Прививка современности

В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».

mainImg
Первоначально выбор итальянского министерства культуры пал на Франческо Даль Ко – одного из крупнейших архитектурных критиков, редактора журнала Casabella, ученика Манфредо Тафури и соавтора его «Истории современной архитектуры», а также куратора 5-ой Венецианской биеннале 1991 года. Однако Даль Ко отказался, сославшись на занятость (в марте 2014 в издательстве Electa вышла его новая книга – о Ренцо Пьяно), и тогда после долгих поисков куратором был назначен Чино Дзукки – молодой по итальянским и успешный по международным стандартам миланский архитектор, строящий по всему миру, не оставляя академической работы в миланском Политекнико. Дзукки, автор монографии об архитектуре миланских дворов «кортиле» XVI–XVII вв., цитирует Эйзенштейна и Шкловского, высоко ценит послевоенный модернизм и знает историю современной архитектуры, как ее не знает, возможно, никто из ныне здравствующих итальянских архитекторов.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Как следствие такой учености куратора, павильон Италии не лишен аллюзий и скрытых цитат. Его вход оформлен огромной аркой, вступающей в диалог с аркадой двора Арсенала. Благодаря цвету темной бронзы, арка похожа больше на апсиду, причем намеренно нарушающую масштаб здания. Элемент, отсылающий то ли к алтарным образам эпохи Джотто, то ли к «Квадратному Колизею», странному зданию без выраженной функции в римском районе ЭУР конца 1930-х, как бы напоминает о сути итальянского модернизма, не желавшего, несмотря ни на что, рвать с традицией. «Аномальная современность», по выражению куратора.
«Квадратный Колизей» в римском районе ЭУР. Фото © Анна Вяземцева

Как ни удивительно, но Италия в годы расцвета современного движения в сфере архитектуры была едва ли не самой «отсталой» страной Европы. Масштабные комплексы рубежа веков, например, Миланский вокзал или Монумент Виктору Эммануилу в Риме, еще достраивались в начале 1930-х и до сих пор живут в массовом сознании как произведения «фашистской» архитектуры, т. е. межвоенного периода. В середине 1920-х современным стилем здесь считалось неоклассическое ар деко в духе миланских работ Джо Понти или эклектический регионализм Пьячентини и Фазоло в Риме. «Настоящее» современное движение – в лице Джузеппе Терраньи, Франко Альбини, бюро «Фиджини Поллини» и других – здесь полноценно оформилось лишь к началу 1930-х, однако так и никогда не оставило своих классических «фундаментов».
Casa del Fascio Джузеппе Терраньи в Комо. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Чино Дзукки рассказывает историю обновления не столько архитектурного языка, сколько города, выбирая в качестве примера родной и хорошо изученный им Милан. Современное движение в Италии рождалось в процессе «осовременивания» итальянских городов в эпоху фашизма, когда в пропагандистских целях расширяли средневековые переулки, раскапывали античные руины, а по соседству с ними возводили новую архитектуру, которая – именно в пропагандистских целях – должна была олицетворять собой современность. Так как трактовки этой задачи не регулировались четкими эстетическими директивами, наряду с монументально-эклектической конъюнктурной архитектурой появлялись и довольно неожиданные здания, как, например, Casa del Fascio в Комо Джузеппе Терраньи – одна из «икон» архитектурного авангарда. Север Италии тогда оказался главной лабораторией современного стиля. Милан – один из самых ярких примеров «многослойного» города, где хорошо читаются перестройки различных режимов и эпох – от Наполеона до наших дней, притом с довольно редким для городов Италии здоровым соотношением традиционности и современности. Сносы и перестройки здесь никогда не вызывали таких яростных дискуссий, как в Риме или Флоренции, так как индустриальный характер этого города не мог не сделать его лояльным к нововведениям, даже порой радикальным. Широкую дорогу «прививанию» современности здесь открыли бомбардировки Второй мировой войны, освободившие место современной архитектуре в исторической части Милана, но также и определившие ее точечный характер. Экономический «бум» 1960-х дал начало новому росту города. Эта история архитектурных трансформаций демонстрируется на интерактивной карте города, где, в соответствии с проецируемым над ней иллюстративным материалом, высвечиваются места реконструкции и новой застройки.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

Однако рассказ о «прививании» начинается с периода, на несколько эпох предшествующего модернизму: напомним, что в Италии epoca moderna в истории искусства и архитектуры начинается с Микеланджело. В качестве зеркала процесса внедрения «современного» архитектурного языка представлен миланский собор со всей многовековой историей его строительства вплоть до конкурсов ХХ века на оформление его площади. Затем экспозиция ведет в 1920-е – 30-е, а потом и к послевоенному модернизму, представленному миланскими архитектурными бюро, не снискавшие громкой славы в истории архитектуре, но фактически создавшие новый, послевоенный Милан, как, например, «Аснаго и Вендер» (о которых Дзукки в 1999 издал монографию в издательстве Skira), а затем и к «невиданной» Триеннале 1968 года и сложению феномена итальянского дизайна.
Экспозиция в павильоне Италии. Деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге. Фото © Анна Вяземцева

