30.04.2009

Об охране авангарда

На круглом столе, организованном проектом «Москонструкт» в прошедший вторник, обсуждались известные проблемы сохранения и популяризации наследия русского авангарда. Главная инерционная сила, по мнению многих участников состоявшегося разговора, находится внутри системы органов охраны, т.е. в среде чиновников, и об этом стали говорить все более открыто.

информация:

Фото Натальи Коряковской
Фото Натальи Коряковскойоткрыть большое изображение

28 – 29 апреля, вдогонку к уходящему дню наследия, «Москонструкт», совместный проект МАрхИ и римского института «Ла Сапиенца», провел серию разнообразных мероприятий, одним из которых стал круглый стол, посвященный теме партнерства между частным капиталом и государством в деле сохранения памятников авангарда. Круглый стол прошел в здании московского Международного университета, один из факультетов которого, под названием «Предпринимательство в культуре», активно сотрудничает с «Москонструктом». В разговоре также участвовали представители Москомнаследия, преподаватели МАрхИ. Объявленную тему, правда, участники круглого стола затронули лишь вскользь, сосредоточившись на проблемах сохранения наследия русского авангарда в целом.

Ситуацию, которая сложилась сейчас вокруг памятников конструктивизма, участники круглого стола оценили пессимистически. По общему мнению присутствующих, проблема велика и решить ее может только участие и понимание всего общества, а значит, главное, что необходимо – это пропаганда наследия авангарда: с одной стороны, среди населения, с другой – среди людей, облеченных властью.
Кстати сказать, буквально к той же самой мысли пришли накануне участники телевизионного ток-шоу Александра Архангельского: глава Росохранкультуры Александр Кибовский, Вячеслав Глазычев и другие уважаемые специалисты.

Пути возможной пропаганды различны. Участвовавшие в разговоре представители московского Международного университета предлагали для этого самые современные решения – начиная от уловок пи-ара, работы со СМИ до проведения молодежных фестивалей.
«Москонструкт», со своей стороны, склоняется к более академичным способам пропаганды наследия 1920-х, проводя семинары, устраивая выставки и пешеходные экскурсии. Постоянно пополняется база конструктивистских объектов Москвы на сайте проекта (http://www.moskonstruct.org/objects). По словам руководителя «Москонструкта» Елены Овсянниковой, в ходе работы было найдено множество новых адресов, объектов, не состоящих на учете в Москомнаследии. В особенности это касается массовой застройки, которая наряду с промышленными объектами находятся «в зоне особого риска».
Что, по словам Александра Кудрявцева, вполне естественно: ведь если не всякий готов признать эстетичность шедевров архитектуры авангарда, то что и говорить о рядовой застройке этого времени? Она требует постоянной просветительской работы на разных уровнях, начиная от обитателей этих зданий и заканчивая… чиновниками Москомнаследия.

В ходе разговора выяснилось, что как это ни странно, степень отторжения жилых кварталов авангарда «простыми людьми» сильно преувеличена. «Москонструкт» провел социологический опрос среди обитателей зданий 1920-х – 1930-х годов постройки. Результаты оказались неожиданными: от 30 до 50 процентов жильцов довольны своими домами. Им нравится пространство, некрупный масштаб застройки, а также планировка, особенно в трехкомнатных квартирах. Елена Овсянникова считает, что при таком раскладе сама собой напрашивается идея реконструкции, а не сноса этих домов.

Однако у чиновников на этот счет иное мнение. Не так давно префект центрального округа в своем скандальном (без преувеличения) интервью сообщил, что намерен облагородить своей округ, снеся старые конструктивистские кварталы.
Еще хуже, что единства мнений относительно зданий 1920-х – 1930-х годов нет даже внутри Москомнаследия. По словам представителей этого ведомства Галины Науменко и Натальи Голубковой, в прошлом году удалось поставить на охрану 114 памятников этого времени, однако это потребовало немалого труда – так как руководство Москомнаследия далеко не всегда разделяет убежденность его сотрудников в ценности построек эпохи авангарда. «Мы надеемся переубедить руководство», – заявила Наталья Голубкова.

Что еще хуже – по словам Александра Кудрявцева, понимание эстетики авангарда нечасто приходит даже к будущим студентам-архитекторам. Они «дети сталинского ампира и лучше понимают тектонику Жолтовского».
Кроме того, что характерно, на очереди в список всемирного наследия Юнеско среди российских объектов стоит почему-то не Мельников, а (восстановленный!) Храм Христа Спасителя и мост через Енисей – заметил Александр Кудрявцев.

