Владимир Моисеевич Гинзбург

Статья открывает новую рубрику – воспоминаний об архитекторах, чьи работы стали частью истории советской и российской архитектуры XX века. Владимир Гинзбург, автор Киноцентра на Красной Пресне и инженерного корпуса Метрополитена на проспекте Мира.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

26 Июня 2019
mainImg

Детство и учеба. Семья и друзья
Владимир Гинзбург родился 23 июля 1930 года в семье всемирно известного архитектора-функционалиста Моисея Гинзбурга. Жил с родителями в знаменитом доме Наркомфина на Новинском бульваре, построенном его отцом, в коммунальной квартире. Друг Владимира Гинзбурга Юрий Платонов впоследствии вспоминал, как они вместе, будучи детьми, ходили с бидонами на фабрику-кухню брать обеды на дом. Помимо общеобразовательной школы, Владимир Гинзбург учился в художественной школе МСША. Там он дружил с будущими директором ГТГ (1980-1992) Юрием Королевым и будущим художником-монументалистом Евгением Аблиным. В летнем лагере Владимир Гинзбург познакомился с Аллой Киреевой, которая стала женой Роберта Рождественского, с которым у Владимира Гинзбурга тоже впоследствии сложилось уважительное общение.

Не так давно выяснились новые подробности об архитектурной династии Гинзбургов. Сын Владимира Гинзбурга Алексей обнаружил в Минске 120 проектов, подписанных Яковом Гинзбургом, выполненных с 1890 по начало 1920-х годов. Яков Гинзбург, дед Владимира Гинзбурга и отец Моисея, был архитектором или гражданским инженером, причем очень успешным, поскольку смог отправить всех детей учиться за границу. В Минске нашелся доходный дом, который Яков Гинзбург построил и жил в нем в одной из квартир.

В 1946 году, когда умер Моисей Гинзбург, Владимиру было всего шестнадцать лет, а когда умерла его мама – восемнадцать. Из дома Наркомфина его выселили. Некоторое время Владимир Гинзбург жил у двоюродной сестры матери, Раисы Константиновны Канценельсон, которую Моисей Гинзбург перевез в свое время в Москву из Тбилиси. Она занималась историей и теорией архитектуры во ВНИИТАГе. Потом юноше дали комнату в коммуналке. Там он познакомился с будущим писателем Анатолием Злобиным.

Выбор профессии архитектора стал для Владимира Гинзбурга естественным решением. Но в 1948-1949 году шла кампания борьбы с космополитизмом, поэтому он не поступил в МАИ – так назывался тогда архитектурный институт. Его приняли в МИСИ, а в МАРХИ он перевелся позже с потерей года. Окончил МАРХИ в 1956 году у преподавателя Михаила Синявского (автора московского Планетария, сподвижника Моисея Гинзбурга – прим. ред.). На одном курсе с ним учились Юрий Григорьев (будущий зам. главного архитектора Москвы Александра Кузьмина) и Всеволод Тальковский.

Начало профессиональной деятельности. Брутализм
Некоторое время после окончания института Владимир Гинзбург работал в Гипроспорте, а потом в течение тридцати лет – в Моспроекте. Он стал руководителем мастерской совсем молодым человеком, в возрасте 29 лет. Руководил 19-й мастерской, а затем, когда ее объединили с 10-й, возглавлял 10-ю. Около 1958 года он женился, в 1959 родилась дочь Елена. В 1968 году Владимир Гинзбург женился во второй раз на Татьяне Бархиной, спустя год родился сын Алексей.

Как и многие выпускники МАРХИ, в конце 1950–х Владимир Гинзбург делал проекты клубов. Вместе с другими московскими архитекторами участвовал в восстановлении Ташкента после землетрясения, занимался жилой застройкой.
Владимир Моисеевич Гинзбург
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург

Одно из первых общественных зданий, спроектированных Владимиром Гинзбургом, – Автовокзал на Щелковской, хрестоматийный пример советского модернизма. К сожалению, здание было снесено в 2017 году ради строительства нового вокзала.
Автовокзал на Щелковской
Фотография © Алексей Гинзбург

Наиболее яркое произведение Владимира Гинзбурга в 1960-х – Институт проблем механики на проспекте Вернадского. В шестидесятые годы советские архитекторы заново открыли для себя русский авангард, восприняв его через призму современной им европейской архитектуры. В художественном решении Института механики заметно влияние брутализма.
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург

1970-е принесли с собой новые возможности в архитектуре. В отдельных жанрах уже разрешают строить из кирпича и травертина, начинается поиск новых форм, хотя постмодерн еще не пришел. Полем экспериментов для архитекторов, в том числе для Владимира Гинзбурга, становятся подмосковные пансионаты. Если санаторий в Красновидово – это строгий и честный модернизм, то для пансионата в Воскресенске характерно решение со сводами и арками. Позже эта тема появится в Киноцентре. Санаторий Совмина – интересный пример работы с деревом в советской архитектуре.
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Воскресенске
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург

Киноцентр на Красной Пресне
Ансамбль Киноцентра с Венгерским торговым представительством сам архитектор считал своим главным достижением, за эту постройку Владимир Гинзбург получил Госпремию СССР. На участке находились Краснопресненские бани: для того, чтобы начать строительство, потребовалось построить замену – бани в Столярном переулке, затем снести старые бани, и на их месте уже построить Венгерское торгпредство.

