Линии связи

Рассказ об экскурсии по мостам Москвы-реки.

Автор текста:
Татьяна Пашинцева

mainImg
31 августа в рамках проекта «Остров Москва» состоялась очередная экскурсия, посвященная мостам на Москве-реке. Историю строительства самых интересных мостов столицы дополнили результаты исследований, проведенных Институтом Генплана в ходе подготовки международного конкурса на концепцию развития территорий вдоль Москвы-реки.

Масштабные конкурсы, ставшие уже привычной частью градостроительной политики столичного правительства, сочетаются с растущим интересом горожан к прикладной урбанистике. Общественная активность и административный ресурс теперь действуют в одном направлении, выявляя наиболее актуальные проблемы и формируя общее информационное поле, где объединены знания и опыт профессионалов и искренний интерес горожан. Примером такой синергии может служить экскурсионный проект «Остров Москва» (его автор и руководитель – Ростислав Вылегжанин), инициированный группой журналистов, историков и москвоведов и стартовавший практически одновременно с международным конкурсом на концепцию развития территорий вдоль Москвы-реки.

Стремление москвичей сделать реку частью своей жизни совпало с намерением городских властей разработать комплексную программу освоения и преобразования речных берегов. Город долго игнорировал свою реку. Этот грандиозный территориальный и инфраструктурный ресурс, составляющий до 10% площади Москвы в старых границах, до сих пор практически не использовался: только четверть (!) из 200 километров береговой линии Москвы-реки обустроена, а большая часть остальной территории вычеркнута из жизни горожан. Изменить ситуацию должна долгосрочная программа, первым шагом в реализации которой стал градостроительный конкурс, по масштабам поставленной задачи сопоставимый с конкурсом на концепцию развития московской агломерации. Кстати, многие из представленных в 2012 году концепций агломерации включали в себя предложения по повышению роли реки в городе.

Результаты нынешнего конкурса, а тем более их реализация – это вопрос будущего, а уже сейчас –благодаря проекту «Остров Москва» – любой желающий может ознакомиться с достопримечательностями Москвы-реки. Экскурсоводом для собравшихся на борту колоритного парохода «Царица Елена» выступил Борис Кондаков, архитектор мастерской НИиПИ Генплана «Исторические зоны», участвовавший в предварявшем конкурс комплексном архитектурно-историческом исследовании. Экскурсия «Мосты над Москвой-рекой» стартовала в половину седьмого от Москворецкой набережной и закончилась два часа спустя у Москва-Сити. Интересная тема и возможность полюбоваться вечерней столицей привлекла многих: почти все места и на открытой, и на закрытой палубе были заняты. Устроителям удалось создать очень уютную обстановку – удобные кресла, теплые пледы, глинтвейн и кофе – благодаря которой содержательная лекция походила скорее на дружескую беседу.
 
zooming
Панорама Москва-реки. Фото предоставлено НИиПИ Генплана
На «Царице Елене». Фото: Дмитрий Кремер
На «Царице Елене». Фото: Дмитрий Кремер



На всем протяжении Москвы-реки – 37 мостов, и этого количества катастрофически не хватает для крупного мегаполиса. В Париже их почти столько же, сколько и в Москве (35 мостов), но протяженность Сены в границах города – всего 12 км, тогда как Москвы-реки – 83 километра. В результате, в Париже между двумя мостами расстояние – всего 300–400 метров: эта дистанция комфортна для пешеходов и оптимальна для обеспечения слитности городской ткани и транспортной доступности.

В Москве наименьшее расстояние от моста до моста – 500–900 метров – можно встретить только в центре города, а на периферии оно достигает 13,7 км (между Братеевским мостом и мостом на проспекте Андропова).
 



Так, берега реки связаны редкими «стежками», с трудом объединяющими две половины города. Лакуны в инфраструктуре усложняют доступ к отдельным районам и объектам, приводя к пробкам на дорогах. Но зато каждый мост в Москве – достопримечательность: или архитектурно-инженерный шедевр, или обладатель сложной и интересной судьбы. Большая часть столичных мостов была построена или реконструирована почти 100 лет назад, в процессе реализации грандиозного замысла, поражающего своим масштабом даже сейчас – проекта застройки набережных Москвы-реки по генеральному плану 1935 года.

