Лекция Поля Андрё. Репортаж Архи.ру

Лекция француза Поля Андрё, архитектора знаменитой арки парижского Дефанса, организованная Центром Современной Архитектуры, была посвящена прежде всего самому новому проекту архитектора – зданию пекинской оперы, что весьма актуально и в России в свете продолжающихся уже почти 10 лет споров о том, как должен выглядеть театр 21 века. Лекцию слушала Анастасия Сырова, Архи.ру

02 Июня 2006
mainImg
Архитектор:
Поль Андрё

Среди знаменитых построек архитектора – аэропорт "Руасси – Шарль де Голль", Большая арка в парижском районе Дефанс, лыжный трамплин в Куршевеле, французский терминал туннеля под Ла-Маншем. Кроме этого, Андрё показал еще около дюжины своих аэропортов, построенных в самых разных частях света – в Аду-Дабе, Джакарте, Гваделупе, Каире, Бордо, Ницце, Сантьяго-де-Чили и др. Однако самым известным его аэропортом, помимо уже названного аэровокзала Шарль де Голль, является аэропорт в Хансае, который построил другой, не менее знаменитый французский архитектор Ренцо Пиано по проектам Поля Андрё. На примере этих сооружений архитектор объяснил, что всегда хотел создавать так называемую "интеллектуальную архитектуру", соединяющую в себе артистический жест и умение работать с высокими технологиями. Для Андрё, по его собственным словам,  приоритетом всегда были и остаются поиски адекватных формальных средств для воплощения концептуального замысла, каждый раз – не повторяя предыдущие решения.

Все здания Андрё тяготеют к тому, чтобы быть наполнены пространством и светом, однако особое внимание архитектор уделяет качеству света, создавая в своих интерьерах особенную свето-воздушную среду, с видами на окружающее пространство, как правило – на нетронутую природу, или же на умело созданное подобие этой дикой природы. Достичь обилия и концентрации света удается засчет использования особых плоских металлических элементов конструкции, которые архитектор, по его собственным словам, почерпнул из русского конструктивизма.

Как всякий модернист, архитектор уделяет большое внимание  изобретению сложных систем организации движения людей по коридорам – "внутренним дорогам", которые обязательно пересекаются в центральном пространстве. "Они собираются воедино, но при этом каждый не теряет своей непохожести на других", говорит архитектор. Толпа людей для Поля Андрё также является важным элементом здания. Он старается по возможности еще на стадии проектирования учитывать движение людских масс как хаотичных цветовых пятен. Для Поля Андрё очень важна многофункциональность. Жизнь в созданном им здании должна кипеть.

Здания Андрё вполне современны, а значит, чаще они напоминают лепестки цветка, или же разлетающиеся брызги капель. В любом случае, это всегда что-то округлое и органическое. При этом он не слишком увлекается компьютерным проектированием и моделированием, полагая, что архитектор – это в первую очередь человек, с его мыслями и переживаниями, а не вычислительная машина. 

Вообще, проблема соотношения природного и искусственного, ландшафта и архитектуры является одной из ключевых для Поля Андрё, и решается она по-разному. Хорошая архитектура, по словам архитектора, никогда не будет доминировать над окружающей его природной средой – скорее, оно повторит ритм холмов, гор, и т.д. Кроме того, высокотехнологичные стеклянные стены и кровля всегда имеют такую систему подсветки, которая позволяет одновременно и выделить здание, особенно ночью, и в то же время наиболее мягко вписать его в окружающий контекст, благодаря чему архитектура как бы дышит, постоянно изменяется. Во всех сооружениях Поля Андрё появляются сады, искусственные водоемы и дороги – либо стеклянные коридоры под водой, либо же пассажи по типу мостов над водоемами. Все эти сложности архитектор  выстраивает с помощью металлических конструкций, облицованных стеклом, хотя в ранние годы, когда он только начинал работать, а было это сорок лет назад, Поль Андрё использовал в основном бетон.

