English version

Владимир Моисеевич Гинзбург

Статья открывает новую рубрику – воспоминаний об архитекторах, чьи работы стали частью истории советской и российской архитектуры XX века. Владимир Гинзбург, автор Киноцентра на Красной Пресне и инженерного корпуса Метрополитена на проспекте Мира.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

26 Июня 2019
mainImg
0

Детство и учеба. Семья и друзья
Владимир Гинзбург родился 23 июля 1930 года в семье всемирно известного архитектора-функционалиста Моисея Гинзбурга. Жил с родителями в знаменитом доме Наркомфина на Новинском бульваре, построенном его отцом, в коммунальной квартире. Друг Владимира Гинзбурга Юрий Платонов впоследствии вспоминал, как они вместе, будучи детьми, ходили с бидонами на фабрику-кухню брать обеды на дом. Помимо общеобразовательной школы, Владимир Гинзбург учился в художественной школе МСША. Там он дружил с будущими директором ГТГ (1980-1992) Юрием Королевым и будущим художником-монументалистом Евгением Аблиным. В летнем лагере Владимир Гинзбург познакомился с Аллой Киреевой, которая стала женой Роберта Рождественского, с которым у Владимира Гинзбурга тоже впоследствии сложилось уважительное общение.

Не так давно выяснились новые подробности об архитектурной династии Гинзбургов. Сын Владимира Гинзбурга Алексей обнаружил в Минске 120 проектов, подписанных Яковом Гинзбургом, выполненных с 1890 по начало 1920-х годов. Яков Гинзбург, дед Владимира Гинзбурга и отец Моисея, был архитектором или гражданским инженером, причем очень успешным, поскольку смог отправить всех детей учиться за границу. В Минске нашелся доходный дом, который Яков Гинзбург построил и жил в нем в одной из квартир.

В 1946 году, когда умер Моисей Гинзбург, Владимиру было всего шестнадцать лет, а когда умерла его мама – восемнадцать. Из дома Наркомфина его выселили. Некоторое время Владимир Гинзбург жил у двоюродной сестры матери, Раисы Константиновны Канценельсон, которую Моисей Гинзбург перевез в свое время в Москву из Тбилиси. Она занималась историей и теорией архитектуры во ВНИИТАГе. Потом юноше дали комнату в коммуналке. Там он познакомился с будущим писателем Анатолием Злобиным.

Выбор профессии архитектора стал для Владимира Гинзбурга естественным решением. Но в 1948-1949 году шла кампания борьбы с космополитизмом, поэтому он не поступил в МАИ – так назывался тогда архитектурный институт. Его приняли в МИСИ, а в МАРХИ он перевелся позже с потерей года. Окончил МАРХИ в 1956 году у преподавателя Михаила Синявского (автора московского Планетария, сподвижника Моисея Гинзбурга – прим. ред.). На одном курсе с ним учились Юрий Григорьев (будущий зам. главного архитектора Москвы Александра Кузьмина) и Всеволод Тальковский.

Начало профессиональной деятельности. Брутализм
Некоторое время после окончания института Владимир Гинзбург работал в Гипроспорте, а потом в течение тридцати лет – в Моспроекте. Он стал руководителем мастерской совсем молодым человеком, в возрасте 29 лет. Руководил 19-й мастерской, а затем, когда ее объединили с 10-й, возглавлял 10-ю. Около 1958 года он женился, в 1959 родилась дочь Елена. В 1968 году Владимир Гинзбург женился во второй раз на Татьяне Бархиной, спустя год родился сын Алексей.

Как и многие выпускники МАРХИ, в конце 1950–х Владимир Гинзбург делал проекты клубов. Вместе с другими московскими архитекторами участвовал в восстановлении Ташкента после землетрясения, занимался жилой застройкой.
Владимир Моисеевич Гинзбург
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург

Одно из первых общественных зданий, спроектированных Владимиром Гинзбургом, – Автовокзал на Щелковской, хрестоматийный пример советского модернизма. К сожалению, здание было снесено в 2017 году ради строительства нового вокзала.
Автовокзал на Щелковской
Фотография © Алексей Гинзбург

Наиболее яркое произведение Владимира Гинзбурга в 1960-х – Институт проблем механики на проспекте Вернадского. В шестидесятые годы советские архитекторы заново открыли для себя русский авангард, восприняв его через призму современной им европейской архитектуры. В художественном решении Института механики заметно влияние брутализма.
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург

1970-е принесли с собой новые возможности в архитектуре. В отдельных жанрах уже разрешают строить из кирпича и травертина, начинается поиск новых форм, хотя постмодерн еще не пришел. Полем экспериментов для архитекторов, в том числе для Владимира Гинзбурга, становятся подмосковные пансионаты. Если санаторий в Красновидово – это строгий и честный модернизм, то для пансионата в Воскресенске характерно решение со сводами и арками. Позже эта тема появится в Киноцентре. Санаторий Совмина – интересный пример работы с деревом в советской архитектуре.
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Воскресенске
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург

Киноцентр на Красной Пресне
Ансамбль Киноцентра с Венгерским торговым представительством сам архитектор считал своим главным достижением, за эту постройку Владимир Гинзбург получил Госпремию СССР. На участке находились Краснопресненские бани: для того, чтобы начать строительство, потребовалось построить замену – бани в Столярном переулке, затем снести старые бани, и на их месте уже построить Венгерское торгпредство.

