«Территория детства»

Продолжаем публикацию проектов студентов школы МАРШ за второй семестр. Студия Наринэ Тютчевой.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
О том, как студенты работали над раскрытием предложенной им темы «Территория детства»
рассказывает руководитель студии
Наринэ Тютчева:
«Методологическая цель нашей работы в этом семестре состояла в том, чтобы понять, каким образом можно формализовать и превратить в архитектуру эмоцию или ощущение. Для самой наглядной иллюстрации этого процесса была выбрана тема «Территория детства», которая предполагала размышление не только и не столько о детских садах и игровых площадках, сколько о том, пригоден ли наш город для жизни в нем детей, и может ли ребенок вместе со своими родителями в этом городе чувствовать себя вполне комфортно и безопасно. В данной ситуации восприятие города детьми – это лишь критерий, самая требовательная оценка, лакмусовая бумажка, реагирующая на благополучие или неблагополучие среды.

Студентам был предложен целый ряд упражнений, которые должны были привести к возникновению эмоции. Далее необходимо было определить для себя самое важное направление, которое искренне тронуло и заинтересовало бы студента, а затем проиллюстрировать свои переживания в проектном предложении. Главной задачей было придумать объект-инспиратор, генерирующий внутри и вокруг себя позитивную и гуманную среду, влияющую на все городское пространство в целом. На самом деле это задача невероятной сложности. Предлагая ее студентам для решения, я сама не имела какого-то готового ответа. И это в корне отличается от традиционной программы и методики преподавания, когда хорошо известно, что и как в итоге должно быть спроектировано. Здесь же исходные данные практически отсутствовали, а начинать нужно было с того, чтобы заглянуть внутрь самого себя.

Выбор темы был опасным, в какой-то момент я сомневалась, что студентам удастся самостоятельно нащупать интересные темы, поскольку даже для меня это было весьма непростой задачей. На всякий случай я заготовила несколько страховочных вариантов, несколько запасных идей. Ни одна из них не понадобилась! Это меня порадовало больше всего. Студентам было очень интересно исследовать данную тему, постоянно возникали горячие дискуссии, все работали с большим энтузиазмом. И в итоге, как мне кажется, все получилось. Во всяком случае, все концепции были очень личными, и каждый совершил для себя какое-то открытие, проник в область бытия, в которую не проникал никогда прежде. Дальше в силу обстоятельств, навыков и способностей каждый сумел в той или иной степени развить свою идею. Студенты предложили самые разнообразные ответы на поставленный вопрос: от больших градостроительных концепций, реконструкции и реставрации – до совсем крошечных объектов, таящих в себе глубокий смысл и подчас порождающих даже более сильные эмоции, чем крупные городские проекты.

Я считаю, что самое главное нам удалось: студенты получили уникальный навык открывать в себе и в мире что-то новое, не создавать вторичные, заимствованные объекты, а вынашивать идею от начала и до конца. Это первый шаг в поиске своей собственной архитектуры, собственного взгляда на мир и формирования своего личного творческого почерка. Несколько проектов, на мой взгляд, вышли просто прекрасными – с сильной идеей, подачей и очень подробным исследованием городской среды».

Ниже публикуем проекты, отмеченные Наринэ Тютчевой как самые удачные.

Городская коммуна. Автор: Анастасия Вайнберг
В качестве «территории детства» Анастасия Вайнберг выбрала заброшенный квартал домов на малой Сухаревской площади. Основная идея проекта – конструирование идеального мира, существующего в соответствии с законами детства, формирование открытой городской коммуны. Один из корпусов, серьезно пострадавший при пожаре, по замыслу автора, должен стать сквозным городским пространством, которое свяжет внутренний двор квартала с Садовым кольцом. Внутри руинированного сгоревшего здания предлагается создать вертикальную городскую площадь и одновременно – главное общественное место коммуны. Здесь будут проходить учебные и творческие занятия и лекции для детей и взрослых, а также появятся библиотека, мастерские и т.д.

Приспособление руины к подобной эксплуатации предлагается осуществить за счет возведения клиночных лесов и остекления, которые формируют все внутренние помещения и открытые террасы. Это быстровозводимые конструкции, демонтировать которые можно столь же быстро, как и возвести. При этом они теплые и рассчитаны на круглогодичное использование.
Проект Анастасии Вайнберг
Ситуация. Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Интерьер. Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Разрез. Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Планы. Проект Анастасии Вайнберг
Ситуация. Проект Валерии Самович


Портал подземного перехода. Автор: Валерия Самович
Основной инструмент, помогающий детям играть – это воображение. Самые привычные части города – такие, как арки, узкие улицы, дворы, стройки, гаражи – для ребенка могут стать главными площадками для игр. Валерия Самович в своем проекте попыталась отыскать те фрагменты города, которые вызывают наибольший интерес у детей, и в итоге остановилась на подземных переходах, ассоциирующихся с таинственным порталом в сказочный мир.

