Об охране авангарда

На круглом столе, организованном проектом «Москонструкт» в прошедший вторник, обсуждались известные проблемы сохранения и популяризации наследия русского авангарда. Главная инерционная сила, по мнению многих участников состоявшегося разговора, находится внутри системы органов охраны, т.е. в среде чиновников, и об этом стали говорить все более открыто.

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Апреля 2009
mainImg

28 – 29 апреля, вдогонку к уходящему дню наследия, «Москонструкт», совместный проект МАрхИ и римского института «Ла Сапиенца», провел серию разнообразных мероприятий, одним из которых стал круглый стол, посвященный теме партнерства между частным капиталом и государством в деле сохранения памятников авангарда. Круглый стол прошел в здании московского Международного университета, один из факультетов которого, под названием «Предпринимательство в культуре», активно сотрудничает с «Москонструктом». В разговоре также участвовали представители Москомнаследия, преподаватели МАрхИ. Объявленную тему, правда, участники круглого стола затронули лишь вскользь, сосредоточившись на проблемах сохранения наследия русского авангарда в целом.

Ситуацию, которая сложилась сейчас вокруг памятников конструктивизма, участники круглого стола оценили пессимистически. По общему мнению присутствующих, проблема велика и решить ее может только участие и понимание всего общества, а значит, главное, что необходимо – это пропаганда наследия авангарда: с одной стороны, среди населения, с другой – среди людей, облеченных властью.
Кстати сказать, буквально к той же самой мысли пришли накануне участники телевизионного ток-шоу Александра Архангельского: глава Росохранкультуры Александр Кибовский, Вячеслав Глазычев и другие уважаемые специалисты.

Пути возможной пропаганды различны. Участвовавшие в разговоре представители московского Международного университета предлагали для этого самые современные решения – начиная от уловок пи-ара, работы со СМИ до проведения молодежных фестивалей.
«Москонструкт», со своей стороны, склоняется к более академичным способам пропаганды наследия 1920-х, проводя семинары, устраивая выставки и пешеходные экскурсии. Постоянно пополняется база конструктивистских объектов Москвы на сайте проекта (http://www.moskonstruct.org/objects). По словам руководителя «Москонструкта» Елены Овсянниковой, в ходе работы было найдено множество новых адресов, объектов, не состоящих на учете в Москомнаследии. В особенности это касается массовой застройки, которая наряду с промышленными объектами находятся «в зоне особого риска».
Что, по словам Александра Кудрявцева, вполне естественно: ведь если не всякий готов признать эстетичность шедевров архитектуры авангарда, то что и говорить о рядовой застройке этого времени? Она требует постоянной просветительской работы на разных уровнях, начиная от обитателей этих зданий и заканчивая… чиновниками Москомнаследия.

В ходе разговора выяснилось, что как это ни странно, степень отторжения жилых кварталов авангарда «простыми людьми» сильно преувеличена. «Москонструкт» провел социологический опрос среди обитателей зданий 1920-х – 1930-х годов постройки. Результаты оказались неожиданными: от 30 до 50 процентов жильцов довольны своими домами. Им нравится пространство, некрупный масштаб застройки, а также планировка, особенно в трехкомнатных квартирах. Елена Овсянникова считает, что при таком раскладе сама собой напрашивается идея реконструкции, а не сноса этих домов.

Однако у чиновников на этот счет иное мнение. Не так давно префект центрального округа в своем скандальном (без преувеличения) интервью сообщил, что намерен облагородить своей округ, снеся старые конструктивистские кварталы.
Еще хуже, что единства мнений относительно зданий 1920-х – 1930-х годов нет даже внутри Москомнаследия. По словам представителей этого ведомства Галины Науменко и Натальи Голубковой, в прошлом году удалось поставить на охрану 114 памятников этого времени, однако это потребовало немалого труда – так как руководство Москомнаследия далеко не всегда разделяет убежденность его сотрудников в ценности построек эпохи авангарда. «Мы надеемся переубедить руководство», – заявила Наталья Голубкова.

Что еще хуже – по словам Александра Кудрявцева, понимание эстетики авангарда нечасто приходит даже к будущим студентам-архитекторам. Они «дети сталинского ампира и лучше понимают тектонику Жолтовского».
Кроме того, что характерно, на очереди в список всемирного наследия Юнеско среди российских объектов стоит почему-то не Мельников, а (восстановленный!) Храм Христа Спасителя и мост через Енисей – заметил Александр Кудрявцев.

Эстетика авангарда остается понятой лишь экспертами, искусствоведами и некоторыми архитекторами. То есть, по сути, элитарной эстетикой. К сожалению, голос экспертов, то есть людей, которые понимают эту элитарную культуру – совещательный, а решение принимают городские власти согласно собственным стилевым или даже хозяйственным предпочтениям.

Понимая всю силу инерции этого процесса, экспертное сообщество не удивляется медлительности перемен в отношении к наследию авангарда. Печальной иллюстрацией к этому стал дом Наркомфина. Его будущее до сих пор неопределенно. По словам Натальи Голубковой, Москомнаследие добилось-таки выпуска постановления по реставрации здания, которая будет проводиться в рамах инвестиционного проекта. Инвестор, как ни странно, все тот же МИАН, как-то двусмысленно затаившийся после громкой презентации в позапрошлом году. За два года, как рассказала Наталья Голубкова, удалось даже решить все вопросы с переселением. Но ведь беды памятника на этом отнюдь не закончились, как утверждает Юрий Волчок, до сих пор выдаются смотровые ордера на общественный блок. Если комплекс разделят, перекроют, реконструируют поодиночке – тогда прощай, замысел Гинзбурга.

