От материального до неосязаемого

В Венеции продолжается 15-я архитектурная биеннале: представляем обзор самых интересных экспозиций в рамках кураторского проекта Алехандро Аравены.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

31 Августа 2016
mainImg
Биеннале проходит в этом году под девизом «Репортаж с фронта»: она посвящена самым острым глобальным проблемам человечества и возможности их решения средствами архитектуры. Кураторская часть выставки до 27 ноября демонстрируется на двух площадках: в Арсенале и главном павильоне сада Джардини. Несмотря на такую пространственную разделенность, экспозиции Аравены помогают (не всегда, впрочем, успешно) не распасться на части несколько сквозных тем.
Вестибюль Арсенала в Венеции © Andrea Avezzù
Вестибюль Арсенала в Венеции © Andrea Avezzù

Одна из них – материалы. Она начинается с вестибюлей обоих выставочных сооружений, где Алехандро Аравена создал нечто вроде инсталляции из вторсырья: металлических профилей и гипсокартона, использованных для создания экспозиции художественной биеннале в прошлом году. Это прозрачный намек на расточительность нашего общества, где невосполняемые ресурсы тратятся бездумно, часто по сиюминутной прихоти.
 
Эскпозиция Amateur Architecture Studio © Нина Фролова
Эскпозиция Amateur Architecture Studio © Нина Фролова

Смежный сюжет представили в Венеции китайский лауреат Притцкеровской премии Ван Шу и его бюро Amateur Architecture Studio: главную архитектурную награду он получил за в целом нехарактерное для современного Китая желание сохранять ремесленные приемы в строительстве, стремление, когда снос традиционных народных построек ради масштабных проектов неизбежен, использовать их материалы как вторсырье в новых зданиях. В Арсенале Ван Шу показал результаты своего исследования и классификации использовавшихся веками материалов – синей черепицы, глазури для керамики, и т.д.
 
ZAO standardarchitecture. Микро-хутун © Нина Фролова
ZAO standardarchitecture. Реконструкция хутуна под библиотеку. Пекин. Ноябрь 2015 © Wang Ziling

Схожие проблемы интересуют архитектора Чжана Кэ (мастерская ZAO / standardarchitecture). Он занимается реконструкцией хутунов – традиционных пекинских кварталов, которых остается все меньше: они располагались в центральной части города, и потому пошли по снос в первую очередь – ради строительства новых небоскребов и торговых центров. Вторая проблема хутунов в том, что это обычно очень плотная – до скученности – застройка, часто без водопровода и канализации, поэтому нередко их жители совсем не против переехать в новую квартиру на окраине. Поэтому еще с 1980-х годов китайские архитекторы разрабатывали разные проекты спасения – реконструкции хутунов: в основном, дорогие, где целый двор-квартал превращался в художественную галерею, бутик-отель или частную резиденцию. Чжан Кэ, напротив, встраивает в хутуны небольшие инфраструктурные объекты, и один из них – детскую библиотеку – он воспроизвел в Арсенале в масштабе 1:1. Китайская традиция учености символически отразилась в проекте через добавленные в бетон чернила.
 
Норман Фостер, Федеральная школа Лозанны, Федеральная школа Цюриха. Модуль аэропорта для беспилотников-дронов

Норман Фостер показал на биеннале свой благотворительный план для Африки, где он планирует создать сеть «аэропортов» для беспилотников-дронов: она заменит привычную транспортную инфраструктуру, создать которую было бы невероятно дорого и сложно. В зоне Арсенала показан первый опытный модуль такого «дронопорта», соединяющий местную строительную технологию (кирпич-сырец) и точные исследования ведущих швейцарских вузов, позволившие перекрыть максимум площади одним сводом.
 
Аэропорт для беспилотников-дронов © Foster + Partners
Аэропорт для беспилотников-дронов © Foster + Partners
Аэропорт для беспилотников-дронов © Foster + Partners
Инсталляция Анны Херингер © Francesco Galli

Анна Херингер, известная своими социальными и «зелеными» проектами для Южной Азии, показала в Джардини возможности глинобитного строительства, которое давно привлекает внимание как экологически чистая и доступная альтернатива бетону и другим «современным» материалам.
 
