Прививка современности

В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg
Первоначально выбор итальянского министерства культуры пал на Франческо Даль Ко – одного из крупнейших архитектурных критиков, редактора журнала Casabella, ученика Манфредо Тафури и соавтора его «Истории современной архитектуры», а также куратора 5-ой Венецианской биеннале 1991 года. Однако Даль Ко отказался, сославшись на занятость (в марте 2014 в издательстве Electa вышла его новая книга – о Ренцо Пьяно), и тогда после долгих поисков куратором был назначен Чино Дзукки – молодой по итальянским и успешный по международным стандартам миланский архитектор, строящий по всему миру, не оставляя академической работы в миланском Политекнико. Дзукки, автор монографии об архитектуре миланских дворов «кортиле» XVI–XVII вв., цитирует Эйзенштейна и Шкловского, высоко ценит послевоенный модернизм и знает историю современной архитектуры, как ее не знает, возможно, никто из ныне здравствующих итальянских архитекторов.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Как следствие такой учености куратора, павильон Италии не лишен аллюзий и скрытых цитат. Его вход оформлен огромной аркой, вступающей в диалог с аркадой двора Арсенала. Благодаря цвету темной бронзы, арка похожа больше на апсиду, причем намеренно нарушающую масштаб здания. Элемент, отсылающий то ли к алтарным образам эпохи Джотто, то ли к «Квадратному Колизею», странному зданию без выраженной функции в римском районе ЭУР конца 1930-х, как бы напоминает о сути итальянского модернизма, не желавшего, несмотря ни на что, рвать с традицией. «Аномальная современность», по выражению куратора.
«Квадратный Колизей» в римском районе ЭУР. Фото © Анна Вяземцева

Как ни удивительно, но Италия в годы расцвета современного движения в сфере архитектуры была едва ли не самой «отсталой» страной Европы. Масштабные комплексы рубежа веков, например, Миланский вокзал или Монумент Виктору Эммануилу в Риме, еще достраивались в начале 1930-х и до сих пор живут в массовом сознании как произведения «фашистской» архитектуры, т. е. межвоенного периода. В середине 1920-х современным стилем здесь считалось неоклассическое ар деко в духе миланских работ Джо Понти или эклектический регионализм Пьячентини и Фазоло в Риме. «Настоящее» современное движение – в лице Джузеппе Терраньи, Франко Альбини, бюро «Фиджини Поллини» и других – здесь полноценно оформилось лишь к началу 1930-х, однако так и никогда не оставило своих классических «фундаментов».
Casa del Fascio Джузеппе Терраньи в Комо. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Чино Дзукки рассказывает историю обновления не столько архитектурного языка, сколько города, выбирая в качестве примера родной и хорошо изученный им Милан. Современное движение в Италии рождалось в процессе «осовременивания» итальянских городов в эпоху фашизма, когда в пропагандистских целях расширяли средневековые переулки, раскапывали античные руины, а по соседству с ними возводили новую архитектуру, которая – именно в пропагандистских целях – должна была олицетворять собой современность. Так как трактовки этой задачи не регулировались четкими эстетическими директивами, наряду с монументально-эклектической конъюнктурной архитектурой появлялись и довольно неожиданные здания, как, например, Casa del Fascio в Комо Джузеппе Терраньи – одна из «икон» архитектурного авангарда. Север Италии тогда оказался главной лабораторией современного стиля. Милан – один из самых ярких примеров «многослойного» города, где хорошо читаются перестройки различных режимов и эпох – от Наполеона до наших дней, притом с довольно редким для городов Италии здоровым соотношением традиционности и современности. Сносы и перестройки здесь никогда не вызывали таких яростных дискуссий, как в Риме или Флоренции, так как индустриальный характер этого города не мог не сделать его лояльным к нововведениям, даже порой радикальным. Широкую дорогу «прививанию» современности здесь открыли бомбардировки Второй мировой войны, освободившие место современной архитектуре в исторической части Милана, но также и определившие ее точечный характер. Экономический «бум» 1960-х дал начало новому росту города. Эта история архитектурных трансформаций демонстрируется на интерактивной карте города, где, в соответствии с проецируемым над ней иллюстративным материалом, высвечиваются места реконструкции и новой застройки.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Однако рассказ о «прививании» начинается с периода, на несколько эпох предшествующего модернизму: напомним, что в Италии epoca moderna в истории искусства и архитектуры начинается с Микеланджело. В качестве зеркала процесса внедрения «современного» архитектурного языка представлен миланский собор со всей многовековой историей его строительства вплоть до конкурсов ХХ века на оформление его площади. Затем экспозиция ведет в 1920-е – 30-е, а потом и к послевоенному модернизму, представленному миланскими архитектурными бюро, не снискавшие громкой славы в истории архитектуре, но фактически создавшие новый, послевоенный Милан, как, например, «Аснаго и Вендер» (о которых Дзукки в 1999 издал монографию в издательстве Skira), а затем и к «невиданной» Триеннале 1968 года и сложению феномена итальянского дизайна.
Экспозиция в павильоне Италии. Деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге. Фото © Анна Вяземцева

