Индустрии воздушные и домостроительные

Вчера в ЦДХ открылся фестиваль «Зодчество». Его главные герои – проекты постиндустирального преобразования территорий наравне с вновь ожившими и переодевшимися домостроительными комбинатами.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

02 Октября 2015
mainImg
Тема двадцать второго по счету, то есть помнящего почти всю историю постсоветского пространства, фестиваля Союза архитекторов России – «Новые индустрии. Позитивные практики развития городов», и мы достаточно подробно, устами кураторов, рассказывали о его некоммерческой программе. Пора поделиться впечатлениями о фестивальной реальности.

Первый культурный шок – «Зодчество» проходит в любезно приютившем его ЦДХ. Разговоры об этом шли, насколько известно, достаточно давно, во всяком случае после того, как бессменный Большой Манеж несколько бесцеремонно выставил фестиваль, продлив за его счет милую верноподданническому сердцу народа выставку об истории рода Романовых. После чего всероссийский архитектурный фестиваль пару лет проводили в Гостином дворе.

Для посетителей выставки место – это, как известно, половина впечатлений, а может быть, и побольше. На фестиваль САР оно тоже произвело эффект. С одной стороны, мы неизбежно сравниваем теперь «Зодчество» с Арх Москвой. То есть и раньше сравнивали, но теперь, когда появилась возможность наложить их друг на друга буквально – другое дело, сразу хочется все померить. Тем более что предыдущее «Зодчество» прошло в декабре и еще не остыло, Арх Москва в мае, а сейчас только начало октября, события спрессовались, что тоже провоцирует, и хочется что-то сказать такое про петровский Новый год, потом весенний, потом летопровождение – вот было бы неплохо так и оставить, три фестиваля по счету новогодних праздников. Но есть еще старый новый год, и он сильно подводит, на столько фестивалей кураторов не хватит. Но можно проводить в это время какой-нибудь конкурс. Или объявлять.

Но дело не в том. Подходя к ЦДХ, невольно удивляешься отсутствию большого баннера на фасаде. Внутри понимаешь, что третий этаж не занят, там выставка живописи. Словом, сейчас фестиваль раза в два-три, скорее в три, меньше Арх Москвы даже в ее кризисном, редуцированном состоянии.

Для фестиваля это, может быть, и плохо, а для его зрителей хорошо. Потому что историю «Зодчества» можно рассматривать, конечно, по-разному, но можно – как долгий и трудный процесс очищения от лишнего. Есть у фестиваля имманентная, то есть внутренне присущая, особенность: его организаторы неизменно стремятся наградить всех и привлечь как можно больше участников. Всех позвали и всех наградили. К тому же он всероссийский, словом, он всегда был лабиринтом утомительных блужданий. Многие архитекторы и дизайнеры делали попытки структурировать массу, но получалось только рассовать, как при небрежной уборке, по ящикам. Даже в декабре, хотя титаническими, надо думать, усилиями кураторов братьев Асадовых, экспозиция стала намного яснее, прозрачнее и увлекательнее, следы родовой травмы «Зодчества» прочитывались. Теперь же их почти нет, или они не видны. Сложно сказать, в чем причина, главная причина, надо думать, экономическая – кризис, но в данном случае он отлично повлиял на целое, настолько легкой, почти взлетающей, стала выставка.

