Слишком много государства. Что же на самом деле сказал Патрик Шумахер?

Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.

Автор текста:
Екатерина Ровнова

mainImg
zooming
Патрик Шумахер
© Zaha Hadid Architects
zooming
Квартира от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com


 

Ну что? не видишь ты, что он с ума сошел?
Скажи сурьезно:
Безумный! что он тут за чепуху молол!

В конце ноября 2016 на Всемирном фестивале архитектуры (WAF) в Берлине выступил руководитель Zaha Hadid Architects Патрик Шумахер; за этот доклад на него обрушился поток проклятий: в СМИ и соцсетях его называли «архитектурным Дональдом Трампом», «фашистом», мечтающим выселить из центра всех «низкоэффективных» людей, лондонский офис ZHA выдержал серию пикетов, было опубликовано открытое письмо от имени бюро, где оно отмежевывалось от взглядов Шумахера (впрочем, по информации журнала The Architects’ Journal, письмо было всего лишь инициативой пиарщика ZHA, пытавшегося прекратить «медиа-бурю»). Но о чем же на самом деле было это скандальное выступление? Патрик Шумахер, сначала слегка затронув проекты жилых комплексов своей фирмы (Spittelau Viaducts в Вене, CityLife в Милане, d’Leedon в Сингапуре, Casa Atlântica в Майами), перешел к главному – «Жилью для всех» – своему видению жилищной политики, причинам кризиса доступности жилья и обеспеченности им и пути выхода из него. Резюмируя – в отрасли слишком сильно присутствие государства.

Мы живем во времена стремительной урбанизации, но сегодняшние процессы значительно отличаются от прошлого века: индустриальная эпоха с производствами на окраинах, расползающимися агломерациями, ручным и механическим трудом сменяется обществом интеллектуального труда с мощностями, концентрирующимися на междисциплинарных площадках, синтезирующих научно-исследовательскую область, маркетинг, финансовый сектор, креативные индустрии. В категориях пространства – это смена равноудаленности (свободного генплана, рабочих поселков, «города-сада») плотностью: в сетевом обществе людям необходимо быть в тесном контакте друг с другом и оставаться на связи в режиме 24/7. Для повышения собственной эффективности каждый чувствует необходимость жить ближе к месту работы и эпицентру событий, что, в общем случае, соответствует городскому центру. Однако уплотнять город, снижая заоблачные цены на жилье в центре, невозможно при существующей государственной интервенционистской политике в жилищной сфере.

Формально все жилое строительство – в руках частного бизнеса, но фактически предприниматели не могут самостоятельно принимать самые важные решения и нести за них ответственность. Девелопер не определяет, что строить на конкретной площадке (жилье, бар, офис, кинотеатр), в каком объеме (минимальные и максимальные площади квартир предопределены), как оборудовать (количество спален и балконов определено заранее), и даже, по словам Шумахера, степень проницаемости двора – и та прописана администрацией каждого лондонского округа-боро. При этом объемный и очень жесткий кодекс составлен довольно расплывчато: вместо того, чтобы изучать потребности рынка, генерировать и реализовывать идеи, беря на себя риски, предприниматели ищут пробелы в законодательстве, садясь за игральный стол с государством. Весь творческий процесс замещается большой торговлей с чиновниками в попытках выбить себе побольше преференций.

На месте огромного «муниципального гетто» в округе Саутуарк был возведен жилой комплекс Elephant Park: плотность увеличилась вдвое, хотя девелопер и проектировщики предлагали повысить ее в три и даже в четыре раза без ущерба искомому качеству среды и планировок. Но администрацией Саутуарка было предусмотрено лишь двукратное уплотнение.