Из исторического «предисловия», материала которого хватило бы на три тематические выставки, зритель попадает в следующий зал, где видит современные результаты «прививки». На постаментах, схематически имитирующих ветки деревьев, надрезанных для прививки к стволу новых веток, размещены без подписей и строгой логики фотографии современных объектов, реализованных итальянскими бюро, как в Италии, так и за ее пределами (например, деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге).
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Эта экспозиция без этикеток рассказывает о том, что итальянский архитектор всегда также и ремесленник, за что его ценит мировая профессиональная общественность и благодарный потребитель. Он строит город, начиная с ложки, не забывает о мельчайших деталях и персонализирует даже конвейерное производство. Действительно, таковы были великие итальянцы ХХ века –  Джо Понти и Карло Скарпа, архитекторы-универсалы, внимательные к материалу, внимательные к человеку, строители среды. Несмотря на самую большую в Европе концентрацию архитекторов на душу населения, в Италии очень мало крупных студий, да и всемирно известная RPBW во главе с Ренцо Пьяно известна своими методами работы, близкими к средневековой мастерской. Однако это не мешает этим бюро строить в самых далеких и непохожих на Италию странах, и даже помогает оставаться внимательными к их условиям так же, как у себя дома. Это принципиально не-звездная архитектура, та самая «аномальная современность», которой удается, адаптируясь к любой градостроительной ситуации, сохранять свою индивидуальность. Об этом и рассказывает экспозиция этого зала, где подписи к работам можно прочитать только на общем стенде, висящем над входом, и потому зритель вынужден смотреть архитектуру, а не имена. В одном из предварительных интервью Дзукки сказал, что таким образом хотел сломать стереотип присутствия работы на биеннале как признания ее качества: отбор работы зависит от ее соответствия заявленной теме, то есть, если работы в экспозиции павильона нет, то это не повод для автора расстраиваться.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Перейдем вслед за выставкой от малых архитектурных бюро к международному событию. Отдельный зал посвящен Всемирной Экспо-2015, которая пройдет в Милане. Для ее строительства которой привлекли итальянских «звезд» включая Массимилиано Фуксаса, перестроили существующий комплекс знаменитой Fiera, а также возвели специальную станцию для скоростного поезда вблизи будущего выставочного комплекса. Все эти работы на протяжении нескольких лет сопровождались разного рода полемикой и громкими событиями: «архитектор Фуффас» стал героем целой серии выпусков телепередачи знаменитого пародиста Маурицио Кроцца, газеты рассказывали о скандалах из-за нецелевых трат средств, а прошлым летом в Квиринальском дворце широкой публике показали макет будущего комплекса. Павильон Дзукки лаконично и элегантно, при помощи лайт-боксов и световой проекции текста, объясняет организацию пространства будущей выставки и ее концепцию.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Павильон Италии представляет исключительный по качеству и полноте материал, однако едва ли ему удается быть, как заявлено в концепции, «скорее ботаником, чем историком». Принцип изложения и презентации имеет ярко выраженный дидактический характер (выпущен 3-томный (!) каталог), выдавая в кураторе интеллектуала и университетского профессора. Все это выглядело бы превосходно на тематической выставке в одном из крупных итальянских музеев, но на переполненной информацией биеннале, к сожалению, вряд ли окажется по-настоящему воспринятым. После политической остроты экспозиции обеих Корей, иронии английского, французского и русского павильонов, а также концептуальности швейцарского, национальная выставка Италии кажется пособием по подготовке к экзамену. Куратор много, подробно и красиво говорит о том, что ему нравится и что близко его творческому кредо, без неожиданных ходов, острой критики или тонкой иронии. В итоге – тема раскрыта, экспозиция хороша, а что касается околопрофессиональной рефлексии, то она сполна представлена в основной программе биеннале – выставке «Мондиталия».
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева


07 Июля 2014

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Прививка современности
В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».
Сквер имени Москвы
6 июня в Венеции открылась выставка «Moskva: urban space» – проект параллельной программы XIV Международной биеннале архитектуры.
Сказка смыслов
Экспозиция павильона России в этом году как капуста: и надо постараться, чтобы обнаружить за ворохом смыслов главные.
Премия хранительнице
«Золотой лев» за вклад в архитектуру 14-й Венецианской биеннале присужден Филлис Ламберт – заказчице Мис ван дер Роэ и основательнице Канадского центра архитектуры.
Павильон MOSKVA
На XIV Международной биеннале архитектуры в Венеции Москва представит собственную экспозицию.
Исследовательский подход
Куратор 14-й Венецианской биеннале архитектуры Рем Колхас представил название будущей выставки — «Основы» (Fundamentals) — и пообещал объединить все экспозиции в национальных павильонах общей темой.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.