Из исторического «предисловия», материала которого хватило бы на три тематические выставки, зритель попадает в следующий зал, где видит современные результаты «прививки». На постаментах, схематически имитирующих ветки деревьев, надрезанных для прививки к стволу новых веток, размещены без подписей и строгой логики фотографии современных объектов, реализованных итальянскими бюро, как в Италии, так и за ее пределами (например, деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге).
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Эта экспозиция без этикеток рассказывает о том, что итальянский архитектор всегда также и ремесленник, за что его ценит мировая профессиональная общественность и благодарный потребитель. Он строит город, начиная с ложки, не забывает о мельчайших деталях и персонализирует даже конвейерное производство. Действительно, таковы были великие итальянцы ХХ века –  Джо Понти и Карло Скарпа, архитекторы-универсалы, внимательные к материалу, внимательные к человеку, строители среды. Несмотря на самую большую в Европе концентрацию архитекторов на душу населения, в Италии очень мало крупных студий, да и всемирно известная RPBW во главе с Ренцо Пьяно известна своими методами работы, близкими к средневековой мастерской. Однако это не мешает этим бюро строить в самых далеких и непохожих на Италию странах, и даже помогает оставаться внимательными к их условиям так же, как у себя дома. Это принципиально не-звездная архитектура, та самая «аномальная современность», которой удается, адаптируясь к любой градостроительной ситуации, сохранять свою индивидуальность. Об этом и рассказывает экспозиция этого зала, где подписи к работам можно прочитать только на общем стенде, висящем над входом, и потому зритель вынужден смотреть архитектуру, а не имена. В одном из предварительных интервью Дзукки сказал, что таким образом хотел сломать стереотип присутствия работы на биеннале как признания ее качества: отбор работы зависит от ее соответствия заявленной теме, то есть, если работы в экспозиции павильона нет, то это не повод для автора расстраиваться.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Перейдем вслед за выставкой от малых архитектурных бюро к международному событию. Отдельный зал посвящен Всемирной Экспо-2015, которая пройдет в Милане. Для ее строительства которой привлекли итальянских «звезд» включая Массимилиано Фуксаса, перестроили существующий комплекс знаменитой Fiera, а также возвели специальную станцию для скоростного поезда вблизи будущего выставочного комплекса. Все эти работы на протяжении нескольких лет сопровождались разного рода полемикой и громкими событиями: «архитектор Фуффас» стал героем целой серии выпусков телепередачи знаменитого пародиста Маурицио Кроцца, газеты рассказывали о скандалах из-за нецелевых трат средств, а прошлым летом в Квиринальском дворце широкой публике показали макет будущего комплекса. Павильон Дзукки лаконично и элегантно, при помощи лайт-боксов и световой проекции текста, объясняет организацию пространства будущей выставки и ее концепцию.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Павильон Италии представляет исключительный по качеству и полноте материал, однако едва ли ему удается быть, как заявлено в концепции, «скорее ботаником, чем историком». Принцип изложения и презентации имеет ярко выраженный дидактический характер (выпущен 3-томный (!) каталог), выдавая в кураторе интеллектуала и университетского профессора. Все это выглядело бы превосходно на тематической выставке в одном из крупных итальянских музеев, но на переполненной информацией биеннале, к сожалению, вряд ли окажется по-настоящему воспринятым. После политической остроты экспозиции обеих Корей, иронии английского, французского и русского павильонов, а также концептуальности швейцарского, национальная выставка Италии кажется пособием по подготовке к экзамену. Куратор много, подробно и красиво говорит о том, что ему нравится и что близко его творческому кредо, без неожиданных ходов, острой критики или тонкой иронии. В итоге – тема раскрыта, экспозиция хороша, а что касается околопрофессиональной рефлексии, то она сполна представлена в основной программе биеннале – выставке «Мондиталия».
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева

07 Июля 2014

Пресса: Продали идеи
В институте «Стрелка» прошла лекция кураторов российского павильона Венецианской биеннале архитектуры. Образовательная площадка получила право представлять страну на выставке. Получившие специальный приз жюри сотрудники института «Стрелка» рассказали о том, как изменили традиционный подход к созданию экспозиции, придав ему нотку иронии.
Пресса: Венеция. Фундаментально
В Венеции проходит самый авторитетный профессиональный смотр – XIV Международная архитектурная биеннале. Куратор Рем Колхас обозначил ее тему как «Fundamentals» («Основы»).
Пресса: Отзывы о Moskve
В Венеции продолжается специальный выставочный проект Moskva: urban space в рамках Архитектурной биеннале. «Портал Архсовета» полистал книгу отзывов и нашел, что этот арт-объект оставляет посетителей под большим впечатлением.
Пресса: Будущее в прошедшем
Венецианская архитектурная биеннале продлится до 25 ноября. Бывший комиссар Российского павильона Григорий Ревзин побывал на биеннале после того, как закончились все официальные мероприятия.
Пресса: В башне из слоновой кости. В Венеции проходит XIV архитектурная...
С подачи нынешнего куратора Венецианской биеннале Рема Колахаса она стартовала в июне, на несколько месяцев раньше срока и, как и биеннале художественная, будет идти полгода. Там профессия также бьется за признание, за то, чтобы стать вровень с прочими видами культурного производства.
Пресса: Политэкономия архитектуры
Российский павильон «Fair Enough» на Венецианской биеннале удостоился специального упоминания жюри «за демонстрацию современного языка коммерциализации архитектуры». ART1 рассказывает о павильоне: «ярмарка, где с дешевого стандартизированного стенда приторные девушки и деятели культуры пытаются продавать вольно проинтерпретированные идеологемы из прошлого – точная метафора даже не современной российской архитектуры (ее как раз в меньшей степени), а вообще современной России».
Пресса: Читая модернизм
Александра Новоженова об Архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: Биеннале Рема: конец архитектуры
Основной пафос венецианской архитектурной биеннале этого года – никаких звезд архитектуры, царивших на экспозициях предыдущих лет.
Сказка смыслов
Экспозиция павильона России в этом году как капуста: и надо постараться, чтобы обнаружить за ворохом смыслов главные.
Сквер имени Москвы
6 июня в Венеции открылась выставка «Moskva: urban space» – проект параллельной программы XIV Международной биеннале архитектуры.
Пресса: История архитектуры в зеркале унитаза
В садах Джардини открылась и будет работать до конца осени Венецианская архитектурная биеннале, главный смотр достижений в архитектуре всего мира. Тема этого года — «Основы». Куратор Рэм Колхас, который предложил эту тему, предпочел отказаться от выставочной традиции показывать все самое новое и оригинальное. Текущая биеннале разбирает здание на составные части: разделы выставки посвящены полу, потолку, лестницам, дверям и так далее.
Пресса: Венецианская архитектурная биеннале: обзор павильонов
14-я биеннале архитектуры в Венеции – первая, где куратор задал национальным павильонам общую тему: «Впитывая современность. 1914-2014». Рем Колхас предложил подумать о том, как модернизм уничтожил региональные школы архитектуры. Неудивительно, что в результате биеннале кажется несколько монотонной.
Пресса: Дверь не закрывалась
«Михаил Рогинский. По ту сторону красной двери» — безупречно сделанная выставка поздних работ художника — открылась в Венеции. К сожалению, не в Москве.
Сквер имени Москвы
6 июня в Венеции открылась выставка «Moskva: urban space» – проект параллельной программы XIV Международной биеннале архитектуры.
Сказка смыслов
Экспозиция павильона России в этом году как капуста: и надо постараться, чтобы обнаружить за ворохом смыслов главные.
Премия хранительнице
«Золотой лев» за вклад в архитектуру 14-й Венецианской биеннале присужден Филлис Ламберт – заказчице Мис ван дер Роэ и основательнице Канадского центра архитектуры.
Павильон MOSKVA
На XIV Международной биеннале архитектуры в Венеции Москва представит собственную экспозицию.
Исследовательский подход
Куратор 14-й Венецианской биеннале архитектуры Рем Колхас представил название будущей выставки — «Основы» (Fundamentals) — и пообещал объединить все экспозиции в национальных павильонах общей темой.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Парадокс острога
Вокруг омского аэропорта в этом году собралось немало любопытных пластических идей. Проект KPLN апеллирует к истории Омска как острога, но трансформирует мысль о крепости до почти полной неузнаваемости: «срезает» конические завершения бревен, увеличивает и переворачивает. Получается гипостиль – лес конических колонн на опорах-точках, со световыми фонарями вверху.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Парадокс временного
Концепция павильона России для EXPO 2025 в Осаке, предложенная архитекторами Wowhaus – последняя из собранных нами шести предложений конкурса 2022 года. Результаты которого, напомним, не были подведены в силу отмены участия страны. Заметим, что Wowhaus сделали для конкурса три варианта, а показывают один, и нельзя сказать, что очень проработанный, а сделанный в духе клаузуры. Тем не менее в проекте интересна парадоксальность: архитекторы сделали акцент на временности павильона, а в пузырчатых формах стремились отразить парадоксы пространства и времени.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова, Анастасии Грицковой и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.