Борьба за авангард: итоги и перспективы

На прошлой неделе Московское общество охраны архитектурного наследия (MAPS) собрало в МУАРе пресс-конференцию, пригласив представителей разных охранных организаций, частных благотворительных фондов и общественности, чтобы поговорить о результатах совместной деятельности за последние два года, прошедших с момента проведения крупнейшей международной конференции «Heritage at Risk» (Наследие в опасности) в апреле 2006 года

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

25 Апреля 2008
mainImg

Встреча была приурочена к 18 апреля – Международному дню охраны памятников, учрежденному ICOMOS в 1982 году. Символично, что она проводилась в том же самом муаровском зале, где в 2004 году был организован первый круглый стол по сохранению архитектурного наследия Москвы. Как отметила выступавшая на пресс-конференции Наталья Душкина, член-основатель Международного научного комитета ICOMOS по сохранению наследия ХХ века, «дискуссия тогда вылилась в протестное движение и борьбу за сохранение наследия в целом. Тогда же было написано и подписано знаменитое письмо московской общественности. На этой волне был основан MAPS, стали работать общественные организации и сайты. Мне кажется, с 2004 года в Москве в целом началась некая иная эпоха и отношение к наследию изменилось».

На пресс-конференции были обозначены эти пусть еще немногочисленные победы, что были достигнуты силами ICOMOS, MAPS, Москонаследием и другими организациями и частными людьми за минувшие годы. Дискурс получился довольно-таки оживленным и охватил широкий круг проблем, которые условно можно разделить на общие, такие как вопросы политики охранных организаций, и частные, касающиеся конкретных памятников.

Пресс-конференцию открыла Марина Хрусталева, председатель правления MAPS, коротко рассказав о том, как изменилось положение памятников авангарда за последние годы. Она напомнила собравшимся об одном из первых проектов MAPS «Москва под угрозой» (http://sos.archi.ru), запущенном совместно с Архи.ру в конце 2005 года.

Марина Хрусталева:
«Мы выпустили в свет этот проект, но быстро поняли, что он требует несколько иного подхода, и отложили его, переключив все силы на Отчет «Московское архитектурное наследие: Точка невозврата», который уже был в работе. Недавно мы вновь заглянули на сайт «Москва под угрозой» и обнаружили, что получился некий статистический срез. Два года назад нами было выложено около 30 памятников из общего списка более чем в 150 адресов. Пяти из этих 30 зданий уже нет, пять отреставрированы, а из оставшихся более половины так или иначе находятся в работе. И что самое приятное для нас, в процессе реставрации большей частью находятся памятники авангарда. Как бы плохо ни было их состояние, за последние годы ни один из них не уничтожен». Как обычно, MAPS действует по принципу «показывать успехи, а если нет успехов, то хотя бы возможности».
Во многом поворотным событием в истории борьбы за сохранение авангарда стала крупнейшая международная конференция «Heritage at Risk», прошедшая в Москве в апреле 2006 года. Ее проведение было инициировано Натальей Олеговной Душкиной, внучкой известного советского архитектора Алексея Душкина – автора проектов ряда станций московского метро. Естественно, резонанс от конференции, прошедшей с участием президентов известных международных организаций и под патронатом мэра Москвы, был велик и дал импульс к действию как частным инвесторам, так и государству. Какие задачи стоят перед ICOMOS сегодня – об этом Наталья Душкина рассказала в своем выступлении.

Наталья Душкина:
«Первая задача – спасти руины, затормозить процесс разрушения памятников. Вторая, остающаяся до сих пор нерешенной – это повышение статуса памятников наследия XX века. Речь идет о том, чтобы придать им федеральный статус охраны, согласно вкладу этих мастеров в мировую культуру, при этом они могут находиться в любой собственности – муниципальной, федеральной, корпоративной, частной. Третье – это сформировать грамотные реставрационные концепции, соответствующие высоким международным стандартам. В предыдущий период здесь были допущены ошибки – где-то вопросы были недообсуждены, где-то решения были продавлены заказчиком. Есть море примеров, я не хочу никого обидеть, но это здание московского Планетария. Мы потеряли этот уникальный памятник. Как бы там ни была сохранена структура, но он от нас ушел, ушла авторская работа, очень крупная. А таких всего две постройки и существовало, Планетарий в Москве, и в Потсдаме – башня Эйнштейна, построенная Мендельсоном».

