Заказ, надзор и конкурсы

23 мая в рамках «Арх Москвы» прошел традиционный «Завтрак архитектора», участники которого обсудили изменения в градостроительной политике города, внедряемую систему конкурсов и вечную проблему взаимодействия заказчика, проектировщика и властей.

Автор текста:
Алла Павликова

30 Мая 2013
mainImg

«Завтрак архитектора» – одна из многолетних традиций выставки «Арх Москвы», дающая проектировщикам и инвесторам возможность встретиться и пообщаться в непринужденной обстановке. В этом году мероприятие прошло в новом формате – к дискуссии подключились городские власти. Тема, которую Москомархитектура совместно с «Гильдией управляющих и девелоперов» предложила к обсуждению, была сформулирована так: «Ключевые изменения в градостроительной политике города». Ведущими дискуссии стали директор гильдии Екатерина Крылова и директор «Экспо-парка» Василий Бычков. 

«Завтрак архитектора» в зале ДНК центрального дома художника. Фотография А. Павликовой
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Фотография А. Павликовой

Открыл мероприятие главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, рассказав собравшимся об основных нововведениях. Так, изменился порядок рассмотрения проектов: теперь каждый проект в обязательном порядке должен получить свидетельство АГР, без которого не будет выдано разрешение на строительство. Также введены предварительные, рабочие рассмотрения проектов, которые проходят еженедельно, возобновлена работа архсовета. Особое внимание уделено развитию конкурсной практики. На сегодняшний день, по словам Сергея Кузнецова, конкурс является добровольной, но наиболее оптимальной процедурой проведения проекта, поскольку это самая правильная и контролируемая форма получения качественного решения за определенный отрезок времени (Подробнее об этих и других инициативах читайте в недавнем интервью Сергея Кузнецова для Архи.ру).
Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер». Фотография А. Павликовой

Свое видение современной градостроительной ситуации в Москве обозначил и Андрей Грудин, гендиректор компании «Пионер», при поддержке которой проходил «завтрак архитектора». Он отметил, что с приходом новой архитектурной и градостроительной власти произошло явное перераспределение приоритетов в развитии города, в особенности его центра. Теперь в центре запрещено строить офисы, но стало возможным строительство жилья, в фокус внимания попали промышленные территории, на первый план вышли развитие социальной и транспортной инфраструктуры. Что же касается интересов девелоперов, то сегодня основными направлениями их деятельности остаются комплексные инвестиционные проекты, как, например, развитие бывших промзон, качественное благоустройство территорий, а также участие в городских программах развития транспортной инфраструктуры, в частности – в строительстве коммерческих объектов, офисов и парковок в районе ТПУ. 

Вообще отметим, что присутствие на «завтраке» главного архитектора Москвы поначалу нарушило привычный формат встречи. Представители девелоперских компаний, обрадовавшись представившемуся случаю, буквально закидали чиновника вопросами. Будут ли определены правила ввода объектов в эксплуатацию с отделкой? Что будет с ветхим жильем? Каким должен быть функциональный состав осваиваемых промышленных зон? Есть ли у города планы по развитию крупнейших площадок в центре столицы, скажем, территории ГЭС №1, что напротив Зарядья? Спросили инвесторы и о планируемых изменениях статуса апартаментов, которые сейчас относятся к нежилому фонду, но будут пересматриваться в сторону увеличения социальной  «нагрузки» .

Сергей Кузнецов:
«По сути, апартаменты сегодня – это полулегальная схема, прореха в законодательстве, позволяющая строить жилье без какой-либо инфраструктуры. Ведь там тоже живут люди и, как правило, на вполне постоянной основе. Сейчас эти помещения не обеспечены даже элементарными объектами социального и культурного быта, из-за чего вся нагрузка ложится на существующие учреждения. Взамен мы планируем формировать такую типологию, как арендное жилье. У нас уже предусмотрен целый пакет мероприятий, внутри генерального плана создан раздел, посвященный внедрению института арендного жилья». 
Слева направо: Олег Артемьев, Тотан Кузембаев и Николай Лызлов. Фотография А. Павликовой

Андрей Гнездилов:
«В самом генплане мы не предполагаем создания районов или кварталов арендного жилья. Скорее речь идет о целом комплексе нормирования нового типологического сектора. Меня волнует, что в городе очень много «серых пятен», которые не описываются нормами. Проектирование гостиниц под видом апартаментов – это одна из таких «серых» зон. Задача градостроительства – четко выделить линии ответственности города и горожанина, частного и общественного».

Шквал вопросов остановил Василий Бычков, попросив собравшихся не превращать дискуссию в пресс-конференцию главного архитектора города, а вместо этого поделиться своими впечатлениями, связанными с уже произошедшими изменениями в сфере проектирования и строительства. В частности, директор  «Экспо-парка»поинтересовался у участников дискуссии, считают ли они, что самый тяжелый период, связанный с экономическим кризисом и сменой политического курса, уже преодолен. 