Новое здание Краснопресненских бань, построенное Гинзбургом, отличает фасад с огромным круглым окном, – выразительный, в сущности конструктивистский элемент, но в кирпичном исполнении.
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург

Параллельно Владимир Моисеевич проектировал Инженерный корпус московского Метрополитена на проспекте Мира, – вместе с Андреем Тарановым, другом и ГАПом его мастерской. Решение фасада основано на крупном рельефном паттерне бетонных рамок с глубоким обрамлением, выстроенных в шахматном порядке. Активная пластика поверхности обеспечивает глубокую светотень. Повторяющийся ритм заставляет вспомнить о популярном в эти годы структурализме.
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург

Киноцентр и торгпредство были начаты в 1970-х и строились в течение 15 лет. Ансамбль Киноцентра – крупное общественное здание с мощным масштабом. Объемы с разной функцией: торгпредство, фойе, зал – получили разные пластические решения, четко проявляя снаружи внутреннее устройство здания. Витраж на фасаде, выходящем на Дружинниковскую улицу, подчеркивает различие составных частей комплекса. Автор боролся за окна из анодированного алюминия, выбирал цвет.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург

В 1970-1980-е годы возникает тенденция к усложнению архитектурных решений. Пафос общественного здания подчеркивался мощной массивной стеной с окнами-«бойницами». За счет заглубления появляется утрированное конструктивное прочтение стены. Спрятанные колонны и апсиды создают ощущение мощи не за счет гладкой стены, а за счет глубины. Арочные закругленные окна подчеркивают выразительность проемов и смягчают форму. Кстати, та же форма использована в здании Метрополитена, но в другом масштабе. В Киноцентре элементы стали гигантскими, обозначив масштаб общественного здания.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург

В интерьере доминировала тема сводчатых потолков – полупрозрачных, с подсветкой. Выступам фасада внутри соответствовали экседры. Интерьер украшала работа Зураба Церетели. К сожалению, интерьер многократно переделан. Внешний вид Киноцентра и Торгпредства также пострадал от неумелой эксплуатации. Оба здания были облицованы травертином. Сейчас травертиновая облицовка торгпредства закрыта оранжевой керамогранитной плиткой, что искажает первоначальный замысел ансамбля.

Постмодернизм
В конце 1980-х началась эпоха постмодернизма, стали популярны идеи Роберта Вентури. В творчестве Владимра Гинзурга отголоски постмодернизма можно увидеть в первом корпусе Военно-политической академии в Благовещенском переулке (1989). Впрочем, вариант постмодернизма, предложенный здесь Владимиром Гинзбургом, ближе к решению крупной формы в Киноцентре и далек от устоявшейся впоследствии в Москве версии направления, связанной с «лужковскими» башенками. Другой корпус Академии, расположенный ближе к Спиридоновке, переделан под здание РФФИ. В 1991 году с падением СССР стройка остановилась и, поскольку Академия подчинялась центральной власти, до конца ее комплекс уже не достроили.

Подходы к реставрации Дома Наркомфина
Реставрацией дома Наркомфина, известнейшего произведения своего отца и опытного примера нового жилья, Владимир Гинзбург занялся в середине 1980-х с поисков финансирования в советских худфондах. В 1986 к работе присоединился Алексей Гинзбург. В 1995 планировалось привлечь к реставрации американскую компанию, тогда же Владимир Гинзбург в партнерстве с сыном Алексеем организовали частную мастерскую, главной задачей которой стало восстановление дома Наркомфина; но финансирование до кончины Владимира Гинзбурга в 1997 году найти так и не удалось. 
***
 
Вспоминая о личности отца, Алексей Гинзбург говорит: «Он всегда был душой компании в Моспроекте, в Суханове, в Гаграх, во всех этих домах творчества, постоянно цитировал дословно «Мастера и Маргариту» или другие книги, был восприимчив к классической музыке, напевал оперные арии, делал магнитофонные записи Вагнера, других композиторов. Был человеком принципиальным, смелым, решительным и порядочным, не был интриганом, в чем-то, может быть, был наивен, не почувствовал опасности в тяжелой реальности 1990-х».

Владимир Гинзбург создал яркие здания, принадлежащие к пласту советского модернизма, которые стали неотъемлемой частью московского ландшафта. Дело реставрации Дома Наркомфина продолжил Алексей Гинзбург. В 2016 был найден, наконец, инвестор, оценивший потенциал памятника, и в настоящий момент она идет полным ходом.

26 Июня 2019

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Памяти Евгении Кириченко
Ушла из жизни Евгения Ивановна Кириченко, человек, открывший нам ценность русской архитектуры модерна и эклектики, увлеченный и продуктивный исследователь, умный и жизнерадостный собеседник. Светлая память.
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик Иона Фридман озвучил в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Погиб Олег Панитков
Директор Ассоциации деревянного домостроения, специалист по экологичному строительству и деревянной архитектуре.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Умелый зодчий
Автор Пирамиды Лувра и Исламского музея в Дохе, Притцкеровский лауреат Й.М. Пэй скончался в возрасте 102 лет.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.