Четвертая проблема, которую отметила Наталья Душкина – это включение памятников советского авангарда в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Пока ни одна постройка официально не внесена в него, несмотря на принятую в ходе конференции «Heritage at Risk» Московскую декларацию о сохранении культурного наследия XX века. В ней были названы семь памятников: здание Наркомфина, дом Мельникова, клуб им. Русакова, клуб «Каучук», дом-коммуна Николаева, башня Шухова, станция метро «Маяковская». Проблему не сдвинули с места даже появившиеся за два года три рабочие группы. Наталья Душкина перечислила их: это проведенное при совете по культуре президента официальное заседание по наследию XX века; специальная подсекция по наследию ХХ века, впервые созданная в рамках Федерального научно-методического совета по культурному наследию Министерства культуры; и экспертная группа при Союзе архитекторов.

По этому поводу выступавший следом Александр Петрович Кудрявцев, президент Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), зампредседателя Федерального научно-методического совета по культурному наследию Министерства культуры заметил, что подсекция методсовета по авангарду старается сделать все возможное, чтобы поднять статус памятников XX века на более высокий уровень. Однако до сих пор приходится преодолевать инерцию комиссии, составляющей заявки для списка ЮНЕСКО – российские эксперты не готовы заниматься памятниками авангарда, хотя иностранцы давно ждут, когда мы их предложим. Во всяком случае, ни на один из семи объектов, предложенных в 2006 году, заявки еще не составлены.
 
Сегодня состояние названной «семерки» главных московских памятников авангарда различно, что отметила Наталья Душкина: «Из них по двум постройкам идут проекты. Это Наркомфин и Дом Мельникова. Созданы два частных фонда – фонд «Наркомфин» (основатель Группа компаний МИАН – Н.К.) и фонд «Русский авангард» (основатель Сергей Гордеев – Н.К.), в частной собственности которого находится половина уникального сооружения – дома Мельникова, и клуб «Буревестник», в котором располагается штаб-квартира фонда. Ситуация с клубом Русакова и «Каучук» непонятная. Башню Шухова Лужков недавно предложил объявить «объектом бедствия». Переходя к 7-му пункту – станции метро «Маяковская», я должна сказать, что из всех семи объектов это единственный, на котором шло интенсивное строительство. Станция очень много потеряла: появился новый вестибюль, изменен старый, наконец, проведены реставрационные работы на семи отсеках станции при том, что проект реставрации не был ни согласован, ни утвержден Москомналедием. И главное, не решена огромная инженерная проблема – станции 1930-50-х годов текут. После реставрации, затраты колоссальных денежных средств, при замене подлинного старого родонита, замене подлинного мраморного пола, проведении вычинок и желании всю станцию раздеть и поменять на ней всю авиационную сталь – это будет вторая «Рабочий и колхозница»! Вот в каком направлении движется эта станция. Однако проекта как такового нет».

Подробнее о сегодняшнем состоянии дома Мельникова рассказала дочь и наследница Виктора Константиновича Мельникова Екатерина Каринская: «Хорошо бы нам ко времени создания музея сохранить дом. В связи с намечающимся строительством в 30 метрах от дома и рытьем котлована глубин  ой более 15 метров памятнику угрожает опасность. Когда этот вопрос рассматривался на научно-методическом заседании в августе 2007 года, признали, что рытье рядом двух котлованов в 1990-е гг. было ошибкой и нанесло дому серьезный урон. Сейчас продолжается процесс оседания грунта и перекашивается главная витрина – окно высотой в 4 метра, которое в 1996 году еще открывалась. Если сейчас не будет прекращено строительство подземного пространства за домом, то памятнику будут угрожать грунтовые воды. Мосгоргеотрест дал информацию, что эта территория опасна в карстовом отношении. Пробурили две скважины, в одну из них провалился инструмент. Этих данных никто не видит. Два раза вопрос с общественного совета снимался, и что будет с домом дальше –неизвестно».