Новое здание Краснопресненских бань, построенное Гинзбургом, отличает фасад с огромным круглым окном, – выразительный, в сущности конструктивистский элемент, но в кирпичном исполнении.
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург

Параллельно Владимир Моисеевич проектировал Инженерный корпус московского Метрополитена на проспекте Мира, – вместе с Андреем Тарановым, другом и ГАПом его мастерской. Решение фасада основано на крупном рельефном паттерне бетонных рамок с глубоким обрамлением, выстроенных в шахматном порядке. Активная пластика поверхности обеспечивает глубокую светотень. Повторяющийся ритм заставляет вспомнить о популярном в эти годы структурализме.
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург

Киноцентр и торгпредство были начаты в 1970-х и строились в течение 15 лет. Ансамбль Киноцентра – крупное общественное здание с мощным масштабом. Объемы с разной функцией: торгпредство, фойе, зал – получили разные пластические решения, четко проявляя снаружи внутреннее устройство здания. Витраж на фасаде, выходящем на Дружинниковскую улицу, подчеркивает различие составных частей комплекса. Автор боролся за окна из анодированного алюминия, выбирал цвет.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург

В 1970-1980-е годы возникает тенденция к усложнению архитектурных решений. Пафос общественного здания подчеркивался мощной массивной стеной с окнами-«бойницами». За счет заглубления появляется утрированное конструктивное прочтение стены. Спрятанные колонны и апсиды создают ощущение мощи не за счет гладкой стены, а за счет глубины. Арочные закругленные окна подчеркивают выразительность проемов и смягчают форму. Кстати, та же форма использована в здании Метрополитена, но в другом масштабе. В Киноцентре элементы стали гигантскими, обозначив масштаб общественного здания.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург

В интерьере доминировала тема сводчатых потолков – полупрозрачных, с подсветкой. Выступам фасада внутри соответствовали экседры. Интерьер украшала работа Зураба Церетели. К сожалению, интерьер многократно переделан. Внешний вид Киноцентра и Торгпредства также пострадал от неумелой эксплуатации. Оба здания были облицованы травертином. Сейчас травертиновая облицовка торгпредства закрыта оранжевой керамогранитной плиткой, что искажает первоначальный замысел ансамбля.

Постмодернизм
В конце 1980-х началась эпоха постмодернизма, стали популярны идеи Роберта Вентури. В творчестве Владимра Гинзурга отголоски постмодернизма можно увидеть в первом корпусе Военно-политической академии в Благовещенском переулке (1989). Впрочем, вариант постмодернизма, предложенный здесь Владимиром Гинзбургом, ближе к решению крупной формы в Киноцентре и далек от устоявшейся впоследствии в Москве версии направления, связанной с «лужковскими» башенками. Другой корпус Академии, расположенный ближе к Спиридоновке, переделан под здание РФФИ. В 1991 году с падением СССР стройка остановилась и, поскольку Академия подчинялась центральной власти, до конца ее комплекс уже не достроили.

Подходы к реставрации Дома Наркомфина
Реставрацией дома Наркомфина, известнейшего произведения своего отца и опытного примера нового жилья, Владимир Гинзбург занялся в середине 1980-х с поисков финансирования в советских худфондах. В 1986 к работе присоединился Алексей Гинзбург. В 1995 планировалось привлечь к реставрации американскую компанию, тогда же Владимир Гинзбург в партнерстве с сыном Алексеем организовали частную мастерскую, главной задачей которой стало восстановление дома Наркомфина; но финансирование до кончины Владимира Гинзбурга в 1997 году найти так и не удалось. 
***
 
Вспоминая о личности отца, Алексей Гинзбург говорит: «Он всегда был душой компании в Моспроекте, в Суханове, в Гаграх, во всех этих домах творчества, постоянно цитировал дословно «Мастера и Маргариту» или другие книги, был восприимчив к классической музыке, напевал оперные арии, делал магнитофонные записи Вагнера, других композиторов. Был человеком принципиальным, смелым, решительным и порядочным, не был интриганом, в чем-то, может быть, был наивен, не почувствовал опасности в тяжелой реальности 1990-х».

Владимир Гинзбург создал яркие здания, принадлежащие к пласту советского модернизма, которые стали неотъемлемой частью московского ландшафта. Дело реставрации Дома Наркомфина продолжил Алексей Гинзбург. В 2016 был найден, наконец, инвестор, оценивший потенциал памятника, и в настоящий момент она идет полным ходом.

26 Июня 2019

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.