Заказ, надзор и конкурсы

23 мая в рамках «Арх Москвы» прошел традиционный «Завтрак архитектора», участники которого обсудили изменения в градостроительной политике города, внедряемую систему конкурсов и вечную проблему взаимодействия заказчика, проектировщика и властей.

mainImg

«Завтрак архитектора» – одна из многолетних традиций выставки «Арх Москвы», дающая проектировщикам и инвесторам возможность встретиться и пообщаться в непринужденной обстановке. В этом году мероприятие прошло в новом формате – к дискуссии подключились городские власти. Тема, которую Москомархитектура совместно с «Гильдией управляющих и девелоперов» предложила к обсуждению, была сформулирована так: «Ключевые изменения в градостроительной политике города». Ведущими дискуссии стали директор гильдии Екатерина Крылова и директор «Экспо-парка» Василий Бычков. 

«Завтрак архитектора» в зале ДНК центрального дома художника. Фотография А. Павликовой
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Фотография А. Павликовой

Открыл мероприятие главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, рассказав собравшимся об основных нововведениях. Так, изменился порядок рассмотрения проектов: теперь каждый проект в обязательном порядке должен получить свидетельство АГР, без которого не будет выдано разрешение на строительство. Также введены предварительные, рабочие рассмотрения проектов, которые проходят еженедельно, возобновлена работа архсовета. Особое внимание уделено развитию конкурсной практики. На сегодняшний день, по словам Сергея Кузнецова, конкурс является добровольной, но наиболее оптимальной процедурой проведения проекта, поскольку это самая правильная и контролируемая форма получения качественного решения за определенный отрезок времени (Подробнее об этих и других инициативах читайте в недавнем интервью Сергея Кузнецова для Архи.ру).
Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер». Фотография А. Павликовой

Свое видение современной градостроительной ситуации в Москве обозначил и Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер», при поддержке которой проходил «завтрак архитектора». Он отметил, что с приходом новой архитектурной и градостроительной власти произошло явное перераспределение приоритетов в развитии города, в особенности его центра. Теперь в центре запрещено строить офисы, но стало возможным строительство жилья, в фокус внимания попали промышленные территории, на первый план вышли развитие социальной и транспортной инфраструктуры. Что же касается интересов девелоперов, то сегодня основными направлениями их деятельности остаются комплексные инвестиционные проекты, как, например, развитие бывших промзон, качественное благоустройство территорий, а также участие в городских программах развития транспортной инфраструктуры, в частности – в строительстве коммерческих объектов, офисов и парковок в районе ТПУ. 

Вообще отметим, что присутствие на «завтраке» главного архитектора Москвы поначалу нарушило привычный формат встречи. Представители девелоперских компаний, обрадовавшись представившемуся случаю, буквально закидали чиновника вопросами. Будут ли определены правила ввода объектов в эксплуатацию с отделкой? Что будет с ветхим жильем? Каким должен быть функциональный состав осваиваемых промышленных зон? Есть ли у города планы по развитию крупнейших площадок в центре столицы, скажем, территории ГЭС №1, что напротив Зарядья? Спросили инвесторы и о планируемых изменениях статуса апартаментов, которые сейчас относятся к нежилому фонду, но будут пересматриваться в сторону увеличения социальной  «нагрузки» .

Сергей Кузнецов:
«По сути, апартаменты сегодня – это полулегальная схема, прореха в законодательстве, позволяющая строить жилье без какой-либо инфраструктуры. Ведь там тоже живут люди и, как правило, на вполне постоянной основе. Сейчас эти помещения не обеспечены даже элементарными объектами социального и культурного быта, из-за чего вся нагрузка ложится на существующие учреждения. Взамен мы планируем формировать такую типологию, как арендное жилье. У нас уже предусмотрен целый пакет мероприятий, внутри генерального плана создан раздел, посвященный внедрению института арендного жилья». 
Слева направо: Олег Артемьев, Тотан Кузембаев и Николай Лызлов. Фотография А. Павликовой

Андрей Гнездилов:
«В самом генплане мы не предполагаем создания районов или кварталов арендного жилья. Скорее речь идет о целом комплексе нормирования нового типологического сектора. Меня волнует, что в городе очень много «серых пятен», которые не описываются нормами. Проектирование гостиниц под видом апартаментов – это одна из таких «серых» зон. Задача градостроительства – четко выделить линии ответственности города и горожанина, частного и общественного».

