Общеархитектурные ценности. Биеннале Чипперфильда, часть вторая

По традиции, часть экспозиции Венецианской архитектурной биеннале размещена в Центральном павильоне сада Джардини. В отличие от выставок в Арсенале, здесь представлены более конкретные и «прикладные» проекты.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

27 Августа 2012
mainImg
Павильон, о котором идет речь, еще несколько лет назад назывался итальянским (хотя там давно показывали проекты кураторов биеннале, а не национальную экспозицию). В 2010 его переименовали в Дворец выставок, выделив Италии пространство в Арсенале, а в этот раз он сменил название на более скромное: теперь он просто Центральный.

zooming
Выставка в Центральном павильоне Джардини. Макет опоры стадиона Серра-Доурада Паулу Мендеса да Роша. Фото Нины Фроловой
zooming
Центральный павильон с инсталляцией «Большой балкон»

Его неоклассический фасад сейчас намеренно «обезображен» сразу двумя проектами. Один из них – «Большой балкон», нарочито неказистая пристройка из дерева и холста, служащая единственный входом в павильон. Это творение куратора Элисон Кроушоу, которая возглавляет исследовательскую группу по изучению проблемы нелегального строительства в Риме. По ее данным, 28% всего построенного там после войны – самострой. «Большой балкон» – напоминание о превращении балконов в полноценные комнаты, самом распространенном виде такой «самодеятельности». Он создан из частей незаконно возведенной пристройки-переговорной в районе Боргезиана и после завершения биеннале вернется на свое прежнее место в Рим.


Перед павильоном расположена широкая скамья из темно-серого кирпича, намеренно нарушающая центральную симметрию аллеи, ведущей к портику здания. Почти сразу за входом обнаруживаются стены из этого же материала, которые скрывают незаконченную реставрацию 6-гранного зала, образуя тамбур сложного плана: это заставляет посетителя сбавить темп перед началом осмотра выставки. Авторы проекта – немецкое бюро Kuehn Malvezzi.

Проект Kuehn Malvezzi

Яркий пример сотрудничества и поиска «общего основания», заявленного в теме биеннале, – проект ирландского бюро GRAFTON и бразильского притцкеровского лауреата Паулу Мендеса да Роша. Получив заказ на здание университета в перуанской столице Лиме, архитекторы обратились к близкому им по стилю – с отзвуками брутализма – мастеру из Сан-Паулу за советом по климатическим условиям. В результате дискуссия коснулась самых разных тем, и GRAFTON создали инсталляцию как дань уважения Мендесу да Роша: модели частей его стадиона Серра-Доурада в Гоянии физически противопоставлены макетам перуанского и других университетских зданий ирландской мастерской (вместе они образуют круг). На стыке этих тем и возникла трактовка университета как арены для учебы.


zooming
Выставка GRAFTON и Паулу Мендеса да Роша

Все три «добродетели» архитектуры, перечисленные в манифесте куратора биеннале Дэвида Чипперфильда, – преемственность, контекст и память, – отразились в масштабном «Проекте Кампо Марцио», выполненном архитектурной школой Йельского университета. В его основу легла серия гравюр Дж. Б. Пиранези «Марсово поле античного Рима» (1762) – авторы попытались реконструировать эту древнюю территорию. Современные интерпретации воображаемого пространства и всевозможные спекуляции (показать простор для них – одна из целей проекта) представлены в четырех разделах. Питер Айзенман выступил в двух ипостасях: как преподаватель Йеля и инициатор проекта, он взял на себя собственно «Проект Кампо Марцио», где реконструкция Пиранези анализируется согласно формальным признакам (оси симметрии и т. д.) как «архитектурный эксперимент», а как глава собственного бюро развил свою любимую тему диаграмм и получил «Поле схем», где «композиционная эстетика» барочного архитектора «превращается в палимпсест пространственных и временных качеств между Римской  империей и современностью».


zooming
«Проект Кампо Марцио»

«Поле стен» – работа Пьера Витторио Аурели и Мартино Таттара (Dogma, лауреаты премии Якова Чернихова-2006), где все постройки были заменены на параллельные линии; влияние итальянского постмодернизма чувствуется как в идее, так и подаче проекта. Последняя реинкарнация Кампо Марцио – «Поле мечтаний» архитектурного факультета университета Огайо, в котором «страсть, одержимость и зрелище» Древнего Рима превращены в «моралите» современной архитектуры: например, к древним «достопримечательностям» вроде Пантеона с заявленным в качестве автора императором Адрианом (что и говорить, более чем селебрити!) добавлены яркие проекты нынешних «звезд» – Питера Айзенмана, UNStudio, Грега Линна и других.


