Архитектура, встроенная в жизнь

Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Национальный павильон Португалии не имеет постоянного пристанища в Венеции: обычно для него выбирают то или иное палаццо «в городе». Так поступают и многие другие страны, не имеющие собственного здания в саду Джардини и не желающие арендовать угол в Арсенале. При этом на остров Джудекку участники биеннале предпочитают не забираться: хотя туда несложно доплыть на водном трамвайчике-вапоретто, пешком туда не дойти, и это становится для многих посетителей, и так утомленных объемом и разнообразием экспозиции, немалым препятствием. Тем не менее, португальские кураторы предпочли расположиться именно там, и для такого шага у них имелись серьезные причины.
 
Кампо-ди-Марте на Джудекке. Фото около 1983 из архива Алваро Сизы © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова

Их экспозиция развернута на первом этаже недостроенного жилого дома, спроектированного Алваро Сизой; рядом стоит заселенный в 2008 жилой корпус того же автора. Работы по возведению использованного для выставки здания остановились в 2010, когда застройщик обанкротился. Постройки Сизы входят в комплекс Кампо-ди-Марте, задуманный еще в 1983 комплекс социального жилья, к реализации которого приступили лишь к началу XXI века. Проведенный 30 лет назад конкурс завершился победой Сизы, и согласно его генплану отдельные здания проектировали другие участники – Альдо Росси, Карло Аймонино (их постройки были готовы в 2004) и Рафаэль Монео (его корпус так и не был возведен).
 
Алваро Сиза. Конкурсный проект для Кампо-ди-Марте на Джудекке (1-е место) © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal
Алваро Сиза. Конкурсный проект для Кампо-ди-Марте на Джудекке (1-е место) © Álvaro Siza Fonds / Canadian Centre for Architecture, Montréal

В 2015 португальцы сообщили венецианским властям о намерении показать в недостроенном доме выставку о социальных проектах Алваро Сизы, и тут случилось неожиданное: венецианское управление по строительству жилья, заказчик конкурса 1980-х годов (тогда называвшееся IACP, а ныне ATER) вдохновилось этим замыслом и обязалось не только завершить корпус Сизы, но и построить рядом с ним здание Монео, а также разбить между ними задуманный изначально сад.
 
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. За забором – сданный и недостроенный жилые корпуса по проекту Алваро Сизы. Фото: Нина Фролова
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. За забором – сданный и недостроенный жилые корпуса по проекту Алваро Сизы. Фото: Нина Фролова
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова
zooming
Павильон Португалии на Кампо-ди-Марте. Фото: Нина Фролова



Одно это уже должно было сделать португальский павильон «звездой» биеннале–2016: что может больше отвечать активистской, социальной направленности этой международной выставки под руководством Алехандро Аравены? Не только показанная архитектура служит обществу, но и сама экспозиция помогает улучшить жизнь людей – но нет, жюри не удостоило португальцев даже поощрительной премии, что вполне укладывается в привычную схему: «городские» павильоны наград не получают (скорее всего, это еще одна причина, почему все больше участников предпочитают даже тесный зальчик в Арсенале удобному помещению где-то еще).

Однако португальский павильон и без этого удивительного соприкосновения с жизнью заслуживает внимания публики, и, возможно, премии: содержательная сторона его экспозиции выше всяких похвал. Выставка названа «Neighborhood: где Алваро встречает Альдо». Под neighborhood имеется в виду и «квартал», и собственно «соседство», «община», то есть люди, живущие в построенных Сизой социальных жилых комплексах – те, для кого он работал и работает. Упомянутый Альдо – Альдо Росси, с которым Сиза не раз встречался, в том числе и на Кампо-ди-Марте – уже в форме соседства зданий. Но самое важное – это обмен идеями между ними, прежде всего – влияние книги Росси «Архитектура города» на Сизу. Этому основополагающему для европейской архитектуры 2-й половины XX века труду в этом году исполняется 50 лет, и юбилей стал для кураторов дополнительным поводом вынести имя Росси в название выставки и посвятить его контактам с Сизой целый раздел («Архитектура города» впервые вышла на русском языке в прошлом году; подробнее прочесть о ней и ее полувековой судьбе можно в рецензии Анны Вяземцевой на Архи.ру).

