Заказ, надзор и конкурсы

23 мая в рамках «Арх Москвы» прошел традиционный «Завтрак архитектора», участники которого обсудили изменения в градостроительной политике города, внедряемую систему конкурсов и вечную проблему взаимодействия заказчика, проектировщика и властей.

Автор текста:
Алла Павликова

30 Мая 2013
mainImg

«Завтрак архитектора» – одна из многолетних традиций выставки «Арх Москвы», дающая проектировщикам и инвесторам возможность встретиться и пообщаться в непринужденной обстановке. В этом году мероприятие прошло в новом формате – к дискуссии подключились городские власти. Тема, которую Москомархитектура совместно с «Гильдией управляющих и девелоперов» предложила к обсуждению, была сформулирована так: «Ключевые изменения в градостроительной политике города». Ведущими дискуссии стали директор гильдии Екатерина Крылова и директор «Экспо-парка» Василий Бычков. 

«Завтрак архитектора» в зале ДНК центрального дома художника. Фотография А. Павликовой
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Фотография А. Павликовой

Открыл мероприятие главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, рассказав собравшимся об основных нововведениях. Так, изменился порядок рассмотрения проектов: теперь каждый проект в обязательном порядке должен получить свидетельство АГР, без которого не будет выдано разрешение на строительство. Также введены предварительные, рабочие рассмотрения проектов, которые проходят еженедельно, возобновлена работа архсовета. Особое внимание уделено развитию конкурсной практики. На сегодняшний день, по словам Сергея Кузнецова, конкурс является добровольной, но наиболее оптимальной процедурой проведения проекта, поскольку это самая правильная и контролируемая форма получения качественного решения за определенный отрезок времени (Подробнее об этих и других инициативах читайте в недавнем интервью Сергея Кузнецова для Архи.ру).
Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер». Фотография А. Павликовой

Свое видение современной градостроительной ситуации в Москве обозначил и Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер», при поддержке которой проходил «завтрак архитектора». Он отметил, что с приходом новой архитектурной и градостроительной власти произошло явное перераспределение приоритетов в развитии города, в особенности его центра. Теперь в центре запрещено строить офисы, но стало возможным строительство жилья, в фокус внимания попали промышленные территории, на первый план вышли развитие социальной и транспортной инфраструктуры. Что же касается интересов девелоперов, то сегодня основными направлениями их деятельности остаются комплексные инвестиционные проекты, как, например, развитие бывших промзон, качественное благоустройство территорий, а также участие в городских программах развития транспортной инфраструктуры, в частности – в строительстве коммерческих объектов, офисов и парковок в районе ТПУ. 

Вообще отметим, что присутствие на «завтраке» главного архитектора Москвы поначалу нарушило привычный формат встречи. Представители девелоперских компаний, обрадовавшись представившемуся случаю, буквально закидали чиновника вопросами. Будут ли определены правила ввода объектов в эксплуатацию с отделкой? Что будет с ветхим жильем? Каким должен быть функциональный состав осваиваемых промышленных зон? Есть ли у города планы по развитию крупнейших площадок в центре столицы, скажем, территории ГЭС №1, что напротив Зарядья? Спросили инвесторы и о планируемых изменениях статуса апартаментов, которые сейчас относятся к нежилому фонду, но будут пересматриваться в сторону увеличения социальной  «нагрузки» .

Сергей Кузнецов:
«По сути, апартаменты сегодня – это полулегальная схема, прореха в законодательстве, позволяющая строить жилье без какой-либо инфраструктуры. Ведь там тоже живут люди и, как правило, на вполне постоянной основе. Сейчас эти помещения не обеспечены даже элементарными объектами социального и культурного быта, из-за чего вся нагрузка ложится на существующие учреждения. Взамен мы планируем формировать такую типологию, как арендное жилье. У нас уже предусмотрен целый пакет мероприятий, внутри генерального плана создан раздел, посвященный внедрению института арендного жилья». 
Слева направо: Олег Артемьев, Тотан Кузембаев и Николай Лызлов. Фотография А. Павликовой

Андрей Гнездилов:
«В самом генплане мы не предполагаем создания районов или кварталов арендного жилья. Скорее речь идет о целом комплексе нормирования нового типологического сектора. Меня волнует, что в городе очень много «серых пятен», которые не описываются нормами. Проектирование гостиниц под видом апартаментов – это одна из таких «серых» зон. Задача градостроительства – четко выделить линии ответственности города и горожанина, частного и общественного».

Шквал вопросов остановил Василий Бычков, попросив собравшихся не превращать дискуссию в пресс-конференцию главного архитектора города, а вместо этого поделиться своими впечатлениями, связанными с уже произошедшими изменениями в сфере проектирования и строительства. В частности, директор  «Экспо-парка»поинтересовался у участников дискуссии, считают ли они, что самый тяжелый период, связанный с экономическим кризисом и сменой политического курса, уже преодолен. 

