Прививка современности

В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg
Первоначально выбор итальянского министерства культуры пал на Франческо Даль Ко – одного из крупнейших архитектурных критиков, редактора журнала Casabella, ученика Манфредо Тафури и соавтора его «Истории современной архитектуры», а также куратора 5-ой Венецианской биеннале 1991 года. Однако Даль Ко отказался, сославшись на занятость (в марте 2014 в издательстве Electa вышла его новая книга – о Ренцо Пьяно), и тогда после долгих поисков куратором был назначен Чино Дзукки – молодой по итальянским и успешный по международным стандартам миланский архитектор, строящий по всему миру, не оставляя академической работы в миланском Политекнико. Дзукки, автор монографии об архитектуре миланских дворов «кортиле» XVI–XVII вв., цитирует Эйзенштейна и Шкловского, высоко ценит послевоенный модернизм и знает историю современной архитектуры, как ее не знает, возможно, никто из ныне здравствующих итальянских архитекторов.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Как следствие такой учености куратора, павильон Италии не лишен аллюзий и скрытых цитат. Его вход оформлен огромной аркой, вступающей в диалог с аркадой двора Арсенала. Благодаря цвету темной бронзы, арка похожа больше на апсиду, причем намеренно нарушающую масштаб здания. Элемент, отсылающий то ли к алтарным образам эпохи Джотто, то ли к «Квадратному Колизею», странному зданию без выраженной функции в римском районе ЭУР конца 1930-х, как бы напоминает о сути итальянского модернизма, не желавшего, несмотря ни на что, рвать с традицией. «Аномальная современность», по выражению куратора.
«Квадратный Колизей» в римском районе ЭУР. Фото © Анна Вяземцева

Как ни удивительно, но Италия в годы расцвета современного движения в сфере архитектуры была едва ли не самой «отсталой» страной Европы. Масштабные комплексы рубежа веков, например, Миланский вокзал или Монумент Виктору Эммануилу в Риме, еще достраивались в начале 1930-х и до сих пор живут в массовом сознании как произведения «фашистской» архитектуры, т. е. межвоенного периода. В середине 1920-х современным стилем здесь считалось неоклассическое ар деко в духе миланских работ Джо Понти или эклектический регионализм Пьячентини и Фазоло в Риме. «Настоящее» современное движение – в лице Джузеппе Терраньи, Франко Альбини, бюро «Фиджини Поллини» и других – здесь полноценно оформилось лишь к началу 1930-х, однако так и никогда не оставило своих классических «фундаментов».
Casa del Fascio Джузеппе Терраньи в Комо. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Чино Дзукки рассказывает историю обновления не столько архитектурного языка, сколько города, выбирая в качестве примера родной и хорошо изученный им Милан. Современное движение в Италии рождалось в процессе «осовременивания» итальянских городов в эпоху фашизма, когда в пропагандистских целях расширяли средневековые переулки, раскапывали античные руины, а по соседству с ними возводили новую архитектуру, которая – именно в пропагандистских целях – должна была олицетворять собой современность. Так как трактовки этой задачи не регулировались четкими эстетическими директивами, наряду с монументально-эклектической конъюнктурной архитектурой появлялись и довольно неожиданные здания, как, например, Casa del Fascio в Комо Джузеппе Терраньи – одна из «икон» архитектурного авангарда. Север Италии тогда оказался главной лабораторией современного стиля. Милан – один из самых ярких примеров «многослойного» города, где хорошо читаются перестройки различных режимов и эпох – от Наполеона до наших дней, притом с довольно редким для городов Италии здоровым соотношением традиционности и современности. Сносы и перестройки здесь никогда не вызывали таких яростных дискуссий, как в Риме или Флоренции, так как индустриальный характер этого города не мог не сделать его лояльным к нововведениям, даже порой радикальным. Широкую дорогу «прививанию» современности здесь открыли бомбардировки Второй мировой войны, освободившие место современной архитектуре в исторической части Милана, но также и определившие ее точечный характер. Экономический «бум» 1960-х дал начало новому росту города. Эта история архитектурных трансформаций демонстрируется на интерактивной карте города, где, в соответствии с проецируемым над ней иллюстративным материалом, высвечиваются места реконструкции и новой застройки.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Однако рассказ о «прививании» начинается с периода, на несколько эпох предшествующего модернизму: напомним, что в Италии epoca moderna в истории искусства и архитектуры начинается с Микеланджело. В качестве зеркала процесса внедрения «современного» архитектурного языка представлен миланский собор со всей многовековой историей его строительства вплоть до конкурсов ХХ века на оформление его площади. Затем экспозиция ведет в 1920-е – 30-е, а потом и к послевоенному модернизму, представленному миланскими архитектурными бюро, не снискавшие громкой славы в истории архитектуре, но фактически создавшие новый, послевоенный Милан, как, например, «Аснаго и Вендер» (о которых Дзукки в 1999 издал монографию в издательстве Skira), а затем и к «невиданной» Триеннале 1968 года и сложению феномена итальянского дизайна.
Экспозиция в павильоне Италии. Деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге. Фото © Анна Вяземцева

