Владимир Моисеевич Гинзбург

Статья открывает новую рубрику – воспоминаний об архитекторах, чьи работы стали частью истории советской и российской архитектуры XX века. Владимир Гинзбург, автор Киноцентра на Красной Пресне и инженерного корпуса Метрополитена на проспекте Мира.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

26 Июня 2019
mainImg

Проект:

Инженерный корпус Московского метрополитена
Россия, Москва, проспект Мира, д. 41 с. 2

Авторский коллектив:
А. И. Таранов, В. М. Гинзбург

– 1982

Детство и учеба. Семья и друзья
Владимир Гинзбург родился 23 июля 1930 года в семье всемирно известного архитектора-функционалиста Моисея Гинзбурга. Жил с родителями в знаменитом доме Наркомфина на Новинском бульваре, построенном его отцом, в коммунальной квартире. Друг Владимира Гинзбурга Юрий Платонов впоследствии вспоминал, как они вместе, будучи детьми, ходили с бидонами на фабрику-кухню брать обеды на дом. Помимо общеобразовательной школы, Владимир Гинзбург учился в художественной школе МСША. Там он дружил с будущими директором ГТГ (1980-1992) Юрием Королевым и будущим художником-монументалистом Евгением Аблиным. В летнем лагере Владимир Гинзбург познакомился с Аллой Киреевой, которая стала женой Роберта Рождественского, с которым у Владимира Гинзбурга тоже впоследствии сложилось уважительное общение.

Не так давно выяснились новые подробности об архитектурной династии Гинзбургов. Сын Владимира Гинзбурга Алексей обнаружил в Минске 120 проектов, подписанных Яковом Гинзбургом, выполненных с 1890 по начало 1920-х годов. Яков Гинзбург, дед Владимира Гинзбурга и отец Моисея, был архитектором или гражданским инженером, причем очень успешным, поскольку смог отправить всех детей учиться за границу. В Минске нашелся доходный дом, который Яков Гинзбург построил и жил в нем в одной из квартир.

В 1946 году, когда умер Моисей Гинзбург, Владимиру было всего шестнадцать лет, а когда умерла его мама – восемнадцать. Из дома Наркомфина его выселили. Некоторое время Владимир Гинзбург жил у двоюродной сестры матери, Раисы Константиновны Канценельсон, которую Моисей Гинзбург перевез в свое время в Москву из Тбилиси. Она занималась историей и теорией архитектуры во ВНИИТАГе. Потом юноше дали комнату в коммуналке. Там он познакомился с будущим писателем Анатолием Злобиным.

Выбор профессии архитектора стал для Владимира Гинзбурга естественным решением. Но в 1948-1949 году шла кампания борьбы с космополитизмом, поэтому он не поступил в МАИ – так назывался тогда архитектурный институт. Его приняли в МИСИ, а в МАРХИ он перевелся позже с потерей года. Окончил МАРХИ в 1956 году у преподавателя Михаила Синявского (автора московского Планетария, сподвижника Моисея Гинзбурга – прим. ред.). На одном курсе с ним учились Юрий Григорьев (будущий зам. главного архитектора Москвы Александра Кузьмина) и Всеволод Тальковский.

Начало профессиональной деятельности. Брутализм
Некоторое время после окончания института Владимир Гинзбург работал в Гипроспорте, а потом в течение тридцати лет – в Моспроекте. Он стал руководителем мастерской совсем молодым человеком, в возрасте 29 лет. Руководил 19-й мастерской, а затем, когда ее объединили с 10-й, возглавлял 10-ю. Около 1958 года он женился, в 1959 родилась дочь Елена. В 1968 году Владимир Гинзбург женился во второй раз на Татьяне Бархиной, спустя год родился сын Алексей.

Как и многие выпускники МАРХИ, в конце 1950–х Владимир Гинзбург делал проекты клубов. Вместе с другими московскими архитекторами участвовал в восстановлении Ташкента после землетрясения, занимался жилой застройкой.
Владимир Моисеевич Гинзбург
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург
Жилые дома в Ташкенте
Фотография © Алексей Гинзбург
Одно из первых общественных зданий, спроектированных Владимиром Гинзбургом, – Автовокзал на Щелковской, хрестоматийный пример советского модернизма. К сожалению, здание было снесено в 2017 году ради строительства нового вокзала.
Автовокзал на Щелковской
Фотография © Алексей Гинзбург
Наиболее яркое произведение Владимира Гинзбурга в 1960-х – Институт проблем механики на проспекте Вернадского. В шестидесятые годы советские архитекторы заново открыли для себя русский авангард, восприняв его через призму современной им европейской архитектуры. В художественном решении Института механики заметно влияние брутализма.
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург
Институт проблем механики на проспекте Вернадского
Фотография © Алексей Гинзбург
1970-е принесли с собой новые возможности в архитектуре. В отдельных жанрах уже разрешают строить из кирпича и травертина, начинается поиск новых форм, хотя постмодерн еще не пришел. Полем экспериментов для архитекторов, в том числе для Владимира Гинзбурга, становятся подмосковные пансионаты. Если санаторий в Красновидово – это строгий и честный модернизм, то для пансионата в Воскресенске характерно решение со сводами и арками. Позже эта тема появится в Киноцентре. Санаторий Совмина – интересный пример работы с деревом в советской архитектуре.
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Красновидово
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий в Воскресенске
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург
Санаторий Совмина
Фотография © Алексей Гинзбург

Киноцентр на Красной Пресне
Ансамбль Киноцентра с Венгерским торговым представительством сам архитектор считал своим главным достижением, за эту постройку Владимир Гинзбург получил Госпремию СССР. На участке находились Краснопресненские бани: для того, чтобы начать строительство, потребовалось построить замену – бани в Столярном переулке, затем снести старые бани, и на их месте уже построить Венгерское торгпредство.