Андрей Грудин:
«Болевой шок уже прошел, мы видим, что рынок сегодня на подъеме, а происходящие изменения носят позитивный характер. И архитектурные власти, и градостроительный комплекс стали внимательнее относится к бизнес-сообществу. Хотелось бы, чтобы было больше информационного освещения. Чем больше будет информации и диалога, тем точнее мы сможем выполнять поставленные задачи».
Николай Шумаков и Андрей Гнездилов. Фотография А. Павликовой

Архитектор Левон Айрапетов смотрит на ситуацию куда менее оптимистично:
«Девелоперы – это люди, которые зарабатывают деньги, но деньги не интересуют конечного потребителя, его интересует качество продукта. Человек, который продает машину, к ее производству отношения не имеет, ее собирают другие люди, и он не должен рассказывать им, как это нужно делать. Девелоперы построили тот город, который сейчас никому не нравится, лет 25 строили. А архитекторам сегодня нужны понятные правила игры, архитекторы заинтересованы в том, чтобы создавать продукт, на который не стыдно повесить табличку со своим именем».

Сергей Кузнецов:
«Многие годы архитектурная практика развивалась таким образом, что создавать качественный продукт было невероятно сложно. Я пытаюсь переломить эту ситуацию. Сейчас мы проводим конкурс на развитие территории Зарядья, в котором может принять участие каждый высококвалифицированный архитектор. Информация о нем доступна всем. Организовать этот конкурс было непросто, мне это стоило огромных нервов и усилий. В России серьезно недооценивается этап планирования проектирования. Говоря о внедрении конкурсных процедур, я, на самом деле, пытаюсь сдвинуть тектонические пласты этого непонимания.

Что же касается участия девелоперов в строительстве города, «который сегодня никому не нравится», то нельзя сказать, что архитекторы здесь совсем ни при чем. Разве это Юрий Михайлович рисовал те дома, которые причисляют к «лужковскому стилю»? Это не его рукой нарисовано. У Сталина был примерно тот же вкусовой запрос, но архитекторы тогда смогли ответить по-другому, и сталинская архитектура стала лицом города».

Левон Айрапетов:
«Тогда запрос был культурный, а сегодня денежный... Почему на завтраке архитектора разговаривают девелоперы с девелоперами? Почему девелоперы мне рассказывают, как я должен проектировать? Я все это прекрасно знаю. Задача девелопера – дать деньги и получить прибыль, моя задача – создать качественный продукт».

Андрей Грудин:
«Я хотел бы защитить девелоперов. Архитектор  –это, безусловно, очень важное звено, но без девелопера никакое строительство вообще не состоится. Девелопер как никто другой понимает запросы сегодняшнего клиента. Невозможно создать качественный и эффективный продукт без девелопера. В противном случае это будет памятник амбициям архитектора».
Левон Айрапетов. Фотография А. Павликовой

Алексей Плохой из компании ALCON Development, в свою очередь, объяснил причины, по которым девелоперы относятся к конкурсам с большой настороженностью:
«По сути, по итогам конкурса мы вынуждены брать кота в мешке. А если, как предлагает уважаемый архитектор, мы будем подключаться на последнем этапе, то ситуация еще более осложнится. Получится, что конкурс провели без нас, дали нам непонятного человека, которому теперь мы должны платить деньги по контракту, что является обязательным условием конкурса. На мой взгляд, это не совсем корректно».


Сергей Кузнецов:
«Тематика конкурсного отбора, конечно же, предусматривает контракт с победившим архитектором. Контракт дает ему гарантию соблюдения авторского права в реализации проекта. Но проблема дефицита надежных и высокопрофессиональных архитекторов действительно существует. У нас слишком короткая скамейка запасных кадров производственных сил – в строительстве, в проектировании, в девелопменте. Однако это не означает, что нужно отказаться от конкурсной программы. Все критерии, которые позволяют прогнозировать результат, помогает определить подробное техническое задание, мы не призываем выбирать проекты только по внешнему виду. Конкурс позволяет выбрать проект, в котором соблюден правильный баланс внешней привлекательности, экономической целесообразности и качества исполнения».

Елена Гонсалес:
«Мне часто приходится сталкиваться с конкурсами – иногда в роли организатора, иногда в роли члена жюри. Как правило, у нас проводятся либо небольшие конкурсы для студентов и молодежи, либо очень крупные конкурсы, требующие от участников серьезного профессионального опыта, и понятно, что ни те, ни другие не рассчитаны на архитектора средней величины, каких в Москве большинство».

Сергей Кузнецов:
«Могу сказать, что мы всегда рекомендуем привлекать некоторое количество менее известных или молодых офисов. Например, в конкурсе на 4-й участок Москва-Сити выиграла довольно молодая компания UNK project».

Евгений Полянцев:
«Ровно год назад Москомархитектура объявила конкурс на проект развития территории Зарядья. По его итогам профессиональное жюри отметило десять проектных решений. Сменилась власть, но мы надеялись на какую-то преемственность. Этого не случилось, все начали с чистого листа. И если говорить о сегодняшней модели конкурса, то, по моему мнению, он только формально носит статус открытого, на деле же он ориентирован на западных архитектурных звезд. Заданы такие условия, при которых российские архитекторы вынуждено метаться как ошпаренные тараканы по миру в поисках звездных иностранных бюро для того, чтобы пролезть в это прокрустово ложе».

Сергей Кузнецов:
«Ситуация обратная: это западные архитектурные звезды мечутся как «ошпаренные тараканы» в поисках российских партнеров. Я это знаю доподлинно, потому что мы содействуем им в поиске. Плотность хороших архитекторов на Западе в десятки раз выше, чем в России. И они сейчас вынуждены искать сильные русские офисы, которые в свою очередь имеют огромный выбор партнеров. Я сам начинал свою карьеру с партнерства и считаю, что это нормальный путь к повышению собственной квалификации. Да, конкурс предполагает высокий статус участников. Я не считаю, что это дискриминация. Для любого из российских архитекторов, который сможет поучаствовать в данной работе, это будет успех. Я уверен, что в случае с такими топовыми объектами как Зарядье без инъекций звездного опыта обойтись нельзя. Кто создал сегодняшний Берлин? Разве только немецкие архитекторы? Город не сможет приобрести статус столицы первоклассной современной архитектуры без международного участия.

Что касается преемственности с предыдущим конкурсом, то, скажу откровенно, форму преемственности нам найти не удалось. Предыдущий конкурс был проведен из рук вон плохо. Не было даже хоть сколько-нибудь внятного ТЗ. Сейчас все принципиально иначе, ТЗ отработано до гвоздя, технические возможности прописаны детальнейшим образом. Мы понимаем, какой проект хотим получить. И если в итоге будут получены хорошие результаты, то данный конкурс станет показательным примером, позволяющим нам двигаться в сторону демократизации конкурсной практики».

Александр Подусков, компания KR Properties:
«За последний год мы провели четыре конкурса, в которых приняли участие самые разные архитекторы – как начинающие, так и профессионалы. Мы готовы работать с любыми проектировщиками. Вопрос в другом. В девелопменте очень часто работают специалисты с высшим градостроительным образованием, которые прекрасно понимают ситуацию в городе. А архитекторов, способных нас чему-то научить, на рынке очень и очень мало. Тон приходится задавать девелоперам, мы охотно перенимаем западный опыт, но с не меньшей охотой привлекали бы и отечественных специалистов, если бы они доказали нам, что могут не хуже».

Антон Надточий:
«Я помню предыдущие круглые столы, которые всегда проходили под флагом конфронтации архитекторов с девелоперами. Мне кажется, сегодняшнее заседание показывает, что девелоперы и архитекторы уже практически слились в едином порыве. Меня радует, что архитектура становится для заказчика не менее существенным фактором, чем коммерческие показатели, и что проблема диалога между девелопером и архитектором постепенно уходит на второй план. Но остается проблема взаимодействия с государственным заказом. Нам пришлось с этим столкнуться в своей практике. И здесь сразу на поверхности оказался чудовищно низкий статус профессии архитектора, лишенного всех механизмов контроля качества конечного продукта. Вторая проблема – это государственные тендеры, где самым важным критерием является стоимость. Если город хочет добиться появления качественной архитектуры, эту систему надо коренным образом менять».

Сергей Кузнецов:
«Я понимаю, насколько сильным бывает давление заказчика, сроков и денег. Но ответственным все равно остается архитектор. Я сам прошел через такие ситуации – и не только в Москве, но и в еще более сложных регионах. Например, в Казани мы построили Дворец спорта, получилось очень качественное сооружение. Но это потребовало колоссальных затрат энергии и сил. Новый регламент утверждения АГР несет в себе принципиально новый пункт: Мосгорстройнадзор не дает разрешения на строительство и не принимает в эксплуатацию не соответствующий проектному архитектурному решению объект. Это значит, что теперь государственный надзор является союзником архитектора в осуществлении авторского надзора. Я считаю, что это эпохальный шаг для всех нас в борьбе за контроль качества.

Что касается тендеров, то у нас действует ФЗ №94. Для нас он является большой проблемой, встроиться в этот закон с нашей конкурсной программой непросто. Но архитектура – это особенный продукт, который нельзя ставить в один ряд с закупкой консервных банок. Я верю, что только добившись хорошего результата, можно доказать необходимость пересмотра закона – не наоборот. Когда мы преодолеем начальный период, когда у нас будут определенные достижения, тогда двигаться дальше станет значительно проще. Сегодня прошло еще слишком мало времени. Не страшно двигаться медленно, страшно стоять на месте».

Александр Асадов и Алексей Бавыкин. Фотография А. Павликовой
Елена Гонсалес и Василий Бычков. Фотография А. Павликовой
У микрофона: Евгений Полянцев. Фотография А. Павликовой
Александр Подусков, компания KR Properties. Александр Подусков, компания KR Properties. Фотография А. Павликовой
Вера Бутко, Антон Надточий, Елена Гонсалес. Фотография А. Павликовой

30 Мая 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.