Особое внимание архитектор уделил рассказу о своем Морском музее в Осаке. Он представляет собой огромный полусферический стеклянный купол, стоящий прямо на воде и накрывающий внутренние помещения музея, выполненные в виде реконструкции старинного японского корабля эпохи Эдо. Для архитектора это символ взаимодействия старого и нового, традиций и технологий – процесса, в котором сам архитектор стремится соблюсти золотую середину.

Что касается театров, Поль Андрё остановился на 2 своих проектах. Первый – это т.н. "музыкальный ансамбль" в г. Пудон около Шанхая. Здесь архитектор обратил внимание на особое строение стен. В их отделке использовались разноцветные керамические пластины овальной формы, выполненные вручную. Для архитектора было особенно важно подчеркнуть свое понимание керамики как вполне современного материала. "Керамика – это часть культуры, часть истории Китая, и я не вижу никаких причин, чтобы останавливать историю", сказал Андрё. В результате мы видим одновременно и высокотехнологичное сооружение, и – абсолютно китайское, при том, что напрямую ничего китайское не копируется.

Главным проектом, представленным Полем Андрё, стал Большой Национальный Оперный Театр в Пекине. "Я всегда избегал замыкаться в рамках одного стиля или одной точки зрения: каждый проект требует особого подхода, особого поиска. В этом смысле Пекинская опера открывает для меня новые горизонты", сказал архитектор.
Здание, задуманное еще в 1999 г., было окончательно завершено только к 2006 г. Находясь рядом с Запретным городом, площадью Тянь Инь Мынь и Национальным собранием, театр вписан в основные линии движения города. Однако при подобных сдерживающих факторах, концепция архитектора все же заключается в свободе внешних форм. Не повторяя никаких формальных элементов Национального собрания, непосредственно рядом с которым он и стоит, театр является олицетворением идеи Андрё о "равноправном диалоге эпох". "Нужно уважать, но не уступать", говорит архитектор. Огромный купол Национального театра с одной стороны, воспринимается абсолютно ненавязчиво, но вместе с тем, гармонирует со старыми зданиями.
Театральный комплекс овальных очертаний стоит, как всегда у Андрё, в окружении озёр и парков. Проект не навязывает себя, являясь частью природно-исторического окружения, как бы прячется за деревьями и водой.

Внутри расположены три зала – оперный зал на 2300 мест, что является на сегодняшний день максимально возможным количеством слушателей. "Главным в зале, на мой взгляд, является, в первую очередь, акустика, а во-вторых – создание общей дружелюбной и располагающей атмосферы. Все остальное, по сути, не имеет никакого значения", говорит Поль Андрё.

Слева от оперного зала располагается аудитория на 2000 человек, а справа – театр на 1500 зрителей. Все это огромное пространство перекрыто единым куполом без опор. Это многофункциональный комплекс. Помимо того, что все эти три зала могут работать единовременно, они также окружены пространством, которое используется для проведения выставок, встреч, и т.д. Однако при этом архитектор подчеркнул, что здание имеет не коммерческий характер, а играет исключительно культурную роль.
Кроме того, Андрё отметил значимость сосуществования в этом комплексе современных технологий, например, лазерных – и традиционных китайских техник работы с лаком и шелком. Только в условиях подобного синтеза и может существовать современная архитектура, резюмировал Андрё. "Современная архитектура должна в первую очередь заботиться о том, чтобы укорениться в данной конкретной местности, а не слепо копировать национальные традиции. Архитектор должен существовать в режиме постоянного диалога и обмена. В этом, на мой взгляд, залог успеха".
Анастасия Сырова, Архи.ру

zooming
Большая арка Дефанс, Франция
zooming
Шанхайский центр искусств Востока, Китай.
zooming
Опера (Большой национальный театр) в Пекине, Китай
zooming
Казино (Casino de Macao). Китай
zooming
Фото Ирина Фильченкова, Архи.ру
Архитектор:
Поль Андрё