Многое перебралось, надо думать, в формат общения и презентаций (программа здесь). Что-то, определенно, задано самим зданием и планкой Арх Москвы. Какую-то роль сыграл опыт Асадовых в организации фестиваля «Города» – впрочем, про них в экспозиции ни слова, хотя запланирована презентация книги по истории проекта. Но вот, получилось легко и свободно.
«Модельный кластер» на первом этаже ЦДХ. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Центральный зал второго этажа занят главным кураторским проектом «Новые индустрии»: с высокого потолка свисают широкие полотна, перед каждым – макет на унифицированном чемодане. Участвуют совершенно разные проекты. Крупные жилые комплексы на месте промзон, разной степени завершенности: московские «Садовые кварталы» Сергея Скуратова, петербургский «Завод «Россия» Сергея Чобана, «Проект «Символ» – реконструкция «Серпа и молота» по проекту победившего в конкурсе LDA design. Наоборот, опыты артистического преобразования территорий и промзон: фестиваль Арт-Овраг, дизайн-завод «Флакон», только что начавшийся малоизвестный проект NimLoft из Иваново – швейный кластер. Средневолжский филиал ГЦСИ, реконструированный Евгением Ассом, собравший почти все возможные комплименты. Еще наоборот, проекты утопические и нереализованные, выставочные: пятилетней давности проект возрождения Вышнего Волочка, показанный Сергеем Чобаном на венецианской биеннале. Еще, кажется, не начавшийся проект преобразования моногорода Сатки, скорее постановка проблемы, чем проект. Или ужасающие брутальностью, а может быть – играющие на нервах вышедших из фавора хипстеров и их родителей, – «Промышленные дома» Петра Виноградова, который предлагает расставить их по всей стране, чем напомнить «…об истинно человеческих ценностях, главная из которых – ТРУД». Большими буквами. Мир, труд, май. Работные дома. Из «зданий, провоцирующих к труду» особенно хорош барак на курьих ножках.
«Промышленные дома». Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Петр Виноградов (в центре) перед стендом «Промышленных домов». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Еще наоборот: проект преобразования района Волхонки, проект-исследование возможного благоустройства, изданный архитекторами отдельной книжкой. Словом, кураторы трактовали тему широко: ну какие новые индустрии в постиндустриальном обществе? Анти-индустрии. Был завод, заглох, все испачкал, пришли архитекторы, очистили почву, построили элитное жилье. Был совхоз, пришли молодые архитекторы и художники, поселились, стали что-то делать. Вот тут уже как повезет – не всегда эта «индустрия» получается. «Усадьба Гуслицы», к слову, привезла живых гусей, они в углу, справа.
Макет жилого квартала 1 района D2 Технопарк в «Сколково», архитекторы ДНК аг. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Макет Дизайн-завода «Флакон», из LEGO. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Гуси перед стендом «Гуслиц». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Стереосатка. Макет, на котором виден огромный карьер, основа существования города. Экспозиция «Новые индустрии». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Вокруг проекты меньшего формата на ту же тему: показанные отдельно кварталы ЗИЛа, подборка проектов преобразования российских территорий в духе Винзавода вперемежку с иностранными примерами. Владимир Фролов показывает общественные пространства Петербурга. Но важно, что выставки, дополняющие основную, решены в одном дизайне, довольно удачно: некрупно, но хорошо подсвечено. В параллельном длинном зале показывает себя школа МАРШ с нонстопом лекций. Все это очень условно можно назвать индустрией, с оговорками и объяснениями, косвенно, зато красиво.
Один из стендов школы МАРШ. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
На стенде МАРШ. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Библиотека центра авангарда, в перспективе – экспозиции Ильи Заливухина «Анатомия города». «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Архитектурный критик Мария Фадеева на экспозиции библиотеки музея авангарда на Шаболовке. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Проект «Переосвоение. Практики ревитализации городской среды». Кураторы Елена Гонсалес и Филипп Якубчук. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Настоящая индустрия с левой стороны зала, где из множества регионов остались самые упорные, числом пять-шесть. Стенд Подмосковья – чистый свет, там сложно понять что-либо определенно. Зато стенд Москвы определенен как никогда, здесь новое лицо панельного домостроения, и это лицо (а вы что подумали?) Мерлин Монро. Вспоминаем, что весной на Арх Москве пол третьего этажа было отдано новым ДСК, таким пестрым и дружелюбным. Сейчас на стенде выстроено фанерное яйцо с проекцией проектов панельных серий. Нужно войти внутрь, оно неплохо имитирует погружение в обновленную индустрию. Впрочем, тот же фокус можно проделать и попросту выйдя во двор и мысленно раскрасив окружающее в разноцветную шашечку. Последние очень популярны; тут лучше всего зайти на соседний стенд Тамбовской области, здесь – сплошные ДСК, половина раскрашена крупными подсолнухами, вторая ими же, но в абстрагированной версии. Верите ли, сильнейшее впечатление.
Мерлин Монро, один из образцов облицовочных панелей для новых ДСК. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Стенд Москвы. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Подсолнух на панельном доме на стенде Тамбовской области. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но вернемся к белому. Проекты смотра-конкурса расположены по периметру, на внешней стене, хорошо освещены и выглядят подтянуто. Здесь тоже новая тенденция: если раньше московские архитекторы, как было неоднократно замечено, на «Зодчестве» не выставлялись, то теперь пришли, не все, но многие. Заметно много проектов, включая студенческие, и построек из Нижнего Новгорода. На «Дедала», в частности, претендуют нижегородский ГЦСИ и офисное здание на Большой Печерской Евгения Пестова. В этом же списке – офисный комплекс «Лотос» Сергея Чобана и, скажем, ЖК «Левобережная дубрава» Виктора Логвинова в Химках. Лауреатов всероссийского смотра объявят в субботу. Пока же имеет смысл прийти на «Зодчество» и оценить новый формат фестиваля самостоятельно. 
Открытие фестиваля. «Зодчество 2015». Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Зодчество 2015». Фрагмент вступительного стенда. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


02 Октября 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.

Сейчас на главной

Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Город за рекой
Концепция крупного ЖК на 20 гектарах у реки в Тюмени делает ставку на общественное пространство городского бульвара, который авторы выстраивают вдоль набережной, и на образность «разновременного» города, что позволяет им смело стилизовать в рамках намеренной эклектичности.