Слишком много государства. Что же на самом деле сказал Патрик Шумахер?

Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.

Автор текста:
Екатерина Ровнова

mainImg
zooming
Патрик Шумахер
© Zaha Hadid Architects
zooming
Квартира от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com


 

Ну что? не видишь ты, что он с ума сошел?
Скажи сурьезно:
Безумный! что он тут за чепуху молол!

В конце ноября 2016 на Всемирном фестивале архитектуры (WAF) в Берлине выступил руководитель Zaha Hadid Architects Патрик Шумахер; за этот доклад на него обрушился поток проклятий: в СМИ и соцсетях его называли «архитектурным Дональдом Трампом», «фашистом», мечтающим выселить из центра всех «низкоэффективных» людей, лондонский офис ZHA выдержал серию пикетов, было опубликовано открытое письмо от имени бюро, где оно отмежевывалось от взглядов Шумахера (впрочем, по информации журнала The Architects’ Journal, письмо было всего лишь инициативой пиарщика ZHA, пытавшегося прекратить «медиа-бурю»). Но о чем же на самом деле было это скандальное выступление? Патрик Шумахер, сначала слегка затронув проекты жилых комплексов своей фирмы (Spittelau Viaducts в Вене, CityLife в Милане, d’Leedon в Сингапуре, Casa Atlântica в Майами), перешел к главному – «Жилью для всех» – своему видению жилищной политики, причинам кризиса доступности жилья и обеспеченности им и пути выхода из него. Резюмируя – в отрасли слишком сильно присутствие государства.

Мы живем во времена стремительной урбанизации, но сегодняшние процессы значительно отличаются от прошлого века: индустриальная эпоха с производствами на окраинах, расползающимися агломерациями, ручным и механическим трудом сменяется обществом интеллектуального труда с мощностями, концентрирующимися на междисциплинарных площадках, синтезирующих научно-исследовательскую область, маркетинг, финансовый сектор, креативные индустрии. В категориях пространства – это смена равноудаленности (свободного генплана, рабочих поселков, «города-сада») плотностью: в сетевом обществе людям необходимо быть в тесном контакте друг с другом и оставаться на связи в режиме 24/7. Для повышения собственной эффективности каждый чувствует необходимость жить ближе к месту работы и эпицентру событий, что, в общем случае, соответствует городскому центру. Однако уплотнять город, снижая заоблачные цены на жилье в центре, невозможно при существующей государственной интервенционистской политике в жилищной сфере.

Формально все жилое строительство – в руках частного бизнеса, но фактически предприниматели не могут самостоятельно принимать самые важные решения и нести за них ответственность. Девелопер не определяет, что строить на конкретной площадке (жилье, бар, офис, кинотеатр), в каком объеме (минимальные и максимальные площади квартир предопределены), как оборудовать (количество спален и балконов определено заранее), и даже, по словам Шумахера, степень проницаемости двора – и та прописана администрацией каждого лондонского округа-боро. При этом объемный и очень жесткий кодекс составлен довольно расплывчато: вместо того, чтобы изучать потребности рынка, генерировать и реализовывать идеи, беря на себя риски, предприниматели ищут пробелы в законодательстве, садясь за игральный стол с государством. Весь творческий процесс замещается большой торговлей с чиновниками в попытках выбить себе побольше преференций.

На месте огромного «муниципального гетто» в округе Саутуарк был возведен жилой комплекс Elephant Park: плотность увеличилась вдвое, хотя девелопер и проектировщики предлагали повысить ее в три и даже в четыре раза без ущерба искомому качеству среды и планировок. Но администрацией Саутуарка было предусмотрено лишь двукратное уплотнение.

