Прививка современности

В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg
Первоначально выбор итальянского министерства культуры пал на Франческо Даль Ко – одного из крупнейших архитектурных критиков, редактора журнала Casabella, ученика Манфредо Тафури и соавтора его «Истории современной архитектуры», а также куратора 5-ой Венецианской биеннале 1991 года. Однако Даль Ко отказался, сославшись на занятость (в марте 2014 в издательстве Electa вышла его новая книга – о Ренцо Пьяно), и тогда после долгих поисков куратором был назначен Чино Дзукки – молодой по итальянским и успешный по международным стандартам миланский архитектор, строящий по всему миру, не оставляя академической работы в миланском Политекнико. Дзукки, автор монографии об архитектуре миланских дворов «кортиле» XVI–XVII вв., цитирует Эйзенштейна и Шкловского, высоко ценит послевоенный модернизм и знает историю современной архитектуры, как ее не знает, возможно, никто из ныне здравствующих итальянских архитекторов.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Как следствие такой учености куратора, павильон Италии не лишен аллюзий и скрытых цитат. Его вход оформлен огромной аркой, вступающей в диалог с аркадой двора Арсенала. Благодаря цвету темной бронзы, арка похожа больше на апсиду, причем намеренно нарушающую масштаб здания. Элемент, отсылающий то ли к алтарным образам эпохи Джотто, то ли к «Квадратному Колизею», странному зданию без выраженной функции в римском районе ЭУР конца 1930-х, как бы напоминает о сути итальянского модернизма, не желавшего, несмотря ни на что, рвать с традицией. «Аномальная современность», по выражению куратора.
«Квадратный Колизей» в римском районе ЭУР. Фото © Анна Вяземцева

Как ни удивительно, но Италия в годы расцвета современного движения в сфере архитектуры была едва ли не самой «отсталой» страной Европы. Масштабные комплексы рубежа веков, например, Миланский вокзал или Монумент Виктору Эммануилу в Риме, еще достраивались в начале 1930-х и до сих пор живут в массовом сознании как произведения «фашистской» архитектуры, т. е. межвоенного периода. В середине 1920-х современным стилем здесь считалось неоклассическое ар деко в духе миланских работ Джо Понти или эклектический регионализм Пьячентини и Фазоло в Риме. «Настоящее» современное движение – в лице Джузеппе Терраньи, Франко Альбини, бюро «Фиджини Поллини» и других – здесь полноценно оформилось лишь к началу 1930-х, однако так и никогда не оставило своих классических «фундаментов».
Casa del Fascio Джузеппе Терраньи в Комо. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Чино Дзукки рассказывает историю обновления не столько архитектурного языка, сколько города, выбирая в качестве примера родной и хорошо изученный им Милан. Современное движение в Италии рождалось в процессе «осовременивания» итальянских городов в эпоху фашизма, когда в пропагандистских целях расширяли средневековые переулки, раскапывали античные руины, а по соседству с ними возводили новую архитектуру, которая – именно в пропагандистских целях – должна была олицетворять собой современность. Так как трактовки этой задачи не регулировались четкими эстетическими директивами, наряду с монументально-эклектической конъюнктурной архитектурой появлялись и довольно неожиданные здания, как, например, Casa del Fascio в Комо Джузеппе Терраньи – одна из «икон» архитектурного авангарда. Север Италии тогда оказался главной лабораторией современного стиля. Милан – один из самых ярких примеров «многослойного» города, где хорошо читаются перестройки различных режимов и эпох – от Наполеона до наших дней, притом с довольно редким для городов Италии здоровым соотношением традиционности и современности. Сносы и перестройки здесь никогда не вызывали таких яростных дискуссий, как в Риме или Флоренции, так как индустриальный характер этого города не мог не сделать его лояльным к нововведениям, даже порой радикальным. Широкую дорогу «прививанию» современности здесь открыли бомбардировки Второй мировой войны, освободившие место современной архитектуре в исторической части Милана, но также и определившие ее точечный характер. Экономический «бум» 1960-х дал начало новому росту города. Эта история архитектурных трансформаций демонстрируется на интерактивной карте города, где, в соответствии с проецируемым над ней иллюстративным материалом, высвечиваются места реконструкции и новой застройки.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Однако рассказ о «прививании» начинается с периода, на несколько эпох предшествующего модернизму: напомним, что в Италии epoca moderna в истории искусства и архитектуры начинается с Микеланджело. В качестве зеркала процесса внедрения «современного» архитектурного языка представлен миланский собор со всей многовековой историей его строительства вплоть до конкурсов ХХ века на оформление его площади. Затем экспозиция ведет в 1920-е – 30-е, а потом и к послевоенному модернизму, представленному миланскими архитектурными бюро, не снискавшие громкой славы в истории архитектуре, но фактически создавшие новый, послевоенный Милан, как, например, «Аснаго и Вендер» (о которых Дзукки в 1999 издал монографию в издательстве Skira), а затем и к «невиданной» Триеннале 1968 года и сложению феномена итальянского дизайна.
