Бенедетта Тальябуэ: «Архитектура – это сфера услуг, она должна служить обществу»

Глава барселонского бюро EMBT Бенедетта Тальябуэ – о необходимости любви архитекторов к городам, своих смешанных чувствах к Ле Корбюзье и о том, как важна «телесность» в эпоху виртуальности.

Беседовала:
Наталья Мурадова

mainImg
0 Архи.ру:

– Знаете, вы разрушаете все стереотипы о том, как выглядит известный архитектор. Вы не одеты в черное, не выглядите изможденной и улыбаетесь.

Бенедетта Тальябуэ:

– Да, это правда! (смеется) Стоит создать новый образ архитектора, наверно. Но я хотела бы изменить другое. Готовясь к конкурсу, архитекторы не спят ночами. Почему?! Современные технологии позволяют работать гораздо быстрее, чем раньше. Но все по-прежнему говорят: «Когда у нас конкурс, мы не спим сутками!» Я не понимаю, зачем. Может, из-за того, что архитектура – это профессия, которая никогда не заканчивается. К тому же она имеет дело с реальностью. Воплотить идею в реальность ведь очень сложно, нужно проделать огромный путь, приложить массу усилий. Узкой специализации у нас нет, приходится самому делать совершенно разные вещи. Кстати, готовясь к этой выставке, (прим. – «Городская регенерация – путешествуя по миру» в Московском музее архитектуры) мои сотрудники не спали несколько дней. Однако я все равно стараюсь применять другой подход.
Фото предоставлено EMBT© Lluc Miralles
Экспонат выставки EMBT «Городская регенерация – путешествуя по миру» © EMBT

– Судя по макетам на выставке, общественные пространства были важны для EMBT еще задолго до того, как их проектирование стало глобальным трендом. Это так?

– Мы понимали изначально, что нужно создавать не объект, а целостную «вещь». В таком ключе мы думали всегда, во всяком случае, последние тридцать лет – точно. Здание должно быть приспособлено к тому, чтобы можно было «с его участием» организовать общественное пространство. Например, как штаб-квартира Gas Natural, которую мы спроектировали больше десяти лет назад. Рынок Санта Катарина в Барселоне, реконструкцией которого мы занимались, тоже не объект, это место. Архитектура должна служить людям.
Рынок Санта Катарина, Барселона © EMBT

– Люди становятся сейчас все более разобщенными, мы почти полностью уходим в онлайн. При этом потребность в общественных пространствах растет. Это парадокс? Зачем нам, погруженным в свои гаджеты, общественные пространства?

– Возможно, парадокс, но, скорее всего, реакция. Наконец мы можем понять всю ценность физического контакта. В прошлом меня часто спрашивали, отойдет ли на второй план архитектура, когда у нас будет возможность путешествовать виртуально. Сейчас я могу посетить Москву, не выходя из Google, и теперь мы понимаем, что это совершенно не способно заменить физическое перемещение в пространстве. В реальности мы можем взаимодействовать, у нас возникают совершенно другие ощущения. Сидя здесь сейчас, я знаю, что над головой у меня своды, позади дверь, я воспринимаю определенным образом освещение, вижу вас напротив себя. Это совсем не то же самое, что общаться в Skype. Возможно, именно сейчас мы осознаем могущество реальности и «телесности» пространства.
Район Хафенсити, Гамбург © EMBT

Современные общественные пространства, которые возникают от Пекина до Нью-Йорка, выглядят достаточно похоже. При этом пьяцца для итальянца значит совсем не то же самое, что площадь в сознании китайца. Нужно ли использовать более диверсифицированный подход к проектированию общественных пространств? 

– Мы не можем не влиять друг на друга. Например, если я, итальянка, живущая в Испании, проектирую в Китае, то, конечно, я думаю, что будет прекрасно сделать там пьяццу. Может быть, для тамошних жителей это непривычно, но они воспринимают новые идеи с легкостью. Китайцы – самая космополитичная нация, которую только можно представить, они открыты всему. Мне кажется, что взаимовлияние благотворно, исключить его мы все равно не сможем. Но я также считаю, что нужно быть тактичными к месту, учитывать его особенности и адаптировать проект, используя местные материалы, декор, сделав все, чтобы он стал характерным. В своей архитектуре мы стараемся поступать именно так. Впрочем, существуют вещи, которые хороши для любой страны. Например, общественные пространства, где люди собираются и где они счастливы.

– Как, в вашем представлении, должен быть спроектирован идеальный город?