В результате, сегодняшний центр Лондона – это нехватка 100 000 единиц жилья в год и очень большие квартиры, каждую из которых арендует несколько домохозяйств. Их столько, сколько в квартире спален; проще говоря, основная часть жилья в центре города – это флэтшеринг.
zooming
Квартира от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com
zooming
Многоквартирный дом от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com

При этом люди готовы как арендовать, так и покупать жилье площадью меньше установленной законодательством. Например, в рамках проекта Pocket Living, создающего «доступное жилье» из 47-метровых ячеек с одной спальней, уже возведено семь зданий с вместимостью от 20 до 50 квартир: судя по сайту, на сегодняшний день только в двух комплексах остались свободные апартаменты. Сейчас компания прорабатывает идею «карманных» Pocket-квартир с двумя спальнями: альбом идей разработали 19 архитектурных бюро, в числе которых Atelier One, C.F. Møller, NORD.
zooming
Жилой комплекс The Collective Stratford © PLP Architecture

Уменьшить жилую площадь на 3 м2 относительно минимальной нормы получилось за счет некой проделанной владельцем компании институализированной хитрости: кажется, это было жонглирование терминами (квартира – студия), но важен не сам способ, а то, что семь зданий – это не благодаря, а вопреки. Как сказал классик, «кажется смешным, но люди приобретают такое жилье, и оно очень популярно».

zooming
Жилой комплекс The Collective Stratford © PLP Architecture



Популярно и жилье с 15-метровым приватным пространством, включающим в себя доступ к множеству площадок совместного пользования, от гостиных и столовых до рабочих зон и тренажерных залов: стартап TheCollective сдает в аренду квартиры в шести реализованных зданиях и готовится к строительству 112-метрового жилого небоскреба в Стратфорде.

Оба этих застройщика нашли свою нишу на рынке, выяснили, чего именно не хватает определенной категории людей и предоставили новые (и разные) типы жилья. Оба этих застройщика находятся в своеобразной – «полу-слепой», «подслеповатой» – зоне законодательства. Более того, TheCollective даже слегка переступает черту: в Великобритании в одной жилой единице не имеют права проживать более семи человек, не состоящих в родстве, а резиденты проекта делят все пространства (за исключением личных 15 метров) с десятками других людей, определенно не являющихся родственниками.

Госучреждение-регулятор в силу своей неповоротливости не может отвечать потребностям современного общества, идея эффективного управления городом в режиме «сверху – внизу» окончательно и безнадежно обанкротилась. «Жилье для всех», а не для «приятного» и «хорошего» среднего класса может быть обеспечено лишь в условиях свободного саморегулирующегося рынка.

Отправной точкой в развитии города должна стать свобода предпринимателя, а не правила землепользования или жилищные кодексы. Вторым слоем на эти решения должны накладываться определенные ограничения, например, требования по сохранению исторического наследия, защиты окружающей среды, естественной освещенности.

В завершении своего «урбанистический манифеста» Шумахер поднимает полемические вопросы о приватизации общественных пространств, парков и скверов: «Как часто вы на самом деле бываете в Гайд-парке? Мы должно знать, во сколько он нам обходится». Именно эта попытка рассуждений в точках экстремума спровоцировала поток слабо аргументированной критики в СМИ и оскорблений в социальных сетях. Элементарный способ закончить любой спор: просто назовите собеседника «фашистом». Но этот рецепт не работает, если стоит задача разобраться в проблеме. «Чтобы дать правде шанс, мы должны установить такие правила игры, в рамках которых мы рассматриваем друг друга в качестве честных и бескорыстных искателей истины, и этот статус-кво должен поддерживаться даже в случае, если оппоненты отвергают кажущиеся нам незыблемыми прописные истины. Конечно, это требует стальных нервов и подавления подкатывающего временами гнева».

Впервые «звездный» архитектор представляет публично свой взгляд на общественное устройство, делится своими этическими принципами и призывает к глубокой, взвешенной дискуссии.

«Что еще вы могли бы добавить к своему манифесту?» – последний вопрос на WAF к Шумахеру из зала. «Я бы хотел все это обобщить. Я говорил только о строительстве. Но эти тезисы я хотел бы распространить на все сферы жизни общества».

Аудиозапись выступления Патрика Шумахера на Всемирном фестивале архитектуры можно послушать здесь.
 

01 Февраля 2017

Автор текста:

Екатерина Ровнова
comments powered by HyperComments
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
WAF. Гордость и предубеждение
WAF-2016, где Россия была представлена рекордным количеством проектов, вышедших в финал, но так и не победивших в своих номинациях, оставил непростые впечатления, в причинах и последствиях которых мы пробуем разобраться.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.