English version

Владимир Моисеевич Гинзбург

Статья открывает новую рубрику – воспоминаний об архитекторах, чьи работы стали частью истории советской и российской архитектуры XX века. Владимир Гинзбург, автор Киноцентра на Красной Пресне и инженерного корпуса Метрополитена на проспекте Мира.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

26 Июня 2019
mainImg

Детство и учеба. Семья и друзья
Владимир Гинзбург родился 23 июля 1930 года в семье всемирно известного архитектора-функционалиста Моисея Гинзбурга. Жил с родителями в знаменитом доме Наркомфина на Новинском бульваре, построенном его отцом, в коммунальной квартире. Друг Владимира Гинзбурга Юрий Платонов впоследствии вспоминал, как они вместе, будучи детьми, ходили с бидонами на фабрику-кухню брать обеды на дом. Помимо общеобразовательной школы, Владимир Гинзбург учился в художественной школе МСША. Там он дружил с будущими директором ГТГ (1980-1992) Юрием Королевым и будущим художником-монументалистом Евгением Аблиным. В летнем лагере Владимир Гинзбург познакомился с Аллой Киреевой, которая стала женой Роберта Рождественского, с которым у Владимира Гинзбурга тоже впоследствии сложилось уважительное общение.

Не так давно выяснились новые подробности об архитектурной династии Гинзбургов. Сын Владимира Гинзбурга Алексей обнаружил в Минске 120 проектов, подписанных Яковом Гинзбургом, выполненных с 1890 по начало 1920-х годов. Яков Гинзбург, дед Владимира Гинзбурга и отец Моисея, был архитектором или гражданским инженером, причем очень успешным, поскольку смог отправить всех детей учиться за границу. В Минске нашелся доходный дом, который Яков Гинзбург построил и жил в нем в одной из квартир.

В 1946 году, когда умер Моисей Гинзбург, Владимиру было всего шестнадцать лет, а когда умерла его мама – восемнадцать. Из дома Наркомфина его выселили. Некоторое время Владимир Гинзбург жил у двоюродной сестры матери, Раисы Константиновны Канценельсон, которую Моисей Гинзбург перевез в свое время в Москву из Тбилиси. Она занималась историей и теорией архитектуры во ВНИИТАГе. Потом юноше дали комнату в коммуналке. Там он познакомился с будущим писателем Анатолием Злобиным.

Выбор профессии архитектора стал для Владимира Гинзбурга естественным решением. Но в 1948-1949 году шла кампания борьбы с космополитизмом, поэтому он не поступил в МАИ – так назывался тогда архитектурный институт. Его приняли в МИСИ, а в МАРХИ он перевелся позже с потерей года. Окончил МАРХИ в 1956 году у преподавателя Михаила Синявского (автора московского Планетария, сподвижника Моисея Гинзбурга – прим. ред.). На одном курсе с ним учились Юрий Григорьев (будущий зам. главного архитектора Москвы Александра Кузьмина) и Всеволод Тальковский.

Начало профессиональной деятельности. Брутализм
Некоторое время после окончания института Владимир Гинзбург работал в Гипроспорте, а потом в течение тридцати лет – в Моспроекте. Он стал руководителем мастерской совсем молодым человеком, в возрасте 29 лет. Руководил 19-й мастерской, а затем, когда ее объединили с 10-й, возглавлял 10-ю. Около 1958 года он женился, в 1959 родилась дочь Елена. В 1968 году Владимир Гинзбург женился во второй раз на Татьяне Бархиной, спустя год родился сын Алексей.

Как и многие выпускники МАРХИ, в конце 1950–х Владимир Гинзбург делал проекты клубов. Вместе с другими московскими архитекторами участвовал в восстановлении Ташкента после землетрясения, занимался жилой застройкой.
Владимир Моисеевич Гинзбург
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург

Одно из первых общественных зданий, спроектированных Владимиром Гинзбургом, – Автовокзал на Щелковской, хрестоматийный пример советского модернизма. К сожалению, здание было снесено в 2017 году ради строительства нового вокзала.
Автовокзал на Щелковской
Фотография © Алексей Гинзбург

Наиболее яркое произведение Владимира Гинзбурга в 1960-х – Институт проблем механики на проспекте Вернадского. В шестидесятые годы советские архитекторы заново открыли для себя русский авангард, восприняв его через призму современной им европейской архитектуры. В художественном решении Института механики заметно влияние брутализма.
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург

1970-е принесли с собой новые возможности в архитектуре. В отдельных жанрах уже разрешают строить из кирпича и травертина, начинается поиск новых форм, хотя постмодерн еще не пришел. Полем экспериментов для архитекторов, в том числе для Владимира Гинзбурга, становятся подмосковные пансионаты. Если санаторий в Красновидово – это строгий и честный модернизм, то для пансионата в Воскресенске характерно решение со сводами и арками. Позже эта тема появится в Киноцентре. Санаторий Совмина – интересный пример работы с деревом в советской архитектуре.
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Воскресенске
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург

Киноцентр на Красной Пресне
Ансамбль Киноцентра с Венгерским торговым представительством сам архитектор считал своим главным достижением, за эту постройку Владимир Гинзбург получил Госпремию СССР. На участке находились Краснопресненские бани: для того, чтобы начать строительство, потребовалось построить замену – бани в Столярном переулке, затем снести старые бани, и на их месте уже построить Венгерское торгпредство.

