И снова шахматы

27 октября в ЦДХ состоялось вручение «Премии Авангард». Эта церемония поставила точку в первом общероссийском конкурсе на звание лучшего молодого архитектора страны, который стартовал на «Арх Москве» нынешней весной. Премию в размере 10 тысяч долларов от фонда «Русский авангард» получил Федор Дубинников, ученик Евгения Асса.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

29 Октября 2009
mainImg
Напомним, что конкурс, организованный Бартом Голдхоорном совместно с фондом «Русский авангард», был объявлен в мае этого года, и его первый этап состоялся в рамках выставки «Новые имена» в ЦДХ, ставшей главной интригой «Арх Москвы»-2009. Для этой экспозиции Барт Голдхоорн и президент фонда «Русский авангард» Сергей Гордеев отобрали 24 участника, которые в течение трех дней работали в режиме онлайн над выполнением клаузуры. В качестве темы им был предложен наземный гараж на 400 мест, совмещенный с какой-либо общественной функцией.

Тогда определились четыре лидера состязания – Федор Дубинников, Наталья Сухова, Наталья Зайченко и Александр Берзинг, получившие по 5 тысяч долларов от фонда в качестве аванса за проектирование на следующем, финальном этапе конкурса, который состоялся уже в рамках Роттердамской биеннале архитектуры. Тема биеннале в этом году звучала как Open city («Открытый город»), а Барт Голдхоорн, являющийся один из кураторов фестиваля, представлял на нем собственную концепцию «открытого постсоциалистического города». В рамках этого проекта в Роттердаме были представлены и номинанты «Авангарда».

Концепция Голдхооора, оформленная в виде короткого и остроумного видеоролика, пропагандирует… принципы массового производства в архитектуре и типовое строительство, правда, в их современном постсоциалистическом, то есть рыночном виде. Барт Голдхоорн убежден, что в градостроительстве совершенно необходимо сохранить такой жанр, как проектирование кварталов и микрорайонов, ибо отдельные здания, какими бы красивыми они ни были, качественную среду обитания создать не способны. Однако то, что хорошо понятно в теории, не всегда идеально работает на практике: сегодня вся городская земля поделена на неравные доли между различными девелоперами, и разработанные в советское время проекты типовых кварталов их не устраивают не столько своей идеологией, сколько, прежде всего, технико-экономическими показателями. Голдхоорн использовал очень понятную метафору, сравнив архитектурное проектирование с дизайном одежды: сшитые тридцать-сорок лет назад «костюмы» сегодня очень мало кому впору. Решение куратор видит в том, чтобы приспособить стандарт, т.е. типовой проект к условиям открытого рынка именно так, как это произошло с одеждой: от индивидуального пошива мы уже давно отказались в пользу качественных торговых марок, которые шьют в пяти-шести размерах, удовлетворяющих 95 % спроса. Иными словами, современным застройщикам нужны сотни гибких по своим площадям и набору функций проектов кварталов, и тогда, приобретая или беря в долгосрочную аренду участок земли, девелопер сможет сразу подобрать под его параметры несколько вариантов микрорайонов. Экономический смысл этой затеи очевиден: строить кварталами дешевле, чем спроектировать и реализовать десять отдельных зданий. Кроме того, при наличии типовых проектов микрорайонов нового поколения девелоперам не придется думать о том, как и какими объектами инфраструктуры их необходимо насытить, – все пропорции уже будут заложены в документацию.

В рамках именно этой концепции финалисты конкурса «Новые имена» и должны были разработать проект типового квартала, в основу которого была бы заложена возможность его модификации. Барт Голдхоорн обозначил это условие как «один проект – много опций» и призвал архитекторов предусмотреть варианты адаптации их кварталов к самым разным условиям.

Как уже говорилось, проекты финалистов «Премии Авангард» были представлены на Роттердамской архитектурной биеннале и оценивались международным жюри. После долгих обсуждений лучшим судьи признали квартал Checkers Федора Дубинникова, ученика Евгения Асса. Название проекту (в переводе с англ. – «В шахматном порядке») дал выбранный архитектором принцип компоновки жилых зданий: четырехэтажные дома с двускатными или наклонными кровлями расставлены на едином стилобате парковки словно шахматные фигуры на игральной доске. При сохранении общей структуры квартала, подчеркивает Федор Дубинников, в нем можно комбинировать здания различной этажности, формы и назначения – в зависимости от архитектурного контекста и действующего градостроительного регламента. Кроме того, каждое здание имеет четыре совершенно разных по отделке и структуре фасада, что позволяет создавать между ними дворы, обладающие подчеркнуто индивидуальным визуальным образом. Этот прием сам Дубинников остроумно назвал «конструктором дворовых пространств». В Роттердаме же Checkers получил неофициальное название «голландский», и обязан этому своим явным типологическим сходством с проектом застройки района Ypenburg в Гааге известного нидерландского бюро MVRDV.

