Двенадцать формул

Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.

mainImg
Преподаватели и студенты Международного колледжа искусств и коммуникаций и Института гуманитарного образования и информационных технологий представят в открытых мастерских Баухауза свой проект под названием «n+1: формула обитания».

«n+1» складывается из 12 мини-исследований общественных пространств разного масштаба, от гостиной до Зарядья. Студенты применяли в своей работе методы спекулятивного дизайна, а результаты оформили в виде арт-объектов. Такой подход, по мнению руководителей проекта, слово которым ниже, помогает сконцентрироваться на эмоциональных и чувственных переживаниях.
zooming
Елизавета Землянова и Анастасия Петрова

Елизавета Землянова
художник, декан факультетов дизайна и фотографии ИГУМО, куратор Международного фестиваля
современного искусства DOCA:


Предложенная кураторами Баухауз тема, «Среда обитания», лежит в поле наших творческих интересов. В работе над проектом самым интересным было находить точки соприкосновения между архитектурой, искусством и педагогикой. Я бы очень хотела, чтобы проект «n+1» стал началом дискуссии и изменил отношение к общественным пространствам. 

Анастасия Петрова
архитектор, декан колледжа архитектуры МКИК, руководитель Архитектурного бюро «TZAM Architects»:

Несмотря на предстоящую выставку в Дессау, этот большой проект для нас только начинается. Когда мы приступили к работе, оказалось, что тема неисчерпаема: настолько актуальны сегодня проблемы общественных пространств. Самым интересным мне кажется выбранный нами метод: мы говорим об архитектуре на языке современного искусства. Это сделано для того, чтобы обратить внимание на эмоциональную составляющую общественных пространств и их чувственное восприятие людьми. Я называю наш проект сенсорной урбанистикой.
 
***

Проект будет выставляться в Баухаузе с 24 февраля по 1 марта, для него создан подробный сайт. Мы предлагаем ознакомиться с результатами дистанционно.

n+1: будущее
Арсен Алоян, колледж дизайна МКИК 

Авторы этой части исследования попробовали представить полное отсутствие общественных пространств. Получилось нечто, похожее на кубик Рубика: каждый человек находится в своей ячейке, ячейки плотно примыкают друг другу, но чтобы двигаться, другой должен освободить место для твоего шага. Наглядно модель иллюстрируют автомобильные пробки. Если данная гипотеза реализуется, и общественные пространства разного масштаба исчезнут, каждый из нас окажется запертым в своей индивидуальной ячейке.

Проект будет представлен в виде модели кубика Рубика, отлитой по частям из прозрачного силикона.
n+1: будущее
© Арсен Алоян, колледж дизайна МКИК 

n+1: связи/коммуникации
Арсен Алоян, Мария Савостьянова, колледж дизайна МКИК

Авторы проанализировали количество общих пространств в традиционном жилье – русской северной избе и в современной квартире.

Выяснилось, что почти все пространство избы было общим, члены семьи были вынуждены находиться вместе. В современных же квартирах становится все больше личного пространства и все меньше – общего. Между тем доказано: чем чаще люди друг друга видят, тем меньше семейных проблем. Тревожность, депрессия, алкоголизм, наркомания и сексуальная распущенность подростков имеют прямую зависимость от времени вовлеченного общения с родителями.
n+1: связи/коммуникации
© Арсен Алоян, Мария Савостьянова, колледж дизайна МКИК

n+1: точка притяжения
Эдгар Мартиросян, факультет дизайна ИГУМО, Елена Платонова, факультет фотографии ИГУМО

Каждое общественное пространство должно иметь точку притяжения, а иначе оно маргинализируется. В древности местом сбора был алтарь предков, потом его заменили очаг, общий стол и т.д. Изучив формы древних алтарей, авторы создали «алтарь повседневности», представляющий собой цилиндрическую чашу со скатертью из силикона. Получился смыслоемкий образ, в котором угадывается много культурных архетипов.

Студенты выставляли алтарь в различных общественных местах и фиксировали реакцию людей: чье-то внимание алтарь привлек, но в основном люди шли дальше по своим делам. Это навело на мысль о том, что предсказание Вальтера Гропиуса о наступлении эпохи кочующего индивида сбылось: современный горожанин все время куда-то спешит, большую часть времени проводя в перемещениях.

Исследование поставило вопрос: нужны ли современному человеку общественные пространства или ему достаточно безопасных и эстетически оформленных «перегонов» из точки А в точку В?
n+1: точка притяжения
© Елена Платонова, факультет фотографии ИГУМО

n+1: вытеснение/выдавливание
Ксения Толстобокова, студентка колледжа дизайна МКИК

Изучив социальное жилье советского и настоящего времени, авторы пришли к выводу, что общая комната из места, которое объединяет членов семьи, превратилась в хозяйскую спальню или индивидуальное пространство. Главный атрибут такой спальне-гостиной – раскладной диван. А общественным пространством теперь считается стол на тесной кухне. Способствует ли такая ситуация единению людей?

Эту часть проекта представит силиконовая форма, сквозь которую будет демонстрировать сцену из фильма «Москва слезам не верит» с тем самым диваном.
Отрывок из кинофильма «Москва слезам не верит»

n+1: физиологическое состояние
Виктория Рубаева, колледж дизайна МКИК; Елена Платонова, факультет фотографии ИГУМО

Изучая шумы городских пространств, авторы выяснили, что навязчивые/избыточные/неприятные звуки заставляют людей быстрее двигаться, чтобы избежать воздействие раздражителя, что часто приводит к миграции из одного некомфортного места в другое.