В свою очередь, совладелец дома, фонд «Русский авангард» также пытается принять меры к его сохранению. В частности, по словам Марины Великановой, руководителя исследований по проекту «Дом Мельникова», «фонд предпринимает активные усилия, чтобы была остановлена стройка на участке Арбат, 39-41». Фонд  также выкупил помещение в соседнем доме № 12 для размещения в нем предварительной небольшой экспозиции, посвященной истории дома Мельникова, в то время как о музее в самом памятнике говорить явно рано.

Марина Великанова ответила и на вопрос о клубе «Буревестник»:
«Наша задача – провести научную реставрацию этого здания. Интерьеры там забиты гипсокартоном и за этими гладкими панелями, а также за обшивкой потолка, к счастью, остались оригинальные бетонные стены и потолки с «лепестками». Пока нет окончательной концепции и проекта реставрации, мы ничего не делаем. В театральном зале мы также ничего не меняли, просто привели его в порядок. Там сохранились оригинальные конструкции, ферма – все это вы можете увидеть».

Про состояние ряда других сооружений Мельникова в Москве собравшимся рассказала эксперт Москомнаследия Наталья Владимировна Голубкова. В начале этого года завершился комплекс ремонтно-реставрационных работ в Клубе Дорхимзавода, продолжавшихся около трех лет. Клуб был выстроен в 1927-28 годах, а в следующие пару лет к нему пристроили помещение фабрики-кухни. За много лет здание было перестроено до неузнаваемости, почти полностью заложены окна первого этажа – а ведь это был «конек» Мельникова, большие проемы, допустимые при использовании специально разработанной им системы калориферного отопления. Сегодня она сохранилась лишь в его собственном доме в Кривоарбатском. Фабрику-кухню, по словам Голубковой, не так давно сожгли выселенные оттуда арендаторы. В ходе реставрации удалось не просто воссоздать внешний облик клуба Дорхимзавода, но и его пространственное ядро – трансформируемый театральный зал.
Отдельная тема – гаражи, выстроенные по проектам Мельникова в Москве. По Бахметьевскому гаражу, по словам Натальи Голубковой, существует проект реставрации.

Наталья Голубкова:
«Сейчас территория Бахметьевского гаража используется еврейской общиной с проектом строительства целого ряда сооружений и превращением гаража в досугово-развлекательный центр…. Единственным сооружением, не подвергшимся ни реконструкции, ни реставрации является до сих пор функционирующий гараж для грузовых машин на Новорязанской улице. Проекты приспособления подобных сооружений направлены в основном на создание в них современных музеев».

Еще одним объектом, о котором на пресс-конференции говорили особо, стала Шуховская радиобашня. С коротким отчетом по наследию знаменитого инженера Шухова выступил его правнук Владимир Шухов, президент фонда «Шуховская башня». Свою речь он начал с приятной новости – спасения башни Шухова в Нижегородской области. До реставрации от нижних опор башни оставалась одна треть, не было одного кольца между нижней секцией и следующей. Как рассказал Владимир Шухов, Нижегородский архитектурно-строительный институт подготовил все отчеты, привлекли немецких специалистов – в результате башня была восстановлена на средства собственника – РАО ЕЭС, сейчас ведутся работы по укреплению берега Оки рядом с башней.

Владимир Шухов:
«По поводу Шуховской башни в Москве ничего не сделано. Я обращался дважды к президенту, в Министерство культуры, в чьем ведении находится объект. Главное, что мы требовали – чтобы была произведена экспертиза объекта, и после, создав экспертную комиссию с привлечением зарубежных и отечественных специалистов понять, как можно отреставрировать башню. Единственным, кто нас поддержал в этом вопросе, было правительство Москвы. Они выразили готовность привести в порядок памятник, отреставрировать и использовать как туристический объект».