Шквал вопросов остановил Василий Бычков, попросив собравшихся не превращать дискуссию в пресс-конференцию главного архитектора города, а вместо этого поделиться своими впечатлениями, связанными с уже произошедшими изменениями в сфере проектирования и строительства. В частности, директор  «Экспо-парка»поинтересовался у участников дискуссии, считают ли они, что самый тяжелый период, связанный с экономическим кризисом и сменой политического курса, уже преодолен. 

Андрей Грудин:
«Болевой шок уже прошел, мы видим, что рынок сегодня на подъеме, а происходящие изменения носят позитивный характер. И архитектурные власти, и градостроительный комплекс стали внимательнее относится к бизнес-сообществу. Хотелось бы, чтобы было больше информационного освещения. Чем больше будет информации и диалога, тем точнее мы сможем выполнять поставленные задачи».
Николай Шумаков и Андрей Гнездилов. Фотография А. Павликовой

Архитектор Левон Айрапетов смотрит на ситуацию куда менее оптимистично:
«Девелоперы – это люди, которые зарабатывают деньги, но деньги не интересуют конечного потребителя, его интересует качество продукта. Человек, который продает машину, к ее производству отношения не имеет, ее собирают другие люди, и он не должен рассказывать им, как это нужно делать. Девелоперы построили тот город, который сейчас никому не нравится, лет 25 строили. А архитекторам сегодня нужны понятные правила игры, архитекторы заинтересованы в том, чтобы создавать продукт, на который не стыдно повесить табличку со своим именем».

Сергей Кузнецов:
«Многие годы архитектурная практика развивалась таким образом, что создавать качественный продукт было невероятно сложно. Я пытаюсь переломить эту ситуацию. Сейчас мы проводим конкурс на развитие территории Зарядья, в котором может принять участие каждый высококвалифицированный архитектор. Информация о нем доступна всем. Организовать этот конкурс было непросто, мне это стоило огромных нервов и усилий. В России серьезно недооценивается этап планирования проектирования. Говоря о внедрении конкурсных процедур, я, на самом деле, пытаюсь сдвинуть тектонические пласты этого непонимания.

Что же касается участия девелоперов в строительстве города, «который сегодня никому не нравится», то нельзя сказать, что архитекторы здесь совсем ни при чем. Разве это Юрий Михайлович рисовал те дома, которые причисляют к «лужковскому стилю»? Это не его рукой нарисовано. У Сталина был примерно тот же вкусовой запрос, но архитекторы тогда смогли ответить по-другому, и сталинская архитектура стала лицом города».

Левон Айрапетов:
«Тогда запрос был культурный, а сегодня денежный... Почему на завтраке архитектора разговаривают девелоперы с девелоперами? Почему девелоперы мне рассказывают, как я должен проектировать? Я все это прекрасно знаю. Задача девелопера – дать деньги и получить прибыль, моя задача – создать качественный продукт».

Андрей Грудин:
«Я хотел бы защитить девелоперов. Архитектор  –это, безусловно, очень важное звено, но без девелопера никакое строительство вообще не состоится. Девелопер как никто другой понимает запросы сегодняшнего клиента. Невозможно создать качественный и эффективный продукт без девелопера. В противном случае это будет памятник амбициям архитектора».
Левон Айрапетов. Фотография А. Павликовой

Алексей Плохой из компании ALCON Development, в свою очередь, объяснил причины, по которым девелоперы относятся к конкурсам с большой настороженностью:
«По сути, по итогам конкурса мы вынуждены брать кота в мешке. А если, как предлагает уважаемый архитектор, мы будем подключаться на последнем этапе, то ситуация еще более осложнится. Получится, что конкурс провели без нас, дали нам непонятного человека, которому теперь мы должны платить деньги по контракту, что является обязательным условием конкурса. На мой взгляд, это не совсем корректно».


Сергей Кузнецов:
«Тематика конкурсного отбора, конечно же, предусматривает контракт с победившим архитектором. Контракт дает ему гарантию соблюдения авторского права в реализации проекта. Но проблема дефицита надежных и высокопрофессиональных архитекторов действительно существует. У нас слишком короткая скамейка запасных кадров производственных сил – в строительстве, в проектировании, в девелопменте. Однако это не означает, что нужно отказаться от конкурсной программы. Все критерии, которые позволяют прогнозировать результат, помогает определить подробное техническое задание, мы не призываем выбирать проекты только по внешнему виду. Конкурс позволяет выбрать проект, в котором соблюден правильный баланс внешней привлекательности, экономической целесообразности и качества исполнения».

Елена Гонсалес:
«Мне часто приходится сталкиваться с конкурсами – иногда в роли организатора, иногда в роли члена жюри. Как правило, у нас проводятся либо небольшие конкурсы для студентов и молодежи, либо очень крупные конкурсы, требующие от участников серьезного профессионального опыта, и понятно, что ни те, ни другие не рассчитаны на архитектора средней величины, каких в Москве большинство».

