Архитектура, встроенная в жизнь

Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

06 Июня 2016
mainImg
Национальный павильон Португалии не имеет постоянного пристанища в Венеции: обычно для него выбирают то или иное палаццо «в городе». Так поступают и многие другие страны, не имеющие собственного здания в саду Джардини и не желающие арендовать угол в Арсенале. При этом на остров Джудекку участники биеннале предпочитают не забираться: хотя туда несложно доплыть на водном трамвайчике-вапоретто, пешком туда не дойти, и это становится для многих посетителей, и так утомленных объемом и разнообразием экспозиции, немалым препятствием. Тем не менее, португальские кураторы предпочли расположиться именно там, и для такого шага у них имелись серьезные причины.
 
Кампо-ди-Марте на Джудекке. Фото около 1983 из архива Алваро Сизы © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова

Их экспозиция развернута на первом этаже недостроенного жилого дома, спроектированного Алваро Сизой; рядом стоит заселенный в 2008 жилой корпус того же автора. Работы по возведению использованного для выставки здания остановились в 2010, когда застройщик обанкротился. Постройки Сизы входят в комплекс Кампо-ди-Марте, задуманный еще в 1983 комплекс социального жилья, к реализации которого приступили лишь к началу XXI века. Проведенный 30 лет назад конкурс завершился победой Сизы, и согласно его генплану отдельные здания проектировали другие участники – Альдо Росси, Карло Аймонино (их постройки были готовы в 2004) и Рафаэль Монео (его корпус так и не был возведен).
 
Алваро Сиза. Конкурсный проект для Кампо-ди-Марте на Джудекке (1-е место) © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal
Алваро Сиза. Конкурсный проект для Кампо-ди-Марте на Джудекке (1-е место) © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal

В 2015 португальцы сообщили венецианским властям о намерении показать в недостроенном доме выставку о социальных проектах Алваро Сизы, и тут случилось неожиданное: венецианское управление по строительству жилья, заказчик конкурса 1980-х годов (тогда называвшееся IACP, а ныне ATER) вдохновилось этим замыслом и обязалось не только завершить корпус Сизы, но и построить рядом с ним здание Монео, а также разбить между ними задуманный изначально сад.
 
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. За забором – сданный и недостроенный жилые корпуса по проекту Алваро Сизы. Фото: Нина Фролова
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. За забором – сданный и недостроенный жилые корпуса по проекту Алваро Сизы. Фото: Нина Фролова
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова



Одно это уже должно было сделать португальский павильон «звездой» биеннале–2016: что может больше отвечать активистской, социальной направленности этой международной выставки под руководством Алехандро Аравены? Не только показанная архитектура служит обществу, но и сама экспозиция помогает улучшить жизнь людей – но нет, жюри не удостоило португальцев даже поощрительной премии, что вполне укладывается в привычную схему: «городские» павильоны наград не получают (скорее всего, это еще одна причина, почему все больше участников предпочитают даже тесный зальчик в Арсенале удобному помещению где-то еще).

Однако португальский павильон и без этого удивительного соприкосновения с жизнью заслуживает внимания публики, и, возможно, премии: содержательная сторона его экспозиции выше всяких похвал. Выставка названа «Neighborhood: где Алваро встречает Альдо». Под neighborhood имеется в виду и «квартал», и собственно «соседство», «община», то есть люди, живущие в построенных Сизой социальных жилых комплексах – те, для кого он работал и работает. Упомянутый Альдо – Альдо Росси, с которым Сиза не раз встречался, в том числе и на Кампо-ди-Марте – уже в форме соседства зданий. Но самое важное – это обмен идеями между ними, прежде всего – влияние книги Росси «Архитектура города» на Сизу. Этому основополагающему для европейской архитектуры 2-й половины XX века труду в этом году исполняется 50 лет, и юбилей стал для кураторов дополнительным поводом вынести имя Росси в название выставки и посвятить его контактам с Сизой целый раздел («Архитектура города» впервые вышла на русском языке в прошлом году; подробнее прочесть о ней и ее полувековой судьбе можно в рецензии Анны Вяземцевой на Архи.ру).

