Институт биоорганической химии РАН в Москве

Институт биоорганической химии РАН Юрия Платонова в Москве в фотографиях Дениса Есакова с комментарием архитектора Михаила Князева, сооснователя проекта «Совмод».

mainImg


Институт биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова Российской академии наук (ИБХ РАН)
Архитекторы Ю. Платонов, Л. Ильчик, А. Панфил, И. Шульга и др.
Адрес: Москва, ул. Миклухо-Маклая, 16/10
Строительство: 1976 – 1984

Михаил Князев, архитектор и сооснователь проекта «Совмод»:

«На пересечении улиц Миклухо-Маклая и академика Волгина в Москве находится Институт биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН – результат плодотворной работы большого количества людей, в середине 1970-х – начале 1980-х годов объединивших усилия для создания уникального научного центра. Проектирование было поручено коллективу под руководством архитектора Юрия Платонова, а к последующим процессам строительства и технического оснащения здания был привлечен ряд иностранных фирм. Академик Юрий Овчинников, занимавший пост директора института, полностью посвятил себя большому проекту – принимал непосредственное участие в проектировании здания, давал все необходимые указания и рекомендации, проводил много времени на стройке.

Не каждому человеку, проходящему мимо ИБХ, известно, насколько интересна планировка здания. На уровне земли спокойные фасады с выдержанным ритмом окон не выдают формы двойной спирали ДНК, особенно эффектно смотрящейся на кадрах аэрофотосъемки. К слову, именно директор Овчинников был инициатором использования подобного образа, нашедшего также отражение в официальном логотипе института.

Перед главным входом в ИБХ расположена скульптурная композиция, на первый взгляд – абстрактная. На самом деле, в металле передан образ антибиотика валиномицина с ионом калия в центре. Асимметричная входная группа выделена примечательной конструкцией-навесом, состоящей из нескольких рядов стеклянных куполов. Облик главного фасада здания, декорированного скромной надписью – названием института – отличается лаконичностью и простотой.

Первое «звено» спирали ДНК, куда попадает посетитель, на местном сленге называется БОН – «Блок общественного назначения», включающий в себя вестибюль с гардеробом, буфет и бар, библиотеку, зону отдыха. Перечисленные помещения обращены в залитое естественным светом многоярусное пространство, где расположены информационные стенды и клумбы с экзотическими растениями. В отделке интерьера щедро использован натуральный камень светлых оттенков, что придает массивным и угловатым формам легкость. Перила, столбы шарообразных светильников, декоративные трубки на стенах и другие элементы декора исполнены в металле.

Помимо БОНа, структуру «ДНК здания» составляют три звена. Каждое такое звено состоит из четырех лабораторных корпусов с группой технических помещений и лестнично-лифтовым узлом в торцах. Все корпуса соединены между собой переходами на уровне пятого этажа, а также связаны одним длинным коридором на уровне первого. Пространства в центре каждого звена на первом уровне имеют разное функциональное наполнение – зимний сад, лекционный зал и небольшая площадь.

Зимний сад является одним из главных украшений здания. Густо заросшие клумбы оформлены двумя анфиладами металлических арок, несущих специальную конструкцию с встроенными светильниками. В центре симметричной композиции – небольшой каменный фонтан с памятной доской, увековечившей названия всех подрядных организаций, принявших участие в строительстве ИБХ. Обилие эффектных растений, мягкий естественный свет, мерное жужжание ламп и спокойное журчание воды создают особую атмосферу покоя и подчеркивают рекреационное назначение этой зоны.

Отдельного внимания заслуживает продуманная внутренняя навигация института и ее дизайн. В пластиковые панели стен центрального коридора вмонтированы подсвечивающиеся экраны со знаками направления движения и номером корпуса или зоны. Стоит отметить великолепную графику пиктограмм, а также примененный дизайнерами шрифт: он смотрится очень актуально и современно. Некоторые колонны оформлены крупноформатными плакатами, отсылающими к дизайну обложек прогрессивных журналов 80-х о науке и технике.

К счастью, ИБХ избежал печальной участи большинства зданий, построенных в это же время: в здании института до сих пор не проводился «ремонт». Возможно, определяющими факторами стали консервативные взгляды сотрудников института или высокое качество отделочных работ. Практически все без исключения интерьеры института, включая детали, аутентичны и прекрасно сохранились, и в этом – особая ценность здания.

