Индустрии воздушные и домостроительные

Вчера в ЦДХ открылся фестиваль «Зодчество». Его главные герои – проекты постиндустирального преобразования территорий наравне с вновь ожившими и переодевшимися домостроительными комбинатами.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

02 Октября 2015
mainImg
Тема двадцать второго по счету, то есть помнящего почти всю историю постсоветского пространства, фестиваля Союза архитекторов России – «Новые индустрии. Позитивные практики развития городов», и мы достаточно подробно, устами кураторов, рассказывали о его некоммерческой программе. Пора поделиться впечатлениями о фестивальной реальности.

Первый культурный шок – «Зодчество» проходит в любезно приютившем его ЦДХ. Разговоры об этом шли, насколько известно, достаточно давно, во всяком случае после того, как бессменный Большой Манеж несколько бесцеремонно выставил фестиваль, продлив за его счет милую верноподданническому сердцу народа выставку об истории рода Романовых. После чего всероссийский архитектурный фестиваль пару лет проводили в Гостином дворе.

Для посетителей выставки место – это, как известно, половина впечатлений, а может быть, и побольше. На фестиваль САР оно тоже произвело эффект. С одной стороны, мы неизбежно сравниваем теперь «Зодчество» с Арх Москвой. То есть и раньше сравнивали, но теперь, когда появилась возможность наложить их друг на друга буквально – другое дело, сразу хочется все померить. Тем более что предыдущее «Зодчество» прошло в декабре и еще не остыло, Арх Москва в мае, а сейчас только начало октября, события спрессовались, что тоже провоцирует, и хочется что-то сказать такое про петровский Новый год, потом весенний, потом летопровождение – вот было бы неплохо так и оставить, три фестиваля по счету новогодних праздников. Но есть еще старый новый год, и он сильно подводит, на столько фестивалей кураторов не хватит. Но можно проводить в это время какой-нибудь конкурс. Или объявлять.

Но дело не в том. Подходя к ЦДХ, невольно удивляешься отсутствию большого баннера на фасаде. Внутри понимаешь, что третий этаж не занят, там выставка живописи. Словом, сейчас фестиваль раза в два-три, скорее в три, меньше Арх Москвы даже в ее кризисном, редуцированном состоянии.

Для фестиваля это, может быть, и плохо, а для его зрителей хорошо. Потому что историю «Зодчества» можно рассматривать, конечно, по-разному, но можно – как долгий и трудный процесс очищения от лишнего. Есть у фестиваля имманентная, то есть внутренне присущая, особенность: его организаторы неизменно стремятся наградить всех и привлечь как можно больше участников. Всех позвали и всех наградили. К тому же он всероссийский, словом, он всегда был лабиринтом утомительных блужданий. Многие архитекторы и дизайнеры делали попытки структурировать массу, но получалось только рассовать, как при небрежной уборке, по ящикам. Даже в декабре, хотя титаническими, надо думать, усилиями кураторов братьев Асадовых, экспозиция стала намного яснее, прозрачнее и увлекательнее, следы родовой травмы «Зодчества» прочитывались. Теперь же их почти нет, или они не видны. Сложно сказать, в чем причина, главная причина, надо думать, экономическая – кризис, но в данном случае он отлично повлиял на целое, настолько легкой, почти взлетающей, стала выставка.

