Блоги: 6–12 июня

Блоггеры размышляют над докладом независимых экспертов по поводу транспортной стратегии столичных властей, досрочным старением генпланов российских городов и авторскими правами московских архитекторов.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

12 Июня 2013
mainImg
Активисты из «Городских проектов» на днях опубликовали труд независимых экспертов – Вукана Вучика, Жана-Клод Зива и Тура Хотвайта, которые завершили свое исследование крупнейших транспортных проектов столицы – реконструкции Ленинского проспекта и Северо-Западной хорды. В отчете, опубликованном в блоге Максима Каца, отмечено, в частности, что проекты не просто пренебрегают общественным транспортом, но даже снижают его качество. К примеру, маршруты ОТ отправляются на разворот для того, чтобы автомобили смогли ехать без светофора, цитирует доклад Максим Кац. Впрочем, блоггеры, пожертвовавшие деньги на оплату исследования, наверное, будут разочарованы, поскольку городские власти к нему оказались абсолютно глухи.

Как пишет блоггер Антон Буслов, легкорельсовый транспорт, в частности скоростной трамвай, в пользу которого высказываются иностранные эксперты, упорно игнорируется столичным руководством и НИиПИ Генплана. А именно этот институт является, по словам Буслова, автором всей градостроительной политики Москвы и остается «классическим советским неэффективным монополистом». Между тем, трамвай в Новой Москве, продолжает блоггер, «может ветвиться, создавая целый куст линий, причем направленных не только в направлении Москвы, но и трассированных по хордовым направлениям». Линию трамвая по Ленинскому, тем временем, можно пустить и в центр – его преимущество, по мнению Антона Буслова, в том, что можно сочетать скоростные и не скоростные участки.

«НИиПИ Генплана, несмотря на громкое название и регалии его ведущих и важных специалистов, иллюстрирует известную фразу «гора родила мышь»», – соглашается пользователь Masterino. Работающая в институте _ravis_ пишет, что виной его неэффективности – «адовая гонка кучи проектов одновременно, которая не приводит ни к чему, кроме как к еще большему ухудшению ситуации». – «В НИиПИ Генплана есть транспортная модель, – разъясняет ситуацию tanuc, – однако основная задача института в том, чтобы «пропустить через себя денежный поток всей градостроительной документации, которая разыгрывается в городе. Москомархитектура не пропускает никого, кроме Генплана для участия в конкурсах. Сотрудники не успевают выполнять проекты, и никто не думает о верности решений!» Самым правильным, по мнению блоггера, было бы отобрать у НИиПИ «хотя бы часть объектов по транспорту для создания грамотной конкуренции». Об этом же пишет и Василий Бабуров в сообществе RUPA: «Для сущностной трансформации института необходимо вывести его из подчинения государству и заставить функционировать в конкурентном поле».

Впрочем, критикуя городскую транспортную политику, блоггеры отнеслись с подозрением и к докладу независимого совета: «Обещали экспертное исследование, собрали на это деньги, а в итоге получили «доклад», суть которого сводится к одной фразе «надо подумать, но сначала построить трамвай». Так «экспертам» деньги и платили за то, чтобы они подумали!» – возмущается moonlight_guest.  «Скоростной трамвай – это маленькое метро. Его строят тогда, когда в большом метро нет необходимости», – замечает tsirkunov и добавляет, что такой трамвай на Ленинском – глупость. А logon495 считает, что Вукан Вучик, написавший книгу про американские небольшие города, вообще недооценил московскую ситуацию: благополучно ездить на таком транспорте не получится, «встанет один скоростной трамвай – встает весь парк в обе стороны!»  

В блоге «Трибуна Общественной палаты» пользователи раскритиковали другую инициативу столичной мэрии, предложившей заменить часть памятников в городе на копии, спрятав подлинники в музеи. Приверженец идеи, глава Департамента культурного наследия Александр Кибовский ссылается на опыт Рима, однако в творческом сообществе засомневались – не будут ли оригиналы просто свалены куда-то и недоступны зрителям, как заметила директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова. Скульптор Александр Цигаль напомнил, что когда снимали памятник Максиму Горькому, скульптуре оторвали ноги. А блоггеры решили, что инициатива оказалась вполне в духе постмодерна; как заметил пользователь Владимир Краснощеков, может быть только настоящий памятник и больше никакого.

В это время в сообществе урбанистов RUPA на примере Чебоксар разбирались, почему генпланы городов, принятые менее десяти лет назад, уже успели устареть. Например, в тех же Чебоксарах в 2013 году будет разрабатываться новый генплан, хотя прежнему не более восьми лет. Как комментирует Александр Антонов, «история Москвы повторится во многих городах России. Придет новый мэр лет через 10 и окажется, что мэр предыдущий был градовредитель и срочно надо решать «транспортную проблему»». По мнению Николая Соловьева, причина в том, что такие генпланы нацелены исключительно на легализацию намерений стройкомплекса: «Никакой тут своей мысли у города нет. Есть подстройка под земельные участки «своих» застройщиков. Стихийный девелопмент и полное отсутствие управления…».

В то же время в идеале в генплане, как пишет Александр Антонов, должна быть зафиксирована стратегия развития города, принципы которой определяются после широкого обсуждения с населением. Дмитрий Наринский предлагает поднимать качество генпланирования, формируя профессиональное сообщество с системой аттестации и персональной ответственностью за работу. Ирина Ирбитская, в свою очередь, против аттестации – еще одного «забора», не гарантирующего защиту от вторжения халтурщиков. А Андрей Чернов напоминает, что самая трудная и важная вещь в генплане – связь с бюджетом и с прогнозом земельных платежей: «Без этого генплан – не план в нормальном понимании этого слова, а набор картинок «как сейчас» и «как должно быть через 20 лет»».

