Революционный этюд

Дебют Сергея Чобана и Агнии Стерлиговой в качестве сценографов на главной сцене МХТ.

Автор текста:
Лилия Аронова

23 Марта 2018
mainImg

Архитектор:

Сергей Чобан
Агния Стерлигова

Проект:

Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Сергей Чобан, Агния Стерлигова

2017
Новая постановка Московского Художественного театра имени Чехова «Светлый путь. 19.17», где в качестве художников-сценографов выступили Сергей Чобан и Агния Стерлигова, – это попытка осмысления событий Октябрьской революции глазами совсем молодого поколения и выразительными средствами самого нового времени. Не зря уже в названии спектакля точка в дате указывает: читать ее надо так, как принято нынче в соответствии с англоязычной традицией – «девятнадцать семнадцать». Продолжение советской традиции «датских» спектаклей в наше время – это почти вызов, и со сцены МХТ этот вызов бросает 25-летний режиссер и актер Александр Молочников, за плечами которого несмотря на – опять же вызывающую – молодость уже две самостоятельных постановки плюс полнометражный художественный фильм «Мифы» с участием целой группы отечественных звезд. Кстати говоря, сотрудничество Молочникова и Чобана началось именно с фильма: Александру показалось, что никто лучше не придумает визуальный ряд для его очень московской картины, чем архитектор.

Их познакомил знаменитый художник Павел Каплевич, и маститый архитектор с молодым актером как-то сразу нашли общий язык – мало того, поняли, что им есть что сказать друг другу не только в человеческом, но и в творческом плане, что им легко и интересно что-то придумывать вместе. Даже если не знать, что сценографию спектакля делал профессиональный архитектор, очевидно, что это был человек с прекрасно развитым пространственным мышлением. Рисовальщик, выставочный дизайнер, коллекционер, издатель – во всех своих ипостасях Чобан хранит верность основной профессии: если это рисунок, то архитектурный, если журнал, то об архитектуре, если музей, то опять же архитектурного рисунка. К сценографии «Светлого пути» это относится в полной мере. Мощная, масштабная и при этом лаконичная декорация не обслуживает и не иллюстрирует действие – она в определенной мере формирует его, ведет за собой, диктуя свои законы, придавая происходящему на сцене новые грани и смыслы и даже как-то дисциплинируя его, что совсем не лишнее в этом на редкость многолюдном спектакле-фантасмагории с его круговоротом мизансцен и постоянно меняющимся соотношением переднего и заднего планов.
Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17». Фотография © Василий Буланов
Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17». Фотография © Василий Буланов
Молочников сам придумал сюжет о том, как простой рабочий парень Макар (Артем Быстров) попадает в руки «святой троицы» демиургов и политтехнологов Ленина, Крупской и Троцкого (Игорь Верник, Инга Оболдина / Ирина Пегова, Артем Соколов), обретает пламенный мотор вместо сердца – а впоследствии и стальные руки-крылья – и отправляется вершить революцию: брать Зимний, агитировать солдат, бороться с кулаками. Влюбленная в него трепетная балерина с говорящим именем Вера (Виктория Исакова), подхваченная вслед за любимым вихрем революционной романтики, продолжает его дело в тылу, организовывая новый быт в уплотненном доме бывшего баса больших и малых императорских театров (Алексей Вертков).
Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17». Фотография © Василий Буланов
Основной элемент оформления – отлично вписавшийся в полукруг мхатовской сцены многослойный портал, собранный из фактурных, словно помятых металлических арок. Ассоциаций он вызывает массу: какие-то – как свод церкви или арка Главного штаба – прямо предлагаются создателями спектакля, какие-то отданы на откуп фантазии зрителя. Порой этот портал воспринимается как бесконечный тоннель, затягивающий в жутковатый клубящийся мрак, порой, наоборот, напоминает рупор, из глубины которого вразумляет своих духовных чад товарищ Ленин, он же «отец Владимир». А уж поскольку для героев спектакля он и пророк, и царь, и бог, полукружие над его головой читается заодно и как своеобразный нимб.
Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17». Фотография © Василий Буланов
Еще один вполне архитектурный прием: боковые порталы кулис расчерчены по горизонтали на клетки-ячейки, которые в нужный момент заполняются фигурами актеров, воплощающими в своей статичности дополнительный элемент архитектурной пластики. Что еще?.. Да, собственно, и все. Не только еще в каких-то декорациях, но и в реквизите здесь практически нет нужды: из мебели на сцене, кроме одинокого рояля, присутствует только некоторое количество таких же серых, как все окружающее пространство, табуреток. Этот вполне функциональный предмет зачастую принимает на себя роль символическую, даже концептуальную: достаточно вспомнить бесконечную очередь с табуретками в руках, ярко воплотившую в себе унылую действительность коммунальной квартиры. Александр Молочников вспоминает, как долго создатели спектакля шли к этому лаконичному образу, сколько было отметено вариантов с развешенным для просушки бельем, чайниками и кастрюлями, прочим коммунальным хламом… Но в итоге оказалось, что без всего этого можно обойтись, а конструктор из табуреток функционирует не хуже какого-нибудь «лего» и из него можно построить любой понадобившийся предмет – от кровати до трибуны.
Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17». Фотография © Василий Буланов
Еще, конечно, задействована театральная машинерия, благо большая сцена МХТ предоставляет для этого немалые возможности. Поднимающиеся по ходу действия платформы то возвышают героев над полотном сцены, то прячут их под собой, изображая, например, тесную каморку Макара и Веры.

