Обреченные на современность

В Венеции продолжается 14-я биеннале архитектуры, где национальные павильоны впервые составили ясную картину – глобального торжества «модерности».

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Панорама эта так же наглядна, как и единообразна: очень многие участники пошли по очевидному пути, подробно рассмотрев, как на их родине в 1914–2014 происходило то «поглощение современности», которое куратор всей биеннале Рем Колхас сделал темой для всех национальных павильонов. Более того, также многие подчеркнули свое прилежное выполнение этого домашнего задания в пояснительных текстах, еще раз напомнив – кто и что им поручил сделать, и как они придерживались этого наказа. Результаты получились двойственными: с одной стороны, ради биеннале были подготовлены крайне интересные отчеты о последнем столетии развития архитектуры в тех странах Европы, Азии, Америки, о которых не так-то просто найти информацию.
Испытательный центр электролампового завода TEŽ в Загребе. 1963. Архитектор Лавослав Хорват. Фото: Marko Mihaljević

С другой – мы еще раз убедились в неотвратимом наступлении глобализации, «приговоренности к современности» (эту цитату из Октавио Паса вынесли в название своей выставки мексиканцы). Одну и ту же историю наблюдаешь и в Аргентине, и в Хорватии, и на Ближнем Востоке: от эклектики начала века через ар деко и модернизм, захвативший полную власть в середине столетия, мы приходим к 20-летию постмодернизма и к архитектуре «нашего времени», одновременно типичной и своеобычной. Возможно, на именно такой эффект «параллельности» и рассчитывал Колхас, но интересовавшие его характерные локальные черты этого «бродячего сюжета», которые тот приобретал в той или иной стране, далеко не каждый участник биеннале постарался показать и подчеркнуть. К слову, именно поэтому – на фоне множества «учебников истории» – у международной аудитории большим успехом пользуется павильон России, где удалось найти для экспозиции совершенно не дидактическую, актуальную и одновременно вполне познавательную форму.
Павильон Аргентины. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Уже упоминавшаяся Аргентина рассказывает свою историю под заголовком «Ideal/Real», противопоставляя идеи и их воплощение, а также снабдив ее видео-иллюстрациями в виде фрагментов из современных каждой эпохе фильмов. При этом экспозиция слегка напоминала аргентинский павильон-2012, где подобный хронологический рассказ был вдохновлен 200-летием независимости страны.
Клориндо Теста и др. Национальная библиотека в Буэнос-Айресе. Проект - 1962. Фото: Gobierno de la Ciudad Autónoma de Buenos Aires via Wikimedia Commons
Павильон Хорватии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Концертный зал имени Ватрослава Лисинского в Загребе. 1973. Архитекторы М. Хаберле и др. Фото: Marko Mihaljević

В хорватском павильоне почти то же самое показано под заголовком «Подходящая абстракция» (имеется в виду, что абстрактные формы модернизма очень подошли для воплощения национальной идентичности), схожий подход продемонстрировал «…приговоренный к современности» мексиканский павильон; и там, и там хронология была совмещена с тематическим подходом, но «историчности» от этого не убавилось.
Павильон Мексики. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Павильон Мексики. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Марко Пани. Жилой массив «Президент Алеман» в Мехико. Фото: Dirección de Arquitectura dell’Instituto Nacional de Bellas Artes
Энрике Яньес-де-ла-Фуэнте. Национальный медицинский центр в Мехико. Фото: Archivo de Arquitectos Mexicanos, Facultad de Arquitectura, UNAM
zooming
Павильон Македонии. Фото: Нина Фролова

Выставка республики Македония была посвящена в первую очередь ее столице – Скопье, знаменитой своей необычной застройкой в русле позднего модернизма: после катастрофического землетрясения 1963 года город восстанавливали в буквальном смысле «всем миром» – под эгидой ООН.
Павильон Перу. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Более конкретный и потому любопытный подход выбрали кураторы из Перу, сосредоточившиеся лишь на одном из множества явлений XX столетия. Речь идет о новых жилых районах на окраинах Лимы, которые создавались как альтернатива трущобам, сооружаемым на самовольно захваченных землях мигрантами из сельских областей. Учитывая непреходящую актуальность этой темы, выставка получилась познавательной и поучительной, а заслуженно центральное место там занял известный экспериментальный район PREVI (с 1970), к проектированию которого были привлечены 13 ведущих зарубежных архитекторов. В их числе оказались Джеймс Стерлинг, Кристофер Александр, Альдо ван Эйк, Чарльз Корреа и группа метаболистов – Фумихико Маки, Кисё Курокава и Киёнори Кикутакэ.
zooming
Павильон Перу. Фото: Нина Фролова
zooming
Район PREVI в Лиме. Дома по проекту Дж. Стерлинга в 1978 и 2003. Фото с сайта quaderns.coac.net
zooming
Район PREVI в Лиме. Дома по проекту К. Курокавы, К. Кикутакэ и Ф. Маки в 1978 и 2003. Фото с сайта quaderns.coac.net
Павильон ОАЭ. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