Один из авторов Генерального план реконструкции Москвы и впоследствии главный архитектор столицы С.Е. Чернышев в статье «Река и город» (журнал «Архитектура СССР» №4 за 1934) писал, что требуется создать «единый архитектурный ансамбль на всем протяжении реки». Причем «застройке необходимо дать объемно-пространственное решение с использованием богатых возможностей меняющегося рельефа береговой полосы. Фронт зданий следует приблизить к набережной в одних случаях – или террасообразной застройкой его отодвигать от реки, чтобы дать место парку, или открыть глубинную перспективу на тот или иной интересный городской ансамбль». По-столичному торжественно, по мнению Чернышева, должны были оформляться набережные реки: берега одевались гранитом, а сами набережные превращались «в прекрасные, опоясанные зеленью магистрали». Были продуманы и детали: «Новые сходы к реке должны быть просторны и, где надо, как например, у Дворца Советов, монументально-величественны. При оформлении набережных и мостов широкое применение должна получить скульптура, барельефы, статуи, эмблемы, революционные памятники и т.д. Все элементы необходимого оборудования набережных и мостов... должны быть учтены при самом проектировании и получить единообразное оформление». Анализируя ситуацию, С.Е.Чернышев констатировал, что «...мосты, живописные террасы, лестницы, ведущие к мостам, эстакады, монументальные здания по берегам реки – все это в сочетании с зеленью и зеркалом реки дает богатый материал для оформления».

Зодчий высказал мысль о том, что многие города мира в значительной степени обязаны своей красотой своим речным «магистралям» и в этой связи в работе московских архитекторов трактовка связи «реки и города» могло придать облику столицы дополнительное своеобразие. И, как показал опыт, во многом благодаря усилиям зодчих 1-й половины XX века, трудившихся над проектами новых и реконструируемых мостов и набережных, центр Москвы стал таким, каким мы его знаем и любим. В Генпланах Москвы 1923 и 1935 годов обновлению и строительству мостов уделялось большое внимание. Тогда были реконструированы самые старые мосты столицы – Бородинский и Новоспасский.
 
Бородинский мост. Фото: Дмитрий Кремер



В 1930-х годах построили сразу пять мостов (беспрецедентный масштаб, не имевший аналогов в истории города), а именно: Большой Устьинский, Москворецкий, Большой Каменный, Крымский и Краснохолмский. Они сохранились до наших дней в разной степени аутентичности, поскольку мост, в первую очередь, строение функциональное и утилитарное, он быстро устаревает – если не физически, то функционально, и требует расширения полотна и подъема пролетов в связи с растущей транспортной нагрузкой и развитием навигации.

Но бывает и наоборот. Например, Большой Устьинский мост (1938 г.), соединяющий Яузский бульвар с Садовническим проездом, спроектированный архитектором Г. П. Гольцем, был рассчитан на транспортный поток в 11 000 автомашин в час, а такой нагрузки не удалось достигнуть как в прошлом веке, так и в нынешнем. В результате, это самый свободный мост в городе даже в час пик. Однако мосту не повезло по части убранства – полностью была реализована только инженерная часть проекта, а архитектурный декор остался на бумаге.
 
zooming
Большой Устьинский мост. Фото: Дмитрий Кремер



А жаль – помимо декора самого моста на пересечении с Яузой планировалось поставить башню-маяк, которая бы украсила панораму города и реки.

Большой Москворецкий мост, построенный по проекту А. В. Щусева в 1938, тоже планировалось украсить. По просьбе архитектора Вера Мухина разработала несколько эскизов скульптурных композиций. Одна из них, «Хлеб», была реализована, но на мосту ее не установили. Сегодня скульптуру, изображающую трех девушек, которые олицетворяют Море, Землю и Плодородие, можно увидеть в парке «Дружба» у Речного вокзала. А Москворецкий мост в ближайшие годы ожидает реконструкция: во время строительства парка «Зарядье» предлагается сузить автомобильную часть моста в пользу пешеходной зоны, которую предлагается озеленить.
 
Большой Москворецкий мост. Фото: Дмитрий Кремер



Интересно, что мосты можно не только увеличивать по высоте и ширине, но и передвигать. Именно так сложилась судьба у двух пешеходных столичных мостов, Андреевского (Пушкинский) и Богдана Хмельницкого (пешеходный Киевский мост), переделанных из старых железнодорожных мостов, построенных по проектам А. Н. Померанцева и Л. Д. Проскурякова в начале XX века.
 