Также Чипперфильду удалось обнаружить общую платформу у Запада и Востока, вопреки мнению его знаменитого соотечественника-поэта. Параллельно друг другу показаны достижения в реставрации памятников истории и возвращения исторической среды «к активной жизни» Aga Khan Development Network, работающего в мусульманских странах, и проекты Марио Пьяна (Mario Piana), выполненные в сердце Европы. Последний тщательно и осторожно реконструирует памятники Венеции для последующего использования, среди его последних проектов, например, превращение Палаццо Гримани в музей, а также работы в Арсенале.

«Проект Кампо Марцио». «Поле стен» бюро Dogma

«40 000 часов» тоже посвящена более чем общей теме – макетам как учебным заданиям. Название отражает тот объем времени, который студенты потратили на показанные здесь десятки моделей, а анонимность расставленных на стеллажах макетов добавляет этой экспозиции интриги, подчеркивая разнообразие рождающихся в процессе учебы идей и то, насколько разным может быть творческий потенциал молодых проектировщиков – здесь представлены работы учащихся университетов Парижа, Осло, Сан-Паулу, Мюнхена, Любляны, Венеции и многих других городом мира.


zooming
«40 000 часов»

Бюро ОМА вновь, как и в 2010 году, обратилось к вопросу идеалов модернизма. Но если тогда это была лишь небольшая часть выставки Cronocaos, то теперь архитекторы представили полноценное исследование на тему вклада «анонимных бюрократов» – архитекторов на муниципальной службе – в городскую жизнь. Среди показанных примеров – мемориал Майклу Фаррадею и галерея Хэйвард в Лондоне, здание префектуры Валь-д'Уаз в Понтуазе, архитектурная школа в Нантерре, здание управления общественных работ Wibautshuis в Амстердаме. Проекты позднего модернизма и брутализма, находящиеся сейчас под наибольшим риском сноса, выбраны неслучайно – хотя напрямую об этом здесь не сказано, хорошо известно, что Рем Колхас видит причину столь безжалостного отношения к этим объектам в угрызениях совести, испытываемых нынешними чиновниками. Они отдали благополучие горожан на откуп коммерсантам и не желают видеть перед собой напоминание о днях, когда все было иначе.


zooming
Выставка ОМА о архитекторах на службе государства
Выставка «Банальность добра»

Об этом же – выставка «Банальность добра» объединения Crimson Architecture Historians. Авторы проследили печальную тенденцию: после Второй мировой новые города постепенно превращались из модернистского рая для всех в gated community для состоятельных граждан, всеобщее благополучие было заменено всесилием рынка, а граждане были предоставлены самим себе. Среди ранних, еще человечных примеров – британский Стивенедж (1946) и Тема в Гане (1956), среди самых поздних, коммерциализированных и основанных на принципах индивидуализма – Экономический город короля Абдуллы в Саудовской Аравии (2006). Каждый город иллюстрирует фототриптих: в левой створке даются ответы на вопросы «откуда» и «для кого», в центре рассказывается о городских ценностях и амбициях, в правой части – о планировщиках, их знаниях и кураторах проекта во власти. Использование религиозной иконографии – явная попытка напомнить о важности ответственного подхода к градостроительству (в прямом смысле слова) для жизни общества.


zooming
Выставка «Банальность добра»

Экспозиция «Пастиччо» бюро «Карузо Сент-Джон» – образец четкого исполнения замысла Чипперфильда. Эти британские архитекторы позвали со-участвовать в экспозиции коллег, как и задумывал куратор биеннале. Основа выбора – работа с наследием, но не формальное подражание, а духовное родство. Это и такие продуманные проекты реконструкции, как новая экспозиция лондонского музея Соуна самих «руководителей» выставки, так и работы швейцарца Петера Мэркли, сохраняющие отзвуки традиции в по-модернистки суровых постройках.


zooming
Выставка «Пастиччо»

Еще одна универсальная тема – архитектурные журналы. О послевоенных «Domus», «Casa Bella», «Architecture Review» и «Architecture Design», на страницах которых разворачивались дискуссии по самым острым вопросам, рассказывает проект Стивена Парнелла. Там можно не только увидеть многочисленные обложки названных изданий, но и почитать выпуски этого «героического» периода архитектурной критики, а также подумать о ее месте в нынешнем мире.


zooming
MVRDV и Why Factory

MVRDV показывают видео из своей исследовательской программы Why Factory, посвященное альтернативе жесткой регламентации любой строительной активности. По мнению голландцев, если каждый человек возьмет на себя полную ответственность за свою постройку – включая обеспечение ее водой, электроэнергией и т. д. (независимо от сетей!), то это приведет к более эффективной, чем спущенная сверху, организации общественных ресурсов и пространств и сделает возможным рациональное планирование.