Экспозиция BeL Sozietät für Architektur © Jacopo Salvi

Другой социальной теме – жилья для беженцев – посвящена экспозиция кельнского бюро BeL Sozietät für Architektur: они предлагают использовать для строительства жилья, культурных и образовательных учреждений, офисных зданий и других необходимых сооружений универсальную ячейку, напоминающую «Дом-Ино» Ле Корбюзье – только значительно большую. Стоит вспомнить при этом, что «Дом-Ино» тоже был разработан для беженцев – в начале Первой мировой войны.
 
Дом Allotment House – базовая структура и жильцы ©BeL
Экспозиция BeL Sozietät für Architektur © Italo Rondinella
Экспозиция BeL Sozietät für Architektur © Italo Rondinella
Экспозиция BeL Sozietät für Architektur © Нина Фролова
Экспозиция о Кумбха-Мела. Авторы Рахуль Мехротра и Фелипе Вера © Нина Фролова

Как альтернативу бетонному и любому другому капитальному жилью архитекторы-исследователи Рахуль Мехротра и Фелипе Вера показывают в Венеции временные постройки для размещения паломников, прибывающих на индуистский праздник Кумбха-мела. В 2007 в Аллахабад на это празднество съехалось 70 миллионов человек – мировой рекорд для любого собрания. И это не стало никакой катастрофой: все естественно разместились в легких постройках из бамбука и ткани, а после разъехались по домам, и мультимиллионный «город» исчез, как не бывало. Авторы экспозиции ставят вопрос о временности и «неформальности» как возможных перспективах развития современных городов.
 
Экспозиция о Кумбха-Мела. Авторы Рахуль Мехротра и Фелипе Вера © Italo Rondinella
Инсталляция вьетнамского архитектора Во Чонг Нгиа © Нина Фролова

Не-капитальным также интересуется вьетнамский архитектор Во Чонг Нгиа: его постройки очень часто включают в себя живую зелень, что должно смягчать воздействие на человека агрессивной городской среды. Свою идею он выразил с помощью инсталляции из бамбука, ржавых горшков и живых растений.
 
Экспозиция австрийского бюро Marte.Marte © Italo Rondinella
Экспозиция австрийского бюро Marte.Marte © Italo Rondinella

О совсем неживом материале, а также о красоте (которую Аравена также считает важным общественным благом) – экспозиция австрийцев Marte.Marte. Свою любовь к бетону они выразили в эффектных скульптурных объектах.
 
Экспозиция Михаэля Браунгарта и EPEA Internationale Umweltforschung © Нина Фролова

Напротив, никакой импозантности нет в выставке известного деятеля эко-движения Михаэля Браунгарта, одного из создателей стандарта безопасных строительных материалов Cradle to Cradle. Его эксцентричная экспозиция, включающая даже садовых гномов, напоминает об источнике «зеленого» движения – контркультуре 1960-х с их эстетикой самодельности, так далекой от глянцевого имиджа и масштабной господдержки «устойчивого развития» в наши дни. Неудивительно, что именно этот имидж и «экологические» полумеры и критикует Браунгарт на биеннале.
 
Экспозиция Михаэля Браунгарта и EPEA Internationale Umweltforschung © Нина Фролова
Экспозиция Михаэля Браунгарта и EPEA Internationale Umweltforschung © Нина Фролова
Экспозиция Кристиана Кереца и Уго Мескиты © Francesco Galli

«Самодельность» стала ценностью для швейцарского архитектора Кристиана Кереца и его бразильского коллеги Уго Мескиты: они тщательно исследовали фавелы постоянно находят оптимальные планирочные и композционные решения, которые вполне могут стать ориентиром для «цивилизованных» архитекторов.
 