Если типологически череда сменяющих друг друга скетчей, из которых состоит спектакль, сродни комиксу, то стилистически этот комикс родом из массово-агитационного искусства 20-х годов прошлого века с его идеализацией «нового человека» и беспощадными карикатурами на «врагов». Схематичность политического плаката прослеживается и в образах персонажей, и в мизансценах, и даже в программке к спектаклю, на обложке которой актеры в образе физкультурников застыли в гимнастической пирамиде – «делай раз!». Программка, кстати, тоже очень архитектурная – она иллюстрирована рисунками Сергея Чобана, которые не являются эскизами к спектаклю, но находятся с ним в несомненном родстве: каждый из них – это попытка осмысления тех же самых событий отечественной истории.
Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17». Фотография © Василий Буланов
Одно из преимуществ «магии театра» – почти неограниченные возможности, которые несут в себе сугубо театральные технологии, способные волшебным образом превратить «рогожку в горностая». Конструкция портала иногда выглядит сделанной из грубого камня, иногда отливает тусклым блеском олова или сусального золота, а то и пупырчатой кожей какой-то зловещей рептилии. Словно в насмешку основной цвет «Светлого пути» – безнадежно-серый с редкими вкраплениями черного и алого, но благодаря искусству художника по свету (Александр Сиваев) сцена озаряется то голубыми отблесками надежды, то кроваво-красными сполохами массовых расстрелов.
Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17». Фотография © Василий Буланов
В полном соответствии с современными концепциями мультимедийного театра в спектакле присутствуют элементы смежных искусств, от хореографии до видеомэппинга. Проецируются на задник хрестоматийные кадры взятия Зимнего из эйзенштейновского «Октября», маршируют между расставленных ног Гулливера (опять, кстати, арка!) лилипуты из «Нового Гулливера» Александра Птушко, как отдельный художественный фрагмент существует специально снятый создателями спектакля мини-фильм по платоновскому «Чевенгуру»… По словам режиссера, видеовставки – тоже во многом идея архитекторов-сценографов, а их воплощение – дело рук Агнии Стерлиговой, «хрупкой девушки, которая все это осуществляла, искала. Делала, переделывала и обращалась с камерой жестко, как настоящий профессионал». Кстати, если для Чобана это театральный дебют, то Агния уже выступала в качестве сценографа: еще в 2015 году вместе с Сергеем Кузнецовым она оформляла церемонию открытия исторической сцены «Геликон-оперы» после реставрации.

«Больше всего, – говорит Сергей Чобан, – нам хотелось передать щемящее чувство превращения крупного торжественного пространства в коммунальную квартиру, нарезанную на крошечные клетушки, когда совершенное превращается в искаженное, крупное – в мелкое, величественное – в, так сказать, низведенное до фарса». Это, собственно, и есть основная идея декорации, и если взглянуть с этой точки зрения, наша многострадальная история обретает еще один ракурс, вполне трагический, каким развеселым бурлеском его ни маскируй.
 

Архитектор:

Сергей Чобан
Агния Стерлигова

Проект:

Проект сценографии к спектаклю МХТ «Светлый путь. 19.17»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Сергей Чобан, Агния Стерлигова

2017

23 Марта 2018

Автор текста:

Лилия Аронова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.