В своей книге Росси призвал вернуться от жестких схем модернизма к традициям исторического города; если для него самого это был путь к постмодернизму, то Сиза смог объединить его идеи с модернистской парадигмой. Частью – волей обстоятельств, частью – в соответствии со своими убеждениями, он еще с 1970-х активно применял «соучаствующее» проектирование, а когда это было невозможно, то тщательно изучал контекст будущей постройки – особенно жилой – во всех его аспектах. Поэтому выставка показывает его не столько как одного из самых тонких архитекторов наших дней, а практически как активиста, не боящегося обсуждать и даже спорить с будущими «пользователями» своих зданий о том, каким быть проекту – но также чутко прислушивающегося даже к невысказанным их нуждам. Именно таким – интересующимся людьми – он предстает в четырех документальных фильмах, которые и составляют основу экспозиции. Сюжет их прост: в начале 2016-го Сиза посещает четыре своих социальных комплекса – Байру-да-Боуса в Порту (начатый в 1970-е и достроенный в 2000-е), Схильдерсвейк в Гааге (1984–1993), Шлезишес-тор в Берлине (1980-е годы) и упомянутый Кампо-ди-Марте на венецианском острове Джудекка (основа проекта – 1980-х, реализация – 2000-х). Он обсуждает со своими партнерами по работе над этими проектами их историю и нынешнее состояние, а также заходит в гости к жителям – как обитающим там с момента сдачи дома, так и поселившимся недавно. Он выслушивает ожидаемые комплименты и слова благодарности, морщится при виде инициированного жильцами «улучшения» их квартир, обсуждает волнующие и его, и его собеседников проблемы – джентрификацию и геттоизацию, иммиграцию, «туристификацию».
 
Алваро Сиза прибывает на Джудекку. Начало 2016 года © Jordi Burch
Алваро Сиза на Кампо-ди-Марте. Начало 2016 года © Jordi Burch
Алваро Сиза на Кампо-ди-Марте. Начало 2016 года © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у молодых архитекторов. Жилой комплекс Байру-да-Боуса в Порту © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у жителей-старожилов. Жилой комплекс Байру-да-Боуса в Порту © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у жителя комплекса на Кампо-ди-Марте в Венеции © Nicolò Galeazzi
Алваро Сиза в гостях у архитекторов – жителей комплекса Шлезишес-тор в Берлине © Nicolò Galeazzi

Архитектура, безусловно, играет важнейшую роль в этих фильмах, но не меньшее место занимают люди, и в этом еще одно несомненное достоинство португальской экспозиции: несмотря на декларируемую гуманистическую направленность биеннале Аравены, большинство участников представляют зрителям здания, но не тех, для кого они созданы. Максимум – упоминаются неквалифицированные строители (в большинстве случаев – будущие «потребители» труда архитектора), которые могут реализовать те или иные проекты без помощи наемной рабочей силы. Конечно, не одни португальцы, но также и немцы, поляки, бразильцы, австрийцы показывают конкретных людей за абстрактным понятием «общества», рассказывают о них и дают им слово, но все же такого на биеннале ощутимо не хватает. Из-за этой «безлюдности» начинаешь иначе воспринимать по идее духоподъемную фотографию, вынесенную на афишу биеннале: там археолог Мария Райхе всматривается с переносной лестницы в просторы перуанской пустыни Наска, где до горизонта – ни человека, ни постройки, ни даже деревца. Аравена сделал из этого снимка авторства Брюса Чатвина метафору поиска новых перспектив и использования оригинальных и при этом уместных, тактичных методов (Райхе с помощью лестницы изучала знаменитые «линии Наска», рисунки и узоры, видные не с земли, а лишь с высоты), но использование археологии как символа для ориентированной на актуальные нужды человека современной архитектуры несколько удивляет: археолог бережно изучает следы ушедших поколений, но ведь им уже никогда ничего не понадобится, это – при всей любви исследователя к прошлому и безусловной большой важности его работы – мертвая материя.
 
Афиша XV биеннале архитектуры в Венеции


Жилой комплекс Байру-да-Боуса Алваро Сизы в Порту © Nicolò Galeazzi

Возвращаясь к португальской экспозиции, необходимо сказать несколько слов про те жилые комплексы, которые стали ее предметом. Байру-да-Боуса был задуман сразу после португальской революции 1974 года, положившей конец салазаровскому режиму. Тогда новое, демократическое правительство поощряло создание объединений жителей, которым требовалось новое жилье вместо трущобного (такое в центре Порту осталось и по сей день, но живут там только желающие). И Сиза вспоминает, что каждый вечер встречался с 300 своими «заказчиками», обсуждал с ними проект, спорил, учился у них – как и они учились у него. Такая схема через несколько лет была сочтена властями слишком свободной, строительство второй очереди заморозили, и до конца XX века жилой комплекс оставался незаконченным. В корпус 2000-х годов въехали новые, уже гораздо более состоятельные, чем первоначальные, жильцы, а часть квартир была раскуплена под сдачу в аренду. Эта ситуация волнует и архитектора, и живущих в доме с 1970-х людей. В таких «старых» семьях Сизу встречают, как родственника – с нежностью, но без пиетета. Новые же жильцы, часть из которых – архитекторы, пожелавшие жить в доме по проекту большого мастера, рады, но также и смущены визитом мэтра. Сиза вспоминает, что первая очередь проекта не предполагала никаких гаражей – не то было время и не те жильцы, а для второй машиноместа уже были необходимы. При этом внутренний двор с выходящими туда галереями был и остается «ареной» для игры в футбол, как и задумал архитектор: родители могут наблюдать за своими детьми прямо от дверей квартир.
 