02 Июня 2006

comments powered by HyperComments
Пресса: За звездами не видно неба
Фестиваль «АрхМосква» «разменял» первую десятку, став рубежом в осознании нового статуса российской архитектуры. Все говорило о перерастании нашей архитектурной практики из периферийного явления в часть общемирового процесса.
Пресса: АРХ - MOSCOW: ПЕРЕЗАГРУЗКА?
Год назад Арх-Москва отметила свое десятилетие, подвела итоги за декаду и обещала начало новой жизни. Признаками последней стали персональная выставка «архитектора года» и оптимистический курс на международный уровень события, который проявился и в заявленной «звездной» теме фестиваля, и в битве за «высокий контингент международного участия». Всякие «х-файлы» и «настоящее настоящее», закончившиеся «тупиком», остались в прошлом.
Пресса: АРХ МОСКВА 2006. Надо быть холодным и упрямым
Прошедший в июне фестиваль АРХ МОСКВА 2006 под названием «Звездная архитектура » с уточняющим дополнением «Архитектура звезд » – чтобы уже наверняка было понятно о чем речь – вызвал всплеск эмоций.. Главное «толковище » (Е.Асс) по поводу выставки состоялось в Якут-галерее на архитектурном завтраке и выявило злободневность темы. Звезда – кто она? Нужна ли она нам? Как долго ее растить? Как уберечь своих звезд от нашествия чужих? Каковы последствия звездопада? Звезда – угроза наследию? Кто виноват в утрате национального достояния? Кончай звездить! Вот круг вопросов, обсуждавшихся собранием.
Пресса: Пространство остаточного сопротивления
XI Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх Москва» показала: в российской архитектуре вновь начался застой. Штат ньюсмейкеров укомплектован, должности звезд распределены
Пресса: МЕЙНстрим
Почему в нашей стране лидерам мировой архитектуры так трудно конкурировать с российскими коллегами? Ответ "Итоги" искали на выставке "Арх-Москва" и в беседе с американской звездой Томом Мейном
Пресса: Том Мейн: дворняжка - это звучит гордо
Самым именитым гостем "Арх-Москвы" стал лауреат Притцкеровской премии (архитектурной Нобелевки) 2005 года ТОМ МЕЙН, которого привез в Россию журнал AD. Том Мейн провел мастер-класс и ответил на вопросы ГРИГОРИЯ Ъ-РЕВЗИНА
Пресса: Звезды в лесах и за забором. В столице прошла выставка...
Это самая архитектурная выставка из всех, что показывают современное зодчество, и одновременно самая веселая из всех архитектурных. Проектирование - вообще-то процесс кропотливый, трудный и лишенный какой-либо внешней привлекательности, но на "Арх-Москве" оно предстает более чем увлекательным занятием
Пресса: Достойного жилья в России нет и не будет
На минувшей неделе в ЦДХ прошла выставка "Арх Москва". И все, кто до сих пор не знал, что достойной архитектуры в России нет, теперь смогли убедиться в этом воочию
Пресса: NBBJ на Арх Москве
NBBJ провели мастер-класс на Арх Москве. Рассказ об организации творческого процесса в одном из самых коммерчески успешных архитектурных бюро слушала Анастасия Сырова, Архи.ру
Пресса: Хани Рашид - Асимптота на Арх Москве 2006
4 июня на Арх Москве выступил Хани Рашид, один из известных и старейших лидеров т.н. дигитальной, т.е. комьютеризированной, архитектуры. За путями воплощения недостижимого наблюдала Анастасия Сырова, Архи.ру
Пресса: От небоскреба до забора. Архитектурные звезды смешались
Ежегодная выставка “Арх-Москва”, открывшаяся в Центральном доме художника, продемонстрировала готовность столицы к большим архитектурным прорывам. Зарубежные и московские архитекторы готовы светить на равных
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.