Блоги: 6–12 июня

Блоггеры размышляют над докладом независимых экспертов по поводу транспортной стратегии столичных властей, досрочным старением генпланов российских городов и авторскими правами московских архитекторов.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg
Активисты из «Городских проектов» на днях опубликовали труд независимых экспертов – Вукана Вучика, Жана-Клод Зива и Тура Хотвайта, которые завершили свое исследование крупнейших транспортных проектов столицы – реконструкции Ленинского проспекта и Северо-Западной хорды. В отчете, опубликованном в блоге Максима Каца, отмечено, в частности, что проекты не просто пренебрегают общественным транспортом, но даже снижают его качество. К примеру, маршруты ОТ отправляются на разворот для того, чтобы автомобили смогли ехать без светофора, цитирует доклад Максим Кац. Впрочем, блоггеры, пожертвовавшие деньги на оплату исследования, наверное, будут разочарованы, поскольку городские власти к нему оказались абсолютно глухи.

Как пишет блоггер Антон Буслов, легкорельсовый транспорт, в частности скоростной трамвай, в пользу которого высказываются иностранные эксперты, упорно игнорируется столичным руководством и НИиПИ Генплана. А именно этот институт является, по словам Буслова, автором всей градостроительной политики Москвы и остается «классическим советским неэффективным монополистом». Между тем, трамвай в Новой Москве, продолжает блоггер, «может ветвиться, создавая целый куст линий, причем направленных не только в направлении Москвы, но и трассированных по хордовым направлениям». Линию трамвая по Ленинскому, тем временем, можно пустить и в центр – его преимущество, по мнению Антона Буслова, в том, что можно сочетать скоростные и не скоростные участки.

«НИиПИ Генплана, несмотря на громкое название и регалии его ведущих и важных специалистов, иллюстрирует известную фразу «гора родила мышь»», – соглашается пользователь Masterino. Работающая в институте _ravis_ пишет, что виной его неэффективности – «адовая гонка кучи проектов одновременно, которая не приводит ни к чему, кроме как к еще большему ухудшению ситуации». – «В НИиПИ Генплана есть транспортная модель, – разъясняет ситуацию tanuc, – однако основная задача института в том, чтобы «пропустить через себя денежный поток всей градостроительной документации, которая разыгрывается в городе. Москомархитектура не пропускает никого, кроме Генплана для участия в конкурсах. Сотрудники не успевают выполнять проекты, и никто не думает о верности решений!» Самым правильным, по мнению блоггера, было бы отобрать у НИиПИ «хотя бы часть объектов по транспорту для создания грамотной конкуренции». Об этом же пишет и Василий Бабуров в сообществе RUPA: «Для сущностной трансформации института необходимо вывести его из подчинения государству и заставить функционировать в конкурентном поле».

Впрочем, критикуя городскую транспортную политику, блоггеры отнеслись с подозрением и к докладу независимого совета: «Обещали экспертное исследование, собрали на это деньги, а в итоге получили «доклад», суть которого сводится к одной фразе «надо подумать, но сначала построить трамвай». Так «экспертам» деньги и платили за то, чтобы они подумали!» – возмущается moonlight_guest.  «Скоростной трамвай – это маленькое метро. Его строят тогда, когда в большом метро нет необходимости», – замечает tsirkunov и добавляет, что такой трамвай на Ленинском – глупость. А logon495 считает, что Вукан Вучик, написавший книгу про американские небольшие города, вообще недооценил московскую ситуацию: благополучно ездить на таком транспорте не получится, «встанет один скоростной трамвай – встает весь парк в обе стороны!»  

В блоге «Трибуна Общественной палаты» пользователи раскритиковали другую инициативу столичной мэрии, предложившей заменить часть памятников в городе на копии, спрятав подлинники в музеи. Приверженец идеи, глава Департамента культурного наследия Александр Кибовский ссылается на опыт Рима, однако в творческом сообществе засомневались – не будут ли оригиналы просто свалены куда-то и недоступны зрителям, как заметила директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова. Скульптор Александр Цигаль напомнил, что когда снимали памятник Максиму Горькому, скульптуре оторвали ноги. А блоггеры решили, что инициатива оказалась вполне в духе постмодерна; как заметил пользователь Владимир Краснощеков, может быть только настоящий памятник и больше никакого.

В это время в сообществе урбанистов RUPA на примере Чебоксар разбирались, почему генпланы городов, принятые менее десяти лет назад, уже успели устареть. Например, в тех же Чебоксарах в 2013 году будет разрабатываться новый генплан, хотя прежнему не более восьми лет. Как комментирует Александр Антонов, «история Москвы повторится во многих городах России. Придет новый мэр лет через 10 и окажется, что мэр предыдущий был градовредитель и срочно надо решать «транспортную проблему»». По мнению Николая Соловьева, причина в том, что такие генпланы нацелены исключительно на легализацию намерений стройкомплекса: «Никакой тут своей мысли у города нет. Есть подстройка под земельные участки «своих» застройщиков. Стихийный девелопмент и полное отсутствие управления…».

В то же время в идеале в генплане, как пишет Александр Антонов, должна быть зафиксирована стратегия развития города, принципы которой определяются после широкого обсуждения с населением. Дмитрий Наринский предлагает поднимать качество генпланирования, формируя профессиональное сообщество с системой аттестации и персональной ответственностью за работу. Ирина Ирбитская, в свою очередь, против аттестации – еще одного «забора», не гарантирующего защиту от вторжения халтурщиков. А Андрей Чернов напоминает, что самая трудная и важная вещь в генплане – связь с бюджетом и с прогнозом земельных платежей: «Без этого генплан – не план в нормальном понимании этого слова, а набор картинок «как сейчас» и «как должно быть через 20 лет»».

