Общеархитектурные ценности. Биеннале Чипперфильда, часть вторая

По традиции, часть экспозиции Венецианской архитектурной биеннале размещена в Центральном павильоне сада Джардини. В отличие от выставок в Арсенале, здесь представлены более конкретные и «прикладные» проекты.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

27 Августа 2012
mainImg
Павильон, о котором идет речь, еще несколько лет назад назывался итальянским (хотя там давно показывали проекты кураторов биеннале, а не национальную экспозицию). В 2010 его переименовали в Дворец выставок, выделив Италии пространство в Арсенале, а в этот раз он сменил название на более скромное: теперь он просто Центральный.

zooming
Выставка в Центральном павильоне Джардини. Макет опоры стадиона Серра-Доурада Паулу Мендеса да Роша. Фото Нины Фроловой
zooming
Центральный павильон с инсталляцией «Большой балкон»

Его неоклассический фасад сейчас намеренно «обезображен» сразу двумя проектами. Один из них – «Большой балкон», нарочито неказистая пристройка из дерева и холста, служащая единственный входом в павильон. Это творение куратора Элисон Кроушоу, которая возглавляет исследовательскую группу по изучению проблемы нелегального строительства в Риме. По ее данным, 28% всего построенного там после войны – самострой. «Большой балкон» – напоминание о превращении балконов в полноценные комнаты, самом распространенном виде такой «самодеятельности». Он создан из частей незаконно возведенной пристройки-переговорной в районе Боргезиана и после завершения биеннале вернется на свое прежнее место в Рим.


Перед павильоном расположена широкая скамья из темно-серого кирпича, намеренно нарушающая центральную симметрию аллеи, ведущей к портику здания. Почти сразу за входом обнаруживаются стены из этого же материала, которые скрывают незаконченную реставрацию 6-гранного зала, образуя тамбур сложного плана: это заставляет посетителя сбавить темп перед началом осмотра выставки. Авторы проекта – немецкое бюро Kuehn Malvezzi.

Проект Kuehn Malvezzi

Яркий пример сотрудничества и поиска «общего основания», заявленного в теме биеннале, – проект ирландского бюро GRAFTON и бразильского притцкеровского лауреата Паулу Мендеса да Роша. Получив заказ на здание университета в перуанской столице Лиме, архитекторы обратились к близкому им по стилю – с отзвуками брутализма – мастеру из Сан-Паулу за советом по климатическим условиям. В результате дискуссия коснулась самых разных тем, и GRAFTON создали инсталляцию как дань уважения Мендесу да Роша: модели частей его стадиона Серра-Доурада в Гоянии физически противопоставлены макетам перуанского и других университетских зданий ирландской мастерской (вместе они образуют круг). На стыке этих тем и возникла трактовка университета как арены для учебы.


zooming
Выставка GRAFTON и Паулу Мендеса да Роша

Все три «добродетели» архитектуры, перечисленные в манифесте куратора биеннале Дэвида Чипперфильда, – преемственность, контекст и память, – отразились в масштабном «Проекте Кампо Марцио», выполненном архитектурной школой Йельского университета. В его основу легла серия гравюр Дж. Б. Пиранези «Марсово поле античного Рима» (1762) – авторы попытались реконструировать эту древнюю территорию. Современные интерпретации воображаемого пространства и всевозможные спекуляции (показать простор для них – одна из целей проекта) представлены в четырех разделах. Питер Айзенман выступил в двух ипостасях: как преподаватель Йеля и инициатор проекта, он взял на себя собственно «Проект Кампо Марцио», где реконструкция Пиранези анализируется согласно формальным признакам (оси симметрии и т. д.) как «архитектурный эксперимент», а как глава собственного бюро развил свою любимую тему диаграмм и получил «Поле схем», где «композиционная эстетика» барочного архитектора «превращается в палимпсест пространственных и временных качеств между Римской  империей и современностью».


zooming
«Проект Кампо Марцио»

«Поле стен» – работа Пьера Витторио Аурели и Мартино Таттара (Dogma, лауреаты премии Якова Чернихова-2006), где все постройки были заменены на параллельные линии; влияние итальянского постмодернизма чувствуется как в идее, так и подаче проекта. Последняя реинкарнация Кампо Марцио – «Поле мечтаний» архитектурного факультета университета Огайо, в котором «страсть, одержимость и зрелище» Древнего Рима превращены в «моралите» современной архитектуры: например, к древним «достопримечательностям» вроде Пантеона с заявленным в качестве автора императором Адрианом (что и говорить, более чем селебрити!) добавлены яркие проекты нынешних «звезд» – Питера Айзенмана, UNStudio, Грега Линна и других.