Сергей Кузнецов:
«Могу сказать, что мы всегда рекомендуем привлекать некоторое количество менее известных или молодых офисов. Например, в конкурсе на 4-й участок Москва-Сити выиграла довольно молодая компания UNK project».

Евгений Полянцев:
«Ровно год назад Москомархитектура объявила конкурс на проект развития территории Зарядья. По его итогам профессиональное жюри отметило десять проектных решений. Сменилась власть, но мы надеялись на какую-то преемственность. Этого не случилось, все начали с чистого листа. И если говорить о сегодняшней модели конкурса, то, по моему мнению, он только формально носит статус открытого, на деле же он ориентирован на западных архитектурных звезд. Заданы такие условия, при которых российские архитекторы вынуждено метаться как ошпаренные тараканы по миру в поисках звездных иностранных бюро для того, чтобы пролезть в это прокрустово ложе».

Сергей Кузнецов:
«Ситуация обратная: это западные архитектурные звезды мечутся как «ошпаренные тараканы» в поисках российских партнеров. Я это знаю доподлинно, потому что мы содействуем им в поиске. Плотность хороших архитекторов на Западе в десятки раз выше, чем в России. И они сейчас вынуждены искать сильные русские офисы, которые в свою очередь имеют огромный выбор партнеров. Я сам начинал свою карьеру с партнерства и считаю, что это нормальный путь к повышению собственной квалификации. Да, конкурс предполагает высокий статус участников. Я не считаю, что это дискриминация. Для любого из российских архитекторов, который сможет поучаствовать в данной работе, это будет успех. Я уверен, что в случае с такими топовыми объектами как Зарядье без инъекций звездного опыта обойтись нельзя. Кто создал сегодняшний Берлин? Разве только немецкие архитекторы? Город не сможет приобрести статус столицы первоклассной современной архитектуры без международного участия.

Что касается преемственности с предыдущим конкурсом, то, скажу откровенно, форму преемственности нам найти не удалось. Предыдущий конкурс был проведен из рук вон плохо. Не было даже хоть сколько-нибудь внятного ТЗ. Сейчас все принципиально иначе, ТЗ отработано до гвоздя, технические возможности прописаны детальнейшим образом. Мы понимаем, какой проект хотим получить. И если в итоге будут получены хорошие результаты, то данный конкурс станет показательным примером, позволяющим нам двигаться в сторону демократизации конкурсной практики».

Александр Подусков, компания KR Properties:
«За последний год мы провели четыре конкурса, в которых приняли участие самые разные архитекторы – как начинающие, так и профессионалы. Мы готовы работать с любыми проектировщиками. Вопрос в другом. В девелопменте очень часто работают специалисты с высшим градостроительным образованием, которые прекрасно понимают ситуацию в городе. А архитекторов, способных нас чему-то научить, на рынке очень и очень мало. Тон приходится задавать девелоперам, мы охотно перенимаем западный опыт, но с не меньшей охотой привлекали бы и отечественных специалистов, если бы они доказали нам, что могут не хуже».

Антон Надточий:
«Я помню предыдущие круглые столы, которые всегда проходили под флагом конфронтации архитекторов с девелоперами. Мне кажется, сегодняшнее заседание показывает, что девелоперы и архитекторы уже практически слились в едином порыве. Меня радует, что архитектура становится для заказчика не менее существенным фактором, чем коммерческие показатели, и что проблема диалога между девелопером и архитектором постепенно уходит на второй план. Но остается проблема взаимодействия с государственным заказом. Нам пришлось с этим столкнуться в своей практике. И здесь сразу на поверхности оказался чудовищно низкий статус профессии архитектора, лишенного всех механизмов контроля качества конечного продукта. Вторая проблема – это государственные тендеры, где самым важным критерием является стоимость. Если город хочет добиться появления качественной архитектуры, эту систему надо коренным образом менять».

Сергей Кузнецов:
«Я понимаю, насколько сильным бывает давление заказчика, сроков и денег. Но ответственным все равно остается архитектор. Я сам прошел через такие ситуации – и не только в Москве, но и в еще более сложных регионах. Например, в Казани мы построили Дворец спорта, получилось очень качественное сооружение. Но это потребовало колоссальных затрат энергии и сил. Новый регламент утверждения АГР несет в себе принципиально новый пункт: Мосгорстройнадзор не дает разрешения на строительство и не принимает в эксплуатацию не соответствующий проектному архитектурному решению объект. Это значит, что теперь государственный надзор является союзником архитектора в осуществлении авторского надзора. Я считаю, что это эпохальный шаг для всех нас в борьбе за контроль качества.