О росте профессионального самосознания  архитекторов накануне размышлял философ Александр Раппапорт. По мнению автора, для того, чтобы архитектура вышла на первый план социальной жизни, а архитекторы обрели особый вес, нужны специальные политические условия. Лучше всего для архитекторов – небольшой, но богатый город, как Фивы, Афины, Флоренция; в империи они чахнут под гнетом разросшегося административного аппарата. Архитектуру с ее места могут подвинуть и конкурирующие с ней сферы проектирования, вроде  промышленного дизайна, пишет Раппапорт. Впрочем, в любом случае для формирования новых идей в архитектуре и выхода ее за рамки профессии нужны люди с высоким интеллектуальным опытом, способные, по словам Раппапорта, увидеть в зодчестве питательную среду для своих жизнестроительных социальных или  политических концепций.

В московском архитектурном сообществе на днях снова заговорили о профессиональной этике и авторских правах. Поводом стал недавно объявленный конкурс на фасады нового корпуса Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке. Проектом уже 15 лет занимается «Моспроект-4» и его глава Андрей Боков рассчитывал, по его словам, что с ним хотя бы согласуют список участников. Впрочем этого не последовало. Как пишет Боков в опровержении на сайте Архи.ру, есть все опасения, что «конкурсы подобного рода в нарушение профессиональной этики и авторских прав становятся формой недобросовестной конкуренции, формой архитектурной цензуры, поводом для разделения на своих и чужих...».
 
Параллельно на фасады ГТГ среди студентов МАрхИ был проведен свой творческий конкурс, однако и здесь не обошлось без темных пятен. Как пишет в комментариях пользователь и студент МАрхИ Ивань Иваньков, многие студенты ни о какой клаузуре не слышали, а те, кто узнал, делали проект за неделю с небольшим – «выдали скудные материалы и сказали нарисовать одну картинку фасада, который выходит на набережную». «Я против того, чтобы главный архитектор обладал властью отменять согласованные проекты. И считаю все происходящее с этим проектом и с «Царев садом» грубым нарушением авторского права», – добавляет блоггер. Против недобросовестной конкуренции выступает и блогер под ником Николай: именно такая среда, по его мнению, складывается, когда  вопросы решаются кулуарно, в узком кругу, а на публичных конкурсах «не свои» участники отсекаются предварительным отбором портфолио. А вот пользователь Tim Shapkin считает, что оставлять «фасады сомнительного качества» в центре Москвы нельзя и главного архитектора надо как раз поддержать за инициативу «прекратить эту плеяду неудачных строек в центре». К дискуссии подключился и архитектор Михаил Белов, удивившийся тому, «как легко сообщество отказалось от традиционных авторских прав, допустив к участию в готовом проекте посторонних. Уже во второй раз после «Царева сада»».
zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Источник - slon.ru, 2012
Кроме этого в блоге Михаила Белова на днях появился забавный пост про «червивую» архитектуру нового Музея цивилизаций Европы и Средиземноморья в Марселе по проекту Руди Риччотти. Музей напомнил архитектору историю второй сцены Мариинского театра: в Питере его мостик перекрыл перспективу Крюкова канала, а в Марселе панораму испортил мост, соединивший новое здание со старым фортом. Если Мариника-2, по мнению критиков, похожа на торговый центр, то марсельский музей, по словам Белова, на «чемодан с подтухшими продуктами, который захвачен подвижной армией солдат разложения». «Декор в тосканском или ионическом ордере само собой не выразит суть Цивилизаций Средиземноморья, толи дело декор в виде червей или опарышей», – сокрушается архитектор. У пользователя Michael Korol от солнцезащитного покрытия музея более приятные ассоциации – «вязаное платье, нарезанные трюфеля, коралловый риф или подёрнутая рябью поверхность моря на ветру». По мнению Андрея Никитина, решение вполне себе нейтральное, «да и мост, знаете ли, ниточка по сравнению с утилитарным собратом в Питере». – «Архитектурный критик увидел бы и «брутализм» Египта, арабские «кружева» и готику «странных» колонн...», – добавляет Эдуард Забуга. Кстати, критик Григорий Ревзин музей похвалил, сравнив его оболочку с вуалью, которая ничего близкого к «ТЦ Мариинский» не имеет: «Это именно исключительное, пусть неприятно исключительное на фоне форта, но исключительное здание. И мост тут иной – не технический проход, возведенный тайком не по проекту, вопреки экспертизам, а нечто, сделанное с художественным расчетом».
zooming
Рисунок Сергея Эстрина. © estrin-gallery.livejournal.com

Закончим наш обзор в блоге архитектора Сергея Эстрина, размышляющего над серией своих рисунков «Black Edition». Чёрный фон, по словам архитектора, даёт возможность слегка слентяйничать, но энергичная и совсем не скрупулезная манера имеет свои преимущества. Такой рисунок, пишет Эстрин, дает возможность меньше потеть и эффективнее думать: «Выдуманные города начинаю рисовать с какой-нибудь дверной ручки балкона, вокруг которой разворачиваются детали арок, балюстрад, барельефов и мостов, где каждая мелочь – интересный сам по себе элемент».

12 Июня 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
Сейчас на главной
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.