Как старый музыкальный инструмент через годы проносит чистоту и легкость звучания, стремительная в своем развитии наука живет в гармонии с оболочкой ИБХ, в которую она заключена. Хочется верить, что этот союз будет существовать еще долгие годы.»


Институт биоорганической химии © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Институт биоорганической химии © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков
Институт биоорганической химии © Денис Есаков

13 Октября 2016

ЛДМ: быть или не быть?
В преддверии петербургского Совета по сохранению наследия в редакцию Архи.ру пришла статья-апология, написанная в защиту Ленинградского дворца молодежи, которому вместо включения в Перечень выявленных памятников грозит снос. Благодарим автора Алину Заляеву и публикуем материал полностью.
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
Сохранить окна ТАСС!
Проблема в том, что фасады ТАСС 1977 года могут отремонтировать, сохранив в целом рисунок, но в других материалах – так, что оно перестанет быть похожим на себя и потеряет оригинальный, то есть подлинный, облик. Собираем подписи за присвоение зданию статуса объекта наследия и охрану его исторического облика.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Технологии и материалы
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Сейчас на главной
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Сверток
Конкурсный проект, предложенный бюро Treivas для первого, 2021 года, конкурса для EXPO 2025, завершает нашу серию публикаций проектов павильона, которого не будет. Предложение отличается детальностью объяснений и экологической ответственностью: и фасады, и экспозиция в нем предполагали использование переработанных материалов.
Деревянная струна
Конкурсный проект омского аэропорта от ЦЛП, при всей кажущейся традиционности предложенной технологии клееной древесины – авангарден до эпатажного. Терминал они вытягивают вдоль летного поля, упаковывая все функции в объем 400 х 30 х 23 метра. Так нигде и никогда не делают, но все, вероятно, бывает в первый раз. И это не первый аэропорт-манифест ЦЛП, авторы как будто «накапливают смелость» в рамках этой ответственной функции. На что похож и не похож – читайте в нашем материале.
В ожидании гезамкунстверка
Новый альманах «Слово и камень», издаваемый мастерской церковного искусства ПроХрам – попытка по-новому посмотреть на вопросы и возможности свободного творчества в религиозном искусстве. Диапазон тем и даже форматов изложения широк, текстов – непривычно много для издания по современному искусству. Есть даже один переводной. Рассматриваем первый номер, говорят, уже вышел второй.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Птицы и потоки
Для участия в конкурсе на аэропорт Омска DNK ag собрали команду, пригласив VOX architects и Sila Sveta. Их проект сосредоточен на перекрестках, путешествиях, в том числе полетах: и людей, и птиц – поскольку Омск известен как «пересадочный пункт» птичьих миграций. Тут подробно продумана просветительская составляющая, да и сам объем наполнен светом, который, как кажется, деконструирует медный круг центрального портала, раскладывая его на фантастические гиперпространственные «слайсы».
Молодежное соревнование
Объявлены лауреаты главной архитектурной награды Евросоюза – Премии Мис ван дер Роэ. Обладатели «взрослой» гран-при за учебный корпус в Брауншвейге оказались заметно моложе коллег, отмеченных специальной премией «для начинающих архитекторов» за библиотеку в Барселоне.
Дом книги
Бюро ludi_architects перезапустило библиотеку в Ташкенте: фасады исторического здания подновили, а интерьеры сделали привлекательными для разных поколений читателей. Теперь здесь на несколько часов можно занять детей, записать подкаст или послушать концерт. Пространство для чтения в одноэтажном особняке расширили за счет антресолей, а также площадок на открытом воздухе: амфитеатра и перголы.
Грани реальности
Архитекторы CITIZENSTUDIO подчинили свой конкурсный проект аэропорта Омска одному приему: полосам, плоским и объемным, прямым и граненым. Хочется сказать, что по их форме как будто грабли прошлись, оставив, впрочем, регулярный и цельный след. Но ключевая идея проекта – проветриваемое пространство «крытой улицы», или портика, перед входом в терминал. В него даже выходят балконы.