Экспозиция Кристиана Кереца и Уго Мескиты © Нина Фролова
Экспозиция Кристиана Кереца и Уго Мескиты © Нина Фролова
Экспозиция Кристиана Кереца и Уго Мескиты © Нина Фролова
Экспозиция Кристиана Кереца и Уго Мескиты © Нина Фролова
Экспозиция Кристиана Кереца и Уго Мескиты © Нина Фролова
Экспозиция о реконструкции перекрестка в Дурбане © Francesco Galli

Перекресток Уорвик в южноафриканском городе Дурбан – тоже история о самоорганизации. Он был самым криминальным местом в городе, если не в стране, и полицейский Патрик Ндлову, раз за разом арестовываший там одних и тех же персонажей, решил, что проблема требует другого решения. Он уволился из органов и объединился с архитектором Ричардом Добсоном. Созданная ими организация Asiye eTafuleni и бюро архитектора Эндрю Мейкина designworkshop:sa дополнили эстакаду Уорвика мостом-рынком снадобий и предметов для практики традиционной медицины, очень популярной в ЮАР. Доходность этого проекта превзошла все ожидания, и экономическое процветание сразу сделало окрестности более безопасными.
 
Экспозиция о реконструкции перекрестка в Дурбане © Francesco Galli
Экспозиция о реконструкции перекрестка в Дурбане © Нина Фролова
Экспозиция о реконструкции перекрестка в Дурбане © Нина Фролова
Экспозиция о реконструкции перекрестка в Дурбане © Нина Фролова
Экспозиция о реконструкции перекрестка в Дурбане © Нина Фролова
LAN. Жилой дом в пригороде Бордо Бегле © Francesco Galli

Парижское бюро LAN представило две свои работы в сфере модернизации доступного жилья – новый комплекс на месте неблагополучного послевоенного комплекса близ Бордо и реконструированные башни в Лормоне – с помощью макетов, где подчеркивается человеческое измерение их работы. Населенные празднующими, ссорящимися, отдыхающими людьми дома дополнены на стенах зала историями конкретных жильцов – они рассказывают, кто они, в какой квартире поселились, что делают сейчас и чем планируют заняться через 15 лет.
 
LAN. Жилой дом в пригороде Бордо Бегле © LAN Architecture
LAN. Район Женикар в Лормоне © Francesco Galli
LAN. Район Женикар в Лормоне © Francesco Galli
LAN. Район Женикар в Лормоне © Julien Lanoo
studio tamassociati. Комплекс учебной студии Миры Наир в Кампале © Нина Фролова

Венецианское бюро studio tamassociati, выступившее в этом году в роли куратора национального павильона Италии, в рамках экспозиции Аравены показало свой проект Maisha Film Lab – некоммерческой учебной студии кинорежиссера Миры Наир в столице Уганды Кампале. В парке, где план определяет символический маршрут по этапам человеческой жизни, расположены павильоны из местного кирпича.
 
Инсталляция бюро Aires Mateus «Щель» © Francesco Galli

Так как красота тоже является общественным благом, а социально незащищенные граждане, как правило, особенно ощущают ее дефицит в окружающей среде, к участию в биеннале были приглашены и известные своим особым вниманием к эстетике авторы. Самой интересной из подобных экспозиций стала инсталляция «Щель» португальских архитекторов – братьев Айриш-Матеуш. Скупыми средствами – ниши с подсветкой в темной комнате – им удалось создать очень тонкую работу, которой они протестуют против исключения красоты из архитектурного дискурса.
 