Экспозиция об архитектурных журналах
zooming
Проект Жана Нувеля для Слуссена

Не обошлось и без обязательных «звездных» экспозиций, хотя посвящены они были в меньшей степени самопрославлению, чем общеархитектурным вопросам: Жан Нувель рассказал о проекте реконструкции транспортной развязки Слюссен в Стокгольме, Алехандро Аравена и Elemental – о своей борьбе с последствиями землетрясения в Чили (о посадке деревьев в прибрежной полосе для защиты от цунами, новых типах временных жилищ и т. д.), Норман Фостер – о своем здании HSBC в Гонконге через 30 лет после сдачи.


zooming
Проект Алехандро Аравены и бюро Elemental

Среди неожиданных проектов – «Повозка Фесписа» объединения L.O.M.O. Это передвижная сцена для представлений, названная в честь древнегреческого поэта – легендарного «изобретателя» трагедии. Идея сходства пространства города (самого общего основания для архитектуры) и театра поддержана перформансом группы DER BAU из берлинской Академии театрального искусства Эрнста Буша.


zooming
«Повозка Фесписа» объединения L.O.M.O.

Олафур Элиассон показал свой проект Little Sun – «маленькое солнце». Это не только произведение искусства, но и предмет первой необходимости – лампа на солнечных батарейках. Сейчас порядка 1,6 млрд человек в развивающихся странах живет без доступа к электросетям, и такие дешевые маленькие светильники помогут им существовать в темное время суток.


zooming
Олафур Эллиасон. Лампа на солнечных батарейках «Маленькое солнце»

От древности к будущему, от общего к частному – участники биеннале из Центрального павильона сумели отразить в своих проектах главные культурные и архитектурные тенденции времени, как того и ждал от них куратор Дэвид Чипперфильд.
zooming
Томас Деманд. Фото моделей архитектора Джона Лаутнера
zooming
Выставка работ Томаса Деманда и архивных фото учебных моделей студентов ВХУТЕМАСа.
zooming
Diener & Diener и фотограф Габриэле Базилико. Выставка о зданиях национальных павильонов Биеннале. Фото дополнены эссе, автор текста о павильоне России - Александр Бродский