Отсюда – еще одна проблема: подчас важно не только что именно сохранять, но и каким образом это делать – считает Юрий Волчок. Особенно в случае, когда необходимо сохранить ансамбль и часть городской среды. Как, например, в случае с ткацкой фабрикой «Красное Знамя» в Петербурге. По словам Юрия Волчка, проект реконструкции территории фабрики предполагает полное уничтожение всей застройки с сохранением лишь фасадов по красным линиям окружающих улиц. Что попросту погубит памятник, созданный по замыслу Эриха Мендельсона, превратит его в оболочку без содержимого. То же грозит и московским объектам – комбинату «Правда», Газгольдеру и многим другим промышленным территориям, где сохранять один дом просто не имеет смысла, считает Юрий Волчок.

Справедливости ради надо сказать, несмотря на массу критики в адрес Москомнаследия, что с приходом нового руководства началась активная пропаганда объектов конструктивизма, и за два года был составлен реестр этих памятников, который на сегодня насчитывает около 400 объектов. К сожалению, только в последние годы, по словам Натальи Голубковой, Москомнаследие начинает обращаться к опыту реставраций зданий авангарда, накопленному в других странах, к примеру, в Германии. Собственного, российского опыта работы со зданиями этого периода в стране нет, так как в советское время их и не пытались реставрировать. Первые постройки авангарда были поставлены на охрану достаточно поздно (по сравнению с Европой) – только после 1987 года.
Хотя существуют и положительные результаты: в частности, к 100-летию Константина Мельникова все его московские постройки были поставлены под охрану.

Порадовали и результаты партнерства наследия с частным капиталом, которое было заявлено в качестве темы круглого стола. Об нем рассказал Владимир Шухов, внук и тезка знаменитого инженера, президент фонда «Шуховская башня». На деньги спонсоров фонд установил в Москве памятник знаменитому инженеру, сохранил и отреставрировал башню-гиперболоид в Нижнем Новгороде, а также знаменитый теперь Бахметьевский гараж, построенный Мельниковым в соавторстве с Шуховым. На главную же башню, московскую, власти уже пообещали выделить средства, фонд, правда, хочет реализовать также и проект освоения прилегающей территории.

Несложно заметить, что выступления участников круглого стола крутились вокруг знакомых проблем: памятники не сохраняются, кварталы 1920-х годов очень сложно сделать памятниками, а ценность архитектуры авангарда всерьез признают лишь эксперты, да некоторые архитекторы, и то в большинстве своем даже не наши, а иностранные. Государственные чиновники мыслят в иной плоскости, памятниками предпочитают числить позолоченные новоделы; на здания авангарда они смотрят как на рухлядь, препятствующую новой застройке. Что особенно страшно – так думают даже  те чиновники, которые занимаются охраной памятников.
От этого разговора осталось впечатление хождения по кругу или топтания на месте – по большей части все сказанное уже обсуждалось: надо совершенствовать законодательство, популяризовать наследие авангарда, надо осваивать опыт зарубежных реставраторов по памятникам авангарда, раз уж нет своего опыта.
Жаль, что основная тема круглого стола осталась раскрытой лишь на одном примере – в рассказе Владимира Шухова. Потому что не исключено, такое сотрудничество могло бы быть одним из выходов из сложившейся ситуации.

Фото Натальи Коряковской
Е. Б. Овсянникова, канд. архитектуры, проф. Московского архитектурного института, руководитель проекта «Москонструкт» в России, член комиссии Москомнаследия
Слева направо: Ю.П. Волчок, зав. отделом Научно-исследовательского института истории и теории архитектуры РААСН, член президиума научно-методического совета Москомнаследия, Владимир Шухов, президент фонда «Шуховская башня». Т.О. Бокарева - представитель Еврокомиссии


30 Апреля 2009

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Судьба памятников русского архитектурного авангарда в XXI веке

«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.
Фасады «Правды»
Конкурс на концепцию фасадного решения Центра городской культуры «Правда» в комплексе памятника авангарда – комбината «Правда» в Москве, вызвал много споров. Чтобы прояснить ситуацию, мы взяли комментарии у организаторов конкурса и экспертов в сфере сохранения наследия и градостроительства.
Клуб имени Зуева
Клуб имени Зуева в Москве, знаменитая постройка Ильи Голосова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры Сергея Куликова.
Реставрация клуба имени Русакова
Реставрация клуба имени Русакова в Москве, знаменитой постройки Константина Мельникова – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием Николая Васильева, Генерального секретаря DOCOMOMO Россия.
Образовательные коммуны для Шаболовки
Проекты студентов очередной летней школы «AFF – Фундамент архитектурного будущего»: в этом году она прошла под девизом «Школа-коммуна: от утопии к реальности» в районе московской улицы Шаболовка.
Юбилейная серия
Фотограф Денис Есаков отснял к 125-летию со дня рождения Константина Мельникова 12 его построек. Публикуем работы Дениса из этой серии, а также его интервью о фотографировании сооружений авангарда и послевоенного модернизма.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.