Микросхема и айдентика

Сергей Кузнецов и Екатерина Проничева рассказывают о кураторском замысле павильона России на венецианской биеннале.

29 Мая 2016
mainImg
Сергей Кузнецов и Екатерина Проничева провели 26 мая экскурсию для журналистов по павильону России на венецианской биеннале архитектуры. Вначале рассказ коснулся стратегий реконструкции ВДНХ, где, как подчеркнул Кузнецов, между уничтожением и консервацией выбрана ревитализация. От идеологии прошлого, подчеркнул куратор, необходимо отрешиться, выработав отношение к ВДНХ как к памятнику, который необходимо сохранять. И в то же время – выработать «новую идеологию» будущего развития этой территории. Мы записали большую часть рассказа куратора и сокуратора, посвященную принципам выбора стратегии развития, а также исследованию, проведенному в рамках работы над павильоном, и предлагаем этот рассказ вашему вниманию. Вопросы задают журналисты, участники экскурсии. Запись начинается с зала идей будущего развития на втором этаже, у макета ВДНХ, выполненного в виде микросхемы.



Сергей Кузнецов:
– Микросхема или материнская плата призвана коротко и четко показать наше сегодняшнее отношение к развитию территории. Наша кураторская позиция состоит в том, что архитектура сегодня это не работа застывших форм, которая имеет начало – проект, и конец – ввод в эксплуатацию. Архитектура сегодня – профессия, призванная постоянно что-то искать, придумывать, пробовать, искать смыслы. Здания, территории, парки, такие большие объекты, как ВДНХ – стали подобны гаджетам. Иными словами, у них есть жесткая основа и есть ток, который ее питает. Как человек, который на айфоне на одной и той же базе может скомплектовать разные приложения, также и сегодня архитектор или власти, которые развивают территорию, менеджмент или даже просто люди, приходящие сюда, могут набрать на этой территории необходимое количество историй, активностей, которые им нравятся. Вот эта «материнская плата» может быть заряжена разными смыслами, что мы попытались себе представить. У вас за спиной показаны результаты воркшопа, который мы провели с коллегами из ВШУ, Висенте Гуайарта и его институции. «Материнская плата» это хард, идеи воркшопа – софт, они здесь расположены друг напротив друга. Софт может быть безумным, нереальным и выглядеть абсолютно странно, при этом интересно. А хард жесткий, может быть более строгий. И тем не менее, мы понимаем что он несет этот софт. Можно придумывать, даже в чем-то ошибаться, делать какие-то вещи простые или сложные вещи, временные или постоянные. Это неразрывный процесс, у него никакого конца.
Макет-плата. Павильон России на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Территория живет, пока есть процесс ее проектирования и создания. Об этом сказано в тексте (написанном на торцевой стене), и примерно о том же говорят известные, успешные архитекторы в видео-ролике. Они участвуют в нашей работе, делятся с нами своими идеями. Кроме того здесь есть ролик, который показывает рабочий процесс воркшопа. Это была отдельная, параллельная с созданием павильона, очень интересная работа со студентами, которые погрузились в тему ВДНХ. Мы рассказывали, поясняли, давали какие-то задания. И создали пакет идей. Причем, даже не вникая в них глубоко, мы видим, что это абсолютно бесконечный набор всякой всячины.
Проекты участников воркшопа. Павильон России на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Зал «материнской платы», видео с ответами архитекторов. Павильон России на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Екатерина Проничева:
– Я добавлю только то, что ВДНХ – это не про прошлое. Мы не хотим быть законсервированным музеем СССР или памятником советской эпохи или какой-то константой. Мы с уважением относимся к тому наследию, которое нам досталось, к памятникам. Но мы хотим новой жизни. Поэтому молодые интересные архитекторы, урбанисты, философы, музейщики, люди, которые занимаются музейными выставками, спортсмены – кто угодно, приходят и предлагают новую жизнь, исходя из тех потребностей, которые диктуют сейчас современные горожане. И это наша основная миссия: города в городе, где можно организовать свой досуг или свою жизнь, имея равные возможности, но на такой матрице, на материнской плате прекрасного архитектурного ансамбля.

Вопрос:
– Чем новым наполняется ВДНХ?

Е.П.:
– Жизнью. Если еще в 2014 году это был торговый комплекс или рынок под открытым небом, то сейчас это большой социально ориентированный и многофункциональный комплекс: и музейные выставки, и спортивная активность, и экспо, которая функционирует как одна из основных площадок города и крупнейший досуговый центр. Мне кажется, что поменялось все.

Вопрос:
– Как планируется развивать ВДНХ в будущем?

Е.П.:
– Собственно мы сейчас и говорим о том, как планируем развивать, используя основу, которая была заложена в виде архитектурного ансамбля, приглашая молодых архитекторов, урбанистов. У нас постоянно работают лаборатории, исследования на тему ВДНХ. Мы проводим социологические исследования, определяем особенности этого идеального мира, можно я так скажу? Отвечая на эти запросы, мы формулируем ответы, определяемся с наполнением и функциями. Преобладает культурно-образовательная функция.
«Библиотека». Павильон России на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Вопрос:
– Были ли интересные идеи в рамках воркшопа?