О росте профессионального самосознания  архитекторов накануне размышлял философ Александр Раппапорт. По мнению автора, для того, чтобы архитектура вышла на первый план социальной жизни, а архитекторы обрели особый вес, нужны специальные политические условия. Лучше всего для архитекторов – небольшой, но богатый город, как Фивы, Афины, Флоренция; в империи они чахнут под гнетом разросшегося административного аппарата. Архитектуру с ее места могут подвинуть и конкурирующие с ней сферы проектирования, вроде  промышленного дизайна, пишет Раппапорт. Впрочем, в любом случае для формирования новых идей в архитектуре и выхода ее за рамки профессии нужны люди с высоким интеллектуальным опытом, способные, по словам Раппапорта, увидеть в зодчестве питательную среду для своих жизнестроительных социальных или  политических концепций.

В московском архитектурном сообществе на днях снова заговорили о профессиональной этике и авторских правах. Поводом стал недавно объявленный конкурс на фасады нового корпуса Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке. Проектом уже 15 лет занимается «Моспроект-4» и его глава Андрей Боков рассчитывал, по его словам, что с ним хотя бы согласуют список участников. Впрочем этого не последовало. Как пишет Боков в опровержении на сайте Архи.ру, есть все опасения, что «конкурсы подобного рода в нарушение профессиональной этики и авторских прав становятся формой недобросовестной конкуренции, формой архитектурной цензуры, поводом для разделения на своих и чужих...».
 
Параллельно на фасады ГТГ среди студентов МАрхИ был проведен свой творческий конкурс, однако и здесь не обошлось без темных пятен. Как пишет в комментариях пользователь и студент МАрхИ Ивань Иваньков, многие студенты ни о какой клаузуре не слышали, а те, кто узнал, делали проект за неделю с небольшим – «выдали скудные материалы и сказали нарисовать одну картинку фасада, который выходит на набережную». «Я против того, чтобы главный архитектор обладал властью отменять согласованные проекты. И считаю все происходящее с этим проектом и с «Царев садом» грубым нарушением авторского права», – добавляет блоггер. Против недобросовестной конкуренции выступает и блогер под ником Николай: именно такая среда, по его мнению, складывается, когда  вопросы решаются кулуарно, в узком кругу, а на публичных конкурсах «не свои» участники отсекаются предварительным отбором портфолио. А вот пользователь Tim Shapkin считает, что оставлять «фасады сомнительного качества» в центре Москвы нельзя и главного архитектора надо как раз поддержать за инициативу «прекратить эту плеяду неудачных строек в центре». К дискуссии подключился и архитектор Михаил Белов, удивившийся тому, «как легко сообщество отказалось от традиционных авторских прав, допустив к участию в готовом проекте посторонних. Уже во второй раз после «Царева сада»».
zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Источник - slon.ru, 2012
Кроме этого в блоге Михаила Белова на днях появился забавный пост про «червивую» архитектуру нового Музея цивилизаций Европы и Средиземноморья в Марселе по проекту Руди Риччотти. Музей напомнил архитектору историю второй сцены Мариинского театра: в Питере его мостик перекрыл перспективу Крюкова канала, а в Марселе панораму испортил мост, соединивший новое здание со старым фортом. Если Мариника-2, по мнению критиков, похожа на торговый центр, то марсельский музей, по словам Белова, на «чемодан с подтухшими продуктами, который захвачен подвижной армией солдат разложения». «Декор в тосканском или ионическом ордере само собой не выразит суть Цивилизаций Средиземноморья, толи дело декор в виде червей или опарышей», – сокрушается архитектор. У пользователя Michael Korol от солнцезащитного покрытия музея более приятные ассоциации – «вязаное платье, нарезанные трюфеля, коралловый риф или подёрнутая рябью поверхность моря на ветру». По мнению Андрея Никитина, решение вполне себе нейтральное, «да и мост, знаете ли, ниточка по сравнению с утилитарным собратом в Питере». – «Архитектурный критик увидел бы и «брутализм» Египта, арабские «кружева» и готику «странных» колонн...», – добавляет Эдуард Забуга. Кстати, критик Григорий Ревзин музей похвалил, сравнив его оболочку с вуалью, которая ничего близкого к «ТЦ Мариинский» не имеет: «Это именно исключительное, пусть неприятно исключительное на фоне форта, но исключительное здание. И мост тут иной – не технический проход, возведенный тайком не по проекту, вопреки экспертизам, а нечто, сделанное с художественным расчетом».
zooming
Рисунок Сергея Эстрина. © estrin-gallery.livejournal.com

Закончим наш обзор в блоге архитектора Сергея Эстрина, размышляющего над серией своих рисунков «Black Edition». Чёрный фон, по словам архитектора, даёт возможность слегка слентяйничать, но энергичная и совсем не скрупулезная манера имеет свои преимущества. Такой рисунок, пишет Эстрин, дает возможность меньше потеть и эффективнее думать: «Выдуманные города начинаю рисовать с какой-нибудь дверной ручки балкона, вокруг которой разворачиваются детали арок, балюстрад, барельефов и мостов, где каждая мелочь – интересный сам по себе элемент».

12 Июня 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.