пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  градостроительство

Мокеев Г.Я. , Щенков А.С.
Планировочная структура городов
О планировке русских городов Х–XV вв. можно судить по сумме источников: материальным остаткам, сохранившимся на поверхности земли (древние сооружения, валы или их фрагменты), данным археологических раскопок и поздним чертежам XVIII в., зафиксировавшим планировку древних городов до их реконструкции по регулярным планам.

Анализ планов позволяет выявить зоны, достаточно сильно различающиеся по рисунку уличной сети, что заставляет предполагать разновременность их возникновения. В некоторых местах заметно, что какие-то препятствия, уже исчезнувшие к моменту составления плана, повлияли на трассировку целого ряда улиц, резко оборвав их по одной линии или заставив неожиданно изменить направление. В отдельных случаях тупиковые переулки, отходящие от улиц, оказываются лежащими на одной линии и намечают, как бы пунктиром, некие дополнительные трассы. В целом же трассировка улиц, будучи очень устойчивым компонентом города, сохранила до XVIII в. множество более древних элементов. Это предположение подтверждается археологическими раскопками. В Киеве, Новгороде, Пскове, Смоленске, Витебске и других городах обнаружены мостовые, во много слоев лежащие одна на другой, свидетельство неизменности уличной трассы на протяжении длительного времени. Во многих случаях установлено достаточно точное соответствие мостовых XI, XIII, XV вв. поздним планировочным направлениям. (Основные элементы планировки в силу стабильности границ землевладений, особенностей рельефа, гидрогеографии и других факторов сохранялись при многочисленных пожарах, уничтожавших застройку города. За счет укрупнения землевладений могли пропадать лишь отдельные переулки или второстепенные улочки.)

Сказанное, однако, не распространяется на древнейший период, когда еще не было уличной организации застройки. Так, в Ладоге в VIII—IX вв. наблюдалась тенденция размещения домов по кругу. Только примерно с Х–XI вв. такая система сменилась уличной1. На посаде Екимауцкого городища в IX — начале XI вв. жилища располагались гнездами без следов уличной организации2. Наряду с этим, позднее, в период существования русского централизованного государства XVI—XVII вв., имели место примеры изменения и новой трассировки улиц по указам московской администрации. Так, например, “пробойные” улицы иногда заменяли собой прежние трассы основных улиц Новгорода и некоторых других городов: расширялись и несколько спрямлялись улицы Москвы. Однако эти примеры были сравнительно немногочисленны, и они не изменяли общей картины стабильности планировки древнерусских городов.

В целях достаточно достоверного восстановления планировки городов важно правильно решить две основные задачи: во-первых, хронологически “расслоить” планировку, определив время возникновения ее отдельных частей; во-вторых, реконструировать утраченные элементы по сохранившимся “аномалиям”3, к которым прежде всего следует отнести неоправданные на первый взгляд изломы и обрывы трасс, а также другие неожиданные изменения рисунка плана. Решение этих задач и реконструкция первоначальных планов создали основу для классификации древних городских структур с выделением ряда наиболее характерных типов их планировки. При этом следует подчеркнуть, что закономерности формирования планировки выявлены в наиболее общем виде и хронологически укрупненно, т. е. для всего периода Х—XVII вв.

Древнерусский город слагался в основном из трех элементов: крепости, торга, посада. Эта трехчастность структуры особенно характерна для небольших городов, которых было большинство, а также для раннего этапа существования крупного города.

Четыре основных типа древнерусских городов, выделенных по структурно-планировочным признакам и общей форме (Схема Г.Я. Мокеева): а - круглый (Дмитров); б - полукруглый (Ростов Великий); в - сегментный (Яготин); г - секторный (Рогачев)Один из важных критериев, определяющих структурную типологию городов,– форма ядра-крепости. По этому принципу крепости подразделяются на четыре основных типа: круглая, рассчитанная на круговую оборону; полукруглая, примыкающая своей тыльной стороной к естественной (обычно водной) преграде; сегментная, занимающая какой-либо перешеек между водными преградами и имеющая поэтому более мощные укрепления с противоположных напольных сторон; секторная, занимающая мыс на озере, между сливающимися реками, речками, оврагами и рассчитанная на направленную оборону.