Экспозиция в павильоне Италии. Деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге. Фото © Анна Вяземцева

Из исторического «предисловия», материала которого хватило бы на три тематические выставки, зритель попадает в следующий зал, где видит современные результаты «прививки». На постаментах, схематически имитирующих ветки деревьев, надрезанных для прививки к стволу новых веток, размещены без подписей и строгой логики фотографии современных объектов, реализованных итальянскими бюро, как в Италии, так и за ее пределами (например, деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге).
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Эта экспозиция без этикеток рассказывает о том, что итальянский архитектор всегда также и ремесленник, за что его ценит мировая профессиональная общественность и благодарный потребитель. Он строит город, начиная с ложки, не забывает о мельчайших деталях и персонализирует даже конвейерное производство. Действительно, таковы были великие итальянцы ХХ века –  Джо Понти и Карло Скарпа, архитекторы-универсалы, внимательные к материалу, внимательные к человеку, строители среды. Несмотря на самую большую в Европе концентрацию архитекторов на душу населения, в Италии очень мало крупных студий, да и всемирно известная RPBW во главе с Ренцо Пьяно известна своими методами работы, близкими к средневековой мастерской. Однако это не мешает этим бюро строить в самых далеких и непохожих на Италию странах, и даже помогает оставаться внимательными к их условиям так же, как у себя дома. Это принципиально не-звездная архитектура, та самая «аномальная современность», которой удается, адаптируясь к любой градостроительной ситуации, сохранять свою индивидуальность. Об этом и рассказывает экспозиция этого зала, где подписи к работам можно прочитать только на общем стенде, висящем над входом, и потому зритель вынужден смотреть архитектуру, а не имена. В одном из предварительных интервью Дзукки сказал, что таким образом хотел сломать стереотип присутствия работы на биеннале как признания ее качества: отбор работы зависит от ее соответствия заявленной теме, то есть, если работы в экспозиции павильона нет, то это не повод для автора расстраиваться.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Перейдем вслед за выставкой от малых архитектурных бюро к международному событию. Отдельный зал посвящен Всемирной Экспо-2015, которая пройдет в Милане. Для ее строительства которой привлекли итальянских «звезд» включая Массимилиано Фуксаса, перестроили существующий комплекс знаменитой Fiera, а также возвели специальную станцию для скоростного поезда вблизи будущего выставочного комплекса. Все эти работы на протяжении нескольких лет сопровождались разного рода полемикой и громкими событиями: «архитектор Фуффас» стал героем целой серии выпусков телепередачи знаменитого пародиста Маурицио Кроцца, газеты рассказывали о скандалах из-за нецелевых трат средств, а прошлым летом в Квиринальском дворце широкой публике показали макет будущего комплекса. Павильон Дзукки лаконично и элегантно, при помощи лайт-боксов и световой проекции текста, объясняет организацию пространства будущей выставки и ее концепцию.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Павильон Италии представляет исключительный по качеству и полноте материал, однако едва ли ему удается быть, как заявлено в концепции, «скорее ботаником, чем историком». Принцип изложения и презентации имеет ярко выраженный дидактический характер (выпущен 3-томный (!) каталог), выдавая в кураторе интеллектуала и университетского профессора. Все это выглядело бы превосходно на тематической выставке в одном из крупных итальянских музеев, но на переполненной информацией биеннале, к сожалению, вряд ли окажется по-настоящему воспринятым. После политической остроты экспозиции обеих Корей, иронии английского, французского и русского павильонов, а также концептуальности швейцарского, национальная выставка Италии кажется пособием по подготовке к экзамену. Куратор много, подробно и красиво говорит о том, что ему нравится и что близко его творческому кредо, без неожиданных ходов, острой критики или тонкой иронии. В итоге – тема раскрыта, экспозиция хороша, а что касается околопрофессиональной рефлексии, то она сполна представлена в основной программе биеннале – выставке «Мондиталия».