Не менее интересным получился павильон ОАЭ. В случае Эмиратов нельзя говорить о «старте» современности в 1914 году, так как по-настоящему она пришла в страну вместе с нефтяным бумом в последней трети XX века; однако этот переход интересен именно своей резкостью и близостью к нашим дням. Поэтому внимание кураторов сосредоточено на 1970-х – 80-х годах, когда архитекторы из разных стран создавали Абу-Даби, Дубай и Шарджу практически заново, приспосабливая западные типы построек к местным особенностям. От этой застройки сейчас осталось не так много: ее сменяют более крупные и гораздо менее интересные сооружения.
Финишная черта скачек на верблюдах в Дубае. 1950-е годы. Фото: Ronald Codral. Предоставлено: Codrai Gulf Collection - Abu Dhabi Tourism and Culture Authority
Павильон ОАЭ. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Центр Международной торговли в Дубае, 1979. Фото предоставлено John R Harris and Partners

В то же время, живы архитекторы тех зданий и наблюдавшие эти перемены жители Эмиратов, и их свидетельства в виде видео интервью и бесед, а также включенных в архив воспоминаний, любительских фотографий, почтовых открыток и т. д. придают этой неплохо известной урбанистически-архитектурной истории человеческое измерение.
Павильон ОАЭ. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia
Deira Tower и другие здания на площади Банийас. Фото: Mirco Urban
Павильон Австрии. Фото: Andrea Avezzù. Предоставлено Biennale di Venezia

На этом фоне неожиданно лаконичной и символической кажется экспозиция в павильоне Австрии: «Пленум – места власти». Размышляя о том, как устройство общества влияет на архитектуру – и наоборот, кураторы выбрали самый «политический» тип здания и создали своего рода «парламент из парламентов» – порядка 200 белоснежных макетов зданий национальных собраний в масштабе 1:500, закрепленных на таких же белых стенах (есть там и наша Госдума). Вместе эти объекты воспринимаются как странноватый декор, что так и задумано: устроители выставки считают, что эти репрезентативные сооружения кажутся людям уже не вдохновляющими символами демократии, а эффектными украшениями, скрывающими вовсе не народную, а иные формы власти.
Павильон Австрии. Фото: Нина Фролова
Павильон Австрии. Макет здания Госдумы в Москве. Фото: Нина Фролова

Кроме того, по-настоящему демократические собрания происходят теперь не в парадных залах, но в парках, на площадях или даже онлайн, о чем напоминает «стихийный» сад во дворе павильона (Auböck + Kárász) со звуковой инсталляцией, имитирующий шум возбужденной толпы (KOLLEKTIV/RAUSCHEN).
Инсталляция «Стекло разбито» в Палаццо Бембо. Фото предоставлено Петером Эбнером

Но павильон в Джардини – не единственная австрийская экспозиция на биеннале. В Палаццо Бембо на Гранд-канале Петер Эбнер и Greutmann Bolzern Designstudio представили инсталляцию «Стекло разбито», посвященную важной для современности проблеме прозрачности: эта проницаемость, обещая прекрасный обзор, на деле превращает обитателя постройки в объект наблюдения снаружи, лишая его частного пространства. Еще масштабней эта потеря приватности стала в начале XXI века, когда цифровые технологии фиксируют и транслируют едва ли не каждый шаг человека. Инсталляция предлагает альтернативу такой насильственной «открытости»: сложная конструкция позволяет выглянуть за пределы палаццо с помощью системы отражающих поверхностей, однако заглянуть внутрь не сможет никто. Комната с инсталляцией погружена во мрак: это также и комментарий по поводу базового для архитектуры явления – трехмерного пространства и связанных с ним оптических иллюзий. Если задуматься, они доступны лишь людям со стандартными зрительными возможностями, и «привычное» восприятие – лишь один из нескольких – субъективных – вариантов переживания пространства.
Инсталляция «Стекло разбито» в Палаццо Бембо. Фото предоставлено Петером Эбнером
Инсталляция «Стекло разбито» в Палаццо Бембо. Фото предоставлено Петером Эбнером