Внутри расширившихся в XI—XIV вв. крепостных территорий (кремлей) крупных городов обнаруживаются малые более ранние укрепленные города (кром-предградье). Это видно на планах Переяславля, Чернигова, Твери и др. Города обретали больший масштаб, а дальнейшее развитие их в целом как бы укрупнялось. Переяславль, Чернигов, Галич обрели затем новые подгородья, наподобие позднейшего Московского Китай-города.

Торговища. Примеры типичного расположения возле крепостного ядра (Схема Г.Я. Мокеева): а - Кострома; б - Углич; в - Дмитров; г - МожайскВозле главных ворот с внешней стороны ядра-крепости, используя незастроенное пространство обстрела перед стеной, обыкновенно размещался главный городской торг, который служил связующим звеном между крепостным ядром и посадом. Это положение сохранялось даже тогда, когда крепость и торг оказывались разделенными рекой (Новгород Великий, Торжок, Переславль-Залесский и др.). На ранних этапах развития русских городов это явление, возможно, отчасти было связано с преимущественным функциональным (складским) назначением первоначального ядра города. Аналогичное положение торга сохранялось и позже, когда крепостное ядро изменяло и расширяло свое первоначальное содержание (кремль — духовный и политический центр города).

В крупных городах помимо главного торга возникало еще несколько мелких торговых площадок, иногда со спецификой торговли (сенные, рыбные и пр.). Чаще всего эти торжки оседали возле речных мостов.

Место торга в общей структуре города — важный показатель для определения его типа и развитости. С наличием торга неразрывно связано и само социальное понятие города как места, где не только изготовляется на продажу ремесленная продукция, но и происходит обмен этой продукции на плоды сельского труда.

Торговища. Примеры типичного расположения возле крепостного ядра (Схема Г.Я. Мокеева): д - Серпухов; е - КурскОсновной торг был планировочным центром города: к нему, как и к воротам крепости, стягивались улицы посада, шли главнейшие дороги. Помимо того, что на торгу купцы любили возводить храмы в честь своих покровителей – Параскевы Пятницы, Николы, Власия и др., город нередко использовал территорию торга и для размещения на нем общегородского храмового комплекса (например, храмов-мемориалов в память о воинских и других важных событиях городской жизни).

Крепость и торг окружались посадом с дворами горожан, располагавшимися по сторонам улиц. Пространство позади дворов занимали огражденные сады и огороды. Местоположение крепостного ядра и связанное с ним местоположение торга предопределяли направления развития посада, а в результате — конфигурацию поселения в целом.

Подтипы городов сегментного типа (Схема Г.Я. Мокеева): а - классически-сегментный (Соловки); б - сегментно-полуостровной (Жижец); в - сегментно-лучковый (Клин)По характеру плана русские города, как и крепости, можно подразделить на четыре типа: круглые, полукруглые, сегментные и секторные. Города круглого типа были относительно мало распространены, поскольку возводились обычно на ровной местности и требовали больших материальных и трудовых затрат. Посад в городах этого типа равномерно развивался во всех направлениях. Примерами могут служить Дмитров, Юрьев-Польский и др. На плане Дмитрова особенно хорошо видно, что торг — это планировочный центр города, к которому стягиваются все основные улицы посада. В то же время кремль, около которого находился торг, был центром объемной композиции. Такое сосуществование планировочного и объемного центров друг около друга характерно в целом для древнерусских городов.

Полукруглый тип был распространен больше, поскольку крепость возводилась с использованием защитных свойств местности. Примеры таких городов: Ростов Великий, Новгород Великий, Пинск, Коростень и др.

Подтипы городов сегментного типа (Схема Г.Я. Мокеева): г - сегментно-замкнутый (Васильков); д - сегментно-мысовой (Козельск)Сегментный тип характеризуется постановкой крепости между двумя водными преградами, в соответствии с чем посад формировался с двух противоположных сторон крепости. Города иногда имели два торга. Примерами могут служить Клин, Кашин, Козельск, Торжок, Хотомель и др.

