20 идей российской архитектуры в Венеции

Совсем скоро, 7-го июня, стартует 14-я Венецианская архитектурная биеннале. Накануне этого события Институт «Стрелка», куратор российского павильона, представил свою концепцию выставки.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
В этом году биеннале впервые будет открыта для публики с 7 июня по 23 ноября – почти полгода, тогда как раньше архитектурная выставка, в отличие от художественной, начиналась лишь в августе или даже в середине сентября. В событии примут участие 65 стран, в числе которых традиционно представлена отечественная экспозиция в павильоне России, построенном ровно сто лет назад по проекту Алексея Щусева. Куратором всей биеннале стал голландский архитектор Рем Колхас, поставивший перед участниками вполне определенный вопрос: «Как архитектура стала современной: 1914–2014». В экспозициях национальных павильонов он предложил охватить сто лет развития архитектуры – причем не в авторских проектах, а в полноценных исследованиях. За это столетие, по его мнению, произошло глобальное распространение модернизма, и на смену архитектурному разнообразию пришел «универсальный язык современной архитектуры».
Коллаж для стенда “El Lissitzky”, 2014, Алина Квирквелия / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”
Макет российского павильона в Венеции. Фотография Аллы Павликовой

Пытаясь найти собственный ответ на поставленный вопрос, сотрудники института «Стрелка» и приглашенные эксперты во главе с директором института Варварой Мельниковой, культурологом Антоном Кальгаевым, нью-йоркским журналистом и редактором Бренданом Макгетриком, архитектором и преподавателем института Дарьей Парамоновой, а также режиссером Филиппом Григоряном выбрали необычный и, одновременно, как нельзя более подходящий формат выставки-ярмарки, ведь именно из ярмарки выросла Венецианская биеннале, превратившись в мировое культурное событие.
zooming
У микрофона Варвара Мельникова. Фотография предоставлена Институтом «Стрелка»

Российская экспозиция носит ироническое название «Fair Enough», в приблизительном переводе с английского это означает «Вполне справедливо», но трактовать его можно очень по-разному. Как поясняют кураторы, «название выражает признание авторами выставки некого статус-кво – как по поводу всей сложности и неоднозначности истории российской архитектуры, так и по поводу языка, которым архитектура вынуждена пользоваться». Дословно же это переводится как «хватит» (enough) «ярмарки» (fair). Этим утверждением авторы занимают рефлексивную позицию по отношению к ярмарочному характеру Венецианской биеннале. Применительно к выставке «Fair Enough» – это ярмарка идей, рынок архитектурных открытий, где каждый экспонат обозначает важную веху в истории современности, демонстрируя роль архитектуры прошлого в решении сегодняшних проблем.

В реальном воплощении каждая идея на «ярмарке» будет представлена вымышленной компанией с тщательно разработанной легендой, основанной на реальных документах об истории того или иного проекта. Будут даже продавцы-консультанты, готовые ответить на любые вопросы посетителей.
Брендан Макгетрик. Фотография Аллы Павликовой

Брендан Макгетрик рассказал о теоретической части российской экспозиции. Он убежден, что Россия последние сто лет является неотъемлемой частью глобализированного архитектурного процесса. И речь идет не только о периоде советского авангарда, оказавшего наиболее сильное влияние на мировую архитектуру: участие России в развитии мировой архитектуры всегда было заметным. Именно поэтому так важно еще раз вспомнить о ее достижениях и проанализировать пройденный путь.
Антон Кальгаев. Фотография Аллы Павликовой

Концепция «ярмарки идей» родилась не сразу. Антон Кальгаев рассказал, что желание представить миру историю российской архитектуры во всей ее сложности и противоречивости несколько месяцев искало оптимальное воплощение – в изучении огромного количества архивных и научных материалов, в многочисленных консультациях с российскими и мировыми экспертами. В результате получилась интересная концепция выставки, которую, тем не менее, не стоит путать с исторической, исследующей безвозвратно ушедшее прошлое. Самое важное в ней – то, что русские идеи, появившиеся за последние сто лет, сохранили свою актуальность до сих пор.

Кураторы экспозиции не стали рассказывать обо всех идеях, которые можно будет увидеть в российском павильоне, но часть из них, позволяющая составить вполне определенное представление о характере выставки, все-таки представили публике. Так, тезис Рема Колхаса о том, что глобальная архитектура стирает национальные черты, в российской архитектуре начала XX века тоже был злободневным. Это период русского и неорусского стилей, который будет отражен в одном из «киосков» экспозиции.
Апокалиптическая панорама для стенда “Ark-Stroy", 2014, Евгений Катин (Bang! Bang! Studio) / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

Еще одна проблема современности -  архитектурное образование – будет переосмыслена в инсталляции, посвященной ВХУТЕМАСу. По словам Антона, сегодня архитектурная профессия очень сильно компьютеризирована. Архитекторы – это уже не «вдохновенные художники у мольберта, а болезненно выглядящие клерки, гнущие спины перед мониторами». Воспоминание о ВХУТЕМАСе, предложившем уникальную образовательную методику, способно вернуть архитектора к основам профессии.
Коллаж “Офис” для стенда “Narkomfin™”, 2014, Юлия Ардабьевская / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

Не менее интересным вопросом является и все возрастающая социальная роль архитектуры – тема, также получившая отражение в российской истории. Для биеннале был выбран занимательный сюжет, предлагающий по-новому взглянуть на идеи талантливого художника-супрематиста Лазаря Хидекеля, ученика Казимира Малевича, который в 1942, работая на металлургических заводах Урала, придумал технологию быстровозводимых конструкций – конструкцию «рамаблока», позволяющую собирать здания буквально из строительного мусора. Сегодня существует множество некоммерческих фондов, работающих в местах стихийных бедствий и военных конфликтов. Идеи Хидекеля можно было бы применять для восстановления пострадавших районов.
Коллаж “Дом-коммуна” для стенда “Narkomfin™”, 2014, Юлия Ардабьевская / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

Одним из центральных героев экспозиции станет Алексей Щусев. Это было принципиальным моментом, поскольку в этом году спроектированный им павильон отмечает свой столетний юбилей. Кураторы попытались выявить особый «метод Щусева», который сегодня выглядит очень актуально для крупных архитектурных корпораций, проектирующих совершенно разностильную архитектуру для всех желающих, причем эти фирмы, как и Щусев, работают всегда на самом высоком уровне.
Коллаж “Спа” для стенда “Narkomfin™”, 2014, Юлия Ардабьевская / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

Большинство идей, которые будут показаны в российском павильоне, вдохновляют на их применение в реальной жизни, но есть и те, которые выглядят, как предостережение. Например, одна из придуманных кураторами компаний изображает консалтинговую контору, занимающуюся подготовкой аргументации для сноса памятников архитектуры. Слоган компании звучит как «То же самое – только лучше!». Здесь наиболее показательными станут такие печальные примеры из отечественной практики, как «Военторг» и гостиница «Москва». Этот раздел посвящен стагнации исторических городов из-за строгих правил сохранения архитектурных объектов, которые в итоге приводят совсем не к сбережению, а к утрате памятников и появлению на их месте жалких подделок.
Коллаж “Тюрьма” для стенда “Narkomfin™”, 2014, Юлия Ардабьевская / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

Завершая рассказ о содержании российской экспозиции, Антон Кальгаев подчеркнул, что у кураторов не было задачи представить целостную и последовательную картину развития архитектуры в нашей стране. Но человек, посетивший выставку, совершенно точно вынесет оттуда пару-тройку  историй, которые запомнит надолго.
Дарья Парамонова. Фотография Аллы Павликовой

О том, какими средствами будет реализована концепция экспозиции, рассказала Дарья Парамонова: «Мы конвертировали важные идеи прошлого в современную мифологию, которую формируют три основных компонента – фирменный стиль, разнообразная печатная продукция, в которой подробно изложены все теоретические основания и их актуализация, и, конечно, сама архитектура. Этот язык мы привыкли видеть каждый день, но его сложно представить в Венеции. Для нас это в какой-то степени вызов. Но, с другой стороны, идея «ярмарки» позволит отлично коммуницировать с публикой». Достижению поставленных задач будут служить и интерактивные шоу-программы, и такой новый для архитектурной биеннале способ подачи материала, как перформанс.
Аннотированный экстерьер дачи для стенда «Dacha co-op», 2014 / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”
zooming
Эскиз фасада Российского павильона, 2014 / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

Филипп Григорян. Фотография Аллы Павликовой

Подготовкой перформанса занимался режиссер Филипп Григорян. Выставка имитирует коммерческую ярмарку («экспо»), поэтому в течение двух дней вернисажа (5 и 6 июня) и 7 июня, когда выставка откроется для широкой публики, на каждом стенде будут работать «торговые представители» вымышленных компаний. Как рассказал Филипп Григорян, при выборе «торговых представителей» он сразу отказался от услуг профессиональных актеров. Вместо них были приглашены специалисты самых разных профессий, способные грамотно и непринужденно рассказать о том стенде, который они представляют. Это будут архитекторы, историки архитектуры, журналисты и др.
Семен Михайловский. Фотография Аллы Павликовой

Новый комиссар российской экспозиции, ректор Санкт-Петербургской Академии художеств (ИНЖСА) Семен Михайловский, сменивший на этом посту Григория Ревзина, отметил, что уникальность экспозиции этого года во многом связана с тем, что ее куратором выступил не один человек, а целый институт – большой коллектив молодых, энергичных и очень заинтересованных людей. Сама идея представить ряд концептуальных предложений прошлого, по мнению Михайловского, не кажется неожиданной. У мирового сообщества наибольший интерес всегда вызывала именно богатая история России. Мысль продемонстрировать русские идеи пришла в голову еще Юрию Аввакумову в 1996 году, но он сконцентрировался на бумажной архитектуре, тогда как «Стрелка» намеренно выбрала исключительно реализованные идеи. На 14-й биеннале практически не будет упоминаний о русском авангарде, которым знаменита Россия, но будет предложен колоссальный, накопленный за сто лет опыт, который можно использовать в современных условиях.
Диаграмма для стенда “Prefab Corp.”, 2014 / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

Вся концепция выставки резюмируется в одном слогане — «Russia’s past, our present». Это игра слов, которая может быть переведена как «Прошлое России — наше настоящее», отражая стремление авторов поместить идеи из истории российской архитектуры в современный контекст, а также как «Прошлое России — наш подарок», показывая готовность донести наши идеи до международной публики понятными средствами.
Витражи для стенда “Moscow Metro Worldwide”, 2014, Александра Богданова / Институт медиа, архитектуры и дизайна “Стрелка”

В первый же день открытия биеннале начнет работу сайт экспозиции www.fairenough.ru, где можно будет прочесть онлайн-каталог выставки на двух языках, найти информацию о событиях в павильоне, посмотреть фотографии и видео, узнать более подробно о каждом выставленном проекте. На этом же сайте будут опубликованы дискуссии, посвященные тематике выставки, которые пройдут на «Стрелке» в июле этого года.

29 Мая 2014

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Прививка современности
В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».
Сквер имени Москвы
6 июня в Венеции открылась выставка «Moskva: urban space» – проект параллельной программы XIV Международной биеннале архитектуры.
Сказка смыслов
Экспозиция павильона России в этом году как капуста: и надо постараться, чтобы обнаружить за ворохом смыслов главные.
Премия хранительнице
«Золотой лев» за вклад в архитектуру 14-й Венецианской биеннале присужден Филлис Ламберт – заказчице Мис ван дер Роэ и основательнице Канадского центра архитектуры.
Павильон MOSKVA
На XIV Международной биеннале архитектуры в Венеции Москва представит собственную экспозицию.
Исследовательский подход
Куратор 14-й Венецианской биеннале архитектуры Рем Колхас представил название будущей выставки — «Основы» (Fundamentals) — и пообещал объединить все экспозиции в национальных павильонах общей темой.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.