного бума
В прошлом году при поддержке Москомархитектуры прошли сразу три крупных международных архитектурных конкурса, связанных с музеями, а в этом году объявлен еще один, на этот раз национальный. Портал Архсовета выяснил, что происходит с каждым из проектов.
Пресса: Студия MEL: каким мог быть новый ГЦСИ
На недавнем конкурсе на проект нового здания для ГЦСИ единственным финалистом из России была студия «МEL», основанная Федором Дубинниковым и Павлом Чауниным. ARCHiPEOPLE узнал, каким образом они достигли такого успеха.
Пресса: На Ходынке вырастет вертикальный элемент
Конкурс на проект здания Государственного центра современного искусства, объявленный летом, завершился победой ирландского бюро Heneghan Peng Architects. Архитекторы видят будущий музей как «вертикальный элемент в центре Ходынского поля, возвышающийся над местом, где раньше был аэродром. О преимуществах этого проекта над другими рассказал директор музея Михаил Миндлин.
Пресса: Искусство на взлетной полосе
Победителем открытого конкурса архитектурных концепций нового здания Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) на Ходынском поле стало ирландское бюро Heneghan Peng Architects.
Пресса: Каток для современного искусства
Новое здание Государственного центра современного искусства на Ходынском поле может стать законодателем мод в музейной архитектуре: испанцы и русские предлагают кубы и цилиндры, ирландцы — каток на взлетно-посадочных полосах, но в выделенные бюджетом четыре миллиарда рублей не уложился ни один участник шорт-листа конкурса.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.