– С любовью (смеется) Нет, серьезно. Я считаю, что идеальный город спроектировать можно только с любовью. Я знаю много хороших главных архитекторов городов, но лучшие из них те, кто работает с любовью. Это означает самоотверженность, осознанность, искреннее желание сделать город лучше. Естественно, чем значительней объем работы, тем выше вероятность ошибок. Но критики бояться нельзя. Важно быть проактивным и объяснять, что ты делаешь и по какой причине решил сделать именно так. Думаю, это очень важно.
Площадь Рикардо Виньеса, Льейда © EMBT

– А что важно для Москвы? Чего ей не хватает, чтобы стать более совершенным, на ваш взгляд, городом?

– Город должен быть легким в использовании. Я видела, что в Москве делают новые пешеходные зоны и велосипедные дорожки. Думаю, это важно. Необходимо иметь возможность чувствовать город телом – ногами, ступнями. Также важен транспорт, в Москве мне очень нравится система метро, можно легко и быстро преодолевать большие расстояния. Просто фантастика! Проблемы трафика сейчас стоят перед городами очень остро, и, по-моему, Москва справляется с их решением. Не знаю, что будет в итоге, все же я не эксперт по Москве. Хотя мне кажется, что здесь происходит примерно то же, что и в Париже. Там пытаются создать развитую подземную инфраструктуру, связанную с наземными маршрутами, по которым можно будет легко передвигаться, например, на велосипеде (прим. – EMBT работает над проектом станции Клиши-Монфермей). То же происходит в Неаполе – ужасный город в том, что касается дорожного движения, и во многих других городах.
Проект станции метро Клиши – Монфермей © EMBT

– Почему, на ваш взгляд, представления об идеальной планировке городов со временем претерпевают изменения, иногда довольно значительные?

– Все в мире меняется, особенно люди. Нам постоянно приходится адаптироваться. Город – это сконструированный мир, и он тоже изменяется. Города растут настолько стремительно, что кого-то это даже способно напугать, все движется вперед как никогда быстро. Вы можете обнаружить себя в новом городе, который вырос буквально за 10 лет, и при этом он уже огромный. Поэтому приходится все большее внимание уделять городской планировке, думать об архитектуре, и о том, как ее интегрировать в городское пространство. Качественные пространства теперь необходимы не только в центре, но и на периферии. Возможно, должны появиться новые полицентрические города, нам нужны жилые районы, которые будут представлять собой минигорода.
Социальное жилье по проекту EMBT в Баррахасе, Мадрид © EMBT

– Вы входили в жюри Притцкеровской премии в прошлом году, когда ее присудили Алехандро Аравене.

– Я в него вхожу и сейчас.

– Да, но тогда премию получил Алехандро Аравена, после чего некоторые архитекторы и журналисты начали говорить, что поворот архитектуры в сторону решения социальных задач может ее уничтожить. Насколько вы согласны с этим утверждением? 

– Я не рассуждаю в таком ключе. Да, проектируя социальные объекты, нельзя позволить себе излишества и создавать роскошные здания. Но Алехандро Аравена совершил изумительное открытие: он придумал архитектуру, которая ожидает вмешательства будущих жильцов. Это действенный способ реконструировать неформальные южноамериканские поселения. Фавелы, помимо прочего, плохи еще и тем, что в них нет никакой инфраструктуры, даже водопровода. Чтобы создать город с подходящей планировкой и жильем, Алехандро спроектировал дома, в которых уже можно жить, но при этом они еще не закончены. Так в эти постройки люди могут вложить частицу себя, улучшить их, потому что именно разнообразие делает город живым. Идея простая, но при этом очень красивая. Мы в EMBТ готовы использовать любую возможность, чтобы проектировать социальную архитектуру. Мы никогда не говорим: «Ой, нет мы этого не будем делать! Нам это не нравится, потому что бюджет как-то слишком мал». Мы стараемся сделать лучшее на что способны в пределах даже самого маленького бюджета.

– То есть, вы никогда не отказываетесь?

– Мы готовы делать социальное жилье, общественные пространства, административные здания, браться за малый масштаб, проектировать части городов – все, что угодно. Мы открыты и считаем социальные объекты частью нашей общественной миссии. Архитектура – это сфера услуг, она должна служить обществу, мы не забываем об этом.
Станция метро, Неаполь © EMBT

Ваш любимый архитектор – Ле Корбюзье, так пишут почти в каждой статье про вас. В это сложно поверить, здания EMBT далеки от того, чтобы быть «машинами для жилья», они скорее сами похожи на живых существ.