Многое перебралось, надо думать, в формат общения и презентаций (программа здесь). Что-то, определенно, задано самим зданием и планкой Арх Москвы. Какую-то роль сыграл опыт Асадовых в организации фестиваля «Города» – впрочем, про них в экспозиции ни слова, хотя запланирована презентация книги по истории проекта. Но вот, получилось легко и свободно.
«Модельный кластер» на первом этаже ЦДХ. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Центральный зал второго этажа занят главным кураторским проектом «Новые индустрии»: с высокого потолка свисают широкие полотна, перед каждым – макет на унифицированном чемодане. Участвуют совершенно разные проекты. Крупные жилые комплексы на месте промзон, разной степени завершенности: московские «Садовые кварталы» Сергея Скуратова, петербургский «Завод «Россия» Сергея Чобана, «Проект «Символ» – реконструкция «Серпа и молота» по проекту победившего в конкурсе LDA design. Наоборот, опыты артистического преобразования территорий и промзон: фестиваль Арт-Овраг, дизайн-завод «Флакон», только что начавшийся малоизвестный проект NimLoft из Иваново – швейный кластер. Средневолжский филиал ГЦСИ, реконструированный Евгением Ассом, собравший почти все возможные комплименты. Еще наоборот, проекты утопические и нереализованные, выставочные: пятилетней давности проект возрождения Вышнего Волочка, показанный Сергеем Чобаном на венецианской биеннале. Еще, кажется, не начавшийся проект преобразования моногорода Сатки, скорее постановка проблемы, чем проект. Или ужасающие брутальностью, а может быть – играющие на нервах вышедших из фавора хипстеров и их родителей, – «Промышленные дома» Петра Виноградова, который предлагает расставить их по всей стране, чем напомнить «…об истинно человеческих ценностях, главная из которых – ТРУД». Большими буквами. Мир, труд, май. Работные дома. Из «зданий, провоцирующих к труду» особенно хорош барак на курьих ножках.
«Промышленные дома». Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Петр Виноградов (в центре) перед стендом «Промышленных домов». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Еще наоборот: проект преобразования района Волхонки, проект-исследование возможного благоустройства, изданный архитекторами отдельной книжкой. Словом, кураторы трактовали тему широко: ну какие новые индустрии в постиндустриальном обществе? Анти-индустрии. Был завод, заглох, все испачкал, пришли архитекторы, очистили почву, построили элитное жилье. Был совхоз, пришли молодые архитекторы и художники, поселились, стали что-то делать. Вот тут уже как повезет – не всегда эта «индустрия» получается. «Усадьба Гуслицы», к слову, привезла живых гусей, они в углу, справа.
Макет жилого квартала 1 района D2 Технопарк в «Сколково», архитекторы ДНК аг. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Макет Дизайн-завода «Флакон», из LEGO. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Гуси перед стендом «Гуслиц». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Стереосатка. Макет, на котором виден огромный карьер, основа существования города. Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Вокруг проекты меньшего формата на ту же тему: показанные отдельно кварталы ЗИЛа, подборка проектов преобразования российских территорий в духе Винзавода вперемежку с иностранными примерами. Владимир Фролов показывает общественные пространства Петербурга. Но важно, что выставки, дополняющие основную, решены в одном дизайне, довольно удачно: некрупно, но хорошо подсвечено. В параллельном длинном зале показывает себя школа МАРШ с нонстопом лекций. Все это очень условно можно назвать индустрией, с оговорками и объяснениями, косвенно, зато красиво.
Один из стендов школы МАРШ. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
На стенде МАРШ. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Библиотека центра авангарда, в перспективе – экспозиции Ильи Заливухина «Анатомия города». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектурный критик Мария Фадеева на экспозиции библиотеки музея авангарда на Шаболовке. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект «Переосвоение. Практики ревитализации городской среды». Кураторы Елена Гонсалес и Филипп Якубчук. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Настоящая индустрия с левой стороны зала, где из множества регионов остались самые упорные, числом пять-шесть. Стенд Подмосковья – чистый свет, там сложно понять что-либо определенно. Зато стенд Москвы определенен как никогда, здесь новое лицо панельного домостроения, и это лицо (а вы что подумали?) Мерлин Монро. Вспоминаем, что весной на Арх Москве пол третьего этажа было отдано новым ДСК, таким пестрым и дружелюбным. Сейчас на стенде выстроено фанерное яйцо с проекцией проектов панельных серий. Нужно войти внутрь, оно неплохо имитирует погружение в обновленную индустрию. Впрочем, тот же фокус можно проделать и попросту выйдя во двор и мысленно раскрасив окружающее в разноцветную шашечку. Последние очень популярны; тут лучше всего зайти на соседний стенд Тамбовской области, здесь – сплошные ДСК, половина раскрашена крупными подсолнухами, вторая ими же, но в абстрагированной версии. Верите ли, сильнейшее впечатление.
Мерлин Монро, один из образцов облицовочных панелей для новых ДСК. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Стенд Москвы. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Подсолнух на панельном доме на стенде Тамбовской области. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но вернемся к белому. Проекты смотра-конкурса расположены по периметру, на внешней стене, хорошо освещены и выглядят подтянуто. Здесь тоже новая тенденция: если раньше московские архитекторы, как было неоднократно замечено, на «Зодчестве» не выставлялись, то теперь пришли, не все, но многие. Заметно много проектов, включая студенческие, и построек из Нижнего Новгорода. На «Дедала», в частности, претендуют нижегородский ГЦСИ и офисное здание на Большой Печерской Евгения Пестова. В этом же списке – офисный комплекс «Лотос» Сергея Чобана и, скажем, ЖК «Левобережная дубрава» Виктора Логвинова в Химках. Лауреатов всероссийского смотра объявят в субботу. Пока же имеет смысл прийти на «Зодчество» и оценить новый формат фестиваля самостоятельно. 
Открытие фестиваля. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Зодчество 2015». Фрагмент вступительного стенда. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


02 Октября 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.