Также Чипперфильду удалось обнаружить общую платформу у Запада и Востока, вопреки мнению его знаменитого соотечественника-поэта. Параллельно друг другу показаны достижения в реставрации памятников истории и возвращения исторической среды «к активной жизни» Aga Khan Development Network, работающего в мусульманских странах, и проекты Марио Пьяна (Mario Piana), выполненные в сердце Европы. Последний тщательно и осторожно реконструирует памятники Венеции для последующего использования, среди его последних проектов, например, превращение Палаццо Гримани в музей, а также работы в Арсенале.

«Проект Кампо Марцио». «Поле стен» бюро Dogma

«40 000 часов» тоже посвящена более чем общей теме – макетам как учебным заданиям. Название отражает тот объем времени, который студенты потратили на показанные здесь десятки моделей, а анонимность расставленных на стеллажах макетов добавляет этой экспозиции интриги, подчеркивая разнообразие рождающихся в процессе учебы идей и то, насколько разным может быть творческий потенциал молодых проектировщиков – здесь представлены работы учащихся университетов Парижа, Осло, Сан-Паулу, Мюнхена, Любляны, Венеции и многих других городом мира.


zooming
«40 000 часов»

Бюро ОМА вновь, как и в 2010 году, обратилось к вопросу идеалов модернизма. Но если тогда это была лишь небольшая часть выставки Cronocaos, то теперь архитекторы представили полноценное исследование на тему вклада «анонимных бюрократов» – архитекторов на муниципальной службе – в городскую жизнь. Среди показанных примеров – мемориал Майклу Фаррадею и галерея Хэйвард в Лондоне, здание префектуры Валь-д'Уаз в Понтуазе, архитектурная школа в Нантерре, здание управления общественных работ Wibautshuis в Амстердаме. Проекты позднего модернизма и брутализма, находящиеся сейчас под наибольшим риском сноса, выбраны неслучайно – хотя напрямую об этом здесь не сказано, хорошо известно, что Рем Колхас видит причину столь безжалостного отношения к этим объектам в угрызениях совести, испытываемых нынешними чиновниками. Они отдали благополучие горожан на откуп коммерсантам и не желают видеть перед собой напоминание о днях, когда все было иначе.


zooming
Выставка ОМА о архитекторах на службе государства
Выставка «Банальность добра»

Об этом же – выставка «Банальность добра» объединения Crimson Architecture Historians. Авторы проследили печальную тенденцию: после Второй мировой новые города постепенно превращались из модернистского рая для всех в gated community для состоятельных граждан, всеобщее благополучие было заменено всесилием рынка, а граждане были предоставлены самим себе. Среди ранних, еще человечных примеров – британский Стивенедж (1946) и Тема в Гане (1956), среди самых поздних, коммерциализированных и основанных на принципах индивидуализма – Экономический город короля Абдуллы в Саудовской Аравии (2006). Каждый город иллюстрирует фототриптих: в левой створке даются ответы на вопросы «откуда» и «для кого», в центре рассказывается о городских ценностях и амбициях, в правой части – о планировщиках, их знаниях и кураторах проекта во власти. Использование религиозной иконографии – явная попытка напомнить о важности ответственного подхода к градостроительству (в прямом смысле слова) для жизни общества.


zooming
Выставка «Банальность добра»

Экспозиция «Пастиччо» бюро «Карузо Сент-Джон» – образец четкого исполнения замысла Чипперфильда. Эти британские архитекторы позвали со-участвовать в экспозиции коллег, как и задумывал куратор биеннале. Основа выбора – работа с наследием, но не формальное подражание, а духовное родство. Это и такие продуманные проекты реконструкции, как новая экспозиция лондонского музея Соуна самих «руководителей» выставки, так и работы швейцарца Петера Мэркли, сохраняющие отзвуки традиции в по-модернистки суровых постройках.


zooming
Выставка «Пастиччо»

Еще одна универсальная тема – архитектурные журналы. О послевоенных «Domus», «Casa Bella», «Architecture Review» и «Architecture Design», на страницах которых разворачивались дискуссии по самым острым вопросам, рассказывает проект Стивена Парнелла. Там можно не только увидеть многочисленные обложки названных изданий, но и почитать выпуски этого «героического» периода архитектурной критики, а также подумать о ее месте в нынешнем мире.


zooming
MVRDV и Why Factory

MVRDV показывают видео из своей исследовательской программы Why Factory, посвященное альтернативе жесткой регламентации любой строительной активности. По мнению голландцев, если каждый человек возьмет на себя полную ответственность за свою постройку – включая обеспечение ее водой, электроэнергией и т. д. (независимо от сетей!), то это приведет к более эффективной, чем спущенная сверху, организации общественных ресурсов и пространств и сделает возможным рациональное планирование.


