English version

Храм гостеприимства

Павильон Чачечных церемоний с фестиваля искусств в Тбилиси – почти квинтэссенция нескольких «архетипических» приемов Александра Бродского; и в то же время грузинское солнце и вино, видимо, сделали его совершенно другим, каким-то вовсе не хрупким и даже почти каменным.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Декабря 2018
mainImg
Архитектор:
Александр Бродский
Мария Кремер
Мастерская:
Архитектурное бюро «Александр Бродский» http://www.brod.it/
Проект:
Павильон чачечных церемоний
Грузия, Тбилиси, 1 Улица Василь Петриашвили (1 Vasil Petriashvili Street)

Авторский коллектив:
Александр Бродский, автор
Мария Кремер, соавтор, архитектор
Алексей Храпов, главный строитель (фирма Metall.works)

4.2018 — 5.2018 / 5.2018 — 5.2018

customer: Ghvinis Ubani
0 Павильон построен для Тбилисской ярмарки искусств, прошедшей в мае на территории Винного квартала Ghvinis Ubani – арт и гастрономического кластера, расположенного вокруг первого в городе, но ныне бывшего коньячного завода №1 Сараджишвили, чье псевдороманское здание построил в 1894-1896 архитектор Александр Озеров. Место для павильона нашлось в конце дорожки, ведущей от входа на территорию к гостиницы.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Ситуационный план. 2018.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Генлан. 2018.

Начало проекту, как поясняют авторы, дал штабель стеклоблоков, найденный в одном из складов Тбилиси, со стеклом белого, голубоватого и зеленоватого цвета. Шесть рядов стеклоблоков образуют непрозрачную, но пропускающую свет как оттуда, так и туда стену, толщиной около 22 см. Стена уложена ровным кругом, под полом металлические конструкции компании Metall.works Алексея Храпова, которого авторы настойчиво просят упомянуть как строителя инсталляции. Еще один металлический обруч – в верхней части стены, от него начинаются деревянные конструкции конуса кровли, увенчанные вверху еще одним металлическим обручем вокруг трубы камина. Конус покрыт двумя слоями рубероида, изнутри и снаружи. Высота стены из стеклоблоков – 1,5 м, высота конуса кровли – 6,2 м. Камин расположен ровно в центре, тоже сложен из стеклоблоков и светится изнутри; над ним вытяжка и труба, все из неровно заржавленного, но, кажется, не кортенового металла. Шатрик, прикрывающий вверху отверстие трубы от дождя, от ржавчины совершенно оранжевый и издали кажется декоративным навершием типа фиала, нашлепкой декоративного гвоздика, венчающей конус кровли – но между тем имеет вполне практические предназначение. Вокруг камина расставлены пластиковые коробки из-под пива, служащие табуретками. В основании стен – невысокая лента бетонного фундамента, который служит выравнивающей базой для кладки стеклоблоков; в ленте бетона проделано множество круглых отверстий, служащих для сквозного проветривания павильона методом естественной тяги снизу-вверх, благо его высокий конус обеспечивает достаточно интенсивный ток воздуха.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. План на уровне пола. 2018.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Разрез. 2018.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. Аксонометрия камина. 2018.

Павильон отлично вписывается в контекст творчества Александра Бродского, заставляя даже подозревать, что в нем намеренно собраны вместе и акцентированы его самые заметные и характерные особенности и архетипы – как будто бы в поиске «архетипа Бродского». Стены из найденного вторичного материала, принадлежащего к кругу советского послевоенного модернизма, когда-то устаревшего и надоевшего, а теперь открываемого заново во всей красоте нюансов и оттенков, которые авторы тщательно перечисляют в своем описании (да простят мне авторы, когда-то я всей душой ненавидела стены из стеклоблоков, даже в 1 гуманитарном корпусе исторического факультета; может быть, зря). Такие же стены из вторички, один из важных методов современного искусства, апеллирующий к экологичному сохранению, но, что важнее, ностальгическим воспоминаниям, мы видим: в павильоне Водочных церемоний из Пирогова, к которому восходит название нынешней инсталляции – из замазанных оконных рам; в Ротонде с Архстояния – старые двери; в новой вилле ПО-2 там же – бетонный забор. Рубероид – попросту один из самых любимых материалов Бродского сейчас: вспоминаем скошенный домик на венецианской биеннале или павильон проекта «101-й километр – Далее везде» для Пушкинского дома в Лондоне. Камин – просто один из архетипов, он нередко встречается еще в выставочных объектах 2000-х и более ранних офортах, Бродский не представляет жилья без очага, что, признаемся, совершенно справедливо. Центр Ротонды и виллы из бетонных плит – очаг. Он именно в центре, не в углу, как в нынешнем коттеджном строительстве.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин

Между тем разумеется, несмотря на узнаваемость, вероятно намеренную, составных частей, которые нам как будто затверживают по принципу «повторенье–мать–ученья», павильон, конечно, отличается. Во-первых, Бродский как правило очень чувствителен к контексту. В «дачном» Пирогове, прообразе названия нынешней инсталляции, павильон был похож на теплицу или веранду, традиционное место подмосковных возлияний до-девяностых. Много более крупная, но скрипуче-деревянная Ротонда тяготеет к усадебной палладианской затее. Домики за границей, что в Венеции, что в Лондоне – своего рода приют эмигранта-почти-бомжа, времянка; кстати что в Пирогово, что в этих приютах печек нет.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Ольга Сабо