Эту небольшую работу о неопределенности любой трактовки окружающего мира (помимо темноты, «передаваемая» устройством картинка намеренно нечетка) вполне можно использовать как метафору всей 14-й международной архитектурной выставки в Венеции: пожалуй, ни одна из архитектурных биеннале текущего столетия не вызывала таких полярно противоположных мнений и настолько сильных чувств. И это – вполне достаточное основание, чтобы посетить Арсенал и Джардини.

14-я биеннале архитектуры в Венеции продлится до 23 ноября 2014.

23 Сентября 2014

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Планы на песке
Один из самых авторитетных смотров мировой архитектурной жизни несколько удлинился. Благодаря инициативе куратора Рема Колхаса XIV Биеннале архитектуры в Венеции вместо привычных трех месяцев в нынешнем году длится полгода — до 23 ноября.
Пресса: Продали идеи
В институте «Стрелка» прошла лекция кураторов российского павильона Венецианской биеннале архитектуры. Образовательная площадка получила право представлять страну на выставке. Получившие специальный приз жюри сотрудники института «Стрелка» рассказали о том, как изменили традиционный подход к созданию экспозиции, придав ему нотку иронии.
Пресса: Венеция. Фундаментально
В Венеции проходит самый авторитетный профессиональный смотр – XIV Международная архитектурная биеннале. Куратор Рем Колхас обозначил ее тему как «Fundamentals» («Основы»).
Пресса: Отзывы о Moskve
В Венеции продолжается специальный выставочный проект Moskva: urban space в рамках Архитектурной биеннале. «Портал Архсовета» полистал книгу отзывов и нашел, что этот арт-объект оставляет посетителей под большим впечатлением.
Прививка современности
В национальном павильоне Италии на венецианской биеннале историю «усвоения современности» рассказывает не критик, не историк, а архитектор – Чино Дзукки. Он интерпретирует этот процесс в Италии термином из области садоводства: «Innesti/Grafting» означает «прививки».
Пресса: Будущее в прошедшем
Венецианская архитектурная биеннале продлится до 25 ноября. Бывший комиссар Российского павильона Григорий Ревзин побывал на биеннале после того, как закончились все официальные мероприятия.
Пресса: В башне из слоновой кости. В Венеции проходит XIV архитектурная...
С подачи нынешнего куратора Венецианской биеннале Рема Колахаса она стартовала в июне, на несколько месяцев раньше срока и, как и биеннале художественная, будет идти полгода. Там профессия также бьется за признание, за то, чтобы стать вровень с прочими видами культурного производства.
Пресса: Только «Основы»
На Архитектурной биеннале этого года Рем Колхас взялся за современность.
Пресса: Венецианская архитектурная-биеннале 2014: представьте...
Биеннале под кураторством Рема Колхаса устанавливает новые границы чувственности и сочиняет итальянскую историю величия и брутальности. Архитектурный критик Роуэн Мур о междисциплинарной выставке-исследовании Monditalia и о павильоне Великобритании.
Пресса: Необходимый минимализм
В параллельную программу 14-й Венецианской архитектурной биеннале включена выставка «Михаил Рогинский. По ту сторону «Красной двери»: первая ретроспектива парижского периода живописца сделана Фондом Михаила Рогинского. Выставка открылась в Центре изучения искусства России (CSAR) университета Ca' Foscari, получившем известность в связи со скандальным присуждением почетной степени министру культуры РФ Владимиру Мединскому.
Пресса: Политэкономия архитектуры
Российский павильон «Fair Enough» на Венецианской биеннале удостоился специального упоминания жюри «за демонстрацию современного языка коммерциализации архитектуры». ART1 рассказывает о павильоне: «ярмарка, где с дешевого стандартизированного стенда приторные девушки и деятели культуры пытаются продавать вольно проинтерпретированные идеологемы из прошлого – точная метафора даже не современной российской архитектуры (ее как раз в меньшей степени), а вообще современной России».
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.