Андрей Грудин:
«Болевой шок уже прошел, мы видим, что рынок сегодня на подъеме, а происходящие изменения носят позитивный характер. И архитектурные власти, и градостроительный комплекс стали внимательнее относится к бизнес-сообществу. Хотелось бы, чтобы было больше информационного освещения. Чем больше будет информации и диалога, тем точнее мы сможем выполнять поставленные задачи».
Николай Шумаков и Андрей Гнездилов. Фотография А. Павликовой

Архитектор Левон Айрапетов смотрит на ситуацию куда менее оптимистично:
«Девелоперы – это люди, которые зарабатывают деньги, но деньги не интересуют конечного потребителя, его интересует качество продукта. Человек, который продает машину, к ее производству отношения не имеет, ее собирают другие люди, и он не должен рассказывать им, как это нужно делать. Девелоперы построили тот город, который сейчас никому не нравится, лет 25 строили. А архитекторам сегодня нужны понятные правила игры, архитекторы заинтересованы в том, чтобы создавать продукт, на который не стыдно повесить табличку со своим именем».

Сергей Кузнецов:
«Многие годы архитектурная практика развивалась таким образом, что создавать качественный продукт было невероятно сложно. Я пытаюсь переломить эту ситуацию. Сейчас мы проводим конкурс на развитие территории Зарядья, в котором может принять участие каждый высококвалифицированный архитектор. Информация о нем доступна всем. Организовать этот конкурс было непросто, мне это стоило огромных нервов и усилий. В России серьезно недооценивается этап планирования проектирования. Говоря о внедрении конкурсных процедур, я, на самом деле, пытаюсь сдвинуть тектонические пласты этого непонимания.

Что же касается участия девелоперов в строительстве города, «который сегодня никому не нравится», то нельзя сказать, что архитекторы здесь совсем ни при чем. Разве это Юрий Михайлович рисовал те дома, которые причисляют к «лужковскому стилю»? Это не его рукой нарисовано. У Сталина был примерно тот же вкусовой запрос, но архитекторы тогда смогли ответить по-другому, и сталинская архитектура стала лицом города».

Левон Айрапетов:
«Тогда запрос был культурный, а сегодня денежный... Почему на завтраке архитектора разговаривают девелоперы с девелоперами? Почему девелоперы мне рассказывают, как я должен проектировать? Я все это прекрасно знаю. Задача девелопера – дать деньги и получить прибыль, моя задача – создать качественный продукт».

Андрей Грудин:
«Я хотел бы защитить девелоперов. Архитектор  –это, безусловно, очень важное звено, но без девелопера никакое строительство вообще не состоится. Девелопер как никто другой понимает запросы сегодняшнего клиента. Невозможно создать качественный и эффективный продукт без девелопера. В противном случае это будет памятник амбициям архитектора».
Левон Айрапетов. Фотография А. Павликовой

Алексей Плохой из компании ALCON Development, в свою очередь, объяснил причины, по которым девелоперы относятся к конкурсам с большой настороженностью:
«По сути, по итогам конкурса мы вынуждены брать кота в мешке. А если, как предлагает уважаемый архитектор, мы будем подключаться на последнем этапе, то ситуация еще более осложнится. Получится, что конкурс провели без нас, дали нам непонятного человека, которому теперь мы должны платить деньги по контракту, что является обязательным условием конкурса. На мой взгляд, это не совсем корректно».


Сергей Кузнецов:
«Тематика конкурсного отбора, конечно же, предусматривает контракт с победившим архитектором. Контракт дает ему гарантию соблюдения авторского права в реализации проекта. Но проблема дефицита надежных и высокопрофессиональных архитекторов действительно существует. У нас слишком короткая скамейка запасных кадров производственных сил – в строительстве, в проектировании, в девелопменте. Однако это не означает, что нужно отказаться от конкурсной программы. Все критерии, которые позволяют прогнозировать результат, помогает определить подробное техническое задание, мы не призываем выбирать проекты только по внешнему виду. Конкурс позволяет выбрать проект, в котором соблюден правильный баланс внешней привлекательности, экономической целесообразности и качества исполнения».

Елена Гонсалес:
«Мне часто приходится сталкиваться с конкурсами – иногда в роли организатора, иногда в роли члена жюри. Как правило, у нас проводятся либо небольшие конкурсы для студентов и молодежи, либо очень крупные конкурсы, требующие от участников серьезного профессионального опыта, и понятно, что ни те, ни другие не рассчитаны на архитектора средней величины, каких в Москве большинство».

Сергей Кузнецов:
«Могу сказать, что мы всегда рекомендуем привлекать некоторое количество менее известных или молодых офисов. Например, в конкурсе на 4-й участок Москва-Сити выиграла довольно молодая компания UNK project».

Евгений Полянцев:
«Ровно год назад Москомархитектура объявила конкурс на проект развития территории Зарядья. По его итогам профессиональное жюри отметило десять проектных решений. Сменилась власть, но мы надеялись на какую-то преемственность. Этого не случилось, все начали с чистого листа. И если говорить о сегодняшней модели конкурса, то, по моему мнению, он только формально носит статус открытого, на деле же он ориентирован на западных архитектурных звезд. Заданы такие условия, при которых российские архитекторы вынуждено метаться как ошпаренные тараканы по миру в поисках звездных иностранных бюро для того, чтобы пролезть в это прокрустово ложе».