В своей книге Росси призвал вернуться от жестких схем модернизма к традициям исторического города; если для него самого это был путь к постмодернизму, то Сиза смог объединить его идеи с модернистской парадигмой. Частью – волей обстоятельств, частью – в соответствии со своими убеждениями, он еще с 1970-х активно применял «соучаствующее» проектирование, а когда это было невозможно, то тщательно изучал контекст будущей постройки – особенно жилой – во всех его аспектах. Поэтому выставка показывает его не столько как одного из самых тонких архитекторов наших дней, а практически как активиста, не боящегося обсуждать и даже спорить с будущими «пользователями» своих зданий о том, каким быть проекту – но также чутко прислушивающегося даже к невысказанным их нуждам. Именно таким – интересующимся людьми – он предстает в четырех документальных фильмах, которые и составляют основу экспозиции. Сюжет их прост: в начале 2016-го Сиза посещает четыре своих социальных комплекса – Байру-да-Боуса в Порту (начатый в 1970-е и достроенный в 2000-е), Схильдерсвейк в Гааге (1984–1993), Шлезишес-тор в Берлине (1980-е годы) и упомянутый Кампо-ди-Марте на венецианском острове Джудекка (основа проекта – 1980-х, реализация – 2000-х). Он обсуждает со своими партнерами по работе над этими проектами их историю и нынешнее состояние, а также заходит в гости к жителям – как обитающим там с момента сдачи дома, так и поселившимся недавно. Он выслушивает ожидаемые комплименты и слова благодарности, морщится при виде инициированного жильцами «улучшения» их квартир, обсуждает волнующие и его, и его собеседников проблемы – джентрификацию и геттоизацию, иммиграцию, «туристификацию».
 
Алваро Сиза прибывает на Джудекку. Начало 2016 года © Jordi Burch
Алваро Сиза на Кампо-ди-Марте. Начало 2016 года © Jordi Burch
Алваро Сиза на Кампо-ди-Марте. Начало 2016 года © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у молодых архитекторов. Жилой комплекс Байру-да-Боуса в Порту © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у жителей-старожилов. Жилой комплекс Байру-да-Боуса в Порту © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у жителя комплекса на Кампо-ди-Марте в Венеции © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у архитекторов – жителей комплекса Шлезишес-тор в Берлине © Nicolò Galeazzi

Архитектура, безусловно, играет важнейшую роль в этих фильмах, но не меньшее место занимают люди, и в этом еще одно несомненное достоинство португальской экспозиции: несмотря на декларируемую гуманистическую направленность биеннале Аравены, большинство участников представляют зрителям здания, но не тех, для кого они созданы. Максимум – упоминаются неквалифицированные строители (в большинстве случаев – будущие «потребители» труда архитектора), которые могут реализовать те или иные проекты без помощи наемной рабочей силы. Конечно, не одни португальцы, но также и немцы, поляки, бразильцы, австрийцы показывают конкретных людей за абстрактным понятием «общества», рассказывают о них и дают им слово, но все же такого на биеннале ощутимо не хватает. Из-за этой «безлюдности» начинаешь иначе воспринимать по идее духоподъемную фотографию, вынесенную на афишу биеннале: там археолог Мария Райхе всматривается с переносной лестницы в просторы перуанской пустыни Наска, где до горизонта – ни человека, ни постройки, ни даже деревца. Аравена сделал из этого снимка авторства Брюса Чатвина метафору поиска новых перспектив и использования оригинальных и при этом уместных, тактичных методов (Райхе с помощью лестницы изучала знаменитые «линии Наска», рисунки и узоры, видные не с земли, а лишь с высоты), но использование археологии как символа для ориентированной на актуальные нужды человека современной архитектуры несколько удивляет: археолог бережно изучает следы ушедших поколений, но ведь им уже никогда ничего не понадобится, это – при всей любви исследователя к прошлому и безусловной большой важности его работы – мертвая материя.
 