Инсталляция бюро Aires Mateus «Щель» © Francesco Galli
Инсталляция бюро Aires Mateus «Щель» © Francesco Galli
Инсталляция бюро Aires Mateus «Щель» © Francesco Galli
«Хранилище вещественных доказательств». Экспозиция Архитектурной школы Университета Ватерлоо © Francesco Galli

Другой нематериальной теме – исторической справедливости – посвящена экспозиция архитектурной школы Университета Ватерлоо в канадской провинции Онтарио. Преподаватель этого вуза Роберт Ян Ван Пелт, историк классической архитектуры, был привлечен как свидетель защиты в 2000 году на процессе о клевете: Дэвид Ирвинг был недоволен, что Дебора Липстадт назвала его «отрицателем Холокоста» в книге, выпущенной издательством Penguin Books (эта история легла в основу американо-британского художественного фильма «Отрицание», который выйдет в этом году). Ирвинг, в частности, утверждал, что Освенцим не был лагерем смерти. Так как никакие значимые документы о строительстве – техническое задание, проектные чертежи, другая документация – не сохранилась, Ван Пелту пришлось восстанавливать детали заказа по сохранившимся постройкам, практически так же, как археологи исследуют остатки древних сооружений, выясняя – что это. Ему удалось доказать, опираясь на такие детали, как забранный решеткой глазок в двери, что «морги» и «помещения для дезинфекции» были на самом деле газовыми камерами. Этот рассказ о темной стороне архитектурного проектирования производит особенно большое впечатление: детали корпусов Освенцима, документы и фотографии отлиты в гипсе, напоминая слепки античных статуй или свидетельство другого трагического эпизода мировой истории – «отливки» пустот, образовавшихся в толще пепла на месте тел погибших горожан в Геркулануме.
«Хранилище вещественных доказательств». Экспозиция Архитектурной школы Университета Ватерлоо © Francesco Galli
«Хранилище вещественных доказательств». Экспозиция Архитектурной школы Университета Ватерлоо © Francesco Galli
«Хранилище вещественных доказательств». Экспозиция Архитектурной школы Университета Ватерлоо © Нина Фролова
«Хранилище вещественных доказательств». Экспозиция Архитектурной школы Университета Ватерлоо © Нина Фролова


31 Августа 2016

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Сарайный ордер
Дешевые, практичные, остроумные — такие проекты предлагает Архитектурная биеннале в Венеции.
Пресса: Русская экспозиция на биеннале в Венеции: имперский...
В этом году на архитектурную биеннале в Венеции Россия привезла проект «V.D.N.H. Urban Phenomenon», посвященный возрождению знаковой для россиян территории — ВДНХ. Стоило только биеннале открыться, как в Сети не замедлила развернуться дискуссия: почему именно этот проект? За темой тут же закрепилось определение «спорная». Так ли это?
Пресса: Будущее ВДНХ глазами студентов
26 мая, в день открытия павильона России на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции, были представлены результаты воркшопа, в рамках которого студенты из разных стран разработали концепции развития территории ВДНХ.
Пресса: Симптом — но чего?
Три с половиной мнения о российском павильоне в Венеции — и почему с Григорием Ревзиным иногда лучше не спорить
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Пресса: Своя война
Григорий Ревзин о XV Международной архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: Высшая школа урбанистики на XV Международной биеннале...
26 мая, в день открытия Русского павильона на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции, были представлены результаты воркшопа, который проходил в рамках международного исследовательского семинара, организованного для проекта VDNH Urban Phenomenon Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ при поддержке Института передовой архитектуры Каталонии (IAAC).
Пресса: "ВДНХ — архитектурный заповедник, но при этом не музей"
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов стал куратором павильона России на XV Архитектурной биеннале в Венеции. На биеннале он не новичок: в 2010 году был участником проекта "Фабрика Россия", а два года спустя вместе с другими авторами получил специальный приз за дизайн экспозиции i-city/i-land. На сей раз предметом его выставки, подготовленной вместе с комиссаром Семеном Михайловским и сокуратором Екатериной Проничевой, стала московская ВДНХ. О проекте V.D.N.H. Urban Phenomenon Сергей Кузнецов поговорил в Венеции с корреспондентом "Власти" Алексеем Тархановым.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Пресса: В борьбе с бедностью умов
В кураторском проекте Алехандро Аравены об архитектурной борьбе с кризисом, дефицитом ресурсов и экологическими опасностями MATREX российского архитектора Бориса Бернаскони обозначает борьбу с банальностью и бедностью умов.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.