В Грузии павильон основательный и даже монументальный. Дерево есть в конструкции купола, но его не видно, а будучи обтянуто рубероидом, оно остро похоже на бетон. Надо сказать, здесь совершенно исчезла одна из любимых тем Бродского – хрупкость временных сооружений, восходящая, кажется, к причалу-ресторану 95 градусов. Возможно потому, что на юге, среди гор, даже пастушеский очаг сложат скорее всего будет сложен из камня. В отличие от подмосковных и зарубежных «хибарок» грузинский павильон похож на каменную часовню, этакий храмик крепкого виноградного вина (чача – аналог граппы), или же в целом – храм гостеприимства. В этом тоже есть большая основательность и даже контраст с павильоном Водочных церемоний и его тазиком. Здесь как-то все иначе.
Павильон чачечных церемоний; автор Александр Бродский, соавтор Мария Кремер. 2018. Фотография © Юрий Пальмин

Достаточно очевидно, что объем похож на купола грузинских храмов – и абрисом, и лаконичной стереометрией, и даже свечением тулова-«барабана». Впрочем тот же силуэт здесь может быть и у башенки на стене, однако обнаруживается и еще один прообраз, совершенно не грузинский, но близкий функционально: так называемая «романская кухня» в аббатстве Фонтенвро, так похожая на наши шатровые церкви. Здесь, как ни удивительно, вступает в силу другой, не общегрузинский, а более частный контекст – здания коньячного завода, похожего отчасти на грузинские, но больше не романские храмы. Вместе с павильоном – совершенное Fontevraud. Впрочем, сложно отрицать возможность похожих грузинских кухонь, и так далее. Главное – очаг горит, греет, ждет гостей.
Архитектор:
Александр Бродский
Мария Кремер
Мастерская:
Архитектурное бюро «Александр Бродский» http://www.brod.it/
Проект:
Павильон чачечных церемоний
Грузия, Тбилиси, 1 Улица Василь Петриашвили (1 Vasil Petriashvili Street)

Авторский коллектив:
Александр Бродский, автор
Мария Кремер, соавтор, архитектор
Алексей Храпов, главный строитель (фирма Metall.works)

4.2018 — 5.2018 / 5.2018 — 5.2018

customer: Ghvinis Ubani

26 Декабря 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Отвергая стереотипы
В арт-парке Никола-Ленивец прошел очередной фестиваль «Архстояние», удививший гостей множеством провокационных перфомансов и пополнивший коллекцию парка новым шедевром от Александра Бродского
Не сходя с красной дорожки
В галерее «Триумф» открылась выставка Александра Бродского. Она объединила несколько инсталляций, одна из которых – фанерная комната с Пушкиным – носит имя «Новый мир», а титульная называется «Красная дорожка».
Похожие статьи
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Сосновый принт
Штаб-квартира энергетической компании ST International и её арт-пространство SONGEUN в Сеуле по проекту Herzog & de Meuron.
Хирургия фасадов
Офисное здание Îlot Balmoral в Монреале спроектировано канадским бюро Provencher_Roy специально для компаний, чья деятельность связана с культурными инициативами.
Святилище книг
После реконструкции и реставрации по проекту «Студии 44» здание Публичной библиотеки имени Маяковского приобрело современную техническую начинку и в то же время стало ближе к своему подлинному облику – тех времен, когда оно было частью подворья Троице-Сергиевой лавры.
Дом исчезает
Инсталляция для некрополя на востоке Китая воспроизводит оплетающий жилище плющ, в то время как оно само как будто уже исчезло.
Архипелаг впечатлений
Для благоустройства жилого комплекса «Level Южнопортовая» бюро GAFA использует рецепт Зарядья: чтобы преодолеть высоту и плотность башен архитекторы привносят во двор реку и парящий мост, а также различные климатические зоны, оставляя место для разнообразных вариантов проведения досуга.
Питомник для «зеленого» строительства
В Алмере открылась международная садоводческая выставка Флориада–2022. Ее мастерплан, разработанный MVRDV, предназначен одновременно и для нового городского района, который позже появится на ее месте.
На груди утеса-великана
Культурный и общественный центр в китайском Чунцине торжественно возвышается над рекой Янцзы. Архитекторы бюро aoe приняли вызовы брутального ландшафта и сделали все возможное, чтобы природный объект сохранил свою уникальность.
В тон Мендельсону
«Дом Керстена» рядом фабрикой «Красное знамя» отвечает интеллигентному курсу, принятому в мастерской Анатолия Столярчука: не приемлет исторических стилизаций, но в то же время почтительно относится к сложившейся застройке.
Предгорья и вершины
В концепции ревитализации территории завода «Станкоагрегат» бюро ОСА соединяет два масштаба: экстремально высокие башни и относительно сомасштабные человеку урбан-виллы. В условиях сверхплотной застройки это позволяет высвободить территории для общественных пространств и деревьев, а также адаптировать проект к условиям меняющегося рынка.
Сахарный отдых
Варшавское бюро BULAK PROJEKT спасло от сноса исторические корпуса сахарного завода в городе Жнин, превратив их в комфортный и при этом невероятно аутентичный гостиничный комплекс.
Асимметрия опор
Многоквартирный дом с коммерческой «базой» на итальянском курорте Лидо-ди-Йезоло по проекту бюро ELASTICOFarm и BPLAN Studio.
Проект Италия
В итальянской коммуне Таварнелле-Валь-ди-Пеза построили новую штаб-квартиру компании Furla. В студии GEZA Architettura попробовали интегрировать свою сугубо индустриальную архитектуру в природный ландшафт Тосканы.
Быстрое течение
Новый проект Брусники для Тюмени: на месте бывших портовых территорий появится жилой район с разнообразной застройкой и общественными пространствами. К разработке мастер-плана подключилось бюро Mandaworks, к архитектуре – ODA и Stefan Forster.
«Обувная» ДНК
В Пальма-де-Мальорка по проекту MVRDV и GRAS строится новый квартал по заказу семьи владельцев Camper: он должен вернуть славу центра ночной жизни району Гомила.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.