Архитектура, встроенная в жизнь

Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Национальный павильон Португалии не имеет постоянного пристанища в Венеции: обычно для него выбирают то или иное палаццо «в городе». Так поступают и многие другие страны, не имеющие собственного здания в саду Джардини и не желающие арендовать угол в Арсенале. При этом на остров Джудекку участники биеннале предпочитают не забираться: хотя туда несложно доплыть на водном трамвайчике-вапоретто, пешком туда не дойти, и это становится для многих посетителей, и так утомленных объемом и разнообразием экспозиции, немалым препятствием. Тем не менее, португальские кураторы предпочли расположиться именно там, и для такого шага у них имелись серьезные причины.
 
Кампо-ди-Марте на Джудекке. Фото около 1983 из архива Алваро Сизы © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова

Их экспозиция развернута на первом этаже недостроенного жилого дома, спроектированного Алваро Сизой; рядом стоит заселенный в 2008 жилой корпус того же автора. Работы по возведению использованного для выставки здания остановились в 2010, когда застройщик обанкротился. Постройки Сизы входят в комплекс Кампо-ди-Марте, задуманный еще в 1983 комплекс социального жилья, к реализации которого приступили лишь к началу XXI века. Проведенный 30 лет назад конкурс завершился победой Сизы, и согласно его генплану отдельные здания проектировали другие участники – Альдо Росси, Карло Аймонино (их постройки были готовы в 2004) и Рафаэль Монео (его корпус так и не был возведен).
 
Алваро Сиза. Конкурсный проект для Кампо-ди-Марте на Джудекке (1-е место) © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal
Алваро Сиза. Конкурсный проект для Кампо-ди-Марте на Джудекке (1-е место) © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal

В 2015 португальцы сообщили венецианским властям о намерении показать в недостроенном доме выставку о социальных проектах Алваро Сизы, и тут случилось неожиданное: венецианское управление по строительству жилья, заказчик конкурса 1980-х годов (тогда называвшееся IACP, а ныне ATER) вдохновилось этим замыслом и обязалось не только завершить корпус Сизы, но и построить рядом с ним здание Монео, а также разбить между ними задуманный изначально сад.
 
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. За забором – сданный и недостроенный жилые корпуса по проекту Алваро Сизы. Фото: Нина Фролова
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. За забором – сданный и недостроенный жилые корпуса по проекту Алваро Сизы. Фото: Нина Фролова
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова



Одно это уже должно было сделать португальский павильон «звездой» биеннале–2016: что может больше отвечать активистской, социальной направленности этой международной выставки под руководством Алехандро Аравены? Не только показанная архитектура служит обществу, но и сама экспозиция помогает улучшить жизнь людей – но нет, жюри не удостоило португальцев даже поощрительной премии, что вполне укладывается в привычную схему: «городские» павильоны наград не получают (скорее всего, это еще одна причина, почему все больше участников предпочитают даже тесный зальчик в Арсенале удобному помещению где-то еще).

Однако португальский павильон и без этого удивительного соприкосновения с жизнью заслуживает внимания публики, и, возможно, премии: содержательная сторона его экспозиции выше всяких похвал. Выставка названа «Neighborhood: где Алваро встречает Альдо». Под neighborhood имеется в виду и «квартал», и собственно «соседство», «община», то есть люди, живущие в построенных Сизой социальных жилых комплексах – те, для кого он работал и работает. Упомянутый Альдо – Альдо Росси, с которым Сиза не раз встречался, в том числе и на Кампо-ди-Марте – уже в форме соседства зданий. Но самое важное – это обмен идеями между ними, прежде всего – влияние книги Росси «Архитектура города» на Сизу. Этому основополагающему для европейской архитектуры 2-й половины XX века труду в этом году исполняется 50 лет, и юбилей стал для кураторов дополнительным поводом вынести имя Росси в название выставки и посвятить его контактам с Сизой целый раздел («Архитектура города» впервые вышла на русском языке в прошлом году; подробнее прочесть о ней и ее полувековой судьбе можно в рецензии Анны Вяземцевой на Архи.ру).