Эстетика авангарда остается понятой лишь экспертами, искусствоведами и некоторыми архитекторами. То есть, по сути, элитарной эстетикой. К сожалению, голос экспертов, то есть людей, которые понимают эту элитарную культуру – совещательный, а решение принимают городские власти согласно собственным стилевым или даже хозяйственным предпочтениям.

Понимая всю силу инерции этого процесса, экспертное сообщество не удивляется медлительности перемен в отношении к наследию авангарда. Печальной иллюстрацией к этому стал дом Наркомфина. Его будущее до сих пор неопределенно. По словам Натальи Голубковой, Москомнаследие добилось-таки выпуска постановления по реставрации здания, которая будет проводиться в рамах инвестиционного проекта. Инвестор, как ни странно, все тот же МИАН, как-то двусмысленно затаившийся после громкой презентации в позапрошлом году. За два года, как рассказала Наталья Голубкова, удалось даже решить все вопросы с переселением. Но ведь беды памятника на этом отнюдь не закончились, как утверждает Юрий Волчок, до сих пор выдаются смотровые ордера на общественный блок. Если комплекс разделят, перекроют, реконструируют поодиночке – тогда прощай, замысел Гинзбурга.

Отсюда – еще одна проблема: подчас важно не только что именно сохранять, но и каким образом это делать – считает Юрий Волчок. Особенно в случае, когда необходимо сохранить ансамбль и часть городской среды. Как, например, в случае с ткацкой фабрикой «Красное Знамя» в Петербурге. По словам Юрия Волчка, проект реконструкции территории фабрики предполагает полное уничтожение всей застройки с сохранением лишь фасадов по красным линиям окружающих улиц. Что попросту погубит памятник, созданный по замыслу Эриха Мендельсона, превратит его в оболочку без содержимого. То же грозит и московским объектам – комбинату «Правда», Газгольдеру и многим другим промышленным территориям, где сохранять один дом просто не имеет смысла, считает Юрий Волчок.

Справедливости ради надо сказать, несмотря на массу критики в адрес Москомнаследия, что с приходом нового руководства началась активная пропаганда объектов конструктивизма, и за два года был составлен реестр этих памятников, который на сегодня насчитывает около 400 объектов. К сожалению, только в последние годы, по словам Натальи Голубковой, Москомнаследие начинает обращаться к опыту реставраций зданий авангарда, накопленному в других странах, к примеру, в Германии. Собственного, российского опыта работы со зданиями этого периода в стране нет, так как в советское время их и не пытались реставрировать. Первые постройки авангарда были поставлены на охрану достаточно поздно (по сравнению с Европой) – только после 1987 года.
Хотя существуют и положительные результаты: в частности, к 100-летию Константина Мельникова все его московские постройки были поставлены под охрану.

Порадовали и результаты партнерства наследия с частным капиталом, которое было заявлено в качестве темы круглого стола. Об нем рассказал Владимир Шухов, внук и тезка знаменитого инженера, президент фонда «Шуховская башня». На деньги спонсоров фонд установил в Москве памятник знаменитому инженеру, сохранил и отреставрировал башню-гиперболоид в Нижнем Новгороде, а также знаменитый теперь Бахметьевский гараж, построенный Мельниковым в соавторстве с Шуховым. На главную же башню, московскую, власти уже пообещали выделить средства, фонд, правда, хочет реализовать также и проект освоения прилегающей территории.

Несложно заметить, что выступления участников круглого стола крутились вокруг знакомых проблем: памятники не сохраняются, кварталы 1920-х годов очень сложно сделать памятниками, а ценность архитектуры авангарда всерьез признают лишь эксперты, да некоторые архитекторы, и то в большинстве своем даже не наши, а иностранные. Государственные чиновники мыслят в иной плоскости, памятниками предпочитают числить позолоченные новоделы; на здания авангарда они смотрят как на рухлядь, препятствующую новой застройке. Что особенно страшно – так думают даже  те чиновники, которые занимаются охраной памятников.
От этого разговора осталось впечатление хождения по кругу или топтания на месте – по большей части все сказанное уже обсуждалось: надо совершенствовать законодательство, популяризовать наследие авангарда, надо осваивать опыт зарубежных реставраторов по памятникам авангарда, раз уж нет своего опыта.
Жаль, что основная тема круглого стола осталась раскрытой лишь на одном примере – в рассказе Владимира Шухова. Потому что не исключено, такое сотрудничество могло бы быть одним из выходов из сложившейся ситуации.