27 Августа 2012

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Сергей Кузнецов: «Кураторские проекты – лучшее, что...
Архитектурные выставки, и фестиваль «Зодчество», в том числе, – это всегда поиск баланса между профессиональным дискурсом и популярной подачей. О специфике трансляции профессиональной информации для широкой аудитории мы говорим с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым
Пресса: О венецианском призе
На Венецианской архитектурной биеннале проект "Сколково" представляет Россию. "Золотого льва" биеннале получила Япония, а Россия получила вторую премию, разделив ее с США. Биеннале продлится до 25 ноября. О венецианском павильоне и Сколково — специальный корреспондент "Ъ" Григорий Ревзин, исполнявший в этом году обязанности комиссара павильона.
Пресса: Обобщение архитектуры
Common Ground, слайд-шоу Нормана Фостера, самодеятельное благоустройство в Америке и QR-коды Сколково на XIII Архитектурной биеннале в Венеции.
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Пресса: «У вас жесткий климат и невыносимое автомобильное...
Что такое человеческий масштаб в организации городской среды? Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни? На эти и другие градостроительные темы французский архитектор Жан Пистр размышляет в интервью «Газете.Ru».
Пресса: Города будущего на Архбиеннале в Венеции
Снаружи - классический особняк начала 20 века, построенный в 1914 году по проекту Алексея Щусева, а внутри - инновационный город будущего. Преобразование возможно только при помощи ай-пэда. Планшетники при входе получают все посетители российского павильона. На 13-ой Архитектурной биеннале в Венеции он был признан одним из лучших и отмечен специальным призом жюри.
Пресса: Сколково представляет Россию на венецианской выставке
На престижной Венецианской биеннале архитектуры Россию представляет команда из Сколкова, проектируемого города будущего. Елена Шипилова побеседовала с Григорием Ревзиным, членом градсовета Сколкова, о том, что Сколково планирует достичь на выставке.
Пресса: Своим путем на биеннале
На 13-й архитектурной биеннале в Венеции российскому павильону, пространство которого стало великолепной метафорой современной России, достался специальный приз жюри.
Пресса: Биеннале архитектуры. Что было на главном архитектурном...
Как искали «общие основания», почему в павильоне Америки оказался партизанский урбанизм, за что Израиль назвали «авианосцем» и заслужила ли Россия «специальное упоминание» жюри — корреспондент «Афиши» побывал на 13-й Биеннале архитектуры в Венеции.
Пресса: О происхождении понтов
Я думаю, что одним из главных бизнесов, которые существуют в России, является как раз бизнес по продаже идеалов. Идеалы у нас получается продавать лучше всего, потому что продавать их мы начали раньше, чем что-либо другое, и они не были в дефиците.
Пресса: Код в помощь. XIII Архитектурная биеннале
Развитие общественных пространств, новые взаимоотношения архитектора и общества, реабилитация неоклассики — мировая повестка дня, как можно судить по XIII Архитектурной биеннале.
Пресса: Дружба просит кирпича
Архитектурная биеннале в Венеции доказывает, что архитектура способна объединить людей, страны, эпохи
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Четыре сезона в "Новом Манеже"
О взаимовлиянии между экономикой, архитектурой и экологией предлагают задуматься итальянские архитекторы. Выставка "Четыре сезона", которая открылась в "Новом Манеже", знакомит столичных зрителей с главными экспонатами прошедшей в Венеции XIII архитектурной биеннале. Рассказывают "Новости культуры".
Пресса: Сиротский год
В этом году не только урбанистическая, но и архитектурная деятельность в России продемонстрировала свою бессмысленность. Не обошлось и без курьезов.
След русского авангарда
Этой осенью вклад России в культурную жизнь Венеции не исчерпывался национальным павильоном на 13-й биеннале архитектуры. В городе были показаны две выставки, организованные университетом Ка’ Фоскари и МГХПА им. С.Г. Строганова: «Профессор Родченко. Фотографии из ВХУТЕМАСа» и «Артефакты. Франциско Инфантэ и Нонна Горюнова».
Пресса: О венецианском призе
На Венецианской архитектурной биеннале проект "Сколково" представляет Россию. "Золотого льва" биеннале получила Япония, а Россия получила вторую премию, разделив ее с США. Биеннале продлится до 25 ноября. О венецианском павильоне и Сколково — специальный корреспондент "Ъ" Григорий Ревзин, исполнявший в этом году обязанности комиссара павильона.
Пресса: Обобщение архитектуры
Common Ground, слайд-шоу Нормана Фостера, самодеятельное благоустройство в Америке и QR-коды Сколково на XIII Архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: «У вас жесткий климат и невыносимое автомобильное...
Что такое человеческий масштаб в организации городской среды? Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни? На эти и другие градостроительные темы французский архитектор Жан Пистр размышляет в интервью «Газете.Ru».
Пресса: Города будущего на Архбиеннале в Венеции
Снаружи - классический особняк начала 20 века, построенный в 1914 году по проекту Алексея Щусева, а внутри - инновационный город будущего. Преобразование возможно только при помощи ай-пэда. Планшетники при входе получают все посетители российского павильона. На 13-ой Архитектурной биеннале в Венеции он был признан одним из лучших и отмечен специальным призом жюри.
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Пресса: Своим путем на биеннале
На 13-й архитектурной биеннале в Венеции российскому павильону, пространство которого стало великолепной метафорой современной России, достался специальный приз жюри.
Пресса: Биеннале архитектуры. Что было на главном архитектурном...
Как искали «общие основания», почему в павильоне Америки оказался партизанский урбанизм, за что Израиль назвали «авианосцем» и заслужила ли Россия «специальное упоминание» жюри — корреспондент «Афиши» побывал на 13-й Биеннале архитектуры в Венеции.
Made in Italy: эко-социализм, легкая промышленность, архитектура
Экспозиция итальянского павильона на XIII биеннале архитектуры в Венеции напоминает о том, какую роль сыграла архитектура для экономики малых предприятий, а малые предприятия — для страны, и предлагает возможные перспективы их совместного развития.
Пресса: О происхождении понтов
Я думаю, что одним из главных бизнесов, которые существуют в России, является как раз бизнес по продаже идеалов. Идеалы у нас получается продавать лучше всего, потому что продавать их мы начали раньше, чем что-либо другое, и они не были в дефиците.
Пресса: Код в помощь. XIII Архитектурная биеннале
Развитие общественных пространств, новые взаимоотношения архитектора и общества, реабилитация неоклассики — мировая повестка дня, как можно судить по XIII Архитектурной биеннале.
Пресса: Дружба просит кирпича
Архитектурная биеннале в Венеции доказывает, что архитектура способна объединить людей, страны, эпохи
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.