«Территория детства»

Продолжаем публикацию проектов студентов школы МАРШ за второй семестр. Студия Наринэ Тютчевой.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
О том, как студенты работали над раскрытием предложенной им темы «Территория детства»
рассказывает руководитель студии
Наринэ Тютчева:
«Методологическая цель нашей работы в этом семестре состояла в том, чтобы понять, каким образом можно формализовать и превратить в архитектуру эмоцию или ощущение. Для самой наглядной иллюстрации этого процесса была выбрана тема «Территория детства», которая предполагала размышление не только и не столько о детских садах и игровых площадках, сколько о том, пригоден ли наш город для жизни в нем детей, и может ли ребенок вместе со своими родителями в этом городе чувствовать себя вполне комфортно и безопасно. В данной ситуации восприятие города детьми – это лишь критерий, самая требовательная оценка, лакмусовая бумажка, реагирующая на благополучие или неблагополучие среды.

Студентам был предложен целый ряд упражнений, которые должны были привести к возникновению эмоции. Далее необходимо было определить для себя самое важное направление, которое искренне тронуло и заинтересовало бы студента, а затем проиллюстрировать свои переживания в проектном предложении. Главной задачей было придумать объект-инспиратор, генерирующий внутри и вокруг себя позитивную и гуманную среду, влияющую на все городское пространство в целом. На самом деле это задача невероятной сложности. Предлагая ее студентам для решения, я сама не имела какого-то готового ответа. И это в корне отличается от традиционной программы и методики преподавания, когда хорошо известно, что и как в итоге должно быть спроектировано. Здесь же исходные данные практически отсутствовали, а начинать нужно было с того, чтобы заглянуть внутрь самого себя.

Выбор темы был опасным, в какой-то момент я сомневалась, что студентам удастся самостоятельно нащупать интересные темы, поскольку даже для меня это было весьма непростой задачей. На всякий случай я заготовила несколько страховочных вариантов, несколько запасных идей. Ни одна из них не понадобилась! Это меня порадовало больше всего. Студентам было очень интересно исследовать данную тему, постоянно возникали горячие дискуссии, все работали с большим энтузиазмом. И в итоге, как мне кажется, все получилось. Во всяком случае, все концепции были очень личными, и каждый совершил для себя какое-то открытие, проник в область бытия, в которую не проникал никогда прежде. Дальше в силу обстоятельств, навыков и способностей каждый сумел в той или иной степени развить свою идею. Студенты предложили самые разнообразные ответы на поставленный вопрос: от больших градостроительных концепций, реконструкции и реставрации – до совсем крошечных объектов, таящих в себе глубокий смысл и подчас порождающих даже более сильные эмоции, чем крупные городские проекты.

Я считаю, что самое главное нам удалось: студенты получили уникальный навык открывать в себе и в мире что-то новое, не создавать вторичные, заимствованные объекты, а вынашивать идею от начала и до конца. Это первый шаг в поиске своей собственной архитектуры, собственного взгляда на мир и формирования своего личного творческого почерка. Несколько проектов, на мой взгляд, вышли просто прекрасными – с сильной идеей, подачей и очень подробным исследованием городской среды».

Ниже публикуем проекты, отмеченные Наринэ Тютчевой как самые удачные.

Городская коммуна. Автор: Анастасия Вайнберг
В качестве «территории детства» Анастасия Вайнберг выбрала заброшенный квартал домов на малой Сухаревской площади. Основная идея проекта – конструирование идеального мира, существующего в соответствии с законами детства, формирование открытой городской коммуны. Один из корпусов, серьезно пострадавший при пожаре, по замыслу автора, должен стать сквозным городским пространством, которое свяжет внутренний двор квартала с Садовым кольцом. Внутри руинированного сгоревшего здания предлагается создать вертикальную городскую площадь и одновременно – главное общественное место коммуны. Здесь будут проходить учебные и творческие занятия и лекции для детей и взрослых, а также появятся библиотека, мастерские и т.д.

Приспособление руины к подобной эксплуатации предлагается осуществить за счет возведения клиночных лесов и остекления, которые формируют все внутренние помещения и открытые террасы. Это быстровозводимые конструкции, демонтировать которые можно столь же быстро, как и возвести. При этом они теплые и рассчитаны на круглогодичное использование.
Проект Анастасии Вайнберг
Ситуация. Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Интерьер. Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Разрез. Проект Анастасии Вайнберг
Проект Анастасии Вайнберг
Планы. Проект Анастасии Вайнберг
Ситуация. Проект Валерии Самович


Портал подземного перехода. Автор: Валерия Самович
Основной инструмент, помогающий детям играть – это воображение. Самые привычные части города – такие, как арки, узкие улицы, дворы, стройки, гаражи – для ребенка могут стать главными площадками для игр. Валерия Самович в своем проекте попыталась отыскать те фрагменты города, которые вызывают наибольший интерес у детей, и в итоге остановилась на подземных переходах, ассоциирующихся с таинственным порталом в сказочный мир.