– Возможно, это неправда. (смеется) Когда меня спросили про любимого архитектора, я ничего не могла придумать, в голове была абсолютная пустота. Я растерялась и думаю, что же сказать: «Все? Никто?». А потом назвала первое имя, которое пришло на ум. На самом деле, мой любимый архитектор – это мой покойный муж (Энрик Миральес – прим. Н.М.). Он меня приобщил к проектированию и строительству, когда я только изучала архитектуру. В нем было столько энергии, столько страсти к профессии. Энрик умер, но я продолжаю двигаться в направлении, которое он задал, а вместе со мной и другие – мы все продолжаем работать в его духе. Для моего мужа Ле Корбюзье был очень важен, как и для всей испанской архитектурной школы. Но Ле Корбюзье – это ведь не только функционализм, он же еще немного сумасшедший, рисовал, писал стихи и делал вещи, которые выглядели очень рациональными, но при этом были безумными. Детскую наивность Ле Корбюзье можно увидеть во многих деталях его архитектуры, особенно в Чандигархе. Возможно, из-за географической удаленности он позволил там себе больше экспериментов и создал больше вещей, связанных с поэтической частью его натуры. Да, в Ле Корбюзье мне нравится поэт.
Павильон Copagri “Love IT”, Милан © EMBT

– А свою архитектуру вы бы как описали?

– Человечная, с комплексным подходом, чувствительная к контексту... Я не знаю: это первое, что пришло мне на ум.

– Опять может получиться, как с теми журналистами и ответом про Ле Корбюзье.

– (Смеется). Интересно, как бы Ле Корбюзье ответил.
***


Интервью организовано при участии Московского урбанистического форума, в котором примет участие Бенедетта Тальябуэ.
 

29 Июня 2017

Беседовала:

Наталья Мурадова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Пресса: Мировая реновация
На одной из пленарных сессий Московского урбанистического форума представители администраций Токио, Парижа и Пекина подробно рассказывали, как программы реновации проводились в их городах раньше и проходят сегодня, зачем это нужно и к каким результатам приводит.
Пресса: «Есть деньги, строители и, главное — воля»
В открывающий день Московского урбанистического форума выступление Марата Хуснуллина на пленарной сессии «Глобальные проекты реноваций как двигатели развития городов» прозвучало, как международный отчет столичного правительства о работе, проделанной за последние шесть лет. "Мослента" публикует эту речь заместителя мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства не столько ради озвученных им статистических данных, сколько в качестве документа, отражающего видение правительством Москвы основных целей и перспектив развития столичной агломерации в ближайшие годы.
Пресса: Кен Янг: «Архитектура должна быть частью природы»
В чем суть и привлекательность «зеленой» архитектуры? Для чего такие здания нужны на планете и что лежит в основе эко-дизайна? На эти и другие вопросы в блиц-интервью портала Стройкомплекса ответил всемирно известный архитектор, директор и главный архитектор британского архитектурного бюро Llewelyn Davies Yeang, руководитель малайзийского архитектурного бюро T. R. Hamzah & Yeang Кен Янг.
Пресса: Москвичи устроили траурную процессию по пятиэтажкам...
Участники сообщества "Москвичи против сноса" в Facebook собрались на проходящем в эти дни Урбанистическом форуме, чтобы почтить память о Москве, которая исчезнет в результате программы реновации. Видеозапись акции, приковавшей внимание посетителей и охранников мероприятия, разместил столичный активист Левон Смирнов.
Пресса: Бюро Zaha Hadid Architects подало заявку на конкурс по реновации...
Британское архитектурное бюро Захи Хадид, реализующее необычные архитектурные проекты по всему миру, подало заявку на участие в конкурсе по реновации в столице. Об этом ТАСС сообщил исполнительный директор бюро Кристос Пассас на площадке Московского урбанистического форума.
Пресса: П. Бирюков: Программа «Моя улица» не закончится никогда
Столичные власти не планируют прекращать работы по благоустройству города. Об этом сообщил в ходе VII Московского урбанистического форума заместитель мэра Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петр Бирюков.
Пресса: Территория Ховринской больницы может стать стартовой...
Территория Ховринской больницы на севере столицы может стать стартовой площадкой для возведения домов в рамках программы реновации, сообщила журналистам в пятницу в ходе седьмого Московского урбанистического форума (Moscow Urban Forum) заммэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Наталья Сергунина.
Саския Сассен: «Большой город невозможно контролировать»
Экономист и социолог, профессор Колумбийского университета и Лондонской школы экономики Саския Сассен поделилась с Архи.ру своими мыслями о реновации, уличных протестах, а также мегаполисах, неспособных вызывать чувство привязанности.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.