В своей книге Росси призвал вернуться от жестких схем модернизма к традициям исторического города; если для него самого это был путь к постмодернизму, то Сиза смог объединить его идеи с модернистской парадигмой. Частью – волей обстоятельств, частью – в соответствии со своими убеждениями, он еще с 1970-х активно применял «соучаствующее» проектирование, а когда это было невозможно, то тщательно изучал контекст будущей постройки – особенно жилой – во всех его аспектах. Поэтому выставка показывает его не столько как одного из самых тонких архитекторов наших дней, а практически как активиста, не боящегося обсуждать и даже спорить с будущими «пользователями» своих зданий о том, каким быть проекту – но также чутко прислушивающегося даже к невысказанным их нуждам. Именно таким – интересующимся людьми – он предстает в четырех документальных фильмах, которые и составляют основу экспозиции. Сюжет их прост: в начале 2016-го Сиза посещает четыре своих социальных комплекса – Байру-да-Боуса в Порту (начатый в 1970-е и достроенный в 2000-е), Схильдерсвейк в Гааге (1984–1993), Шлезишес-тор в Берлине (1980-е годы) и упомянутый Кампо-ди-Марте на венецианском острове Джудекка (основа проекта – 1980-х, реализация – 2000-х). Он обсуждает со своими партнерами по работе над этими проектами их историю и нынешнее состояние, а также заходит в гости к жителям – как обитающим там с момента сдачи дома, так и поселившимся недавно. Он выслушивает ожидаемые комплименты и слова благодарности, морщится при виде инициированного жильцами «улучшения» их квартир, обсуждает волнующие и его, и его собеседников проблемы – джентрификацию и геттоизацию, иммиграцию, «туристификацию».
 
Алваро Сиза прибывает на Джудекку. Начало 2016 года © Jordi Burch
Алваро Сиза на Кампо-ди-Марте. Начало 2016 года © Jordi Burch
Алваро Сиза на Кампо-ди-Марте. Начало 2016 года © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у молодых архитекторов. Жилой комплекс Байру-да-Боуса в Порту © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у жителей-старожилов. Жилой комплекс Байру-да-Боуса в Порту © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у жителя комплекса на Кампо-ди-Марте в Венеции © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у архитекторов – жителей комплекса Шлезишес-тор в Берлине © Nicolò Galeazzi

Архитектура, безусловно, играет важнейшую роль в этих фильмах, но не меньшее место занимают люди, и в этом еще одно несомненное достоинство португальской экспозиции: несмотря на декларируемую гуманистическую направленность биеннале Аравены, большинство участников представляют зрителям здания, но не тех, для кого они созданы. Максимум – упоминаются неквалифицированные строители (в большинстве случаев – будущие «потребители» труда архитектора), которые могут реализовать те или иные проекты без помощи наемной рабочей силы. Конечно, не одни португальцы, но также и немцы, поляки, бразильцы, австрийцы показывают конкретных людей за абстрактным понятием «общества», рассказывают о них и дают им слово, но все же такого на биеннале ощутимо не хватает. Из-за этой «безлюдности» начинаешь иначе воспринимать по идее духоподъемную фотографию, вынесенную на афишу биеннале: там археолог Мария Райхе всматривается с переносной лестницы в просторы перуанской пустыни Наска, где до горизонта – ни человека, ни постройки, ни даже деревца. Аравена сделал из этого снимка авторства Брюса Чатвина метафору поиска новых перспектив и использования оригинальных и при этом уместных, тактичных методов (Райхе с помощью лестницы изучала знаменитые «линии Наска», рисунки и узоры, видные не с земли, а лишь с высоты), но использование археологии как символа для ориентированной на актуальные нужды человека современной архитектуры несколько удивляет: археолог бережно изучает следы ушедших поколений, но ведь им уже никогда ничего не понадобится, это – при всей любви исследователя к прошлому и безусловной большой важности его работы – мертвая материя.
 