Афиша XV биеннале архитектуры в Венеции


Жилой комплекс Байру-да-Боуса Алваро Сизы в Порту © Nicolò Galeazzi

Возвращаясь к португальской экспозиции, необходимо сказать несколько слов про те жилые комплексы, которые стали ее предметом. Байру-да-Боуса был задуман сразу после португальской революции 1974 года, положившей конец салазаровскому режиму. Тогда новое, демократическое правительство поощряло создание объединений жителей, которым требовалось новое жилье вместо трущобного (такое в центре Порту осталось и по сей день, но живут там только желающие). И Сиза вспоминает, что каждый вечер встречался с 300 своими «заказчиками», обсуждал с ними проект, спорил, учился у них – как и они учились у него. Такая схема через несколько лет была сочтена властями слишком свободной, строительство второй очереди заморозили, и до конца XX века жилой комплекс оставался незаконченным. В корпус 2000-х годов въехали новые, уже гораздо более состоятельные, чем первоначальные, жильцы, а часть квартир была раскуплена под сдачу в аренду. Эта ситуация волнует и архитектора, и живущих в доме с 1970-х людей. В таких «старых» семьях Сизу встречают, как родственника – с нежностью, но без пиетета. Новые же жильцы, часть из которых – архитекторы, пожелавшие жить в доме по проекту большого мастера, рады, но также и смущены визитом мэтра. Сиза вспоминает, что первая очередь проекта не предполагала никаких гаражей – не то было время и не те жильцы, а для второй машиноместа уже были необходимы. При этом внутренний двор с выходящими туда галереями был и остается «ареной» для игры в футбол, как и задумал архитектор: родители могут наблюдать за своими детьми прямо от дверей квартир.
 
Жилой комплекс Шлезишес-тор (Bonjour tristesse) Алваро Сизы в Берлине. Фото: Georg Slickers via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.0 Generic
Жилой комплекс Шлезишес-тор (Bonjour tristesse) Алваро Сизы в Берлине © Nicolò Galeazzi

Комплекс в районе Шлезишес-тор, более известный по граффити на фасаде как Bonjour tristesse («Здравствуй, грусть»), был построен в тогда еще Западном Берлине в рамках очередной Международной строительной выставки (IBA), причем в числе ее «дешевых» проектов, предполагавших – отличие от «первосортных» – участие в проектировании жителей, что Сизу, как он признается, и привлекло. Это был его первый зарубежный объект и третий берлинский конкурс, местным архитекторам его вариант не пришелся по вкусу, а застройщик довольно сильно переделал его ради удешевления. Однако даже в таком виде Bonjour tristesse вызывает восторг жильцов удобством планировки и количеством проникающего в интерьер дневного света. В момент строительства недалеко пролегала Берлинская стена, а в районе жили по преимуществу турецкие иммигранты. Теперь местность стала намного моднее и благополучнее, дом купил австрийский риелтор, арендная плата растет из года в год, что влияет на состав жителей – хотя часть первоначальных осталась до сих пор. Сиза также построил досуговый центр для пожилых и детский сад во дворе дома: наличие инфраструктуры также привлекает в дом новых жильцов, хотя имя автора проекта тоже играет свою роль – в Шлезишес-тор живут и архитекторы – поклонники его творчества.
 
