Блоги: 6–12 июня

Блоггеры размышляют над докладом независимых экспертов по поводу транспортной стратегии столичных властей, досрочным старением генпланов российских городов и авторскими правами московских архитекторов.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

12 Июня 2013
mainImg
Активисты из «Городских проектов» на днях опубликовали труд независимых экспертов – Вукана Вучика, Жана-Клод Зива и Тура Хотвайта, которые завершили свое исследование крупнейших транспортных проектов столицы – реконструкции Ленинского проспекта и Северо-Западной хорды. В отчете, опубликованном в блоге Максима Каца, отмечено, в частности, что проекты не просто пренебрегают общественным транспортом, но даже снижают его качество. К примеру, маршруты ОТ отправляются на разворот для того, чтобы автомобили смогли ехать без светофора, цитирует доклад Максим Кац. Впрочем, блоггеры, пожертвовавшие деньги на оплату исследования, наверное, будут разочарованы, поскольку городские власти к нему оказались абсолютно глухи.

Как пишет блоггер Антон Буслов, легкорельсовый транспорт, в частности скоростной трамвай, в пользу которого высказываются иностранные эксперты, упорно игнорируется столичным руководством и НИиПИ Генплана. А именно этот институт является, по словам Буслова, автором всей градостроительной политики Москвы и остается «классическим советским неэффективным монополистом». Между тем, трамвай в Новой Москве, продолжает блоггер, «может ветвиться, создавая целый куст линий, причем направленных не только в направлении Москвы, но и трассированных по хордовым направлениям». Линию трамвая по Ленинскому, тем временем, можно пустить и в центр – его преимущество, по мнению Антона Буслова, в том, что можно сочетать скоростные и не скоростные участки.

«НИиПИ Генплана, несмотря на громкое название и регалии его ведущих и важных специалистов, иллюстрирует известную фразу «гора родила мышь»», – соглашается пользователь Masterino. Работающая в институте _ravis_ пишет, что виной его неэффективности – «адовая гонка кучи проектов одновременно, которая не приводит ни к чему, кроме как к еще большему ухудшению ситуации». – «В НИиПИ Генплана есть транспортная модель, – разъясняет ситуацию tanuc, – однако основная задача института в том, чтобы «пропустить через себя денежный поток всей градостроительной документации, которая разыгрывается в городе. Москомархитектура не пропускает никого, кроме Генплана для участия в конкурсах. Сотрудники не успевают выполнять проекты, и никто не думает о верности решений!» Самым правильным, по мнению блоггера, было бы отобрать у НИиПИ «хотя бы часть объектов по транспорту для создания грамотной конкуренции». Об этом же пишет и Василий Бабуров в сообществе RUPA: «Для сущностной трансформации института необходимо вывести его из подчинения государству и заставить функционировать в конкурентном поле».

Впрочем, критикуя городскую транспортную политику, блоггеры отнеслись с подозрением и к докладу независимого совета: «Обещали экспертное исследование, собрали на это деньги, а в итоге получили «доклад», суть которого сводится к одной фразе «надо подумать, но сначала построить трамвай». Так «экспертам» деньги и платили за то, чтобы они подумали!» – возмущается moonlight_guest.  «Скоростной трамвай – это маленькое метро. Его строят тогда, когда в большом метро нет необходимости», – замечает tsirkunov и добавляет, что такой трамвай на Ленинском – глупость. А logon495 считает, что Вукан Вучик, написавший книгу про американские небольшие города, вообще недооценил московскую ситуацию: благополучно ездить на таком транспорте не получится, «встанет один скоростной трамвай – встает весь парк в обе стороны!»  

В блоге «Трибуна Общественной палаты» пользователи раскритиковали другую инициативу столичной мэрии, предложившей заменить часть памятников в городе на копии, спрятав подлинники в музеи. Приверженец идеи, глава Департамента культурного наследия Александр Кибовский ссылается на опыт Рима, однако в творческом сообществе засомневались – не будут ли оригиналы просто свалены куда-то и недоступны зрителям, как заметила директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова. Скульптор Александр Цигаль напомнил, что когда снимали памятник Максиму Горькому, скульптуре оторвали ноги. А блоггеры решили, что инициатива оказалась вполне в духе постмодерна; как заметил пользователь Владимир Краснощеков, может быть только настоящий памятник и больше никакого.

В это время в сообществе урбанистов RUPA на примере Чебоксар разбирались, почему генпланы городов, принятые менее десяти лет назад, уже успели устареть. Например, в тех же Чебоксарах в 2013 году будет разрабатываться новый генплан, хотя прежнему не более восьми лет. Как комментирует Александр Антонов, «история Москвы повторится во многих городах России. Придет новый мэр лет через 10 и окажется, что мэр предыдущий был градовредитель и срочно надо решать «транспортную проблему»». По мнению Николая Соловьева, причина в том, что такие генпланы нацелены исключительно на легализацию намерений стройкомплекса: «Никакой тут своей мысли у города нет. Есть подстройка под земельные участки «своих» застройщиков. Стихийный девелопмент и полное отсутствие управления…».

В то же время в идеале в генплане, как пишет Александр Антонов, должна быть зафиксирована стратегия развития города, принципы которой определяются после широкого обсуждения с населением. Дмитрий Наринский предлагает поднимать качество генпланирования, формируя профессиональное сообщество с системой аттестации и персональной ответственностью за работу. Ирина Ирбитская, в свою очередь, против аттестации – еще одного «забора», не гарантирующего защиту от вторжения халтурщиков. А Андрей Чернов напоминает, что самая трудная и важная вещь в генплане – связь с бюджетом и с прогнозом земельных платежей: «Без этого генплан – не план в нормальном понимании этого слова, а набор картинок «как сейчас» и «как должно быть через 20 лет»».