Афиша XV биеннале архитектуры в Венеции


Жилой комплекс Байру-да-Боуса Алваро Сизы в Порту © Nicolò Galeazzi

Возвращаясь к португальской экспозиции, необходимо сказать несколько слов про те жилые комплексы, которые стали ее предметом. Байру-да-Боуса был задуман сразу после португальской революции 1974 года, положившей конец салазаровскому режиму. Тогда новое, демократическое правительство поощряло создание объединений жителей, которым требовалось новое жилье вместо трущобного (такое в центре Порту осталось и по сей день, но живут там только желающие). И Сиза вспоминает, что каждый вечер встречался с 300 своими «заказчиками», обсуждал с ними проект, спорил, учился у них – как и они учились у него. Такая схема через несколько лет была сочтена властями слишком свободной, строительство второй очереди заморозили, и до конца XX века жилой комплекс оставался незаконченным. В корпус 2000-х годов въехали новые, уже гораздо более состоятельные, чем первоначальные, жильцы, а часть квартир была раскуплена под сдачу в аренду. Эта ситуация волнует и архитектора, и живущих в доме с 1970-х людей. В таких «старых» семьях Сизу встречают, как родственника – с нежностью, но без пиетета. Новые же жильцы, часть из которых – архитекторы, пожелавшие жить в доме по проекту большого мастера, рады, но также и смущены визитом мэтра. Сиза вспоминает, что первая очередь проекта не предполагала никаких гаражей – не то было время и не те жильцы, а для второй машиноместа уже были необходимы. При этом внутренний двор с выходящими туда галереями был и остается «ареной» для игры в футбол, как и задумал архитектор: родители могут наблюдать за своими детьми прямо от дверей квартир.
 
Жилой комплекс Шлезишес-тор (Bonjour tristesse) Алваро Сизы в Берлине. Фото: Georg Slickers via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.0 Generic
Жилой комплекс Шлезишес-тор (Bonjour tristesse) Алваро Сизы в Берлине © Nicolò Galeazzi

Комплекс в районе Шлезишес-тор, более известный по граффити на фасаде как Bonjour tristesse («Здравствуй, грусть»), был построен в тогда еще Западном Берлине в рамках очередной Международной строительной выставки (IBA), причем в числе ее «дешевых» проектов, предполагавших – отличие от «первосортных» – участие в проектировании жителей, что Сизу, как он признается, и привлекло. Это был его первый зарубежный объект и третий берлинский конкурс, местным архитекторам его вариант не пришелся по вкусу, а застройщик довольно сильно переделал его ради удешевления. Однако даже в таком виде Bonjour tristesse вызывает восторг жильцов удобством планировки и количеством проникающего в интерьер дневного света. В момент строительства недалеко пролегала Берлинская стена, а в районе жили по преимуществу турецкие иммигранты. Теперь местность стала намного моднее и благополучнее, дом купил австрийский риелтор, арендная плата растет из года в год, что влияет на состав жителей – хотя часть первоначальных осталась до сих пор. Сиза также построил досуговый центр для пожилых и детский сад во дворе дома: наличие инфраструктуры также привлекает в дом новых жильцов, хотя имя автора проекта тоже играет свою роль – в Шлезишес-тор живут и архитекторы – поклонники его творчества.
 
Жилой комплекс Схильдерсвейк Алваро Сизы в Гааге © Alessandra Chemollo

В Гааге Сиза тоже работал с мультикультурной средой: на момент сдачи Схильдерсвейка там жило всего три голландские по происхождению семьи, сейчас там остался лишь один пожилой фотограф, который называет этническое разнообразие одной из привлекательных черт этого жилого комплекса. Проект также вызвал в свое время противодействие местных архитекторов: Сиза изучил местные традиции и использовал в проекте «гаагский портик», род арки – крыльца – входной группы, куда обращены отдельные квартиры. Несмотря на удобство этой схемы, которое отмечают жители, городским архитекторам она казалась слишком традиционной и потому «реакционной». И, конечно, в качестве материала был использован кирпич. В интерьере Сиза предусмотрел сдвижную перегородку, позволяющую при желании разделить квартиру, к примеру, на мужскую и женскую половину – что оказалось очень востребованным для семей из исламских стран.
 