Проекты остальных участников финала выглядели не менее достойными первой премии. Александр Берзинг, окончивший Санкт-Петербургский Государственный Академический Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина и работающий в бюро «Витрувий и сыновья», в Роттердаме представил квартал «Сборка XXI». В основе этого концепта – идея повторного использования типовых конструкций образца 1960-70-х. Каждую панель Берзинг предлагает изолировать и утеплить, а затем «собрать» из них кардинально новую жилую среду – квартал из 6-15-этажных зданий, имеющих развитые общественные пространства, а также многоуровневые квартиры с двойным светом в гостиной.

Наталья Зайченко, еще одна ученица Евгения Асса, представила в Роттердаме квартал «Калейдоскоп», основным преимуществом которого стала необычайно развитая инфраструктура. Жилой квартал как бы интегрируется в многофункциональный комплекс – связующими элементами между жилыми секциями становятся «зоны комфорта» (парковки, службы быта, магазины, офисы). Наталья Зайченко придумала даже специальный показатель комфортности – «тапочная доступность», обозначающий возможность для жителей этих домов добраться до всех нужных им предприятий быстро и без необходимости менять домашнюю обувь на уличную.

Четвертый финалист, Наталья Сухова, не смогла лично присутствовать на церемонии в ЦДА, и пояснительную записку проекта вместо нее озвучил Александр Змеул. В квартале под названием Chlorofilia она развивает идею гибридной типологии квартиры-дачи. Квартал образован 5-6-этажными блочными домами, в которых каждая квартира снабжена открытой озелененной террасой. Помимо этих частных садиков, в проекте предусмотрены также общественные площади и полузакрытые дворы. Для оформления жилых блоков разработано несколько вариантов «одежды», в зависимости от климата и времени года.

Заслуженных оваций на церемонии награждения удостоился и Евгений Асс, воспитавший десять из двадцати четырех участников первого этапа конкурса и двоих финалистов. Сам же проект «Новые имена» был признан очень интересным и удачным, и организаторы конкурса обнародовали свое решение проводить его каждые два года, то есть в рамках «Арх Москвы», посвященной творчеству молодых архитекторов. Для этих целей фонд «Русский авангард» уже зарезервировал соответствующие средства и уверен, что никакой кризис не помешает продолжить поиски архитектурных талантов.
Вручение главного приза. Фото Натальи Коряковской
Профессор МАрхИ Оскар Мамлеев вручает Диплом финалиста Федору Дубинникову. Фото: Андрей Ягубский
Федор Дубинников, ведущий церемонии Алексей Муратов и профессор МАрхИ Оскар Мамлеев. Фото: Наталья Коряковская
Алексей Муратов, Наталья Зайченко и Андрей Гозак. Фото: Наталья Коряковская
Доктор архитектуры Андрей Гозак поздравляет и вручает Диплом финалиста Наталье Зайченко. Фото: Андрей Ягубский
Александр Берзинг, ведущий церемонии Алексей Муратов и президент САР Андрей Боков. Фото: Наталья Коряковская
Ректор МАрхИ Дмитрий Швидковский поздравляет и передает Диплом финалиста Наталье Суховой через представляющего ее на церемонии Александра Змеула (на заднем плане). Фото: Андрей Ягубский
Барт Голдхоорн рассказывает о проекте для Роттердамской биеннале. Фото: Наталья Коряковская
Профессор МАрхИ Евгений Асс. Фото: Наталья Коряковская
Федор Дубинников. Checkers housing system. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Федор Дубинников. Checkers housing system. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Федор Дубинников. Checkers housing system. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Федор Дубинников. Checkers housing system. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Александр Берзинг. Сборка XXI. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Александр Берзинг. Сборка XXI. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Александр Берзинг. Сборка XXI. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Сухова. Chrolophilia housing. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Сухова. Chrolophilia housing. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Сухова. Chrolophilia housing. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Сухова. Chrolophilia housing. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Зайченко. Типовой квартал КАЛЕЙДОСКОП. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Зайченко. Типовой квартал КАЛЕЙДОСКОП. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Зайченко. Типовой квартал КАЛЕЙДОСКОП. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam
Наталья Зайченко. Типовой квартал КАЛЕЙДОСКОП. IABR – International Architectural Biennale in Rotterdam


29 Октября 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.