В качестве конкретного примера выбран переход между двумя крупными городскими парками – Музеоном и парком Горького. Эта территория перенасыщена функциями: коворкинг, лекции, спортивный центр, обсерватория, книжный магазин, выставки, ярмарки и др. Но автомобильная дорога здесь выступает как разрыв, враждебное и небезопасное пространство. Проектом предлагается отдать приоритет движения пешеходам, расширить и продлить переход, соединив его с Крымским мостом. Первый уровень перехода превращается в городскую площадь, ниже располагаются мастерские для детей. Кроме того, задана определенная схема движения сквозь различные «порталы», что становится основным сценарием игры.
Проект Валерии Самович
Городская площадь. Проект Валерии Самович
Схема устройства мастерских. Проект Валерии Самович
Существующее положение. Проект Валерии Самович
Новое зонирование территории с приоритетом пешехода. Проект Валерии Самович
План. Проект Валерии Самович
Сценарий движения сквозь порталы. Проект Валерии Самович
Ситуация. Проект Юлии Андрейченко


Лабиринт Детского мира. Автор: Юлия Андрейченко
«Территория детства» в проекте Юлии Андрейченко располагается в границах уцелевших стен «Детского мира» на Пушечной улице. Учитывая, что здание является памятником архитектуры, стены сохраняются практически в нетронутом виде, некоторые преобразования затрагивают лишь внутренние фасады. Своей основной задачей автор видит сохранение духа места, воссоздание его живой атмосферы. Однако структура здания сильно меняется. Стены становятся границей между реальностью и территорией детства. За «крепостной стеной» устраивается зеленый внутренний двор, окруженный амфитеатром, ступени которого можно использовать как место для игр или трибуну. Сами стены вмещают парламент, рынок, множество мастерских, публичную библиотеку, а также места для уединения и экспериментов. Наверху, по периметру крепостной стены предложено пустить железную дорогу, по которой непрерывно будет курсировать яркий детский поезд.
Общий вид Детского мира. Проект Юлии Андрейченко
Внутренний зеленый двор. Проект Юлии Андрейченко
Многообразие лестниц как центрального игрового элемента. Проект Юлии Андрейченко
Железная дорога на крыше Детского мира. Проект Юлии Андрейченко
Развертки. Проект Юлии Андрейченко
Разрез. Проект Юлии Андрейченко
План первого этажа. Проект Юлии Андрейченко


Симбиоз дачи и городского двора. Автор: Мария Карцева
Проект выполнен на основе личных воспоминаний из детства автора. Главными территориями детства для Марии Карцевой были дача, выступавшая в роли одной гигантской игровой площадки, и городской двор, меньший по масштабам и строго ограниченный жилыми домами. В результате Мария предложила совместить обе территории. Пространство дачного поселка с его четкой структурой было разложено на несколько сеток: от самой маленькой – масштабом в шесть соток, до сетки дорог, главных ориентиров и границ визуального охвата. Все эти сетки, встраиваясь в структуру двора, где в качестве констант сохраняются только дома и зелень, формируют новое игровое пространство. Отсюда выводятся все автомобили, предусматривается мощение дорожек и площадей, озеленение и благоустройство территории. По периметру двора плотной стеной высаживаются деревья, создавая естественную границу безопасности. Помимо этого внутри двора появляются фруктовые сады, кустарники и растения, традиционные для дач. Также двор насыщается различными объектами – появляются спортивные и игровые площадки, скалодром, искусственная гора, велосипедные дорожки, мастерские, башни, лестницы, голубятня и т.д.
Слева: генплан для детей. Справа: генплан для взрослых. Проект Марии Карцевой
Генплан двора, совмещенный с сеткой дачи. Проект Марии Карцевой
Общий вид. Проект Марии Карцевой
Проект Марии Карцевой
Башня для игры. Проект Марии Карцевой
Башня. Фрагмент наполнения дворового пространствами игровыми элементами. Проект Марии Карцевой
Сетка игр. Проект Марии Карцевой
Фрагмент плана дворового пространства. Проект Марии Карцевой


Воображариум. Автор: Юлия Арнаутова
Юлия Арнаутова разработала проект воображариума – простого и одновременно загадочного пространства, подталкивающего людей к выстраиванию собственного необыкновенного воображаемого мира. Воображариум не привязан к определенному месту. Его можно разместить где угодно: в парке, в детском саду, в школе, во дворе или даже в офисе. Он не имеет возрастных ограничений. Структурно воображариум представляет собой большую спираль, внутри которой можно пройти, как по лабиринту. Спираль, замыкаясь в кольцо, образует внутри себя уединенное замкнутое пространство. Но в виду особой гибкости, характерной для всех пружин, ее расположение и размеры можно менять в соответствии с потребностями.

Наполнение воображариума строится вокруг четырех основных понятий, стимулирующих воображение: мышление, восприятие, эмоции и интуиция. Автор предлагает различные сценарии использования объекта, в том числе, как выставочного пространства.
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Проект Юлии Арнаутовой
Воображариум как выставочное пространство. Проект Юлии Арнаутовой
Ночной вид. Проект Юлии Арнаутовой




20 Июня 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Студенческие проекты

В горах Сванетии
Шесть дипломных проектов ярославских студентов, посвященных возрождению альпинистских лагерей в Грузии.
Лаконизм и уместность
Шквал курсов и публикаций, посвященных качеству подачи портфолио архитектора, приносит плоды. Публикуем несколько позитивных примеров портфолио третьекурсников МАРХИ с комментариями авторов.
МАРХИ-2019: 11 лучших рисунков
Как изображать современную архитектуру? Ответ постарались найти участники конкурса рисунка, прошедшего в МАРХИ. Представляем результаты творческих поисков.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Студентам от студентов
Подведены итоги конкурса на лучшую зону отдыха для московских вузов. Победили выпускницы МАРХИ с проектом для Московского авиационного технологического института. Представляем работы, занявшие призовые места.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.