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore

Венецианский комплекс на Кампо-ди-Марте – самый молодой из всех, поэтому рассказывать о нем сложней всего. Его история – это история острова Джудекка, прекрасно видного из «Большой Венеции», составляющего часть ее известного всем ландшафта, но при этом отчужденного, с более бедным населением, в XIX веке – промышленными предприятиями, а к концу XX века, после их закрытия, оказавшегося в упадке. Тогда и было решено заменить его ветхое жилье на новое, качественное. Подготавливая свой проект, Сиза изучил каталог традиционных построек острова в труде Эгле Тринканато «Малая Венеция» и использовал описанные там галереи и портики, дворики, лоджии и балкончики. На фоне «туристификации» и убывания населения на основном острове, Джудекка, «Малая Венеция», остается по-настоящему жилой – и живой – территорией города. Ответом Сизы на эту ситуацию стала попытка встроить свой проект в эту жизнь, дав ей новые пространства для развития: завидней цель для архитектора найти непросто.
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore

06 Июня 2016

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Сарайный ордер
Дешевые, практичные, остроумные — такие проекты предлагает Архитектурная биеннале в Венеции.
Пресса: Русская экспозиция на биеннале в Венеции: имперский...
В этом году на архитектурную биеннале в Венеции Россия привезла проект «V.D.N.H. Urban Phenomenon», посвященный возрождению знаковой для россиян территории — ВДНХ. Стоило только биеннале открыться, как в Сети не замедлила развернуться дискуссия: почему именно этот проект? За темой тут же закрепилось определение «спорная». Так ли это?
Пресса: Будущее ВДНХ глазами студентов
26 мая, в день открытия павильона России на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции, были представлены результаты воркшопа, в рамках которого студенты из разных стран разработали концепции развития территории ВДНХ.
Пресса: Симптом — но чего?
Три с половиной мнения о российском павильоне в Венеции — и почему с Григорием Ревзиным иногда лучше не спорить
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Пресса: Своя война
Григорий Ревзин о XV Международной архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: Высшая школа урбанистики на XV Международной биеннале...
26 мая, в день открытия Русского павильона на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции, были представлены результаты воркшопа, который проходил в рамках международного исследовательского семинара, организованного для проекта VDNH Urban Phenomenon Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ при поддержке Института передовой архитектуры Каталонии (IAAC).
Пресса: "ВДНХ — архитектурный заповедник, но при этом не музей"
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов стал куратором павильона России на XV Архитектурной биеннале в Венеции. На биеннале он не новичок: в 2010 году был участником проекта "Фабрика Россия", а два года спустя вместе с другими авторами получил специальный приз за дизайн экспозиции i-city/i-land. На сей раз предметом его выставки, подготовленной вместе с комиссаром Семеном Михайловским и сокуратором Екатериной Проничевой, стала московская ВДНХ. О проекте V.D.N.H. Urban Phenomenon Сергей Кузнецов поговорил в Венеции с корреспондентом "Власти" Алексеем Тархановым.
Пресса: В борьбе с бедностью умов
В кураторском проекте Алехандро Аравены об архитектурной борьбе с кризисом, дефицитом ресурсов и экологическими опасностями MATREX российского архитектора Бориса Бернаскони обозначает борьбу с банальностью и бедностью умов.
Биеннале: конструкции
Одной из тем биеннале стали экономные современные конструкции, основанные на переосмыслении традиционных инженерных техник. Начинаем рассказывать о них, показываем пока две: поиски швейцарского ETH и кирпичную конструкцию Солано Бенитеса, награжденную «Львом».
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.