Несмотря на то, что в целом пресс-конференция была посвящена авангарду, не смогли обойти вниманием и следующий за ним исторический пласт – архитектуру сталинской эпохи, которая сегодня оказалась под угрозой уничтожения.

Наталья Душкина:
«В отличие от эпохи авангарда, сталинская архитектура уже проходит через сносы, сносятся знаковые постройки в центре города. Я напоминаю о гостинице «Москва», о сносе Института курортологии А. Самойлова. Самойлов вообще уничтожается как архитектор, как будто бы не было такой фигуры. Сносятся его санатории в Сочи, и это никак не отслеживается. Проводятся беспрецедентные реконструкции, которые продавливаются заказчиком. Я должна назвать здание И. Жолтовского на Моховой, как великолепный пример неопалладианства. Так вот, от этого здания остается одна фасадная стена. К сожалению, я связана сейчас с сохранением наследия моей семьи. Идет проект Детского мира, и от него в лучшем случае останется одна наружная скорлупа. Мне кажется, задача следующего периода – работать не только с авангардом, но и с 1930-50-ми годами. Они уходят быстрее, чем авангард, несмотря на свою внешнюю фундаментальность».
В связи с этим Наталья Душкина поделилась с собравшимися своим замыслом созвать вторую конференцию «Наследие в опасности», посвященную на этот раз московскому метро: «Нам нужно выработать концептуальные подходы в сохранении этих памятников. 10 лет назад шла борьба в Берлине за сохранение метро, которое имеет мелкое заложение, там проблемы несравнимые. Я хочу собрать международную конференцию в Москве и совместно выявить подходы к спасению подземных пространств. Прежде всего это Лондон, Париж, Чикаго и.т.п.»

Проведенная MAPS пресс-конференция в целом держалась положительного настроя – полученные за несколько прошедших лет результаты убедительно доказали, что даже в самой критической ситуации можно найти пути выхода при верно выбранной тактике. Как правильно заметил Александр Кудрявцев, «мы все время действуем либо по вертикали – пишем прямо Лужкову, президенту, либо обсуждаем проблемы в своем тесном кругу». Между тем, как надо бы обратиться к общественности, показать ей эти памятники, «внедрить в умы горожан, управ, префектур, интеллигенции ценность авангарда». В этой связи Кудрявцев отметил как знак успеха «неожиданным образом родившуюся из MAPS инициативу римского университета Ла Сапиенца сделать совместно с МАРХИ полуторогодовую программу». Так, в феврале этого года на деньги Европейского союза стартовал проект «Москонструкт», направленный как раз на расширение знаний об этом ценном периоде нашей архитектурной истории. 

Наталья Душкина, член-основатель Международного научного комитета ICOMOS по сохранению наследия ХХ века, руководитель подсекции наследия ХХ века Федерального научно-методического совета по культурному наследию Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, профессор МАРХИ.)Александр Кудрявцев, Президент Российской Академии Архитектуры и Строительных Наук, зампредседателя Федерального научно-методического совета по культурному наследию Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ.Марина Хрусталева, председатель правления Московского общества охраны архитектурного наследия (MAPS)фотографии Натальи Коряковской
Внучка К. Мельникова Е. В. Каринская рассказывает о состоянии дома в Кривоарбатском пер.
zooming
К.Мельников. Бахметьевский автобусный гараж
zooming
К. Мельников. Дом в Кривоарбатском пер.
zooming
М. Барщ, М. Синявский. Московский планетарий
zooming
И. Николаев. Общежитие студентов Текстильного института
zooming
А. Самойлов. Институт Курортологии
zooming
А. Душкин, Г. Аквилев, И. Потрубач. Магазин «Детский мир»


25 Апреля 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.