Сергей Кузнецов:
«Ситуация обратная: это западные архитектурные звезды мечутся как «ошпаренные тараканы» в поисках российских партнеров. Я это знаю доподлинно, потому что мы содействуем им в поиске. Плотность хороших архитекторов на Западе в десятки раз выше, чем в России. И они сейчас вынуждены искать сильные русские офисы, которые в свою очередь имеют огромный выбор партнеров. Я сам начинал свою карьеру с партнерства и считаю, что это нормальный путь к повышению собственной квалификации. Да, конкурс предполагает высокий статус участников. Я не считаю, что это дискриминация. Для любого из российских архитекторов, который сможет поучаствовать в данной работе, это будет успех. Я уверен, что в случае с такими топовыми объектами как Зарядье без инъекций звездного опыта обойтись нельзя. Кто создал сегодняшний Берлин? Разве только немецкие архитекторы? Город не сможет приобрести статус столицы первоклассной современной архитектуры без международного участия.

Что касается преемственности с предыдущим конкурсом, то, скажу откровенно, форму преемственности нам найти не удалось. Предыдущий конкурс был проведен из рук вон плохо. Не было даже хоть сколько-нибудь внятного ТЗ. Сейчас все принципиально иначе, ТЗ отработано до гвоздя, технические возможности прописаны детальнейшим образом. Мы понимаем, какой проект хотим получить. И если в итоге будут получены хорошие результаты, то данный конкурс станет показательным примером, позволяющим нам двигаться в сторону демократизации конкурсной практики».

Александр Подусков, компания KR Properties:
«За последний год мы провели четыре конкурса, в которых приняли участие самые разные архитекторы – как начинающие, так и профессионалы. Мы готовы работать с любыми проектировщиками. Вопрос в другом. В девелопменте очень часто работают специалисты с высшим градостроительным образованием, которые прекрасно понимают ситуацию в городе. А архитекторов, способных нас чему-то научить, на рынке очень и очень мало. Тон приходится задавать девелоперам, мы охотно перенимаем западный опыт, но с не меньшей охотой привлекали бы и отечественных специалистов, если бы они доказали нам, что могут не хуже».

Антон Надточий:
«Я помню предыдущие круглые столы, которые всегда проходили под флагом конфронтации архитекторов с девелоперами. Мне кажется, сегодняшнее заседание показывает, что девелоперы и архитекторы уже практически слились в едином порыве. Меня радует, что архитектура становится для заказчика не менее существенным фактором, чем коммерческие показатели, и что проблема диалога между девелопером и архитектором постепенно уходит на второй план. Но остается проблема взаимодействия с государственным заказом. Нам пришлось с этим столкнуться в своей практике. И здесь сразу на поверхности оказался чудовищно низкий статус профессии архитектора, лишенного всех механизмов контроля качества конечного продукта. Вторая проблема – это государственные тендеры, где самым важным критерием является стоимость. Если город хочет добиться появления качественной архитектуры, эту систему надо коренным образом менять».

Сергей Кузнецов:
«Я понимаю, насколько сильным бывает давление заказчика, сроков и денег. Но ответственным все равно остается архитектор. Я сам прошел через такие ситуации – и не только в Москве, но и в еще более сложных регионах. Например, в Казани мы построили Дворец спорта, получилось очень качественное сооружение. Но это потребовало колоссальных затрат энергии и сил. Новый регламент утверждения АГР несет в себе принципиально новый пункт: Мосгорстройнадзор не дает разрешения на строительство и не принимает в эксплуатацию не соответствующий проектному архитектурному решению объект. Это значит, что теперь государственный надзор является союзником архитектора в осуществлении авторского надзора. Я считаю, что это эпохальный шаг для всех нас в борьбе за контроль качества.

Что касается тендеров, то у нас действует ФЗ №94. Для нас он является большой проблемой, встроиться в этот закон с нашей конкурсной программой непросто. Но архитектура – это особенный продукт, который нельзя ставить в один ряд с закупкой консервных банок. Я верю, что только добившись хорошего результата, можно доказать необходимость пересмотра закона – не наоборот. Когда мы преодолеем начальный период, когда у нас будут определенные достижения, тогда двигаться дальше станет значительно проще. Сегодня прошло еще слишком мало времени. Не страшно двигаться медленно, страшно стоять на месте».

Александр Асадов и Алексей Бавыкин. Фотография А. Павликовой
Елена Гонсалес и Василий Бычков. Фотография А. Павликовой
У микрофона: Евгений Полянцев. Фотография А. Павликовой
Александр Подусков, компания KR Properties. Александр Подусков, компания KR Properties. Фотография А. Павликовой
Вера Бутко, Антон Надточий, Елена Гонсалес. Фотография А. Павликовой


30 Мая 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.