Лекция Поля Андрё. Репортаж Архи.ру

Лекция француза Поля Андрё, архитектора знаменитой арки парижского Дефанса, организованная Центром Современной Архитектуры, была посвящена прежде всего самому новому проекту архитектора – зданию пекинской оперы, что весьма актуально и в России в свете продолжающихся уже почти 10 лет споров о том, как должен выглядеть театр 21 века. Лекцию слушала Анастасия Сырова, Архи.ру

02 Июня 2006
mainImg
Архитектор:
Поль Андрё

Среди знаменитых построек архитектора – аэропорт "Руасси – Шарль де Голль", Большая арка в парижском районе Дефанс, лыжный трамплин в Куршевеле, французский терминал туннеля под Ла-Маншем. Кроме этого, Андрё показал еще около дюжины своих аэропортов, построенных в самых разных частях света – в Аду-Дабе, Джакарте, Гваделупе, Каире, Бордо, Ницце, Сантьяго-де-Чили и др. Однако самым известным его аэропортом, помимо уже названного аэровокзала Шарль де Голль, является аэропорт в Хансае, который построил другой, не менее знаменитый французский архитектор Ренцо Пиано по проектам Поля Андрё. На примере этих сооружений архитектор объяснил, что всегда хотел создавать так называемую "интеллектуальную архитектуру", соединяющую в себе артистический жест и умение работать с высокими технологиями. Для Андрё, по его собственным словам,  приоритетом всегда были и остаются поиски адекватных формальных средств для воплощения концептуального замысла, каждый раз – не повторяя предыдущие решения.

Все здания Андрё тяготеют к тому, чтобы быть наполнены пространством и светом, однако особое внимание архитектор уделяет качеству света, создавая в своих интерьерах особенную свето-воздушную среду, с видами на окружающее пространство, как правило – на нетронутую природу, или же на умело созданное подобие этой дикой природы. Достичь обилия и концентрации света удается засчет использования особых плоских металлических элементов конструкции, которые архитектор, по его собственным словам, почерпнул из русского конструктивизма.

Как всякий модернист, архитектор уделяет большое внимание  изобретению сложных систем организации движения людей по коридорам – "внутренним дорогам", которые обязательно пересекаются в центральном пространстве. "Они собираются воедино, но при этом каждый не теряет своей непохожести на других", говорит архитектор. Толпа людей для Поля Андрё также является важным элементом здания. Он старается по возможности еще на стадии проектирования учитывать движение людских масс как хаотичных цветовых пятен. Для Поля Андрё очень важна многофункциональность. Жизнь в созданном им здании должна кипеть.

Здания Андрё вполне современны, а значит, чаще они напоминают лепестки цветка, или же разлетающиеся брызги капель. В любом случае, это всегда что-то округлое и органическое. При этом он не слишком увлекается компьютерным проектированием и моделированием, полагая, что архитектор – это в первую очередь человек, с его мыслями и переживаниями, а не вычислительная машина. 

Вообще, проблема соотношения природного и искусственного, ландшафта и архитектуры является одной из ключевых для Поля Андрё, и решается она по-разному. Хорошая архитектура, по словам архитектора, никогда не будет доминировать над окружающей его природной средой – скорее, оно повторит ритм холмов, гор, и т.д. Кроме того, высокотехнологичные стеклянные стены и кровля всегда имеют такую систему подсветки, которая позволяет одновременно и выделить здание, особенно ночью, и в то же время наиболее мягко вписать его в окружающий контекст, благодаря чему архитектура как бы дышит, постоянно изменяется. Во всех сооружениях Поля Андрё появляются сады, искусственные водоемы и дороги – либо стеклянные коридоры под водой, либо же пассажи по типу мостов над водоемами. Все эти сложности архитектор  выстраивает с помощью металлических конструкций, облицованных стеклом, хотя в ранние годы, когда он только начинал работать, а было это сорок лет назад, Поль Андрё использовал в основном бетон.