О росте профессионального самосознания  архитекторов накануне размышлял философ Александр Раппапорт. По мнению автора, для того, чтобы архитектура вышла на первый план социальной жизни, а архитекторы обрели особый вес, нужны специальные политические условия. Лучше всего для архитекторов – небольшой, но богатый город, как Фивы, Афины, Флоренция; в империи они чахнут под гнетом разросшегося административного аппарата. Архитектуру с ее места могут подвинуть и конкурирующие с ней сферы проектирования, вроде  промышленного дизайна, пишет Раппапорт. Впрочем, в любом случае для формирования новых идей в архитектуре и выхода ее за рамки профессии нужны люди с высоким интеллектуальным опытом, способные, по словам Раппапорта, увидеть в зодчестве питательную среду для своих жизнестроительных социальных или  политических концепций.

В московском архитектурном сообществе на днях снова заговорили о профессиональной этике и авторских правах. Поводом стал недавно объявленный конкурс на фасады нового корпуса Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке. Проектом уже 15 лет занимается «Моспроект-4» и его глава Андрей Боков рассчитывал, по его словам, что с ним хотя бы согласуют список участников. Впрочем этого не последовало. Как пишет Боков в опровержении на сайте Архи.ру, есть все опасения, что «конкурсы подобного рода в нарушение профессиональной этики и авторских прав становятся формой недобросовестной конкуренции, формой архитектурной цензуры, поводом для разделения на своих и чужих...».
 
Параллельно на фасады ГТГ среди студентов МАрхИ был проведен свой творческий конкурс, однако и здесь не обошлось без темных пятен. Как пишет в комментариях пользователь и студент МАрхИ Ивань Иваньков, многие студенты ни о какой клаузуре не слышали, а те, кто узнал, делали проект за неделю с небольшим – «выдали скудные материалы и сказали нарисовать одну картинку фасада, который выходит на набережную». «Я против того, чтобы главный архитектор обладал властью отменять согласованные проекты. И считаю все происходящее с этим проектом и с «Царев садом» грубым нарушением авторского права», – добавляет блоггер. Против недобросовестной конкуренции выступает и блогер под ником Николай: именно такая среда, по его мнению, складывается, когда  вопросы решаются кулуарно, в узком кругу, а на публичных конкурсах «не свои» участники отсекаются предварительным отбором портфолио. А вот пользователь Tim Shapkin считает, что оставлять «фасады сомнительного качества» в центре Москвы нельзя и главного архитектора надо как раз поддержать за инициативу «прекратить эту плеяду неудачных строек в центре». К дискуссии подключился и архитектор Михаил Белов, удивившийся тому, «как легко сообщество отказалось от традиционных авторских прав, допустив к участию в готовом проекте посторонних. Уже во второй раз после «Царева сада»».
zooming
Предпроектное предложение второй очереди Государственной Третьяковской галереи, ГУП МНИИП «Моспроект-4». Источник - slon.ru, 2012
Кроме этого в блоге Михаила Белова на днях появился забавный пост про «червивую» архитектуру нового Музея цивилизаций Европы и Средиземноморья в Марселе по проекту Руди Риччотти. Музей напомнил архитектору историю второй сцены Мариинского театра: в Питере его мостик перекрыл перспективу Крюкова канала, а в Марселе панораму испортил мост, соединивший новое здание со старым фортом. Если Мариника-2, по мнению критиков, похожа на торговый центр, то марсельский музей, по словам Белова, на «чемодан с подтухшими продуктами, который захвачен подвижной армией солдат разложения». «Декор в тосканском или ионическом ордере само собой не выразит суть Цивилизаций Средиземноморья, толи дело декор в виде червей или опарышей», – сокрушается архитектор. У пользователя Michael Korol от солнцезащитного покрытия музея более приятные ассоциации – «вязаное платье, нарезанные трюфеля, коралловый риф или подёрнутая рябью поверхность моря на ветру». По мнению Андрея Никитина, решение вполне себе нейтральное, «да и мост, знаете ли, ниточка по сравнению с утилитарным собратом в Питере». – «Архитектурный критик увидел бы и «брутализм» Египта, арабские «кружева» и готику «странных» колонн...», – добавляет Эдуард Забуга. Кстати, критик Григорий Ревзин музей похвалил, сравнив его оболочку с вуалью, которая ничего близкого к «ТЦ Мариинский» не имеет: «Это именно исключительное, пусть неприятно исключительное на фоне форта, но исключительное здание. И мост тут иной – не технический проход, возведенный тайком не по проекту, вопреки экспертизам, а нечто, сделанное с художественным расчетом».
zooming
Рисунок Сергея Эстрина. © estrin-gallery.livejournal.com

Закончим наш обзор в блоге архитектора Сергея Эстрина, размышляющего над серией своих рисунков «Black Edition». Чёрный фон, по словам архитектора, даёт возможность слегка слентяйничать, но энергичная и совсем не скрупулезная манера имеет свои преимущества. Такой рисунок, пишет Эстрин, дает возможность меньше потеть и эффективнее думать: «Выдуманные города начинаю рисовать с какой-нибудь дверной ручки балкона, вокруг которой разворачиваются детали арок, балюстрад, барельефов и мостов, где каждая мелочь – интересный сам по себе элемент».

12 Июня 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни