Заказ, надзор и конкурсы

23 мая в рамках «Арх Москвы» прошел традиционный «Завтрак архитектора», участники которого обсудили изменения в градостроительной политике города, внедряемую систему конкурсов и вечную проблему взаимодействия заказчика, проектировщика и властей.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg

«Завтрак архитектора» – одна из многолетних традиций выставки «Арх Москвы», дающая проектировщикам и инвесторам возможность встретиться и пообщаться в непринужденной обстановке. В этом году мероприятие прошло в новом формате – к дискуссии подключились городские власти. Тема, которую Москомархитектура совместно с «Гильдией управляющих и девелоперов» предложила к обсуждению, была сформулирована так: «Ключевые изменения в градостроительной политике города». Ведущими дискуссии стали директор гильдии Екатерина Крылова и директор «Экспо-парка» Василий Бычков. 

«Завтрак архитектора» в зале ДНК центрального дома художника. Фотография А. Павликовой
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Фотография А. Павликовой

Открыл мероприятие главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, рассказав собравшимся об основных нововведениях. Так, изменился порядок рассмотрения проектов: теперь каждый проект в обязательном порядке должен получить свидетельство АГР, без которого не будет выдано разрешение на строительство. Также введены предварительные, рабочие рассмотрения проектов, которые проходят еженедельно, возобновлена работа архсовета. Особое внимание уделено развитию конкурсной практики. На сегодняшний день, по словам Сергея Кузнецова, конкурс является добровольной, но наиболее оптимальной процедурой проведения проекта, поскольку это самая правильная и контролируемая форма получения качественного решения за определенный отрезок времени (Подробнее об этих и других инициативах читайте в недавнем интервью Сергея Кузнецова для Архи.ру).
Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер». Фотография А. Павликовой

Свое видение современной градостроительной ситуации в Москве обозначил и Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер», при поддержке которой проходил «завтрак архитектора». Он отметил, что с приходом новой архитектурной и градостроительной власти произошло явное перераспределение приоритетов в развитии города, в особенности его центра. Теперь в центре запрещено строить офисы, но стало возможным строительство жилья, в фокус внимания попали промышленные территории, на первый план вышли развитие социальной и транспортной инфраструктуры. Что же касается интересов девелоперов, то сегодня основными направлениями их деятельности остаются комплексные инвестиционные проекты, как, например, развитие бывших промзон, качественное благоустройство территорий, а также участие в городских программах развития транспортной инфраструктуры, в частности – в строительстве коммерческих объектов, офисов и парковок в районе ТПУ. 

Вообще отметим, что присутствие на «завтраке» главного архитектора Москвы поначалу нарушило привычный формат встречи. Представители девелоперских компаний, обрадовавшись представившемуся случаю, буквально закидали чиновника вопросами. Будут ли определены правила ввода объектов в эксплуатацию с отделкой? Что будет с ветхим жильем? Каким должен быть функциональный состав осваиваемых промышленных зон? Есть ли у города планы по развитию крупнейших площадок в центре столицы, скажем, территории ГЭС №1, что напротив Зарядья? Спросили инвесторы и о планируемых изменениях статуса апартаментов, которые сейчас относятся к нежилому фонду, но будут пересматриваться в сторону увеличения социальной  «нагрузки» .

Сергей Кузнецов:
«По сути, апартаменты сегодня – это полулегальная схема, прореха в законодательстве, позволяющая строить жилье без какой-либо инфраструктуры. Ведь там тоже живут люди и, как правило, на вполне постоянной основе. Сейчас эти помещения не обеспечены даже элементарными объектами социального и культурного быта, из-за чего вся нагрузка ложится на существующие учреждения. Взамен мы планируем формировать такую типологию, как арендное жилье. У нас уже предусмотрен целый пакет мероприятий, внутри генерального плана создан раздел, посвященный внедрению института арендного жилья». 
Слева направо: Олег Артемьев, Тотан Кузембаев и Николай Лызлов. Фотография А. Павликовой

Андрей Гнездилов:
«В самом генплане мы не предполагаем создания районов или кварталов арендного жилья. Скорее речь идет о целом комплексе нормирования нового типологического сектора. Меня волнует, что в городе очень много «серых пятен», которые не описываются нормами. Проектирование гостиниц под видом апартаментов – это одна из таких «серых» зон. Задача градостроительства – четко выделить линии ответственности города и горожанина, частного и общественного».

Шквал вопросов остановил Василий Бычков, попросив собравшихся не превращать дискуссию в пресс-конференцию главного архитектора города, а вместо этого поделиться своими впечатлениями, связанными с уже произошедшими изменениями в сфере проектирования и строительства. В частности, директор  «Экспо-парка»поинтересовался у участников дискуссии, считают ли они, что самый тяжелый период, связанный с экономическим кризисом и сменой политического курса, уже преодолен. 

Андрей Грудин:
«Болевой шок уже прошел, мы видим, что рынок сегодня на подъеме, а происходящие изменения носят позитивный характер. И архитектурные власти, и градостроительный комплекс стали внимательнее относится к бизнес-сообществу. Хотелось бы, чтобы было больше информационного освещения. Чем больше будет информации и диалога, тем точнее мы сможем выполнять поставленные задачи».
Николай Шумаков и Андрей Гнездилов. Фотография А. Павликовой

Архитектор Левон Айрапетов смотрит на ситуацию куда менее оптимистично:
«Девелоперы – это люди, которые зарабатывают деньги, но деньги не интересуют конечного потребителя, его интересует качество продукта. Человек, который продает машину, к ее производству отношения не имеет, ее собирают другие люди, и он не должен рассказывать им, как это нужно делать. Девелоперы построили тот город, который сейчас никому не нравится, лет 25 строили. А архитекторам сегодня нужны понятные правила игры, архитекторы заинтересованы в том, чтобы создавать продукт, на который не стыдно повесить табличку со своим именем».

Сергей Кузнецов:
«Многие годы архитектурная практика развивалась таким образом, что создавать качественный продукт было невероятно сложно. Я пытаюсь переломить эту ситуацию. Сейчас мы проводим конкурс на развитие территории Зарядья, в котором может принять участие каждый высококвалифицированный архитектор. Информация о нем доступна всем. Организовать этот конкурс было непросто, мне это стоило огромных нервов и усилий. В России серьезно недооценивается этап планирования проектирования. Говоря о внедрении конкурсных процедур, я, на самом деле, пытаюсь сдвинуть тектонические пласты этого непонимания.

Что же касается участия девелоперов в строительстве города, «который сегодня никому не нравится», то нельзя сказать, что архитекторы здесь совсем ни при чем. Разве это Юрий Михайлович рисовал те дома, которые причисляют к «лужковскому стилю»? Это не его рукой нарисовано. У Сталина был примерно тот же вкусовой запрос, но архитекторы тогда смогли ответить по-другому, и сталинская архитектура стала лицом города».

Левон Айрапетов:
«Тогда запрос был культурный, а сегодня денежный... Почему на завтраке архитектора разговаривают девелоперы с девелоперами? Почему девелоперы мне рассказывают, как я должен проектировать? Я все это прекрасно знаю. Задача девелопера – дать деньги и получить прибыль, моя задача – создать качественный продукт».

Андрей Грудин:
«Я хотел бы защитить девелоперов. Архитектор  –это, безусловно, очень важное звено, но без девелопера никакое строительство вообще не состоится. Девелопер как никто другой понимает запросы сегодняшнего клиента. Невозможно создать качественный и эффективный продукт без девелопера. В противном случае это будет памятник амбициям архитектора».
Левон Айрапетов. Фотография А. Павликовой

Алексей Плохой из компании ALCON Development, в свою очередь, объяснил причины, по которым девелоперы относятся к конкурсам с большой настороженностью:
«По сути, по итогам конкурса мы вынуждены брать кота в мешке. А если, как предлагает уважаемый архитектор, мы будем подключаться на последнем этапе, то ситуация еще более осложнится. Получится, что конкурс провели без нас, дали нам непонятного человека, которому теперь мы должны платить деньги по контракту, что является обязательным условием конкурса. На мой взгляд, это не совсем корректно».


Сергей Кузнецов:
«Тематика конкурсного отбора, конечно же, предусматривает контракт с победившим архитектором. Контракт дает ему гарантию соблюдения авторского права в реализации проекта. Но проблема дефицита надежных и высокопрофессиональных архитекторов действительно существует. У нас слишком короткая скамейка запасных кадров производственных сил – в строительстве, в проектировании, в девелопменте. Однако это не означает, что нужно отказаться от конкурсной программы. Все критерии, которые позволяют прогнозировать результат, помогает определить подробное техническое задание, мы не призываем выбирать проекты только по внешнему виду. Конкурс позволяет выбрать проект, в котором соблюден правильный баланс внешней привлекательности, экономической целесообразности и качества исполнения».

Елена Гонсалес:
«Мне часто приходится сталкиваться с конкурсами – иногда в роли организатора, иногда в роли члена жюри. Как правило, у нас проводятся либо небольшие конкурсы для студентов и молодежи, либо очень крупные конкурсы, требующие от участников серьезного профессионального опыта, и понятно, что ни те, ни другие не рассчитаны на архитектора средней величины, каких в Москве большинство».

Сергей Кузнецов:
«Могу сказать, что мы всегда рекомендуем привлекать некоторое количество менее известных или молодых офисов. Например, в конкурсе на 4-й участок Москва-Сити выиграла довольно молодая компания UNK project».

Евгений Полянцев:
«Ровно год назад Москомархитектура объявила конкурс на проект развития территории Зарядья. По его итогам профессиональное жюри отметило десять проектных решений. Сменилась власть, но мы надеялись на какую-то преемственность. Этого не случилось, все начали с чистого листа. И если говорить о сегодняшней модели конкурса, то, по моему мнению, он только формально носит статус открытого, на деле же он ориентирован на западных архитектурных звезд. Заданы такие условия, при которых российские архитекторы вынуждено метаться как ошпаренные тараканы по миру в поисках звездных иностранных бюро для того, чтобы пролезть в это прокрустово ложе».

Сергей Кузнецов:
«Ситуация обратная: это западные архитектурные звезды мечутся как «ошпаренные тараканы» в поисках российских партнеров. Я это знаю доподлинно, потому что мы содействуем им в поиске. Плотность хороших архитекторов на Западе в десятки раз выше, чем в России. И они сейчас вынуждены искать сильные русские офисы, которые в свою очередь имеют огромный выбор партнеров. Я сам начинал свою карьеру с партнерства и считаю, что это нормальный путь к повышению собственной квалификации. Да, конкурс предполагает высокий статус участников. Я не считаю, что это дискриминация. Для любого из российских архитекторов, который сможет поучаствовать в данной работе, это будет успех. Я уверен, что в случае с такими топовыми объектами как Зарядье без инъекций звездного опыта обойтись нельзя. Кто создал сегодняшний Берлин? Разве только немецкие архитекторы? Город не сможет приобрести статус столицы первоклассной современной архитектуры без международного участия.

Что касается преемственности с предыдущим конкурсом, то, скажу откровенно, форму преемственности нам найти не удалось. Предыдущий конкурс был проведен из рук вон плохо. Не было даже хоть сколько-нибудь внятного ТЗ. Сейчас все принципиально иначе, ТЗ отработано до гвоздя, технические возможности прописаны детальнейшим образом. Мы понимаем, какой проект хотим получить. И если в итоге будут получены хорошие результаты, то данный конкурс станет показательным примером, позволяющим нам двигаться в сторону демократизации конкурсной практики».

Александр Подусков, компания KR Properties:
«За последний год мы провели четыре конкурса, в которых приняли участие самые разные архитекторы – как начинающие, так и профессионалы. Мы готовы работать с любыми проектировщиками. Вопрос в другом. В девелопменте очень часто работают специалисты с высшим градостроительным образованием, которые прекрасно понимают ситуацию в городе. А архитекторов, способных нас чему-то научить, на рынке очень и очень мало. Тон приходится задавать девелоперам, мы охотно перенимаем западный опыт, но с не меньшей охотой привлекали бы и отечественных специалистов, если бы они доказали нам, что могут не хуже».

Антон Надточий:
«Я помню предыдущие круглые столы, которые всегда проходили под флагом конфронтации архитекторов с девелоперами. Мне кажется, сегодняшнее заседание показывает, что девелоперы и архитекторы уже практически слились в едином порыве. Меня радует, что архитектура становится для заказчика не менее существенным фактором, чем коммерческие показатели, и что проблема диалога между девелопером и архитектором постепенно уходит на второй план. Но остается проблема взаимодействия с государственным заказом. Нам пришлось с этим столкнуться в своей практике. И здесь сразу на поверхности оказался чудовищно низкий статус профессии архитектора, лишенного всех механизмов контроля качества конечного продукта. Вторая проблема – это государственные тендеры, где самым важным критерием является стоимость. Если город хочет добиться появления качественной архитектуры, эту систему надо коренным образом менять».

Сергей Кузнецов:
«Я понимаю, насколько сильным бывает давление заказчика, сроков и денег. Но ответственным все равно остается архитектор. Я сам прошел через такие ситуации – и не только в Москве, но и в еще более сложных регионах. Например, в Казани мы построили Дворец спорта, получилось очень качественное сооружение. Но это потребовало колоссальных затрат энергии и сил. Новый регламент утверждения АГР несет в себе принципиально новый пункт: Мосгорстройнадзор не дает разрешения на строительство и не принимает в эксплуатацию не соответствующий проектному архитектурному решению объект. Это значит, что теперь государственный надзор является союзником архитектора в осуществлении авторского надзора. Я считаю, что это эпохальный шаг для всех нас в борьбе за контроль качества.

Что касается тендеров, то у нас действует ФЗ №94. Для нас он является большой проблемой, встроиться в этот закон с нашей конкурсной программой непросто. Но архитектура – это особенный продукт, который нельзя ставить в один ряд с закупкой консервных банок. Я верю, что только добившись хорошего результата, можно доказать необходимость пересмотра закона – не наоборот. Когда мы преодолеем начальный период, когда у нас будут определенные достижения, тогда двигаться дальше станет значительно проще. Сегодня прошло еще слишком мало времени. Не страшно двигаться медленно, страшно стоять на месте».

Александр Асадов и Алексей Бавыкин. Фотография А. Павликовой
Елена Гонсалес и Василий Бычков. Фотография А. Павликовой
У микрофона: Евгений Полянцев. Фотография А. Павликовой
Александр Подусков, компания KR Properties. Александр Подусков, компания KR Properties. Фотография А. Павликовой
Вера Бутко, Антон Надточий, Елена Гонсалес. Фотография А. Павликовой

30 Мая 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.