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

07 Июля 2014

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Пресса: Продали идеи
В институте «Стрелка» прошла лекция кураторов российского павильона Венецианской биеннале архитектуры. Образовательная площадка получила право представлять страну на выставке. Получившие специальный приз жюри сотрудники института «Стрелка» рассказали о том, как изменили традиционный подход к созданию экспозиции, придав ему нотку иронии.
Пресса: Венеция. Фундаментально
В Венеции проходит самый авторитетный профессиональный смотр – XIV Международная архитектурная биеннале. Куратор Рем Колхас обозначил ее тему как «Fundamentals» («Основы»).
Пресса: Отзывы о Moskve
В Венеции продолжается специальный выставочный проект Moskva: urban space в рамках Архитектурной биеннале. «Портал Архсовета» полистал книгу отзывов и нашел, что этот арт-объект оставляет посетителей под большим впечатлением.
Пресса: Будущее в прошедшем
Венецианская архитектурная биеннале продлится до 25 ноября. Бывший комиссар Российского павильона Григорий Ревзин побывал на биеннале после того, как закончились все официальные мероприятия.
Пресса: В башне из слоновой кости. В Венеции проходит XIV архитектурная...
С подачи нынешнего куратора Венецианской биеннале Рема Колахаса она стартовала в июне, на несколько месяцев раньше срока и, как и биеннале художественная, будет идти полгода. Там профессия также бьется за признание, за то, чтобы стать вровень с прочими видами культурного производства.
Пресса: Политэкономия архитектуры
Российский павильон «Fair Enough» на Венецианской биеннале удостоился специального упоминания жюри «за демонстрацию современного языка коммерциализации архитектуры». ART1 рассказывает о павильоне: «ярмарка, где с дешевого стандартизированного стенда приторные девушки и деятели культуры пытаются продавать вольно проинтерпретированные идеологемы из прошлого – точная метафора даже не современной российской архитектуры (ее как раз в меньшей степени), а вообще современной России».
Пресса: Читая модернизм
Александра Новоженова об Архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: Биеннале Рема: конец архитектуры
Основной пафос венецианской архитектурной биеннале этого года – никаких звезд архитектуры, царивших на экспозициях предыдущих лет.
Сказка смыслов
Экспозиция павильона России в этом году как капуста: и надо постараться, чтобы обнаружить за ворохом смыслов главные.
Сквер имени Москвы
6 июня в Венеции открылась выставка «Moskva: urban space» – проект параллельной программы XIV Международной биеннале архитектуры.
Пресса: История архитектуры в зеркале унитаза
В садах Джардини открылась и будет работать до конца осени Венецианская архитектурная биеннале, главный смотр достижений в архитектуре всего мира. Тема этого года — «Основы». Куратор Рэм Колхас, который предложил эту тему, предпочел отказаться от выставочной традиции показывать все самое новое и оригинальное. Текущая биеннале разбирает здание на составные части: разделы выставки посвящены полу, потолку, лестницам, дверям и так далее.