Исследование будет представлено силиконовыми формами, источающими звуки московских общественных пространств, а на сайте проекта можно посмотреть перевернутые видео, которые помогают сконцентрировать не на изображении, а на шуме, который часто не замечаешь.
zooming
n+1: физиологическое состояние
© Елена Платонова, факультет фотографии ИГУМО

n+1: причастность/группа/индивид
Алена Сорокина, факультет дизайна ИГУМО

Человек, пришедший в общественное место, должен иметь возможность присоединиться к другим людям, ощутить причастность к происходящему. Визуализируя эти размышления, авторы вспомнили об игре с закладыванием тайников, объединяющей людей по всему миру. Согласно правилам, участник, обнаруживший тайник, может взять его содержимое себе, но должен оставить и что-то свое для следующих участников.

Предметы, найденные в парках и на улицах Москвы, залитые в силиконовые кубики, будут спрятаны в различных местах школы Баухауз. А предметы, найденные там, приедут в Москву. Так состоится символический обмен частичками общественных пространств Дессау и Москвы.
  • zooming
    1 / 6
    n 1: причастность/группа/индивид
    © Алена Сорокина, факультет дизайна ИГУМО
  • zooming
    2 / 6
    n 1: причастность/группа/индивид
    © Алена Сорокина, факультет дизайна ИГУМО
  • zooming
    3 / 6
    n 1: причастность/группа/индивид
    © Алена Сорокина, факультет дизайна ИГУМО
  • zooming
    4 / 6
    n 1: причастность/группа/индивид
    © Алена Сорокина, факультет дизайна ИГУМО
  • zooming
    5 / 6
    n 1: причастность/группа/индивид
    © Алена Сорокина, факультет дизайна ИГУМО
  • zooming
    6 / 6
    n 1: причастность/группа/индивид
    © Алена Сорокина, факультет дизайна ИГУМО

n+1: время
Елена Платонова, факультет фотографии ИГУМО; Екатерина Тетекина, колледж дизайна МКИК

Сколько времени мы проводим в общественном пространстве прежде, чем покинуть его? Гостиная в квартире, двор многоэтажки, квартальный сквер, городской парк или площадь сегодня – это место времяпрепровождения или транзита людей? Какие ментальные следы оставляют люди в общественном пространстве? Авторы наблюдали за посетителями парка «Зарядье» и пытались установить, сколько те проводят времени в определенных его частях.
zooming
n+1: время
© Елена Платонова, факультет фотографии ИГУМО; Екатерина Тетекина, колледж дизайна МКИК

n+1: туризм/транзит
Дарья Приступа, колледж дизайна МКИК

На этот раз в «Зарядье» анализировали поведение приезжих. Толпы кочующих туристов, палатки с китайскими сувенирами и фастфудом – то ли это, чего ждут от городских парков местные жители? В Баухаузе исследование будет представлено инсталляцией из сотни символических объектов – отлитых из силикона сувенирных брелков и стаканчиков от кофе.
zooming
n+1: туризм/транзит
© Дарья Приступа, колледж дизайна МКИК

n+1: отсутствие общественного пространства/коммерция
Варвара Белоусова, Хельга Вазим, архитектурный колледж МКИК

Современный парк или площадь трудно представить без коммерции. Но что доминирует: общественное или извлечение выгоды? Авторы считают, что произошла подмена понятий: на примере реконструкции советских кинотеатров в Москве стало ясно, что термин «досуговый центр» используется для рекламы строящихся центров торговых. При этом городские «моллы» поглощают настоящие общественные пространства города – площади и скверы. Примером служит строительство ТЦ на месте бывшего кинотеатра «София».

В школе Баухауз исследование будет представленно в виде силиконовой инсталляции со светящимся табло «открыто/закрыто».
n+1: отсутствие общественного пространства/коммерция
© Варвара Белоусова, Хельга Вазим, архитектурный колледж МКИК

n+1: движение масс/утопия
Софья Киселева, колледж дизайна МКИК; Варвара Белоусова, Хельга Вазим, архитектурный колледж МКИК

Исследование посвящено влиянию идеологии на общественные пространства и вкладу политиков в решение проблемы социального жилья. Участвуя в различных шествиях, авторы заметили, что городские пространства становятся политически «заряженными», а люди подобно частицам под действием электрического тока, притягиваются к различным «полям» города.

На выставке будет представлена инсталляция из бюстов руководителей государства (Ленин, Хрущев, Путин), форма будет отсылать к решениям касательно вопроса расселения людей: уплотнение квартир при Ленине, типовое массовое строительство при Хрущеве, реновация жилого фонда при Путине.
n+1: движение масс/утопия
© Варвара Белоусова, Хельга Вазим, архитектурный колледж МКИК

n+1: совместное пользование
Дарья Шчепанович, колледж дизайна МКИК

Дарья исследовала поведение студентов в столовой МКИК и столовой Баухауза. Итогом стали два видео, которые будут продемонстрированы на выставке.
n+1: совместное пользование
© Дарья Шчепанович, колледж дизайна МКИК

«n+1: соотношение/масштабы»
Мария Савостьянова, колледж дизайна МКИК

Авторы посчитали площади дворовой территории между двумя «хрущевками» в Северном Измайлове, подлежащих «реновации». Затем посчитали площадь двора 30-этажных домов, построенных по той же программе реновации жилого фонда в соседнем квартале. Получилось, что площадь общественного пространства на одну квартиру сократилась более, чем в три раза.

Исследование будет представлено в виде силиконовой инсталляции: образа городской земли, приходящейся на каждого жителя.
n+1: соотношение/масштабы
© Мария Савостьянова, колледж дизайна МКИК


25 Февраля 2020

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.