Секторный тип характеризуется расположением крепости на мысу, что соответственно ограничивало направление развития посада. В подобной ситуации оказалось наибольшее число городов, среди них — Туров, Переяславль, Чернигов, Псков, Рязань, Пронск, Брянск, Ярославль, Нижний Новгород, Тверь, Москва.

Некоторые города имели сложные и сугубо индивидуальные структуры, не поддающиеся какой-либо формальной классификации.

Крупные древнерусские города, развиваясь и усложняясь по структуре, получали разного рода добавления: укрепления вокруг части или всего посада (предградье, острог, китай-город и др.), два-три торговища, монастыри на посаде или окраинах.

Каждый тип города в процессе роста проходил определенные стадии развития, в которых прослеживаются некоторые общие закономерности. Так, первоначально естественные преграды (чаще всего реки, овраги), использовавшиеся при постановке крепости, во многом определяли также границы посада, а, следовательно, и тип города. С ростом поселения естественные границы часто препятствовали центростремительным тенденциям застройки, которая все более удалялась от торга и кремля. Однако в большинстве случаев посад в своем распространении преодолевал эти границы, пересекая сначала меньшую из преград, а затем большую4.

Преодоление границ (как и создание линий укреплений) в значительной степени сказывалось на структуре города и означало новый важный этап в ее развитии.

В процессе своего роста города стремились в конечном итоге к кругообразному типу планировочной структуры, а изначальная разнотипность городов накладывала на этот процесс печать своеобразия. И если полукруглый по своему типу город мог превратиться в круглый сразу же на втором этапе своего развития, а город сегментно-мысового типа становился таковым лишь на третьем этапе, то для городов секторно-мысового типа требовался наиболее сложный путь достижения этой цели — только на четвертом этапе5.

Подтипы городов секторного типа (Схема Г.Я. Мокеева): а - классически-секторный (Себеж); б - секторно-лучковый (Суздаль); в - секторно-замкнутый (Богодухов); г - секторно-мысовой (Серпухов)Для развития крупных городов была характерна смена типа. Так, Киев древнейшего периода был городом секторно-мысового типа, наподобие Турова, Пскова, Переяславля, Москвы. Между градом Кия и сектором посада размещался тогда свой торжок (позднее названный Бабиным). Но после того, как возник город Владимира, включивший в свои границы этот древнейший город на Андреевском мысу, Киев стал развиваться как город сегментного типа. В сторону материка от города Владимира вырос город Ярослава, а на мысу при слиянии Губочицы и Почайны (рукава Днепра) возник укрепленный Подол.

Планировочная система каждого города во многом определялась системой развития его уличной сети. Л. М. Тверской на основе сравнения планов древнерусских городов впервые классифицировал их, выявив характерные планировочные системы. Им было выделено пять систем: линейная, рядовая, перекрестная, прямоугольно-прямолинейная и радиально-концентрическая6. Для линейной системы характерны растянутость посада по берегу реки или озера, преобладание одно-двухпродольных улиц. Рядовая система имеет большее число уличных трасс, которые направлены чаще всего поперек реки. Эта система характерна, как правило, для относительно компактного по планировке посада. Обе системы представляют собой как бы вариант третьей системы — перекрестной, отличаясь от нее в основном явным преобладанием продольных или поперечных трасс7. Перекрестная система отличается от четвертой (прямоугольно-прямолинейной) лишь кривизной уличных трасс и широким диапазоном углов их пересечений.

Следует отметить, что перечисленные четыре вида систем планировки по существу разновидности одной и той же “порядковой” системы, возникавшей путем разбивки дворовых участков по “длиннику и поперечнику”8 Л. М. Тверской объединял эти системы планировки под общим названием “системы планировки нецентрического типа”, противопоставляя их пятой системе — радиально-концентрической, т. е. системе центрического типа.