Из исторического «предисловия», материала которого хватило бы на три тематические выставки, зритель попадает в следующий зал, где видит современные результаты «прививки». На постаментах, схематически имитирующих ветки деревьев, надрезанных для прививки к стволу новых веток, размещены без подписей и строгой логики фотографии современных объектов, реализованных итальянскими бюро, как в Италии, так и за ее пределами (например, деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге).
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Эта экспозиция без этикеток рассказывает о том, что итальянский архитектор всегда также и ремесленник, за что его ценит мировая профессиональная общественность и благодарный потребитель. Он строит город, начиная с ложки, не забывает о мельчайших деталях и персонализирует даже конвейерное производство. Действительно, таковы были великие итальянцы ХХ века –  Джо Понти и Карло Скарпа, архитекторы-универсалы, внимательные к материалу, внимательные к человеку, строители среды. Несмотря на самую большую в Европе концентрацию архитекторов на душу населения, в Италии очень мало крупных студий, да и всемирно известная RPBW во главе с Ренцо Пьяно известна своими методами работы, близкими к средневековой мастерской. Однако это не мешает этим бюро строить в самых далеких и непохожих на Италию странах, и даже помогает оставаться внимательными к их условиям так же, как у себя дома. Это принципиально не-звездная архитектура, та самая «аномальная современность», которой удается, адаптируясь к любой градостроительной ситуации, сохранять свою индивидуальность. Об этом и рассказывает экспозиция этого зала, где подписи к работам можно прочитать только на общем стенде, висящем над входом, и потому зритель вынужден смотреть архитектуру, а не имена. В одном из предварительных интервью Дзукки сказал, что таким образом хотел сломать стереотип присутствия работы на биеннале как признания ее качества: отбор работы зависит от ее соответствия заявленной теме, то есть, если работы в экспозиции павильона нет, то это не повод для автора расстраиваться.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Перейдем вслед за выставкой от малых архитектурных бюро к международному событию. Отдельный зал посвящен Всемирной Экспо-2015, которая пройдет в Милане. Для ее строительства которой привлекли итальянских «звезд» включая Массимилиано Фуксаса, перестроили существующий комплекс знаменитой Fiera, а также возвели специальную станцию для скоростного поезда вблизи будущего выставочного комплекса. Все эти работы на протяжении нескольких лет сопровождались разного рода полемикой и громкими событиями: «архитектор Фуффас» стал героем целой серии выпусков телепередачи знаменитого пародиста Маурицио Кроцца, газеты рассказывали о скандалах из-за нецелевых трат средств, а прошлым летом в Квиринальском дворце широкой публике показали макет будущего комплекса. Павильон Дзукки лаконично и элегантно, при помощи лайт-боксов и световой проекции текста, объясняет организацию пространства будущей выставки и ее концепцию.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Павильон Италии представляет исключительный по качеству и полноте материал, однако едва ли ему удается быть, как заявлено в концепции, «скорее ботаником, чем историком». Принцип изложения и презентации имеет ярко выраженный дидактический характер (выпущен 3-томный (!) каталог), выдавая в кураторе интеллектуала и университетского профессора. Все это выглядело бы превосходно на тематической выставке в одном из крупных итальянских музеев, но на переполненной информацией биеннале, к сожалению, вряд ли окажется по-настоящему воспринятым. После политической остроты экспозиции обеих Корей, иронии английского, французского и русского павильонов, а также концептуальности швейцарского, национальная выставка Италии кажется пособием по подготовке к экзамену. Куратор много, подробно и красиво говорит о том, что ему нравится и что близко его творческому кредо, без неожиданных ходов, острой критики или тонкой иронии. В итоге – тема раскрыта, экспозиция хороша, а что касается околопрофессиональной рефлексии, то она сполна представлена в основной программе биеннале – выставке «Мондиталия».
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева


07 Июля 2014

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Планы на песке
Один из самых авторитетных смотров мировой архитектурной жизни несколько удлинился. Благодаря инициативе куратора Рема Колхаса XIV Биеннале архитектуры в Венеции вместо привычных трех месяцев в нынешнем году длится полгода — до 23 ноября.
Пресса: Продали идеи
В институте «Стрелка» прошла лекция кураторов российского павильона Венецианской биеннале архитектуры. Образовательная площадка получила право представлять страну на выставке. Получившие специальный приз жюри сотрудники института «Стрелка» рассказали о том, как изменили традиционный подход к созданию экспозиции, придав ему нотку иронии.
Пресса: Венеция. Фундаментально
В Венеции проходит самый авторитетный профессиональный смотр – XIV Международная архитектурная биеннале. Куратор Рем Колхас обозначил ее тему как «Fundamentals» («Основы»).
Пресса: Отзывы о Moskve
В Венеции продолжается специальный выставочный проект Moskva: urban space в рамках Архитектурной биеннале. «Портал Архсовета» полистал книгу отзывов и нашел, что этот арт-объект оставляет посетителей под большим впечатлением.
Прививка современности
В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».
Пресса: Будущее в прошедшем
Венецианская архитектурная биеннале продлится до 25 ноября. Бывший комиссар Российского павильона Григорий Ревзин побывал на биеннале после того, как закончились все официальные мероприятия.
Пресса: В башне из слоновой кости. В Венеции проходит XIV архитектурная...
С подачи нынешнего куратора Венецианской биеннале Рема Колахаса она стартовала в июне, на несколько месяцев раньше срока и, как и биеннале художественная, будет идти полгода. Там профессия также бьется за признание, за то, чтобы стать вровень с прочими видами культурного производства.
Пресса: Только «Основы»
На Архитектурной биеннале этого года Рем Колхас взялся за современность.
Пресса: Венецианская архитектурная-биеннале 2014: представьте...
Биеннале под кураторством Рема Колхаса устанавливает новые границы чувственности и сочиняет итальянскую историю величия и брутальности. Архитектурный критик Роуэн Мур о междисциплинарной выставке-исследовании Monditalia и о павильоне Великобритании.
Пресса: Необходимый минимализм
В параллельную программу 14-й Венецианской архитектурной биеннале включена выставка «Михаил Рогинский. По ту сторону «Красной двери»: первая ретроспектива парижского периода живописца сделана Фондом Михаила Рогинского. Выставка открылась в Центре изучения искусства России (CSAR) университета Ca' Foscari, получившем известность в связи со скандальным присуждением почетной степени министру культуры РФ Владимиру Мединскому.
Пресса: Политэкономия архитектуры
Российский павильон «Fair Enough» на Венецианской биеннале удостоился специального упоминания жюри «за демонстрацию современного языка коммерциализации архитектуры». ART1 рассказывает о павильоне: «ярмарка, где с дешевого стандартизированного стенда приторные девушки и деятели культуры пытаются продавать вольно проинтерпретированные идеологемы из прошлого – точная метафора даже не современной российской архитектуры (ее как раз в меньшей степени), а вообще современной России».
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.