Прививка современности

В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg
Первоначально выбор итальянского министерства культуры пал на Франческо Даль Ко – одного из крупнейших архитектурных критиков, редактора журнала Casabella, ученика Манфредо Тафури и соавтора его «Истории современной архитектуры», а также куратора 5-ой Венецианской биеннале 1991 года. Однако Даль Ко отказался, сославшись на занятость (в марте 2014 в издательстве Electa вышла его новая книга – о Ренцо Пьяно), и тогда после долгих поисков куратором был назначен Чино Дзукки – молодой по итальянским и успешный по международным стандартам миланский архитектор, строящий по всему миру, не оставляя академической работы в миланском Политекнико. Дзукки, автор монографии об архитектуре миланских дворов «кортиле» XVI–XVII вв., цитирует Эйзенштейна и Шкловского, высоко ценит послевоенный модернизм и знает историю современной архитектуры, как ее не знает, возможно, никто из ныне здравствующих итальянских архитекторов.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Как следствие такой учености куратора, павильон Италии не лишен аллюзий и скрытых цитат. Его вход оформлен огромной аркой, вступающей в диалог с аркадой двора Арсенала. Благодаря цвету темной бронзы, арка похожа больше на апсиду, причем намеренно нарушающую масштаб здания. Элемент, отсылающий то ли к алтарным образам эпохи Джотто, то ли к «Квадратному Колизею», странному зданию без выраженной функции в римском районе ЭУР конца 1930-х, как бы напоминает о сути итальянского модернизма, не желавшего, несмотря ни на что, рвать с традицией. «Аномальная современность», по выражению куратора.
«Квадратный Колизей» в римском районе ЭУР. Фото © Анна Вяземцева
Как ни удивительно, но Италия в годы расцвета современного движения в сфере архитектуры была едва ли не самой «отсталой» страной Европы. Масштабные комплексы рубежа веков, например, Миланский вокзал или Монумент Виктору Эммануилу в Риме, еще достраивались в начале 1930-х и до сих пор живут в массовом сознании как произведения «фашистской» архитектуры, т. е. межвоенного периода. В середине 1920-х современным стилем здесь считалось неоклассическое ар деко в духе миланских работ Джо Понти или эклектический регионализм Пьячентини и Фазоло в Риме. «Настоящее» современное движение – в лице Джузеппе Терраньи, Франко Альбини, бюро «Фиджини Поллини» и других – здесь полноценно оформилось лишь к началу 1930-х, однако так и никогда не оставило своих классических «фундаментов».
Casa del Fascio Джузеппе Терраньи в Комо. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Чино Дзукки рассказывает историю обновления не столько архитектурного языка, сколько города, выбирая в качестве примера родной и хорошо изученный им Милан. Современное движение в Италии рождалось в процессе «осовременивания» итальянских городов в эпоху фашизма, когда в пропагандистских целях расширяли средневековые переулки, раскапывали античные руины, а по соседству с ними возводили новую архитектуру, которая – именно в пропагандистских целях – должна была олицетворять собой современность. Так как трактовки этой задачи не регулировались четкими эстетическими директивами, наряду с монументально-эклектической конъюнктурной архитектурой появлялись и довольно неожиданные здания, как, например, Casa del Fascio в Комо Джузеппе Терраньи – одна из «икон» архитектурного авангарда. Север Италии тогда оказался главной лабораторией современного стиля. Милан – один из самых ярких примеров «многослойного» города, где хорошо читаются перестройки различных режимов и эпох – от Наполеона до наших дней, притом с довольно редким для городов Италии здоровым соотношением традиционности и современности. Сносы и перестройки здесь никогда не вызывали таких яростных дискуссий, как в Риме или Флоренции, так как индустриальный характер этого города не мог не сделать его лояльным к нововведениям, даже порой радикальным. Широкую дорогу «прививанию» современности здесь открыли бомбардировки Второй мировой войны, освободившие место современной архитектуре в исторической части Милана, но также и определившие ее точечный характер. Экономический «бум» 1960-х дал начало новому росту города. Эта история архитектурных трансформаций демонстрируется на интерактивной карте города, где, в соответствии с проецируемым над ней иллюстративным материалом, высвечиваются места реконструкции и новой застройки.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Однако рассказ о «прививании» начинается с периода, на несколько эпох предшествующего модернизму: напомним, что в Италии epoca moderna в истории искусства и архитектуры начинается с Микеланджело. В качестве зеркала процесса внедрения «современного» архитектурного языка представлен миланский собор со всей многовековой историей его строительства вплоть до конкурсов ХХ века на оформление его площади. Затем экспозиция ведет в 1920-е – 30-е, а потом и к послевоенному модернизму, представленному миланскими архитектурными бюро, не снискавшие громкой славы в истории архитектуре, но фактически создавшие новый, послевоенный Милан, как, например, «Аснаго и Вендер» (о которых Дзукки в 1999 издал монографию в издательстве Skira), а затем и к «невиданной» Триеннале 1968 года и сложению феномена итальянского дизайна.
Экспозиция в павильоне Италии. Деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге. Фото © Анна Вяземцева
Из исторического «предисловия», материала которого хватило бы на три тематические выставки, зритель попадает в следующий зал, где видит современные результаты «прививки». На постаментах, схематически имитирующих ветки деревьев, надрезанных для прививки к стволу новых веток, размещены без подписей и строгой логики фотографии современных объектов, реализованных итальянскими бюро, как в Италии, так и за ее пределами (например, деловой центр Quattro Corti бюро Piuarch в Санкт-Петербурге).
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Эта экспозиция без этикеток рассказывает о том, что итальянский архитектор всегда также и ремесленник, за что его ценит мировая профессиональная общественность и благодарный потребитель. Он строит город, начиная с ложки, не забывает о мельчайших деталях и персонализирует даже конвейерное производство. Действительно, таковы были великие итальянцы ХХ века –  Джо Понти и Карло Скарпа, архитекторы-универсалы, внимательные к материалу, внимательные к человеку, строители среды. Несмотря на самую большую в Европе концентрацию архитекторов на душу населения, в Италии очень мало крупных студий, да и всемирно известная RPBW во главе с Ренцо Пьяно известна своими методами работы, близкими к средневековой мастерской. Однако это не мешает этим бюро строить в самых далеких и непохожих на Италию странах, и даже помогает оставаться внимательными к их условиям так же, как у себя дома. Это принципиально не-звездная архитектура, та самая «аномальная современность», которой удается, адаптируясь к любой градостроительной ситуации, сохранять свою индивидуальность. Об этом и рассказывает экспозиция этого зала, где подписи к работам можно прочитать только на общем стенде, висящем над входом, и потому зритель вынужден смотреть архитектуру, а не имена. В одном из предварительных интервью Дзукки сказал, что таким образом хотел сломать стереотип присутствия работы на биеннале как признания ее качества: отбор работы зависит от ее соответствия заявленной теме, то есть, если работы в экспозиции павильона нет, то это не повод для автора расстраиваться.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Перейдем вслед за выставкой от малых архитектурных бюро к международному событию. Отдельный зал посвящен Всемирной Экспо-2015, которая пройдет в Милане. Для ее строительства которой привлекли итальянских «звезд» включая Массимилиано Фуксаса, перестроили существующий комплекс знаменитой Fiera, а также возвели специальную станцию для скоростного поезда вблизи будущего выставочного комплекса. Все эти работы на протяжении нескольких лет сопровождались разного рода полемикой и громкими событиями: «архитектор Фуффас» стал героем целой серии выпусков телепередачи знаменитого пародиста Маурицио Кроцца, газеты рассказывали о скандалах из-за нецелевых трат средств, а прошлым летом в Квиринальском дворце широкой публике показали макет будущего комплекса. Павильон Дзукки лаконично и элегантно, при помощи лайт-боксов и световой проекции текста, объясняет организацию пространства будущей выставки и ее концепцию.
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Павильон Италии представляет исключительный по качеству и полноте материал, однако едва ли ему удается быть, как заявлено в концепции, «скорее ботаником, чем историком». Принцип изложения и презентации имеет ярко выраженный дидактический характер (выпущен 3-томный (!) каталог), выдавая в кураторе интеллектуала и университетского профессора. Все это выглядело бы превосходно на тематической выставке в одном из крупных итальянских музеев, но на переполненной информацией биеннале, к сожалению, вряд ли окажется по-настоящему воспринятым. После политической остроты экспозиции обеих Корей, иронии английского, французского и русского павильонов, а также концептуальности швейцарского, национальная выставка Италии кажется пособием по подготовке к экзамену. Куратор много, подробно и красиво говорит о том, что ему нравится и что близко его творческому кредо, без неожиданных ходов, острой критики или тонкой иронии. В итоге – тема раскрыта, экспозиция хороша, а что касается околопрофессиональной рефлексии, то она сполна представлена в основной программе биеннале – выставке «Мондиталия».
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Экспозиция в павильоне Италии. Фото © Анна Вяземцева


07 Июля 2014

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XIV Архитектурная биеннале в Венеции

Прививка современности
В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».
Сквер имени Москвы
6 июня в Венеции открылась выставка «Moskva: urban space» – проект параллельной программы XIV Международной биеннале архитектуры.
Сказка смыслов
Экспозиция павильона России в этом году как капуста: и надо постараться, чтобы обнаружить за ворохом смыслов главные.
Премия хранительнице
«Золотой лев» за вклад в архитектуру 14-й Венецианской биеннале присужден Филлис Ламберт – заказчице Мис ван дер Роэ и основательнице Канадского центра архитектуры.
Павильон MOSKVA
На XIV Международной биеннале архитектуры в Венеции Москва представит собственную экспозицию.
Исследовательский подход
Куратор 14-й Венецианской биеннале архитектуры Рем Колхас представил название будущей выставки — «Основы» (Fundamentals) — и пообещал объединить все экспозиции в национальных павильонах общей темой.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.