Новое здание Краснопресненских бань, построенное Гинзбургом, отличает фасад с огромным круглым окном, – выразительный, в сущности конструктивистский элемент, но в кирпичном исполнении.
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург
Краснопресненские бани
Фотография © Алексей Гинзбург
Параллельно Владимир Моисеевич проектировал Инженерный корпус московского Метрополитена на проспекте Мира, – вместе с Андреем Тарановым, другом и ГАПом его мастерской. Решение фасада основано на крупном рельефном паттерне бетонных рамок с глубоким обрамлением, выстроенных в шахматном порядке. Активная пластика поверхности обеспечивает глубокую светотень. Повторяющийся ритм заставляет вспомнить о популярном в эти годы структурализме.
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Здание Метрополитена
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и торгпредство были начаты в 1970-х и строились в течение 15 лет. Ансамбль Киноцентра – крупное общественное здание с мощным масштабом. Объемы с разной функцией: торгпредство, фойе, зал – получили разные пластические решения, четко проявляя снаружи внутреннее устройство здания. Витраж на фасаде, выходящем на Дружинниковскую улицу, подчеркивает различие составных частей комплекса. Автор боролся за окна из анодированного алюминия, выбирал цвет.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
В 1970-1980-е годы возникает тенденция к усложнению архитектурных решений. Пафос общественного здания подчеркивался мощной массивной стеной с окнами-«бойницами». За счет заглубления появляется утрированное конструктивное прочтение стены. Спрятанные колонны и апсиды создают ощущение мощи не за счет гладкой стены, а за счет глубины. Арочные закругленные окна подчеркивают выразительность проемов и смягчают форму. Кстати, та же форма использована в здании Метрополитена, но в другом масштабе. В Киноцентре элементы стали гигантскими, обозначив масштаб общественного здания.
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
Киноцентр и Венгерское торгпредство на Красной Пресне
Фотография © Алексей Гинзбург
В интерьере доминировала тема сводчатых потолков – полупрозрачных, с подсветкой. Выступам фасада внутри соответствовали экседры. Интерьер украшала работа Зураба Церетели. К сожалению, интерьер многократно переделан. Внешний вид Киноцентра и Торгпредства также пострадал от неумелой эксплуатации. Оба здания были облицованы травертином. Сейчас травертиновая облицовка торгпредства закрыта оранжевой керамогранитной плиткой, что искажает первоначальный замысел ансамбля.

Постмодернизм
В конце 1980-х началась эпоха постмодернизма, стали популярны идеи Роберта Вентури. В творчестве Владимра Гинзурга отголоски постмодернизма можно увидеть в первом корпусе Военно-политической академии в Благовещенском переулке (1989). Впрочем, вариант постмодернизма, предложенный здесь Владимиром Гинзбургом, ближе к решению крупной формы в Киноцентре и далек от устоявшейся впоследствии в Москве версии направления, связанной с «лужковскими» башенками. Другой корпус Академии, расположенный ближе к Спиридоновке, переделан под здание РФФИ. В 1991 году с падением СССР стройка остановилась и, поскольку Академия подчинялась центральной власти, до конца ее комплекс уже не достроили.

Подходы к реставрации Дома Наркомфина
Реставрацией дома Наркомфина, известнейшего произведения своего отца и опытного примера нового жилья, Владимир Гинзбург занялся в середине 1980-х с поисков финансирования в советских худфондах. В 1986 к работе присоединился Алексей Гинзбург. В 1995 планировалось привлечь к реставрации американскую компанию, тогда же Владимир Гинзбург в партнерстве с сыном Алексеем организовали частную мастерскую, главной задачей которой стало восстановление дома Наркомфина; но финансирование до кончины Владимира Гинзбурга в 1997 году найти так и не удалось. 
***
 
Вспоминая о личности отца, Алексей Гинзбург говорит: «Он всегда был душой компании в Моспроекте, в Суханове, в Гаграх, во всех этих домах творчества, постоянно цитировал дословно «Мастера и Маргариту» или другие книги, был восприимчив к классической музыке, напевал оперные арии, делал магнитофонные записи Вагнера, других композиторов. Был человеком принципиальным, смелым, решительным и порядочным, не был интриганом, в чем-то, может быть, был наивен, не почувствовал опасности в тяжелой реальности 1990-х».

Владимир Гинзбург создал яркие здания, принадлежащие к пласту советского модернизма, которые стали неотъемлемой частью московского ландшафта. Дело реставрации Дома Наркомфина продолжил Алексей Гинзбург. В 2016 был найден, наконец, инвестор, оценивший потенциал памятника, и в настоящий момент она идет полным ходом.

Проект:

Инженерный корпус Московского метрополитена
Россия, Москва, проспект Мира, д. 41 с. 2

Авторский коллектив:
А. И. Таранов, В. М. Гинзбург

– 1982

26 Июня 2019

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.