В результате, сегодняшний центр Лондона – это нехватка 100 000 единиц жилья в год и очень большие квартиры, каждую из которых арендует несколько домохозяйств. Их столько, сколько в квартире спален; проще говоря, основная часть жилья в центре города – это флэтшеринг.
zooming
Квартира от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com
zooming
Многоквартирный дом от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com

При этом люди готовы как арендовать, так и покупать жилье площадью меньше установленной законодательством. Например, в рамках проекта Pocket Living, создающего «доступное жилье» из 47-метровых ячеек с одной спальней, уже возведено семь зданий с вместимостью от 20 до 50 квартир: судя по сайту, на сегодняшний день только в двух комплексах остались свободные апартаменты. Сейчас компания прорабатывает идею «карманных» Pocket-квартир с двумя спальнями: альбом идей разработали 19 архитектурных бюро, в числе которых Atelier One, C.F. Møller, NORD.
zooming
Жилой комплекс The Collective Stratford © PLP Architecture

Уменьшить жилую площадь на 3 м2 относительно минимальной нормы получилось за счет некой проделанной владельцем компании институализированной хитрости: кажется, это было жонглирование терминами (квартира – студия), но важен не сам способ, а то, что семь зданий – это не благодаря, а вопреки. Как сказал классик, «кажется смешным, но люди приобретают такое жилье, и оно очень популярно».

zooming
Жилой комплекс The Collective Stratford © PLP Architecture



Популярно и жилье с 15-метровым приватным пространством, включающим в себя доступ к множеству площадок совместного пользования, от гостиных и столовых до рабочих зон и тренажерных залов: стартап TheCollective сдает в аренду квартиры в шести реализованных зданиях и готовится к строительству 112-метрового жилого небоскреба в Стратфорде.

Оба этих застройщика нашли свою нишу на рынке, выяснили, чего именно не хватает определенной категории людей и предоставили новые (и разные) типы жилья. Оба этих застройщика находятся в своеобразной – «полу-слепой», «подслеповатой» – зоне законодательства. Более того, TheCollective даже слегка переступает черту: в Великобритании в одной жилой единице не имеют права проживать более семи человек, не состоящих в родстве, а резиденты проекта делят все пространства (за исключением личных 15 метров) с десятками других людей, определенно не являющихся родственниками.

Госучреждение-регулятор в силу своей неповоротливости не может отвечать потребностям современного общества, идея эффективного управления городом в режиме «сверху – внизу» окончательно и безнадежно обанкротилась. «Жилье для всех», а не для «приятного» и «хорошего» среднего класса может быть обеспечено лишь в условиях свободного саморегулирующегося рынка.

Отправной точкой в развитии города должна стать свобода предпринимателя, а не правила землепользования или жилищные кодексы. Вторым слоем на эти решения должны накладываться определенные ограничения, например, требования по сохранению исторического наследия, защиты окружающей среды, естественной освещенности.

В завершении своего «урбанистический манифеста» Шумахер поднимает полемические вопросы о приватизации общественных пространств, парков и скверов: «Как часто вы на самом деле бываете в Гайд-парке? Мы должно знать, во сколько он нам обходится». Именно эта попытка рассуждений в точках экстремума спровоцировала поток слабо аргументированной критики в СМИ и оскорблений в социальных сетях. Элементарный способ закончить любой спор: просто назовите собеседника «фашистом». Но этот рецепт не работает, если стоит задача разобраться в проблеме. «Чтобы дать правде шанс, мы должны установить такие правила игры, в рамках которых мы рассматриваем друг друга в качестве честных и бескорыстных искателей истины, и этот статус-кво должен поддерживаться даже в случае, если оппоненты отвергают кажущиеся нам незыблемыми прописные истины. Конечно, это требует стальных нервов и подавления подкатывающего временами гнева».

Впервые «звездный» архитектор представляет публично свой взгляд на общественное устройство, делится своими этическими принципами и призывает к глубокой, взвешенной дискуссии.

«Что еще вы могли бы добавить к своему манифесту?» – последний вопрос на WAF к Шумахеру из зала. «Я бы хотел все это обобщить. Я говорил только о строительстве. Но эти тезисы я хотел бы распространить на все сферы жизни общества».

Аудиозапись выступления Патрика Шумахера на Всемирном фестивале архитектуры можно послушать здесь.
 

01 Февраля 2017

Автор текста:

Екатерина Ровнова
comments powered by HyperComments
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
WAF. Гордость и предубеждение
WAF-2016, где Россия была представлена рекордным количеством проектов, вышедших в финал, но так и не победивших в своих номинациях, оставил непростые впечатления, в причинах и последствиях которых мы пробуем разобраться.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.