открыть большое изображение
Е. Б. Овсянникова, канд. архитектуры, проф. Московского архитектурного института, руководитель проекта «Москонструкт» в России, член комиссии Москомнаследия
Е. Б. Овсянникова, канд. архитектуры, проф. Московского архитектурного института, руководитель проекта «Москонструкт» в России, член комиссии Москомнаследия открыть большое изображение
Слева направо: Ю.П. Волчок, зав. отделом Научно-исследовательского института истории и теории архитектуры РААСН, член президиума научно-методического совета Москомнаследия, Владимир Шухов, президент фонда «Шуховская башня». Т.О. Бокарева -  представитель Еврокомиссии
Слева направо: Ю.П. Волчок, зав. отделом Научно-исследовательского института истории и теории архитектуры РААСН, член президиума научно-методического совета Москомнаследия, Владимир Шухов, президент фонда «Шуховская башня». Т.О. Бокарева - представитель Еврокомиссииоткрыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки:

последние новости ленты:

статьи на эту тему:

все тексты темы

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Олег Мединский
  • Антон Яр-Скрябин
  • Антон Бондаренко
  • Карен Сапричян
  • Илья Уткин
  • Павел Андреев
  • Константин Ходнев
  • Юлий Борисов
  • Всеволод Медведев
  • Сергей Сенкевич
  • Юлия Тряскина
  • Дмитрий Ликин
  • Никита Явейн
  • Валерий Лукомский
  • Левон Айрапетов
  • Евгений Герасимов
  • Никита Токарев
  • Александр Бровкин
  • Алексей Гинзбург
  • Владимир Биндеман
  • Андрей Гнездилов
  • Антон Ладыгин
  • Антон Лукомский
  • Екатерина Грень
  • Илья Машков
  • Николай Миловидов
  • Сергей  Орешкин
  • Игорь Шварцман
  • Александр Попов
  • Александра Кузьмина
  • Зураб Басария
  • Олег Карлсон
  • Дмитрий Селивохин
  • Даниил Лоренц
  • Сергей Скуратов
  • Тотан Кузембаев
  • Анатолий Столярчук
  • Екатерина Кузнецова
  • Никита Бирюков
  • Роман Леонидов
  • Сергей Кузнецов
  • Дмитрий Васильев
  • Арсений Леонович
  • Сергей Чобан
  • Михаил Канунников
  • Вера Бутко
  • Олег Шапиро
  • Антон Надточий
  • Станислав Белых
  • Наталья Сидорова
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Полина Воеводина
  • Валерия Преображенская
  • Василий Крапивин
  • Наталия Шилова
  • Алексей Курков
  • Александр Асадов
  • Антон Барклянский
  • Сергей Труханов
  • Андрей Романов
  • Иван Кожин
  • Андрей Асадов
  • Владимир Плоткин
  • Александр Скокан
  • Владимир Ковалёв

Постройки и проекты (новые записи):

  • ЖК Bauman House
  • Жилой комплекс Urban Ranch
  • Жилой комплекс «ТЫ И Я»
  • ЗИЛАРТ. 3-ая очередь. Квартал 26. «Мастер-ключ»
  • Архитектурная композиция Recycle Chapel
  • Комплекс апартаментов в микрорайоне Тушино
  • Павильон «Фермерия»
  • Проект реновации территории «Проспект Вернадского»
  • Проект застройки малоэтажными жилыми домами в респ. Карелия

Технологии:

11.09.2018

Благородный серый

Многоквартирные дома в поселке «Западная долина» облицованы фиброцементными плитами EQUITONE, которые выгодно подчеркивают лаконичные фасады и позволяют зданиям вписаться в окружающий ландшафт.
EQUITONE
24.08.2018

Затеряться в горах

Фасадные панели из фиброцемента EQUITONE помогли апарт-отелю SkyPark в Красной Поляне слиться с природным окружением.
EQUITONE
22.08.2018

Брусчатка Bockhorn: оценка из прошлого

Иван Григорьевич Малюга – профессор Николаевской инженерной академии в Петербурге, химик-технолог в своей книге начала 20 века рассказывает о брусчатке Bockhorn.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
22.08.2018

Как предотвратить потерю концентрации сотрудников в open space?

Рабочее пространство должно предоставлять четко разделенные зоны для коллективной, индивидуальной и сфокусированной работы. Эти зоны должны не конкурировать, а дополнять друг друга. Комментирует Денис Черничкин, Директор Haworth Business Interiors
HAWORTH
другие статьи