Жилой комплекс Схильдерсвейк Алваро Сизы в Гааге © Alessandra Chemollo

В Гааге Сиза тоже работал с мультикультурной средой: на момент сдачи Схильдерсвейка там жило всего три голландские по происхождению семьи, сейчас там остался лишь один пожилой фотограф, который называет этническое разнообразие одной из привлекательных черт этого жилого комплекса. Проект также вызвал в свое время противодействие местных архитекторов: Сиза изучил местные традиции и использовал в проекте «гаагский портик», род арки – крыльца – входной группы, куда обращены отдельные квартиры. Несмотря на удобство этой схемы, которое отмечают жители, городским архитекторам она казалась слишком традиционной и потому «реакционной». И, конечно, в качестве материала был использован кирпич. В интерьере Сиза предусмотрел сдвижную перегородку, позволяющую при желании разделить квартиру, к примеру, на мужскую и женскую половину – что оказалось очень востребованным для семей из исламских стран.
 
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore

Венецианский комплекс на Кампо-ди-Марте – самый молодой из всех, поэтому рассказывать о нем сложней всего. Его история – это история острова Джудекка, прекрасно видного из «Большой Венеции», составляющего часть ее известного всем ландшафта, но при этом отчужденного, с более бедным населением, в XIX веке – промышленными предприятиями, а к концу XX века, после их закрытия, оказавшегося в упадке. Тогда и было решено заменить его ветхое жилье на новое, качественное. Подготавливая свой проект, Сиза изучил каталог традиционных построек острова в труде Эгле Тринканато «Малая Венеция» и использовал описанные там галереи и портики, дворики, лоджии и балкончики. На фоне «туристификации» и убывания населения на основном острове, Джудекка, «Малая Венеция», остается по-настоящему жилой – и живой – территорией города. Ответом Сизы на эту ситуацию стала попытка встроить свой проект в эту жизнь, дав ей новые пространства для развития: завидней цель для архитектора найти непросто.
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore


06 Июня 2016

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Сарайный ордер
Дешевые, практичные, остроумные — такие проекты предлагает Архитектурная биеннале в Венеции.
Пресса: Русская экспозиция на биеннале в Венеции: имперский...
В этом году на архитектурную биеннале в Венеции Россия привезла проект «V.D.N.H. Urban Phenomenon», посвященный возрождению знаковой для россиян территории — ВДНХ. Стоило только биеннале открыться, как в Сети не замедлила развернуться дискуссия: почему именно этот проект? За темой тут же закрепилось определение «спорная». Так ли это?
Пресса: Будущее ВДНХ глазами студентов
26 мая, в день открытия павильона России на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции, были представлены результаты воркшопа, в рамках которого студенты из разных стран разработали концепции развития территории ВДНХ.
Пресса: Симптом — но чего?
Три с половиной мнения о российском павильоне в Венеции — и почему с Григорием Ревзиным иногда лучше не спорить
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Пресса: Своя война
Григорий Ревзин о XV Международной архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: Высшая школа урбанистики на XV Международной биеннале...
26 мая, в день открытия Русского павильона на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции, были представлены результаты воркшопа, который проходил в рамках международного исследовательского семинара, организованного для проекта VDNH Urban Phenomenon Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ при поддержке Института передовой архитектуры Каталонии (IAAC).
Пресса: "ВДНХ — архитектурный заповедник, но при этом не музей"
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов стал куратором павильона России на XV Архитектурной биеннале в Венеции. На биеннале он не новичок: в 2010 году был участником проекта "Фабрика Россия", а два года спустя вместе с другими авторами получил специальный приз за дизайн экспозиции i-city/i-land. На сей раз предметом его выставки, подготовленной вместе с комиссаром Семеном Михайловским и сокуратором Екатериной Проничевой, стала московская ВДНХ. О проекте V.D.N.H. Urban Phenomenon Сергей Кузнецов поговорил в Венеции с корреспондентом "Власти" Алексеем Тархановым.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Пресса: В борьбе с бедностью умов
В кураторском проекте Алехандро Аравены об архитектурной борьбе с кризисом, дефицитом ресурсов и экологическими опасностями MATREX российского архитектора Бориса Бернаскони обозначает борьбу с банальностью и бедностью умов.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.