Жилой комплекс Шлезишес-тор (Bonjour tristesse) Алваро Сизы в Берлине. Фото: Georg Slickers via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.0 Generic
Жилой комплекс Шлезишес-тор (Bonjour tristesse) Алваро Сизы в Берлине © Nicolò Galeazzi

Комплекс в районе Шлезишес-тор, более известный по граффити на фасаде как Bonjour tristesse («Здравствуй, грусть»), был построен в тогда еще Западном Берлине в рамках очередной Международной строительной выставки (IBA), причем в числе ее «дешевых» проектов, предполагавших – отличие от «первосортных» – участие в проектировании жителей, что Сизу, как он признается, и привлекло. Это был его первый зарубежный объект и третий берлинский конкурс, местным архитекторам его вариант не пришелся по вкусу, а застройщик довольно сильно переделал его ради удешевления. Однако даже в таком виде Bonjour tristesse вызывает восторг жильцов удобством планировки и количеством проникающего в интерьер дневного света. В момент строительства недалеко пролегала Берлинская стена, а в районе жили по преимуществу турецкие иммигранты. Теперь местность стала намного моднее и благополучнее, дом купил австрийский риелтор, арендная плата растет из года в год, что влияет на состав жителей – хотя часть первоначальных осталась до сих пор. Сиза также построил досуговый центр для пожилых и детский сад во дворе дома: наличие инфраструктуры также привлекает в дом новых жильцов, хотя имя автора проекта тоже играет свою роль – в Шлезишес-тор живут и архитекторы – поклонники его творчества.
 
Жилой комплекс Схильдерсвейк Алваро Сизы в Гааге © Alessandra Chemollo

В Гааге Сиза тоже работал с мультикультурной средой: на момент сдачи Схильдерсвейка там жило всего три голландские по происхождению семьи, сейчас там остался лишь один пожилой фотограф, который называет этническое разнообразие одной из привлекательных черт этого жилого комплекса. Проект также вызвал в свое время противодействие местных архитекторов: Сиза изучил местные традиции и использовал в проекте «гаагский портик», род арки – крыльца – входной группы, куда обращены отдельные квартиры. Несмотря на удобство этой схемы, которое отмечают жители, городским архитекторам она казалась слишком традиционной и потому «реакционной». И, конечно, в качестве материала был использован кирпич. В интерьере Сиза предусмотрел сдвижную перегородку, позволяющую при желании разделить квартиру, к примеру, на мужскую и женскую половину – что оказалось очень востребованным для семей из исламских стран.
 
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore

Венецианский комплекс на Кампо-ди-Марте – самый молодой из всех, поэтому рассказывать о нем сложней всего. Его история – это история острова Джудекка, прекрасно видного из «Большой Венеции», составляющего часть ее известного всем ландшафта, но при этом отчужденного, с более бедным населением, в XIX веке – промышленными предприятиями, а к концу XX века, после их закрытия, оказавшегося в упадке. Тогда и было решено заменить его ветхое жилье на новое, качественное. Подготавливая свой проект, Сиза изучил каталог традиционных построек острова в труде Эгле Тринканато «Малая Венеция» и использовал описанные там галереи и портики, дворики, лоджии и балкончики. На фоне «туристификации» и убывания населения на основном острове, Джудекка, «Малая Венеция», остается по-настоящему жилой – и живой – территорией города. Ответом Сизы на эту ситуацию стала попытка встроить свой проект в эту жизнь, дав ей новые пространства для развития: завидней цель для архитектора найти непросто.
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore
Жилой комплекс Алваро Сизы на Кампо-ди-Марте на острове Джудекка в Венеции © Alberto Lagomaggiore


06 Июня 2016

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XV Архитектурная биеннале в Венеции

Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Биеннале: конструкции
Одной из тем биеннале стали экономные современные конструкции, основанные на переосмыслении традиционных инженерных техник. Начинаем рассказывать о них, показываем пока две: поиски швейцарского ETH и кирпичную конструкцию Солано Бенитеса, награжденную «Львом».
Из тени в свет
Кураторы российского павильона на архитектурной биеннале в Венеции рассказали о проекте национальной экспозиции.
«Истории успеха»
Куратором 15-й международной биеннале в Венеции назначен чилийский архитектор Алехандро Аравена. Биеннале пройдет с 28 мая по 27 ноября 2016 года.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.