Обреченные на современность

В Венеции продолжается 14-я биеннале архитектуры, где национальные павильоны впервые составили ясную картину – глобального торжества «модерности».

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Панорама эта так же наглядна, как и единообразна: очень многие участники пошли по очевидному пути, подробно рассмотрев, как на их родине в 1914–2014 происходило то «поглощение современности», которое куратор всей биеннале Рем Колхас сделал темой для всех национальных павильонов. Более того, также многие подчеркнули свое прилежное выполнение этого домашнего задания в пояснительных текстах, еще раз напомнив – кто и что им поручил сделать, и как они придерживались этого наказа. Результаты получились двойственными: с одной стороны, ради биеннале были подготовлены крайне интересные отчеты о последнем столетии развития архитектуры в тех странах Европы, Азии, Америки, о которых не так-то просто найти информацию.
Испытательный центр электролампового завода TEŽ в Загребе. 1963. Архитектор Лавослав Хорват. Фото: Marko Mihaljević

С другой – мы еще раз убедились в неотвратимом наступлении глобализации, «приговоренности к современности» (эту цитату из Октавио Паса вынесли в название своей выставки мексиканцы). Одну и ту же историю наблюдаешь и в Аргентине, и в Хорватии, и на Ближнем Востоке: от эклектики начала века через ар деко и модернизм, захвативший полную власть в середине столетия, мы приходим к 20-летию постмодернизма и к архитектуре «нашего времени», одновременно типичной и своеобычной. Возможно, на именно такой эффект «параллельности» и рассчитывал Колхас, но интересовавшие его характерные локальные черты этого «бродячего сюжета», которые тот приобретал в той или иной стране, далеко не каждый участник биеннале постарался показать и подчеркнуть. К слову, именно поэтому – на фоне множества «учебников истории» – у международной аудитории большим успехом пользуется павильон России, где удалось найти для экспозиции совершенно не дидактическую, актуальную и одновременно вполне познавательную форму.
Павильон Аргентины. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Уже упоминавшаяся Аргентина рассказывает свою историю под заголовком «Ideal/Real», противопоставляя идеи и их воплощение, а также снабдив ее видео-иллюстрациями в виде фрагментов из современных каждой эпохе фильмов. При этом экспозиция слегка напоминала аргентинский павильон-2012, где подобный хронологический рассказ был вдохновлен 200-летием независимости страны.
Клориндо Теста и др. Национальная библиотека в Буэнос-Айресе. Проект - 1962. Фото: Gobierno de la Ciudad Autónoma de Buenos Aires via Wikimedia Commons
Павильон Хорватии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Концертный зал имени Ватрослава Лисинского в Загребе. 1973. Архитекторы М. Хаберле и др. Фото: Marko Mihaljević

В хорватском павильоне почти то же самое показано под заголовком «Подходящая абстракция» (имеется в виду, что абстрактные формы модернизма очень подошли для воплощения национальной идентичности), схожий подход продемонстрировал «…приговоренный к современности» мексиканский павильон; и там, и там хронология была совмещена с тематическим подходом, но «историчности» от этого не убавилось.
Павильон Мексики. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Павильон Мексики. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Марко Пани. Жилой массив «Президент Алеман» в Мехико. Фото: Dirección de Arquitectura dell’Instituto Nacional de Bellas Artes
Энрике Яньес-де-ла-Фуэнте. Национальный медицинский центр в Мехико. Фото: Archivo de Arquitectos Mexicanos, Facultad de Arquitectura, UNAM
zooming
Павильон Македонии. Фото: Нина Фролова

Выставка республики Македония была посвящена в первую очередь ее столице – Скопье, знаменитой своей необычной застройкой в русле позднего модернизма: после катастрофического землетрясения 1963 года город восстанавливали в буквальном смысле «всем миром» – под эгидой ООН.
Павильон Перу. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Более конкретный и потому любопытный подход выбрали кураторы из Перу, сосредоточившиеся лишь на одном из множества явлений XX столетия. Речь идет о новых жилых районах на окраинах Лимы, которые создавались как альтернатива трущобам, сооружаемым на самовольно захваченных землях мигрантами из сельских областей. Учитывая непреходящую актуальность этой темы, выставка получилась познавательной и поучительной, а заслуженно центральное место там занял известный экспериментальный район PREVI (с 1970), к проектированию которого были привлечены 13 ведущих зарубежных архитекторов. В их числе оказались Джеймс Стерлинг, Кристофер Александр, Альдо ван Эйк, Чарльз Корреа и группа метаболистов – Фумихико Маки, Кисё Курокава и Киёнори Кикутакэ.
zooming
Павильон Перу. Фото: Нина Фролова
zooming
Район PREVI в Лиме. Дома по проекту Дж. Стерлинга в 1978 и 2003. Фото с сайта quaderns.coac.net
zooming
Район PREVI в Лиме. Дома по проекту К. Курокавы, К. Кикутакэ и Ф. Маки в 1978 и 2003. Фото с сайта quaderns.coac.net
Павильон ОАЭ. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Не менее интересным получился павильон ОАЭ. В случае Эмиратов нельзя говорить о «старте» современности в 1914 году, так как по-настоящему она пришла в страну вместе с нефтяным бумом в последней трети XX века; однако этот переход интересен именно своей резкостью и близостью к нашим дням. Поэтому внимание кураторов сосредоточено на 1970-х – 80-х годах, когда архитекторы из разных стран создавали Абу-Даби, Дубай и Шарджу практически заново, приспосабливая западные типы построек к местным особенностям. От этой застройки сейчас осталось не так много: ее сменяют более крупные и гораздо менее интересные сооружения.
Финишная черта скачек на верблюдах в Дубае. 1950-е годы. Фото: Ronald Codral. Предоставлено: Codrai Gulf Collection - Abu Dhabi Tourism and Culture Authority
Павильон ОАЭ. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Центр Международной торговли в Дубае, 1979. Фото предоставлено John R Harris and Partners