Особенно важна выявленная Л. М. Тверским закономерность, связанная со сменой планировки в городах но мере их роста, т. е. стадийность планировочного развития. Так, о переходе линейной системы планировки в радиально-концентрическую он пишет: “Многие из линейных планов русских городов по своему происхождению представляют собой первую стадию в образовании радиальной системы. Как известно, начальное развитие посада вокруг внутреннего укрепления заключалось в вытягивании застройки от крепости вдоль прилегающих берегов реки (например, в Москве, Муроме, Путивле). Лишь впоследствии осваивалась территория вдоль радиусов, уходящих “в поле”, и тогда возникала радиальная система”9. В Москве на Подоле Кремля и Китай-города имелась, говоря точнее, перекрестно-рядовая система; такая же система обнаруживается в планировке ранних посадов Пскова, Углича и других “радиально-концентрических” (по терминологии Л. М. Тверского) городов. Следовательно, “первую стадию” их планировочного развития представляла вообще порядковая система в одной из ее разновидностей.

Прослеживая выявленные Л. М. Тверским закономерности и развивая их, необходимо выделить еще две важные системы улиц – веерную и ветвистую — как характерные для русских городов разновидности планировки центрического типа.

Планировочным центром древнерусского города был торг, а в заречьях – мосты на торг или заречные торговые площади (т. е. свои центры). Вследствие этого в городах складывалась веерная система улиц, развивающаяся нередко несколькими “пучками” в разные стороны из нескольких центров. Радиальная система, таким образом, выглядела лишь “частным случаем” веерной системы (один центр — радиальная система; два-четыре центра, в зависимости от типа города,— система веерная). Заметим, что в сформулированной Л. М. Тверским закономерности перехода ранней порядковой (линейной, перекрестной) системы в более позднюю — радиальную — последнюю точнее называть веерной.

Ветвистая система планировки в древнерусском городе Туров (Схема Г.Я. Мокеева)Ветвистая система возникала уже при дальнейшем росте веерной (радиальной) системы города, когда улицы вееров (либо радиусы) начинали ветвиться на периферии города, покрывая ветвями улиц все более расширявшиеся к городским окраинам секторы посадов и позволяя из любой точки периферии пройти к центру по кратчайшему пути. Эта система была характерна для крупных городов (Киев, Чернигов, Москва, Углич). Ее появление можно рассматривать как третью стадию их планировочного развития.

Системы планировки в древнерусских городах (Схема Г.Я. Мокеева): а - порядковая (Романов на Волге); б - веерная (Великий Устюг)Таким образом, в планах древнерусских городов следует различать постадийно три основные системы улиц:

на первой стадии — порядковую систему нецентрического типа в каких-либо ее разновидностях (линейную, рядовую, перекрестную, прямоугольно-прямолинейную);
на второй стадии — веерную систему центрического типа (реже ее разновидность — радиально-концентрическую систему);
на третьей стадии – ветвистую систему центрического типа.

Эволюция типов древнерусских городов и получение ими единой круговой формы через последующий ряд этапов (Схема Г.Я. Мокеева). Один этап - город круглого типа Симбирск.Смена систем планировки не является, однако, всеобщим правилом. Во многих городах и порядковую, и веерную системы можно видеть сосуществующими в разных частях городской структуры. Порядковая система как более ранняя возникала, по-видимому, при закладке города и первоначальной разбивке участков для его жителей-строителей, а веерная была следствием дальнейшего его роста, захвата новыми слободами отходивших от города в разные стороны дорог. Уникальной в этом отношении была древняя планировка Новгорода Великого: в его Неревском конце была развита порядковая система планировки (рядовая); в Гончарском — сложилась веерная система (хотя в древнейшей части посада, у реки, просматривается участок с рядовой системой); за Волховом на Торговой стороне существовали три системы вместе, включая зачатки ветвистой.

Эволюция типов древнерусских городов и получение ими единой круговой формы через последующий ряд этапов (Схема Г.Я. Мокеева). Два этапа - город полукруглого типа Речица (б) и Новгород Великий (в).Иногда города в своем росте не переходили из системы нецентрической в систему центрическую, а развивали раннюю систему планировки. Это, как правило, было связано или с особенностями исторических условий развития города (при сравнительно мирном существовании отпадала необходимость окружать его дополнительными линиями укреплений со всех сторон и, следовательно, развивать концентрически-компактно), или с его конкретным местоположением (на ровном плато, прорезанном речками, ручьями или оврагами поперек берега реки).