С.К.:
– Есть ряд идей абсолютно безумных, просто размышляющих о неком далеком будущем. Есть идеи практического свойства, типа фестиваля современного искусства, беспилотных самолетов, полетов, новых видов транспорта, которые можно было бы пробовать на ВДНХ, и вообще технических фишек, нововведений в городском управлении и прочее. Кстати, чем вообще занимаются студенты Школы урбанистики и Висенте Гуайарт, это разного рода внедрения новшеств, новаций в городской среде. Что-то реально можно реализовывать. Хотя, еще раз говорю, идея была не в том, чтобы найти конкретные вещи для ВДНХ, их дирекция и так находит в больших количествах. Идея была в том, чтобы показать, широкий ряд возможностей данной территории. Она была брошена, запущена и занималась абсолютно банальными вещами. Где линия фронта? Линия фронта в каждом человеке проходит. Как из него вытащить банальное и засунуть интересное. Мы как архитекторы, менеджеры государственные, служащие, мы с этим боремся.

Зал библиотеки
Марки. Павильон России на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

С.К.:
– Нам кажется, что после всего увиденного, людям должно захотеться узнать что-то еще, большее о том, что такое ВДНХ, как она создавалась, насколько это интересно. И мы сделали подобие библиотеки: пространство, в котором собраны графические работы одного из воспитанников Академии художеств Алексея Резвого, созданные специально для павильона. И «библиотека», которая содержит массу интересных фактов. Все эти книги настоящие, они созданы для павильона. Не совсем книги, скорее наборы неких интересных вещей: почтовые карточки, фрагменты планов, какие-то иллюстрации. Например, «Личное дело Олтаржеского», человека, который фактически создал эту идею, придумал, родил, реализовал, и попал в тюрьму потом. Вот рассказ про его судьбу.

Без понимания персоналий: вклада людей, которые это создавали, невозможно серьезно отнестись к этой территории. Мы попробуем правильно ее развивать. То, чем мы владеем, заслуживает огромного внимания. И бывает незаслуженно обойдено вниманием. Это как история фотографии: женщина с лестницы на плакате биеннале, которая исследовала пустыню, делала зарисовки. Мы часто не в состоянии понять, оценить то, что у нас есть. Или времени не хватает, или мы находимся в плену других вещей. И мы предлагаем всем немного выдохнуть, остаться: здесь есть стол, стулья, можно сесть, взять любую книгу. Это настоящее научное исследование истории создания ВДНХ. Здесь есть разные вырезки из газет, статьи. В то же время это маленький музей, размером с комнату. Бюджет павильона пошел также на исследования и сбор материала, работу с текстами, иллюстрациями, с графикой и так далее. Огромное-огромное количество задач.
Графика Алексея Резвого. Павильон России на биеннале архитектуры в Венеции. Фотография Ю. Тарабариной, Архи.ру

Я скажу от всей команды: мы довольны результатом. Это работа, которая шла год, год жизни каждого из нас по скрупулезному сбору материалов, выстраиванию рассказа, ведь не так просто вложить в голову человека за 10 минут посещения павильона представление об этой гигантской истории, которая физически огромна. А если учесть ее протяженность во времени, то она вообще фактически бесконечна, многослойна. Мы попытались реализовать эту задачу, рассказав о своем отношении к ней, рассказав о том, что сегодня делает правительство Москвы во главе с Сергеем Семеновичем, какие у нас идеи.

И этот рассказ на самом деле шире, чем просто о ВДНХ. Это еще и рассказ о том, как сегодня развивается город Москва. То, что вы видим здесь, на примере ВДНХ, и то, что сегодня происходит в Москве, вызвано абсолютно теми же предпосылками, идеями, соображениями, желаниями. Просто ВДНХ – это феномен, потому что здесь собрано все: история, культура, советское наследие, и позднее наследие, история падения, восстание из пепла. Даже по сравнению с огромным количеством социальных проектов: жилья, детских садов, школ – это, наверное, самый социальный проект города, который у нас сегодня есть. На выходе у нас есть кредит-лист, где можно посмотреть все. Команда огромная, около 100 человек команда, гигантский коллектив, которому мы дико благодарны.

Вопрос:
– Сколько всего книг вы напечатали?

Е.П.:
– Сорок восемь видов книг. Это только напечатать, а оцифровать материал, это Государственный архив, это архив ВДНХ. Мы очень благодарны Музею архитектуры, который нам предоставил абсолютно уникальные материалы.

Вопрос:
– Это будет как-то в дальнейшем использоваться?
Вы не хотите это продавать, распространять?

Е.П.:
– В данном случае мы говорим о популяризации знаний и о том наследии, которое мы получили. Доступ к наследию должен быть априори общедоступным. Мы сделаем соответствующую медиатеку, и все студенты и просто интересующиеся смогут получить бесплатный доступ к этим знаниям. Это то, что важно понимать про развитие архитектуры и таких институций, которые создавались на рубеже 30-40 годов.

С.К.:
– Мы хотим это выставлять в Москве. Выставка переедет, мы найдем другое место на ВДНХ.