В качестве конкретного примера выбран переход между двумя крупными городскими парками – Музеоном и парком Горького. Эта территория перенасыщена функциями: коворкинг, лекции, спортивный центр, обсерватория, книжный магазин, выставки, ярмарки и др. Но автомобильная дорога здесь выступает как разрыв, враждебное и небезопасное пространство. Проектом предлагается отдать приоритет движения пешеходам, расширить и продлить переход, соединив его с Крымским мостом. Первый уровень перехода превращается в городскую площадь, ниже располагаются мастерские для детей. Кроме того, задана определенная схема движения сквозь различные «порталы», что становится основным сценарием игры.
Проект Валерии Самович
Городская площадь. Проект Валерии Самович
Схема устройства мастерских. Проект Валерии Самович
Существующее положение. Проект Валерии Самович
Новое зонирование территории с приоритетом пешехода. Проект Валерии Самович
План. Проект Валерии Самович
Сценарий движения сквозь порталы. Проект Валерии Самович
Ситуация. Проект Юлии Андрейченко


Лабиринт Детского мира. Автор: Юлия Андрейченко
«Территория детства» в проекте Юлии Андрейченко располагается в границах уцелевших стен «Детского мира» на Пушечной улице. Учитывая, что здание является памятником архитектуры, стены сохраняются практически в нетронутом виде, некоторые преобразования затрагивают лишь внутренние фасады. Своей основной задачей автор видит сохранение духа места, воссоздание его живой атмосферы. Однако структура здания сильно меняется. Стены становятся границей между реальностью и территорией детства. За «крепостной стеной» устраивается зеленый внутренний двор, окруженный амфитеатром, ступени которого можно использовать как место для игр или трибуну. Сами стены вмещают парламент, рынок, множество мастерских, публичную библиотеку, а также места для уединения и экспериментов. Наверху, по периметру крепостной стены предложено пустить железную дорогу, по которой непрерывно будет курсировать яркий детский поезд.
Общий вид Детского мира. Проект Юлии Андрейченко
Внутренний зеленый двор. Проект Юлии Андрейченко
Многообразие лестниц как центрального игрового элемента. Проект Юлии Андрейченко
Железная дорога на крыше Детского мира. Проект Юлии Андрейченко
Развертки. Проект Юлии Андрейченко
Разрез. Проект Юлии Андрейченко
План первого этажа. Проект Юлии Андрейченко


Симбиоз дачи и городского двора. Автор: Мария Карцева
Проект выполнен на основе личных воспоминаний из детства автора. Главными территориями детства для Марии Карцевой были дача, выступавшая в роли одной гигантской игровой площадки, и городской двор, меньший по масштабам и строго ограниченный жилыми домами. В результате Мария предложила совместить обе территории. Пространство дачного поселка с его четкой структурой было разложено на несколько сеток: от самой маленькой – масштабом в шесть соток, до сетки дорог, главных ориентиров и границ визуального охвата. Все эти сетки, встраиваясь в структуру двора, где в качестве констант сохраняются только дома и зелень, формируют новое игровое пространство. Отсюда выводятся все автомобили, предусматривается мощение дорожек и площадей, озеленение и благоустройство территории. По периметру двора плотной стеной высаживаются деревья, создавая естественную границу безопасности. Помимо этого внутри двора появляются фруктовые сады, кустарники и растения, традиционные для дач. Также двор насыщается различными объектами – появляются спортивные и игровые площадки, скалодром, искусственная гора, велосипедные дорожки, мастерские, башни, лестницы, голубятня и т.д.
Слева: генплан для детей. Справа: генплан для взрослых. Проект Марии Карцевой
Генплан двора, совмещенный с сеткой дачи. Проект Марии Карцевой
Общий вид. Проект Марии Карцевой
Проект Марии Карцевой
Башня для игры. Проект Марии Карцевой
Башня. Фрагмент наполнения дворового пространствами игровыми элементами. Проект Марии Карцевой
Сетка игр. Проект Марии Карцевой
Фрагмент плана дворового пространства. Проект Марии Карцевой


Воображариум. Автор: Юлия Арнаутова
Юлия Арнаутова разработала проект воображариума – простого и одновременно загадочного пространства, подталкивающего людей к выстраиванию собственного необыкновенного воображаемого мира. Воображариум не привязан к определенному месту. Его можно разместить где угодно: в парке, в детском саду, в школе, во дворе или даже в офисе. Он не имеет возрастных ограничений. Структурно воображариум представляет собой большую спираль, внутри которой можно пройти, как по лабиринту. Спираль, замыкаясь в кольцо, образует внутри себя уединенное замкнутое пространство. Но в виду особой гибкости, характерной для всех пружин, ее расположение и размеры можно менять в соответствии с потребностями.

Наполнение воображариума строится вокруг четырех основных понятий, стимулирующих воображение: мышление, восприятие, эмоции и интуиция. Автор предлагает различные сценарии использования объекта, в том числе, как выставочного пространства.
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Воображариум как выставочное пространство. Проект Юлии Арнаутовой
Ночной вид. Проект Юлии Арнаутовой


20 Июня 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
В горах Сванетии
Шесть дипломных проектов ярославских студентов, посвященных возрождению альпинистских лагерей в Грузии.
Лаконизм и уместность
Шквал курсов и публикаций, посвященных качеству подачи портфолио архитектора, приносит плоды. Публикуем несколько позитивных примеров портфолио третьекурсников МАРХИ с комментариями авторов.
МАРХИ-2019: 11 лучших рисунков
Как изображать современную архитектуру? Ответ постарались найти участники конкурса рисунка, прошедшего в МАРХИ. Представляем результаты творческих поисков.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.