Эволюция типов древнерусских городов и получение ими единой круговой формы через последующий ряд этапов (Схема Г.Я. Мокеева). Три этапа - города сегментно-мысового подтипа Зарайск (г), Владимир-Залесский (д), Киев (е).На сложение планировки того или иного города оказывали влияние также рельеф, гидрогеографическая сеть и другие факторы. Так, угол слияния рек, между которыми развивался город, влиял не только на общую его конфигурацию, но и на число отходящих от торга уличных трасс. На узком мысу от крепостного ядра могла идти одна улица, на более широком – две-три. Больший угол слияния рек менял иногда сам тип города, переходящего от секторного к полукруглому, причем и число веерных улиц от этого увеличивалось.

Та или иная планировочная система закладывалась с самого начала развития древнерусского города. Обычно сразу же после возведения крепости-ядра разбивался посад, как правило, по порядковой системе планировки. Поскольку чаще всего возводимый город был невелик, то и территория раннего посада была небольшой.

Эволюция типов древнерусских городов и получение ими единой круговой формы через последующий ряд этапов (Схема Г.Я. Мокеева). Четыре этапа - города секторно-мысового подтипа Ряжск (ж), Ярославль (з), Псков (и), Москва (к).По мере дальнейшего развития города вступало в действие множество факторов, корректировавших его структуру. Возникали необходимые дополнительные улицы и переулки, трассы которых занимали наилучшее для передвижения положение на местности. Кроме того, при расположении дворов учитывалась необходимость устройства естественного водостока. Этим и рядом других факторов можно объяснить возникновение различного рода изгибов улиц, которые первоначально могли быть и более прямыми. Со временем происходило органическое наращение все новых частей города в дополнение к старым. После периодических пожаров и следовавших за ними перестройках города отбрасывалось все лишнее, отжившее, но оставалось самое необходимое. В итоге вся планировочная система города формировалась в единстве с функциональными потребностями, соответствовала условиям социальной жизни, процессу живой пульсации всего городского организма. Этим в значительной степени объясняется отсутствие в древнерусских городах нарочитых (искусственных) элементов (регулярных уличных трасс, геометрических форм площадей и пр.). В городах все было доведено до стадии естественно необходимого, что и было основой его структуры, пространственной композиции.

1. Равдоникас В.И. Древнейшая Ладога в свете археологических исследований 1938—1950 гг.//КСИИМК.– М., 1951.— Вып. 41.— С. 34-36.

2. Федоров Г.Б. Посад Екимауцкого поселения//Культура Древней Руси.— М., 1966.— С. 272.

3. Термин введен Р. Зандберга. См.: Зандберга Р. Метод исследования ранней истории строительства Риги//Проблемы теории и истории архитектуры.— М., 1973.— С. 106—114.

4. В таких городах, как Псков, Москва, Ярославль и др., этот момент определяется по времени возведения храмовых комплексов, стен вокруг той или иной части посада.

5. Структурно-планировочная типология позволяет видеть в городах сходные черты исходя и из части типологических признаков (рельефа, положения в нем городища). Это не только дает возможность классифицировать сохранившиеся древние города, но и подключать к типологическому исследованию почти исчезнувшие древнерусские города, от которых дошли до нашего времени лишь остатки валов. По аналогии с городами определенного типа можно с большой степенью вероятности предположить в них расположение зоны былого торга, посада, а иногда и трассировку главных улиц.

6. Тверской Л.М. Указ. соч., с. 101, 149. 157, 1'61.

7. Л.М. Тверской даже был склонен называть перекрестную систему “перекрестно-рядовой”.

8. От термина “порядок”, который и ныне еще можно услышать и деревнях северной части европейской России и Сибири, а в старину употреблялся повсеместно на Руси для обозначения отсчета линий домов или дворов: “первый порядок”, “второй порядок” и т. д.

9. Тверской Л.М. Указ. соч., с. 149.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter