English version

Храм гостеприимства

Павильон Чачечных церемоний с фестиваля искусств в Тбилиси – почти квинтэссенция нескольких «архетипических» приемов Александра Бродского; и в то же время грузинское солнце и вино, видимо, сделали его совершенно другим, каким-то вовсе не хрупким и даже почти каменным.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Декабря 2018
mainImg
Архитектор:
Александр Бродский
Мария Кремер
Мастерская:
Архитектурное бюро «Александр Бродский» http://www.brod.it/
Проект:
Павильон чачечных церемоний
Грузия, Тбилиси, 1 Улица Василь Петриашвили (1 Vasil Petriashvili Street)

Авторский коллектив:
Александр Бродский, автор
Мария Кремер, соавтор, архитектор
Алексей Храпов, главный строитель (фирма Metall.works)

4.2018 — 5.2018 / 5.2018 — 5.2018

customer: Ghvinis Ubani
0 Павильон построен для Тбилисской ярмарки искусств, прошедшей в мае на территории Винного квартала Ghvinis Ubani – арт и гастрономического кластера, расположенного вокруг первого в городе, но ныне бывшего коньячного завода №1 Сараджишвили, чье псевдороманское здание построил в 1894-1896 архитектор Александр Озеров. Место для павильона нашлось в конце дорожки, ведущей от входа на территорию к гостиницы.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Ситуационный план. 2018.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Генлан. 2018.

Начало проекту, как поясняют авторы, дал штабель стеклоблоков, найденный в одном из складов Тбилиси, со стеклом белого, голубоватого и зеленоватого цвета. Шесть рядов стеклоблоков образуют непрозрачную, но пропускающую свет как оттуда, так и туда стену, толщиной около 22 см. Стена уложена ровным кругом, под полом металлические конструкции компании Metall.works Алексея Храпова, которого авторы настойчиво просят упомянуть как строителя инсталляции. Еще один металлический обруч – в верхней части стены, от него начинаются деревянные конструкции конуса кровли, увенчанные вверху еще одним металлическим обручем вокруг трубы камина. Конус покрыт двумя слоями рубероида, изнутри и снаружи. Высота стены из стеклоблоков – 1,5 м, высота конуса кровли – 6,2 м. Камин расположен ровно в центре, тоже сложен из стеклоблоков и светится изнутри; над ним вытяжка и труба, все из неровно заржавленного, но, кажется, не кортенового металла. Шатрик, прикрывающий вверху отверстие трубы от дождя, от ржавчины совершенно оранжевый и издали кажется декоративным навершием типа фиала, нашлепкой декоративного гвоздика, венчающей конус кровли – но между тем имеет вполне практические предназначение. Вокруг камина расставлены пластиковые коробки из-под пива, служащие табуретками. В основании стен – невысокая лента бетонного фундамента, который служит выравнивающей базой для кладки стеклоблоков; в ленте бетона проделано множество круглых отверстий, служащих для сквозного проветривания павильона методом естественной тяги снизу-вверх, благо его высокий конус обеспечивает достаточно интенсивный ток воздуха.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. План на уровне пола. 2018.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Разрез. 2018.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Аксонометрия камина. 2018.

Павильон отлично вписывается в контекст творчества Александра Бродского, заставляя даже подозревать, что в нем намеренно собраны вместе и акцентированы его самые заметные и характерные особенности и архетипы – как будто бы в поиске «архетипа Бродского». Стены из найденного вторичного материала, принадлежащего к кругу советского послевоенного модернизма, когда-то устаревшего и надоевшего, а теперь открываемого заново во всей красоте нюансов и оттенков, которые авторы тщательно перечисляют в своем описании (да простят мне авторы, когда-то я всей душой ненавидела стены из стеклоблоков, даже в 1 гуманитарном корпусе исторического факультета; может быть, зря). Такие же стены из вторички, один из важных методов современного искусства, апеллирующий к экологичному сохранению, но, что важнее, ностальгическим воспоминаниям, мы видим: в павильоне Водочных церемоний из Пирогова, к которому восходит название нынешней инсталляции – из замазанных оконных рам; в Ротонде с Архстояния – старые двери; в новой вилле ПО-2 там же – бетонный забор. Рубероид – попросту один из самых любимых материалов Бродского сейчас: вспоминаем скошенный домик на венецианской биеннале или павильон проекта «101-й километр – Далее везде» для Пушкинского дома в Лондоне. Камин – просто один из архетипов, он нередко встречается еще в выставочных объектах 2000-х и более ранних офортах, Бродский не представляет жилья без очага, что, признаемся, совершенно справедливо. Центр Ротонды и виллы из бетонных плит – очаг. Он именно в центре, не в углу, как в нынешнем коттеджном строительстве.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин

Между тем разумеется, несмотря на узнаваемость, вероятно намеренную, составных частей, которые нам как будто затверживают по принципу «повторенье–мать–ученья», павильон, конечно, отличается. Во-первых, Бродский как правило очень чувствителен к контексту. В «дачном» Пирогове, прообразе названия нынешней инсталляции, павильон был похож на теплицу или веранду, традиционное место подмосковных возлияний до-девяностых. Много более крупная, но скрипуче-деревянная Ротонда тяготеет к усадебной палладианской затее. Домики за границей, что в Венеции, что в Лондоне – своего рода приют эмигранта-почти-бомжа, времянка; кстати что в Пирогово, что в этих приютах печек нет.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо

В Грузии павильон основательный и даже монументальный. Дерево есть в конструкции купола, но его не видно, а будучи обтянуто рубероидом, оно остро похоже на бетон. Надо сказать, здесь совершенно исчезла одна из любимых тем Бродского – хрупкость временных сооружений, восходящая, кажется, к причалу-ресторану 95 градусов. Возможно потому, что на юге, среди гор, даже пастушеский очаг сложат скорее всего будет сложен из камня. В отличие от подмосковных и зарубежных «хибарок» грузинский павильон похож на каменную часовню, этакий храмик крепкого виноградного вина (чача – аналог граппы), или же в целом – храм гостеприимства. В этом тоже есть большая основательность и даже контраст с павильоном Водочных церемоний и его тазиком. Здесь как-то все иначе.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин

Достаточно очевидно, что объем похож на купола грузинских храмов – и абрисом, и лаконичной стереометрией, и даже свечением тулова-«барабана». Впрочем тот же силуэт здесь может быть и у башенки на стене, однако обнаруживается и еще один прообраз, совершенно не грузинский, но близкий функционально: так называемая «романская кухня» в аббатстве Фонтенвро, так похожая на наши шатровые церкви. Здесь, как ни удивительно, вступает в силу другой, не общегрузинский, а более частный контекст – здания коньячного завода, похожего отчасти на грузинские, но больше не романские храмы. Вместе с павильоном – совершенное Fontevraud. Впрочем, сложно отрицать возможность похожих грузинских кухонь, и так далее. Главное – очаг горит, греет, ждет гостей.
Архитектор:
Александр Бродский
Мария Кремер
Мастерская:
Архитектурное бюро «Александр Бродский» http://www.brod.it/
Проект:
Павильон чачечных церемоний
Грузия, Тбилиси, 1 Улица Василь Петриашвили (1 Vasil Petriashvili Street)

Авторский коллектив:
Александр Бродский, автор
Мария Кремер, соавтор, архитектор
Алексей Храпов, главный строитель (фирма Metall.works)

4.2018 — 5.2018 / 5.2018 — 5.2018

customer: Ghvinis Ubani

26 Декабря 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Отвергая стереотипы
В арт-парке Никола-Ленивец прошел очередной фестиваль «Архстояние», удививший гостей множеством провокационных перфомансов и пополнивший коллекцию парка новым шедевром от Александра Бродского
Не сходя с красной дорожки
В галерее «Триумф» открылась выставка Александра Бродского. Она объединила несколько инсталляций, одна из которых – фанерная комната с Пушкиным – носит имя «Новый мир», а титульная называется «Красная дорожка».
Похожие статьи
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.
Естественное развитие
Два проекта образовательных пространств компании Брусника – школу от архитекторов SVESMI и детский сад от LEVS architecten – объединяет общий подход не только к педагогике, но и к архитектуре. Их пространства гибки, многофункциональны, разнообразны и связаны между собой, пронизаны естественным светом и решены в натуральных тонах; объемы компактны, а фасады бруталистски облицованы кирпичом. Все это представляет европейские тенденции проектирования школ последних десяти, примерно, лет. Изучаем детали на двух примерах.
Геологический колорит
Новое крыло художественного Музея Арнема облицовано глазурованной плиткой в оттенках ледника, когда-то сформировавшего склон, над которым стоит здание. Архитекторы – Benthem Crouwel.
За крышами – будущее
Две яркие инсталляции MVRDV позволяют посмотреть на Роттердам с неожиданной точки зрения и задуматься о кровлях как ресурсе для развития города.
Уединение на водах
Кэнго Кума представил современную версию традиционной японской гостиницы на водах в Кусацу, одном из известных термальных курортов-онсэне.
Изнанка кирпича
В новом здании Королевского колледжа искусств в Лондоне Herzog & de Meuron использовали для фасадов «скрытую» сторону кирпича – с возникшими при обжиге пятнами и неровностями.
Искусство в стекле
Многофункциональный центр «Боржиславка» пражское бюро Aulík Fišer architekti точно вписало в сложный рельеф участка. Многочисленные объекты современного паблик-арта стали неотъемлемой частью архитектурного решения.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.