В то же время, живы архитекторы тех зданий и наблюдавшие эти перемены жители Эмиратов, и их свидетельства в виде видео интервью и бесед, а также включенных в архив воспоминаний, любительских фотографий, почтовых открыток и т. д. придают этой неплохо известной урбанистически-архитектурной истории человеческое измерение.
Павильон ОАЭ. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Deira Tower и другие здания на площади Банийас. Фото: Mirco Urban
Павильон Австрии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

На этом фоне неожиданно лаконичной и символической кажется экспозиция в павильоне Австрии: «Пленум – места власти». Размышляя о том, как устройство общества влияет на архитектуру – и наоборот, кураторы выбрали самый «политический» тип здания и создали своего рода «парламент из парламентов» – порядка 200 белоснежных макетов зданий национальных собраний в масштабе 1:500, закрепленных на таких же белых стенах (есть там и наша Госдума). Вместе эти объекты воспринимаются как странноватый декор, что так и задумано: устроители выставки считают, что эти репрезентативные сооружения кажутся людям уже не вдохновляющими символами демократии, а эффектными украшениями, скрывающими вовсе не народную, а иные формы власти.
Павильон Австрии. Фото: Нина Фролова
Павильон Австрии. Макет здания Госдумы в Москве. Фото: Нина Фролова

Кроме того, по-настоящему демократические собрания происходят теперь не в парадных залах, но в парках, на площадях или даже онлайн, о чем напоминает «стихийный» сад во дворе павильона (Auböck + Kárász) со звуковой инсталляцией, имитирующий шум возбужденной толпы (KOLLEKTIV/RAUSCHEN).
Инсталляция «Стекло разбито» в Палаццо Бембо. Фото предоставлено Петером Эбнером

Но павильон в Джардини – не единственная австрийская экспозиция на биеннале. В Палаццо Бембо на Гранд-канале Петер Эбнер и Greutmann Bolzern Designstudio представили инсталляцию «Стекло разбито», посвященную важной для современности проблеме прозрачности: эта проницаемость, обещая прекрасный обзор, на деле превращает обитателя постройки в объект наблюдения снаружи, лишая его частного пространства. Еще масштабней эта потеря приватности стала в начале XXI века, когда цифровые технологии фиксируют и транслируют едва ли не каждый шаг человека. Инсталляция предлагает альтернативу такой насильственной «открытости»: сложная конструкция позволяет выглянуть за пределы палаццо с помощью системы отражающих поверхностей, однако заглянуть внутрь не сможет никто. Комната с инсталляцией погружена во мрак: это также и комментарий по поводу базового для архитектуры явления – трехмерного пространства и связанных с ним оптических иллюзий. Если задуматься, они доступны лишь людям со стандартными зрительными возможностями, и «привычное» восприятие – лишь один из нескольких – субъективных – вариантов переживания пространства.
Инсталляция «Стекло разбито» в Палаццо Бембо. Фото предоставлено Петером Эбнером
Инсталляция «Стекло разбито» в Палаццо Бембо. Фото предоставлено Петером Эбнером



Эту небольшую работу о неопределенности любой трактовки окружающего мира (помимо темноты, «передаваемая» устройством картинка намеренно нечетка) вполне можно использовать как метафору всей 14-й международной архитектурной выставки в Венеции: пожалуй, ни одна из архитектурных биеннале текущего столетия не вызывала таких полярно противоположных мнений и настолько сильных чувств. И это – вполне достаточное основание, чтобы посетить Арсенал и Джардини.

14-я биеннале архитектуры в Венеции продлится до 23 ноября 2014.

23 Сентября 2014

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XIV Архитектурная биеннале в Венеции

Прививка современности
В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».
Сквер имени Москвы
6 июня в Венеции открылась выставка «Moskva: urban space» – проект параллельной программы XIV Международной биеннале архитектуры.
Сказка смыслов
Экспозиция павильона России в этом году как капуста: и надо постараться, чтобы обнаружить за ворохом смыслов главные.
Премия хранительнице
«Золотой лев» за вклад в архитектуру 14-й Венецианской биеннале присужден Филлис Ламберт – заказчице Мис ван дер Роэ и основательнице Канадского центра архитектуры.
Павильон MOSKVA
На XIV Международной биеннале архитектуры в Венеции Москва представит собственную экспозицию.
Исследовательский подход
Куратор 14-й Венецианской биеннале архитектуры Рем Колхас представил название будущей выставки — «Основы» (Fundamentals) — и пообещал объединить все экспозиции в национальных павильонах общей темой.

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.