Реконструкция с чувством

Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.

mainImg
Интенсив PRO «Re(New) Практикум по реконструкции зданий» стартует в середине апреля и продлится три месяца. Программа нацелена на системный подход к редевелопменту: комплексное исследование реальной территории, перепрограммирование и экономику проекта, концептуальное проектирование и этапы согласования. Все преподаватели курса – практикующие специалисты: архитекторы, историки, социологи, инженеры и менеджеры проектов.

Программа разработана совместно с архитектурным бюро «Практика», а в качестве площадки для проектирования предлагается территория Хлопкопрядильной фабрики в Балашихе. Условия для исследования и концептуальных предложений слушателей максимально приближены к реалиям проектной практики. Задания составлялись при участии собственника объекта и нацелены на решение задач заказчика.

Узнать подробности и записаться на курс можно здесь. Куратор курса делится мыслями о современных подходах и смысле реконструкции.
zooming

Дарья Минеева
архитектор, куратор интенсива PRO «Re(New) Практикум по реконструкции зданий».

Тема реконструкции с каждым годом звучит все громче: музеи, театры, стадионы, жилые дома и особенно старые промышленные территории давно и профессионально реализуются. Тем не менее, конкурсы продолжают ставить амбициозные задачи по поиску новых подходов.

О чем же это? О поиске новых технических решений или выходе за рамки? Задача усложняется: на первый план встают мастерство, тонкость подхода и даже юмор, если речь о противоречивых запросах.

В современном обществе стираются границы между элитарной и массовой культурой – об этом еще в 2010 году писал Джон Сибрук в книге «Nobrow. Культура маркетинга. Маркетинг культуры». В этих противоречиях и рождается новая реконструкция: старое и новое, общественное и частное, временное и постоянное, в конце концов – архитектура или история? Если из всего репертуара возможных действий архитектору прийдется выбирать между двумя вариантами – изменить мир или оставить все как есть – архитектор всегда будет за изменения.
  • zooming
    1 / 2
    Хлопкопрядильная фабрика в Балашихе
    © предоставлено МАРШ
  • zooming
    2 / 2
    Хлопкопрядильная фабрика в Балашихе
    © предоставлено МАРШ

Некоторые архитекторы работают с современными стилистическими приемами – конфронтацией и контрастом. Другие придерживаются постмодернистского подхода, фокусируясь на симуляции и схожести. Чрезмерное использование имитации может привести к псевдо-аутентичности.

Один из ярких современных примеров – авторская реконструкция Дэвида Чипперфилда в Новом музее. Ее смысл заключался не в том, чтобы создать памятник разрушению или историческую репродукцию, а в том, чтобы защитить и осмыслить необыкновенные руины, которые пережили не только войну, но и физическую эрозию последних 60 лет. Каждое решение, будь то ремонт, пристройка или дополнение, было основано на артикуляции физико-технического качества музея. Все части здания пытаются подвести смотрящего к одной идее – не о том, что потеряно, а о том, что сохранено.
Новый музей в Берлине. Реконструкция. 2009. David Chipperfield Architects
Фото: Markus Christ via Pixabay

Рем Колхас говорит о реконструкции как об объединении старого и нового в некий гибрид. Он уверен, что не стоит сносить здания, которые еще пригодны для эксплуатации. При этом создаваемые им пространства – это не расчищенные промышленные сооружения со скромным архитектурным языком, а поиск нового, умного, интеграция того, чего не хватало существующего зданию. Иногда стоит отказаться от привычного набора средств архитектора, таких как вмешательство, изменение, воплощение. В реконструкции эффективными могут быть воздержание от действия, наблюдение, рефлексия, накопление багажа знаний, способного порождать новые типы деятельности.
Музей «Гараж» в Парке Горького. Реконструкция. 2015. OMA, FORM, BuroMoscow
Фото © Юрий Пальмин. Предоставлено Музеем «Гараж»

Несмотря на кажущуюся разность подходов, они говорят о похожем – о процессе, истории. Здание может представлять историю, но это не единственный способ. История – это не всегда только здание.

Перед выбором подхода нужно осмыслить программу, провести исследования, посвященные изучению исходных материалов, методов строительства и экономических моделей, открывающих новые возможности в процессе проектирования. Эти темы меняют взгляд на архитектуру и ее место в мире.
Музей Гуггенхайма в Бильбао. 1997. Фрэнк Гери
Фото: Ardfern via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2

После возможно два варианта. Может родиться иконическая архитектура. Что интересно, она сегодня способна изменить облик только маленького провинциального города, как произошло с музеем Гуггенхайма и Бильбао. А город-миллионник, в котором сформировался определенный образ застройки, в том числе исторической, никогда не будет характеризоваться отдельными зданиями.

А может произойдет и то, что очень поэтично описал Петер Цумтор в книге Thinking Architecture, в главе «Завершенные пейзажи»: «Мы бросаем камень в воду. Песок закручивается и снова оседает. Это движение очень важно. Камень нашел свое место. Но пруд уже не тот».

Новое произведение архитектуры всегда вмешивается в конкретную историческую ситуацию – реконструкция это или новое строительство. Поэтому так важно, чтобы новая постройка обладала свойствами, способными вступить в содержательный диалог с тем, что уже есть. Такие здания со временем естественным образом становятся частью места, без них представить его невозможно.

Это больше, чем реконструкция. Это про чувства.

16 Марта 2020

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.