Андреевский (Пушкинский) пешеходный мост. Фото: Дмитрий Кремер



Новые железнодорожные мосты «Новоандреевский» и «Краснолужский» («Лужнецкий») воспроизводят образ своих старинных предшественников.
 
Новый Андреевский железнодорожный мост. Фото: Дмитрий Кремер
Новый Краснолужский мост. Фото: Дмитрий Кремер



На металлическом Большом Каменном мосту, возведенному в 1938 по проекту В.А. Щуко, В.Г. Гельфрейха и М.А. Минкуса, тоже можно найти следы истории. Во-первых, это название, унаследованное от предшественника, настоящего каменного моста, стоявшего немного выше по течению. Во-вторых, на его чугунных парапетах изображен старый (1924–1993) герб Москвы – на фоне звезды видны серп, молот и обелиск в память Октябрьской революции: этот монумент стоял в 1918–1941 напротив сегодняшнего здания Мэрии Москвы, а потом на его месте установили памятник Юрию Долгорукому.
Большой Каменный мост в 1932. Фото: Дмитрий Кремер



По карте города можно проследить идеи, заложенные, но так и реализованные градостроителями прошлого. Так, уже упоминавшийся Андреевский мост был сооружен как часть транспортного кольца, запроектированного в так и не осуществленном генплане Щусева (1923). Вдоль этого кольца возводились здания-доминанты в авангардной стилистике: например, башня Шухова, которая стоит как раз по направлению движения вдоль моста от Фрунзенской набережной к Титовскому проезду.

Таких подготовленных, но не до конца осуществленных градостроительных проектов на карте города много. В качестве примера Борис Кондаков привел Смоленский метромост, в котором первоначально предусматривалась возможность пешеходного движения, но эта идея не была воплощена в жизнь. О том, что такая мысль была у его проектировщиков, говорят конструкции моста – просторные лестничные марши.
 
Смоленский метромост. Фото: Дмитрий Кремер



Также при внимательном изучении карты столицы можно легко представить себя в роли мостостроителя и найти подходящее место для нового «связующего звена». Так, Борис Кондаков предлагает соединить Лужнецкую и Воробьевскую набережные пешеходным мостом, связав расположенные по одной линии Большую Пироговскую улицу с Мичуринским проспектом. Если взглянуть на карту города – он так и просится на это место.
 
zooming
«Виртуальный мост» между Мичуринским проспектом и Большой Пироговской улицей



Однако на разработанной институтом Генерального плана Москвы схеме, предлагающей рациональное размещение мостов, этот мост не обозначен, зато на ней имеются целых 16 новых мостов. Так, на территории реконструируемого ЗИЛа, по мнению планировщиков, было бы целесообразно возвести 4 моста, а на Юго-востоке – в Печатниках, Марьино и Капотне – три. Транспортные проблемы Москва-Сити и прилегающих районов смогут решить 5 мостов. Один мост мог бы связать районы Филевский Парк и Хорошево-Мневники, а три на северо-западе –Строгино и Покровское-Стрешнево.
 



Еще одним мостом, необходимость в котором ощущает каждый, кто прогуливался от Парка Горького к Крымской набережной и дальше до Кремля, является пешеходный мост, ведущий от «Музеона» на «Красный Октябрь». Уже не раз в прессе проскакивала информация о намерении московского правительства объявить конкурс на этот проект, но дальше анонсов дело пока не пошло.

Так что мостостроение, остановившееся в Москве в течение долгих лет, наконец, продолжится. Городская ткань нуждается в мостах как средствах связи, а городская среда – как в одной из красивейших деталей городских пейзажей. Преемственность градостроительных концепций прошлого и настоящего должна проявиться в конкурсных проектах по реконструкции береговой зоны Москвы-реки. Напоминаем, что 12 сентября 2014 заканчивается прием заявок на участие в конкурсе, а уже 19 сентября будут объявлены 6 финалистов, которые к декабрю этого года представят в своих концепциях видение развития территорий вдоль Москвы-реки, а также идеи по созданию новых мостов и набережных.
 
Крымский мост. Фото: Елена Петухова


09 Сентября 2014

Автор текста:

Татьяна Пашинцева
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Пресса: Финалисты конкурса на метро: ПланАР
Художественные акции и выставки, продажа газет и воды, «дневное» освещение и наличие мест для ожидания, встреч и отдыха — что еще поможет сделать современные станции метро комфортными для пассажиров, беседуем с архитекторами студии «ПланАР», которая вошла в число 15 финалистов международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка».
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.