Пресса: Венецианская архитектурная биеннале: обзор павильонов
14-я биеннале архитектуры в Венеции – первая, где куратор задал национальным павильонам общую тему: «Впитывая современность. 1914-2014». Рем Колхас предложил подумать о том, как модернизм уничтожил региональные школы архитектуры. Неудивительно, что в результате биеннале кажется несколько монотонной.
Пресса: Дверь не закрывалась
«Михаил Рогинский. По ту сторону красной двери» — безупречно сделанная выставка поздних работ художника — открылась в Венеции. К сожалению, не в Москве.
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Планы на песке
Один из самых авторитетных смотров мировой архитектурной жизни несколько удлинился. Благодаря инициативе куратора Рема Колхаса XIV Биеннале архитектуры в Венеции вместо привычных трех месяцев в нынешнем году длится полгода — до 23 ноября.
Пресса: Продали идеи
В институте «Стрелка» прошла лекция кураторов российского павильона Венецианской биеннале архитектуры. Образовательная площадка получила право представлять страну на выставке. Получившие специальный приз жюри сотрудники института «Стрелка» рассказали о том, как изменили традиционный подход к созданию экспозиции, придав ему нотку иронии.
Пресса: Венеция. Фундаментально
В Венеции проходит самый авторитетный профессиональный смотр – XIV Международная архитектурная биеннале. Куратор Рем Колхас обозначил ее тему как «Fundamentals» («Основы»).
Пресса: Отзывы о Moskve
В Венеции продолжается специальный выставочный проект Moskva: urban space в рамках Архитектурной биеннале. «Портал Архсовета» полистал книгу отзывов и нашел, что этот арт-объект оставляет посетителей под большим впечатлением.
Пресса: Будущее в прошедшем
Венецианская архитектурная биеннале продлится до 25 ноября. Бывший комиссар Российского павильона Григорий Ревзин побывал на биеннале после того, как закончились все официальные мероприятия.
Пресса: В башне из слоновой кости. В Венеции проходит XIV архитектурная...
С подачи нынешнего куратора Венецианской биеннале Рема Колахаса она стартовала в июне, на несколько месяцев раньше срока и, как и биеннале художественная, будет идти полгода. Там профессия также бьется за признание, за то, чтобы стать вровень с прочими видами культурного производства.
Пресса: Только «Основы»
На Архитектурной биеннале этого года Рем Колхас взялся за современность.
Пресса: Венецианская архитектурная-биеннале 2014: представьте...
Биеннале под кураторством Рема Колхаса устанавливает новые границы чувственности и сочиняет итальянскую историю величия и брутальности. Архитектурный критик Роуэн Мур о междисциплинарной выставке-исследовании Monditalia и о павильоне Великобритании.
Пресса: Необходимый минимализм
В параллельную программу 14-й Венецианской архитектурной биеннале включена выставка «Михаил Рогинский. По ту сторону «Красной двери»: первая ретроспектива парижского периода живописца сделана Фондом Михаила Рогинского. Выставка открылась в Центре изучения искусства России (CSAR) университета Ca' Foscari, получившем известность в связи со скандальным присуждением почетной степени министру культуры РФ Владимиру Мединскому.
Пресса: Политэкономия архитектуры
Российский павильон «Fair Enough» на Венецианской биеннале удостоился специального упоминания жюри «за демонстрацию современного языка коммерциализации архитектуры». ART1 рассказывает о павильоне: «ярмарка, где с дешевого стандартизированного стенда приторные девушки и деятели культуры пытаются продавать вольно проинтерпретированные идеологемы из прошлого – точная метафора даже не современной российской архитектуры (ее как раз в меньшей степени), а вообще современной России».
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.