Вопрос:
– Вы уже определились куда переедет выставка?

Е.П.:
– Мы определяемся. Я думаю, что это будет где-то во входной группе ВДНХ, чтобы у всех был общий доступ, и была возможность ознакомиться с историей.

Вопрос:
– Почему он (Алексей Резвый) рисовал вручную, а не использовал компьютер?

С.К.:
– У нас многое вручную сделано. У нас в России почет ручному труду, именно художественному труду, в очень высокой степени. У нас, например, архитектурное образование дается все еще через огромный объем работы руками. Я сам, как студент, когда учился, у нас навыки работы руками в первые годы до того, как ты начинаешь работать на компьютере и делать обычные для всех архитекторов вещи, ты обязательно 2-3 года очень интенсивно работаешь руками. Потому что у нас в российской, советской школе есть такое убеждение, что образование, полученное через ручной труд, даже ремесленные навыки, усваивается значительно лучше. Это наша школа. Структура тоже сделана вручную. Еще это вопрос преемственности и айдентики. Мы же показываем нашу, российскую культуру. Нам это очень важно. Мы все можем печатать на 3D, но мы хотим показать историю про то, почему та культура, она во многом сегодня тоже наша, причем культура производства. Хотим уметь и ценить.

Е.П.:
– Мы говорим, что ВДНХ во многом образовательная территория. И для нас этот проект, в том числе, был образовательный. Огромное количество ребят, студентов, и из Академии художеств, и из Высшей школы урбанистики, у них была задача создать что-то на базе общего знания. Поэтому все, что здесь создано, это, в основном, создано руками студентов, это лаборатория про ВДНХ.

С.К.:
– Вы можете сравнить тот зал, который про будущее, он сделан на компьютере, и даже макет напечатан на 3D-принтере. Здесь, наоборот, все про преемственность, осознание, осмысление, айдентику.

29 Мая 2016

comments powered by HyperComments
Пресса: ВДНХ – легенда, которую мы не потеряли
Одни считают ВДНХ символом тоталитарной советской эпохи, другие – архитектурной жемчужиной советской поры. И судя по всему, первых значительно меньше. В последнее десятилетие ведутся активные работы по реставрации пришедших в негодность павильонов выставки. Результаты впечатляют.
Пресса: Возрождение ВДНХ: как преобразились павильоны
ВДНХ принимает участников Экономического совета СНГ. Место для форума выбрали не случайно. В советское время все Союзные республики именно на Выставке достижений народного хозяйства представляли свои лучшие разработки. С чем сегодня приехали в Москву представители Стран Содружества, знает корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Драгнев.
Пресса: Девушки. Фонтан. Ракета
На главной выставке России - ВДНХ - завершаются масштабные реставрационные работы. После обновления открываются прогулочные аллеи, павильоны, фонтаны, розарии... Репортер "СОЮЗа" выяснял, что непременно стоит посмотреть сегодня на выставке. А попутно заглянул в обновленный павильон Республики Беларусь.
Пресса: Назад в прошлое: как преобразилась ВДНХ
Сразу несколько объектов открылись после реконструкции на ВДНХ в Москве. Строители вернули исторический облик павильонам, элементам входной группы, а также запустили после 30-летнего перерыва легендарный фонтан «Колос». Обновленными памятниками архитектуры любовался корреспондент телеканала «МИР 24» Алексей Дашенко.
Пресса: Прогулки по воде
Территория ВДНХ постепенно возвращается к москвичам. Реставраторы ушли еще не со всех площадок, но оценить результаты их труда уже можно. Корреспондент "РГ" прогулялся по обновленной главной выставке страны, увидел новые цветущие аллеи, возрожденные павильоны и легендарный фонтан "Золотой колос", струи которого вновь забили впервые за 30 с лишним лет.
Пресса: Золото много не бывает: Как изменилась ВДНХ после...
Реставрация арки Главного входа на ВДНХ завершена, написал с своём блоге мэр Сергей Собянин: "В 2013 г. мы получили её в состоянии, о котором и вспоминать не хочется. С тех пор шаг за шагом мы возрождаем былое величие ВДНХ..."
Пресса: ВДНХ: эпоха реставрации
Выставочному комплексу вернули старое имя, но главное — ему пытаются вернуть прежний дух и одновременно найти новое применение историческим павильонам. Подробности грандиозной реставрации и реконструкции — в нашем репортаже.
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Как выглядит павильон «Космос» на ВДНХ после реконструкции
Сегодня, 13 апреля, исторический павильон № 34 «Космос» на ВДНХ откроется для посетителей после реконструкции. Это будет крупнейший в современной России космический музейный комплекс — центр «Космонавтика и авиация», говорится в сообщении пресс-службы Выставочного центра. В павильоне площадью около 30 тыс. кв. м выставлено более 120 уникальных образцов летательной и космической техники.
Пресса: Павильону "Азербайджанская ССР" на ВДНХ вернут утраченные...
Утраченные элементы павильона ВДНХ № 14 "Вычислительная техника и информатика" ("Азербайджанская ССР") восстановят в ходе его реставрации, говорится в сообщении SDI Group, которая занимается реставрацией объекта.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.