Новое здание Краснопресненских бань, построенное Гинзбургом, отличает фасад с огромным круглым окном, – выразительный, в сущности конструктивистский элемент, но в кирпичном исполнении.
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург

Параллельно Владимир Моисеевич проектировал Инженерный корпус московского Метрополитена на проспекте Мира, – вместе с Андреем Тарановым, другом и ГАПом его мастерской. Решение фасада основано на крупном рельефном паттерне бетонных рамок с глубоким обрамлением, выстроенных в шахматном порядке. Активная пластика поверхности обеспечивает глубокую светотень. Повторяющийся ритм заставляет вспомнить о популярном в эти годы структурализме.
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург

Киноцентр и торгпредство были начаты в 1970-х и строились в течение 15 лет. Ансамбль Киноцентра – крупное общественное здание с мощным масштабом. Объемы с разной функцией: торгпредство, фойе, зал – получили разные пластические решения, четко проявляя снаружи внутреннее устройство здания. Витраж на фасаде, выходящем на Дружинниковскую улицу, подчеркивает различие составных частей комплекса. Автор боролся за окна из анодированного алюминия, выбирал цвет.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург

В 1970-1980-е годы возникает тенденция к усложнению архитектурных решений. Пафос общественного здания подчеркивался мощной массивной стеной с окнами-«бойницами». За счет заглубления появляется утрированное конструктивное прочтение стены. Спрятанные колонны и апсиды создают ощущение мощи не за счет гладкой стены, а за счет глубины. Арочные закругленные окна подчеркивают выразительность проемов и смягчают форму. Кстати, та же форма использована в здании Метрополитена, но в другом масштабе. В Киноцентре элементы стали гигантскими, обозначив масштаб общественного здания.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург

В интерьере доминировала тема сводчатых потолков – полупрозрачных, с подсветкой. Выступам фасада внутри соответствовали экседры. Интерьер украшала работа Зураба Церетели. К сожалению, интерьер многократно переделан. Внешний вид Киноцентра и Торгпредства также пострадал от неумелой эксплуатации. Оба здания были облицованы травертином. Сейчас травертиновая облицовка торгпредства закрыта оранжевой керамогранитной плиткой, что искажает первоначальный замысел ансамбля.

Постмодернизм
В конце 1980-х началась эпоха постмодернизма, стали популярны идеи Роберта Вентури. В творчестве Владимра Гинзурга отголоски постмодернизма можно увидеть в первом корпусе Военно-политической академии в Благовещенском переулке (1989). Впрочем, вариант постмодернизма, предложенный здесь Владимиром Гинзбургом, ближе к решению крупной формы в Киноцентре и далек от устоявшейся впоследствии в Москве версии направления, связанной с «лужковскими» башенками. Другой корпус Академии, расположенный ближе к Спиридоновке, переделан под здание РФФИ. В 1991 году с падением СССР стройка остановилась и, поскольку Академия подчинялась центральной власти, до конца ее комплекс уже не достроили.

Подходы к реставрации Дома Наркомфина
Реставрацией дома Наркомфина, известнейшего произведения своего отца и опытного примера нового жилья, Владимир Гинзбург занялся в середине 1980-х с поисков финансирования в советских худфондах. В 1986 к работе присоединился Алексей Гинзбург. В 1995 планировалось привлечь к реставрации американскую компанию, тогда же Владимир Гинзбург в партнерстве с сыном Алексеем организовали частную мастерскую, главной задачей которой стало восстановление дома Наркомфина; но финансирование до кончины Владимира Гинзбурга в 1997 году найти так и не удалось. 
***
 
Вспоминая о личности отца, Алексей Гинзбург говорит: «Он всегда был душой компании в Моспроекте, в Суханове, в Гаграх, во всех этих домах творчества, постоянно цитировал дословно «Мастера и Маргариту» или другие книги, был восприимчив к классической музыке, напевал оперные арии, делал магнитофонные записи Вагнера, других композиторов. Был человеком принципиальным, смелым, решительным и порядочным, не был интриганом, в чем-то, может быть, был наивен, не почувствовал опасности в тяжелой реальности 1990-х».

Владимир Гинзбург создал яркие здания, принадлежащие к пласту советского модернизма, которые стали неотъемлемой частью московского ландшафта. Дело реставрации Дома Наркомфина продолжил Алексей Гинзбург. В 2016 был найден, наконец, инвестор, оценивший потенциал памятника, и в настоящий момент она идет полным ходом.

26 Июня 2019

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.