Блоги: 12–18 октября

Откуда взялось бирюлёвское гетто, как превратить МКЖД в пассажирский транспорт и что хотят снести в Москве блогеры – читайте в свежем обзоре.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

18 Октября 2013
mainImg
Всю неделю блоги волновали события, произошедшие в московском районе Бирюлёво, которые, в конце концов, получили и архитектурно-градостроительную оценку. «Предпосылки к тому, чтоб в Бирюлёво рано или поздно рвануло, были заложены лет так тридцать назад каким-то «гением», решившим, что в треугольнике, образованном Варшавским шоссе, Липецкой-Бакинской улицами и МКАДом могут жить люди», – пишет в Фейсбуке Елена Панфилова. Гетто зрело постепенно: по словам блогера, тому поспособствовали три железные дороги, кладбища, ТЭЦ и стройные ряды угрюмых серых девятиэтажек, которыми Бирюлёво застраивали, «пока крайние дома своими балконами, на которые страшно смотреть, и на которых вечно сушатся какие-то серые тряпки, не нависли прямо над МКАДом». Александр Антонов в комментариях на RUPA поправляет, что в Бирюлёво вовсе не стройные ряды девятиэтажек, а «забавные узоры в виде окружностей, звездочек». Впрочем, важнее то, что Бирюлёво, по словам Natalia Remi, по сути «не отличается от тех новых районов, которыми сейчас застраиваются примкадные территории»: «25-тиэтажки, рассыпанные как попало, с общественным пространством, полностью забитым машинами, создают такие же гетто кварталы, где кроме тоски и синего экрана телевизора ничего жителей не ждет». Разница лишь в том, добавляет Антонов, что на превращение их в депрессивное гетто не потребуется 40 лет, лет 20 максимум. А еще в Москве есть «промышленный восток Рязанка-Волгоградка» и другие места «с потенциалом», замечает Андрей Егоров, так что столица – это минное поле. Да что Москва, «90% нашей страны – Бирюлёво, города-промзоны – это ад», заключает Ирина Барышникова.

В конце 1970-х очень похожие на Бирюлёво картинки рисовали футурологи, представляя таким, например, линейный город будущего – Биотронград. Об этом и других утопических проектах со страниц журнала «Техника – Молодежи» – материал на страничке «Архимир» в Фейсбуке. Сходство Бирюлёво с утопией 1978 года, правда, чисто формальное: в отличие от «спальных человейников» 55-тиэтажные дома-биотроны задумывались абсолютно автономной  и высокотехнологичной системой: они кормили и обслуживали своих 5 тысяч жителей и соединялись под землей скоростным вакуумнотрубопроводным транспортом.

Не так футуристично, но не менее интересно предлагают решать транспортную проблему Москвы сегодня, используя ресурсы МКЖД. Ярослав Ковальчук комментирует в сообществе урбанистов прошедший накануне в Доме архитектора круглый стол: «На МКЖД два пути отдают пассажирским поездам. На всех пересечениях строят платформы и пересадки. С метро тоже делают пересадочные станции везде, где это возможно. Платформы крытые и крытые пересадочные узлы (кроме нескольких, где Мосгорнаследие не разрешило строить)». Впрочем, по мнению блогера, оживление МКЖД, вероятно, вызовет еще большую нагрузку на транспортную систему в виде тех офисных площадей, которые немедленно начнут появляться рядом с путями. У Алексея Щукина вызывает сомнения одновременное строительство третьего пересадочного контура метро, который по отношению к кольцу МКЖД будет смещен к югу в виде восьмерки: «Стоило ли параллельно начинать рыть новое кольцо метро? Может, оптимальнее было деньги на метро-радиусы или метро-хорды потратить?», – комментирует эксперт. Илья Заливухин пишет, что лучше и дешевле вместо метро сделать каркас скоростных магистралей и пустить по нему  легкорельсовый транспорт. А по мнению Егора Шахпендеряна, основным для МКЖД останутся грузоперевозки: «Интенсивность перевозки людей на МКЖД вероятно будет ниже, чем в метро. Это будет скорее презентационный вид транспорта».

За развитие общественного транспорта и против развернутого мэрией «адского дорожного строительства» в очередной раз высказался блогер Максим Кац. В блоге «Эха Москвы» активист «Городских проектов» пишет, что «в течение 5-15 лет нам придётся демонтировать все эти хорды, Большие Ленинградки, участки третьего кольца и много других бессмысленных и мешающих нормальной жизни сооружений». Просто потому, что удовлетворить спрос в перемещении на автомобиле по городу невозможно, так как он бесконечен, напоминает блогер.

Коллега Каца блогер Илья Варламов на днях призвал активно бороться с архитектурным уродством в Москве, «брать бульдозеры, подрывников и сносить, сносить, сносить» все, что испортило ее облик в последние десятилетия. Начать Варламов предлагает с памятника Петру Первому, затем очистить Манежную площадь от «церетелевских зверушек, дешевых пивных и бассейнов» и убрать с Лубянки «омерзительное здание Наутилуса». Блогеры с готовностью дополнили список торговыми центрами «Европейский» и «Атриум» и новодельным «Военторгом». Предлагалось также снести «хрущевки и унылые коробки 60-80-х» и восстановленный Храм Христа Спасителя. Но дальше всех пошел блогер alex_from_kiev, который предложил убрать кремлевские стены и вместо них сделать зону отдыха. «Кремль должен стать частью Москвы, а сама Москва – более демократичной и менее казенной», – уверен пользователь. – В Мавзолее сделать арт-галерею. На месте стен – парковую зону или же застроить территорию зданиями в стиле, который бы не диссонировал с местом, а в кремлевских башнях разместить, например, рестораны».

Между тем, призыв сносить как будто услышали в Минкультуры, где всерьез обсудили снос хранилища Ленинской библиотеки, чей некрасивый прямоугольник расположился за великолепным неоклассическим зданием Гельфрейха и Щуко. Без хранилища библиотека гораздо лучше выглядит, пишут блогеры на страничке Дениса Ромодина в Фейсбуке, хотя сам Ромодин уверен, что уничтожение высотной доминанты ансамбля недопустимо, тем более это его часть, имеющая статус памятника архитектуры.

Тем временем, градозащитники распространяют в блогах новость, что исторической ценностью снова пренебрегли – на этот раз на Садовнической улице, где рушат доходный дом Привалова, построенный в 1903 году известным архитектором Нирнзее. Стоит отметить, что прямую угрозу наследию блогеры нашли и в опубликованном накануне интервью главного столичного архитектора Сергея Кузнецова «Известиям». Например, Дмитрий Хмельницкий в своем блоге и в сообществе урбанистов удивился словам Кузнецова о том, что проблема охраны наследия возникла, когда «обнаружилось, что новые здания проигрывают старым». – «Если новые дома будут не хуже старых, то старые и сохранять не имеет смысла», – резюмирует главного архитектора Дмитрий Хмельницкий. Впрочем, Николай Лукьянов уверен, что говорилось скорее о качестве современных зданий, которые не замещали бы, но могли «достойно конкурировать с лучшими образцами исторического наследия или просто вписываться в среду в качестве «первой скрипки»».

18 Октября 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.