Что касается тендеров, то у нас действует ФЗ №94. Для нас он является большой проблемой, встроиться в этот закон с нашей конкурсной программой непросто. Но архитектура – это особенный продукт, который нельзя ставить в один ряд с закупкой консервных банок. Я верю, что только добившись хорошего результата, можно доказать необходимость пересмотра закона – не наоборот. Когда мы преодолеем начальный период, когда у нас будут определенные достижения, тогда двигаться дальше станет значительно проще. Сегодня прошло еще слишком мало времени. Не страшно двигаться медленно, страшно стоять на месте».

Александр Асадов и Алексей Бавыкин. Фотография А. Павликовой
Елена Гонсалес и Василий Бычков. Фотография А. Павликовой
У микрофона: Евгений Полянцев. Фотография А. Павликовой
Александр Подусков, компания KR Properties. Александр Подусков, компания KR Properties. Фотография А. Павликовой
Вера Бутко, Антон Надточий, Елена Гонсалес. Фотография А. Павликовой

30 Мая 2013

Похожие статьи
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
НИИФИЛ <аретова>
Борис Бернаскони в ММОМА показывает, как устаревшее слово НИИ делает куратора по-настоящему главным на выставке, как подчинить живопись архитектуре и еще рассказывает, что творчество – это только придумывание нового. Разбираемся в масштабе новаций.
Константинов: путь к архитектуре
До 26 мая включительно не поздно успеть на распределенную по двум площадкам выставку Александра Константинова, доктора математики и художника-концептуалиста, автора объектов, причем очень крупных, городского и ландшафтного масштаба. Выставка – в Западном крыле ГТГ, два восстановленных объекта – в ГЭС-2. Автор экспозиции в ГТГ – Евгений Асс.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Мастер яркого высказывания
Искусство архитектора и художника Владимира Сомова построено на столь ярких контрастах, что, входя на выставку, в какой-то момент думаешь, что получил кулаком в нос. А потом очень интересно. Мало кто, даже из модернистов, допущенных к работе с уникальными проектами, искал сложности так увлеченно, чтобы не сказать самозабвенно. ММОМА показывает выставку, основанную на работах, переданных автором в музей в 2019–2020 годах, но дополненную так, чтобы раскрыть Сомова и как художника, и как архитектора.
Вулканическое
В Никола-Ленивце сожгли Черную гору – вулкан. Ее автор – она же автор Вавилонской башни 2022 года, и два объекта заметно перекликаются между собой. Только если предыдущий был про человеческое дерзновение, то теперь форма ушла в природные ассоциации и растворилась там. Вашему вниманию – фотографии сожжения.
Два, пять, десять, девятнадцать: Нижегородский рейтинг
В Нижнем Новгороде наградили победителей XV, по-своему юбилейного, архитектурного рейтинга. Вручали пафосно, на большой сцене недавно открывшейся «Академии Маяк», а победителей на сей раз два: Школа 800 и Галерея на Ошарской. А мы присоединили к двум трех, получилось пять: сокращенный список шорт-листа. И для разнообразия каждый проект немного поругали, потому что показалось, что в этом году в рейтинге есть лидеры, но абсолютного – вот точно нет.
Соборы Грозного
Новую выставку в Анфиладе Дома Талызиных в какой-то мере можно определить как учебник по истории архитектуры XVI века, скомпонованный по самым новым исследованиям, с самыми актуальными датировками и самыми здравыми интерпретациями хрестоматийных памятников. Как церковь Вознесения в Коломенском, собор Покрова на Рву, церковь в Дьякове и другие. Это ценный и, главное, свежий, обновленный материал. Но в него надо вдумываться. Объясняем что можем, и всех зовем на выставку. Она отлично работает для ликвидации безграмотности. Но надо быть внимательным.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Технологии и материалы
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Сейчас на главной
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Пресса: Столичный кейс в Омске: как и где строить не только...
Подкаст "Зерно архитектуры" побывал в гостях у "Архитектурной группы ДНК" в Москве. Сейчас их проект воплощается в жилой комплекс бизнес-класса "Пушкина 77" на пересечении улиц Масленникова и Жукова в Омске. Соучредитель и глава компании Константин Ходнев рассказал ведущей подкаста Алине Бегун, как птицы стали "частью" омского аэропорта, куда следует относить знаковые стены с граффити, за что команду архитекторов обвиняли в диверсии и что хорошего они надеются привнести в застройку и благоустройство Омска?
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.