Экспозиция об архитектурных журналах
zooming
Проект Жана Нувеля для Слуссена

Не обошлось и без обязательных «звездных» экспозиций, хотя посвящены они были в меньшей степени самопрославлению, чем общеархитектурным вопросам: Жан Нувель рассказал о проекте реконструкции транспортной развязки Слюссен в Стокгольме, Алехандро Аравена и Elemental – о своей борьбе с последствиями землетрясения в Чили (о посадке деревьев в прибрежной полосе для защиты от цунами, новых типах временных жилищ и т. д.), Норман Фостер – о своем здании HSBC в Гонконге через 30 лет после сдачи.


zooming
Проект Алехандро Аравены и бюро Elemental

Среди неожиданных проектов – «Повозка Фесписа» объединения L.O.M.O. Это передвижная сцена для представлений, названная в честь древнегреческого поэта – легендарного «изобретателя» трагедии. Идея сходства пространства города (самого общего основания для архитектуры) и театра поддержана перформансом группы DER BAU из берлинской Академии театрального искусства Эрнста Буша.


zooming
«Повозка Фесписа» объединения L.O.M.O.

Олафур Элиассон показал свой проект Little Sun – «маленькое солнце». Это не только произведение искусства, но и предмет первой необходимости – лампа на солнечных батарейках. Сейчас порядка 1,6 млрд человек в развивающихся странах живет без доступа к электросетям, и такие дешевые маленькие светильники помогут им существовать в темное время суток.


zooming
Олафур Эллиасон. Лампа на солнечных батарейках «Маленькое солнце»

От древности к будущему, от общего к частному – участники биеннале из Центрального павильона сумели отразить в своих проектах главные культурные и архитектурные тенденции времени, как того и ждал от них куратор Дэвид Чипперфильд.
zooming
Томас Деманд. Фото моделей архитектора Джона Лаутнера
zooming
Выставка работ Томаса Деманда и архивных фото учебных моделей студентов ВХУТЕМАСа.
zooming
Diener & Diener и фотограф Габриэле Базилико. Выставка о зданиях национальных павильонов Биеннале. Фото дополнены эссе, автор текста о павильоне России - Александр Бродский


27 Августа 2012

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
След русского авангарда
Этой осенью вклад России в культурную жизнь Венеции не исчерпывался национальным павильоном на 13-й биеннале архитектуры. В городе были показаны две выставки, организованные университетом Ка’ Фоскари и МГХПА им. С.Г. Строганова: «Профессор Родченко. Фотографии из ВХУТЕМАСа» и «Артефакты. Франциско Инфантэ и Нонна Горюнова».
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Made in Italy: эко-социализм, легкая промышленность, архитектура
Экспозиция итальянского павильона на XIII биеннале архитектуры в Венеции напоминает о том, какую роль сыграла архитектура для экономики малых предприятий, а малые предприятия — для страны, и предлагает возможные перспективы их совместного развития.
Награда за идею
На XIII архитектурной биеннале в Венеции вручены знаменитые «Золотые львы» – призы лучшим участникам. Премию получил и павильон России.
Ковчег неутомимый. Биеннале Чипперфильда, часть первая
В среду для посетителей откроется венецианская биеннале архитектуры. Сейчас ее показывают журналистам в рамках традиционного предпросмотра, и мы начинаем наши заметки о биеннале – с рассказа в трех частях о центральной экспозиции куратора Дэвида Чипперфильда.
Общеархитектурные ценности. Биеннале Чипперфильда,...
По традиции, часть экспозиции Венецианской архитектурной биеннале размещена в Центральном павильоне сада Джардини. В отличие от выставок в Арсенале, здесь представлены более конкретные и «прикладные» проекты.
Утопии прошлого и взгляд в будущее
Дэвид Чипперфильд в Венеции, здание «Ллойдс» среди шедевров архитектуры, Фрэнк Гери на «Грэмми», и многое другое в нашем последнем в 2011 году обзоре зарубежной прессы.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.