Особое внимание архитектор уделил рассказу о своем Морском музее в Осаке. Он представляет собой огромный полусферический стеклянный купол, стоящий прямо на воде и накрывающий внутренние помещения музея, выполненные в виде реконструкции старинного японского корабля эпохи Эдо. Для архитектора это символ взаимодействия старого и нового, традиций и технологий – процесса, в котором сам архитектор стремится соблюсти золотую середину.

Что касается театров, Поль Андрё остановился на 2 своих проектах. Первый – это т.н. "музыкальный ансамбль" в г. Пудон около Шанхая. Здесь архитектор обратил внимание на особое строение стен. В их отделке использовались разноцветные керамические пластины овальной формы, выполненные вручную. Для архитектора было особенно важно подчеркнуть свое понимание керамики как вполне современного материала. "Керамика – это часть культуры, часть истории Китая, и я не вижу никаких причин, чтобы останавливать историю", сказал Андрё. В результате мы видим одновременно и высокотехнологичное сооружение, и – абсолютно китайское, при том, что напрямую ничего китайское не копируется.

Главным проектом, представленным Полем Андрё, стал Большой Национальный Оперный Театр в Пекине. "Я всегда избегал замыкаться в рамках одного стиля или одной точки зрения: каждый проект требует особого подхода, особого поиска. В этом смысле Пекинская опера открывает для меня новые горизонты", сказал архитектор.
Здание, задуманное еще в 1999 г., было окончательно завершено только к 2006 г. Находясь рядом с Запретным городом, площадью Тянь Инь Мынь и Национальным собранием, театр вписан в основные линии движения города. Однако при подобных сдерживающих факторах, концепция архитектора все же заключается в свободе внешних форм. Не повторяя никаких формальных элементов Национального собрания, непосредственно рядом с которым он и стоит, театр является олицетворением идеи Андрё о "равноправном диалоге эпох". "Нужно уважать, но не уступать", говорит архитектор. Огромный купол Национального театра с одной стороны, воспринимается абсолютно ненавязчиво, но вместе с тем, гармонирует со старыми зданиями.
Театральный комплекс овальных очертаний стоит, как всегда у Андрё, в окружении озёр и парков. Проект не навязывает себя, являясь частью природно-исторического окружения, как бы прячется за деревьями и водой.

Внутри расположены три зала – оперный зал на 2300 мест, что является на сегодняшний день максимально возможным количеством слушателей. "Главным в зале, на мой взгляд, является, в первую очередь, акустика, а во-вторых – создание общей дружелюбной и располагающей атмосферы. Все остальное, по сути, не имеет никакого значения", говорит Поль Андрё.

Слева от оперного зала располагается аудитория на 2000 человек, а справа – театр на 1500 зрителей. Все это огромное пространство перекрыто единым куполом без опор. Это многофункциональный комплекс. Помимо того, что все эти три зала могут работать единовременно, они также окружены пространством, которое используется для проведения выставок, встреч, и т.д. Однако при этом архитектор подчеркнул, что здание имеет не коммерческий характер, а играет исключительно культурную роль.
Кроме того, Андрё отметил значимость сосуществования в этом комплексе современных технологий, например, лазерных – и традиционных китайских техник работы с лаком и шелком. Только в условиях подобного синтеза и может существовать современная архитектура, резюмировал Андрё. "Современная архитектура должна в первую очередь заботиться о том, чтобы укорениться в данной конкретной местности, а не слепо копировать национальные традиции. Архитектор должен существовать в режиме постоянного диалога и обмена. В этом, на мой взгляд, залог успеха".
Анастасия Сырова, Архи.ру

zooming
Большая арка Дефанс, Франция
zooming
Шанхайский центр искусств Востока, Китай.
zooming
Опера (Большой национальный театр) в Пекине, Китай
zooming
Казино (Casino de Macao). Китай
zooming
Фото Ирина Фильченкова, Архи.ру


Архитектор:
Поль Андрё

02 Июня 2006

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.