Генетический код города. Мастер-класс Сергея Чобана на Арх Москве

Вчера в рамках программы фестиваля Арх Москва прошел мастер-класс петербургского архитектора Сергея Чобана. Тема мастер-класса, обозначенная как «Архитектура и генетический код города», содержала в себе два противоположных подхода к исторически сложившейся городской среде – ее «расшатывание» и сохранение.

Автор текста:
Анна Герасименко

29 Мая 2009
mainImg
Архитектор:
Сергей Чобан
Мастерская:
Tchoban Voss Architekten
СПИЧ
Проект:
Бизнес-центр «Лангензипен»
Россия, Санкт-Петербург, Каменноостровский проспект, д. 9

– 2006
ЖК «Гранатный 6»
Россия, Москва, Гранатный переулок, д. 4

Авторский коллектив:
С. Э. Чобан, В. П. Шалявский, В. В. Казуль, А. Р. Борисов

2008 – 2011

Заказчик – ООО «СКАНКЛИН ИНВЕСТ»
Офисный центр Бенуа на территории бывшей фабрики «Россия»
Россия, Санкт-Петербург, Свердловская набережная, д. 44

2006 – 2008

Заказчик и генподрядчик: холдинг «Теорема»
Поставщики:
Компания “DORMA”
(крепление стекла- системы и фурнитура(сталь), автоматические входные группы и двери, доводчики, офисные перегородки, перегородки- трансформеры)

Так совпало, что мастер-класс Сергея Чобана, архитектора, практикующего одновременно в двух странах – России и Германии, проходил  в середине одного из крупных мероприятий фестиваля Арх Москва Next! – дня Италии. В том же самом конференц-зале с самого утра шли мастер-классы известных итальянских архитекторов, которые в один голос говорили о традициях и новаторстве, болезненной теме для современной российской действительности. Сергею Чобану эта тема также близка, вспомнить хотя бы последний номер журнала ‘SPEECH: вторая жизнь’, основной темой которого стала реконструкция старых задний. На этот раз за «генетическим кодом города», обозначенным как тема мастер-класса, стояла та же  проблема старого и нового, но раскрыта она была на примере не реконструкций, а нового строительства, которое, как известно, по-разному относится к городской среде.

Сергей Чобан выбрал нелинейный способ подачи материала: его рассказ был подчинен концепции с несколькими подтемами, а проекты и построенные здания служили иллюстрациями различных систем взаимодействия городской среды, архитектуры и архитектурной формы. Сергей Чобан начал свой мастер-класс с небольшого теоретического экскурса, где на примере двух хорошо известных нам российских городов – Москвы и Санкт-Петербурга, он показал, насколько разной может быть городская среда. Москва за свою более чем 800-летнюю историю стал городом наслоений и контрастов разных эпох. Ее генокод, по мнению Сергея Чобана – это отдельные объекты-скульптуры. Петербург же напротив – это идеальный город, где форма не имеет значения, а главную роль играет фасад.

Таким образом, исходя из генетического кода города, существует два основных подхода к исторически сложившейся городской среде – ее «расшатывание» отдельными новыми зданиями-скульптурами или ее сохранение, когда новое строительство ведется по уже существующим принципам. Сергей Чобан использует в своей практике оба эти принципа, а выбор того или иного метода зависит от контекста конкретной городской среды.

Сначала архитектор рассказал о тех случаях из собственной практики, когда «расшатывание» архитектурной среды,  дополнение ее новыми «скульптурами», было необходимо.
В городе Вольфсбург сейчас по проекту Сергея Чобана строится башня LSW. Башня представляет собой маленькую «скульптуру», вынесенные в разные стороны консоли которой создают динамичную композицию с сознательным акцентом на геометричность. Такой акцент обусловлен соседством с постройкой Захи Хадид, которую нельзя повторить или «перекричать». Решение сделать что-то совсем другое, по мнению Сергея Чобана, было здесь самым правильным. Здание Захи Хадид и новая башня LSW находятся на границе между двумя абсолютно разными частями города – «городом автомобилей» и обычным европейским городом с системой осей, улиц, блоков. Постройка Захи Хадид уже «расшатала» эту границу, одновременно объединив и разделив две части города. Новая башня LSW продолжает это «расшатывание», создавая таким образом новое качество городской среды.

Еще одно здание, которое Сергей Чобан считает развивающим ту же тему скульптурного противостояния – Еврейский культурный центр в Берлине. Только, по мнению автора, противостояние здесь на внешнее, а «внутреннее». Для культурного центра было реконструировано здание подстанции. Оно, соответственно, радикально изменило свою функцию, а внутри создано совершенно новое пространство. Снаружи изменения почти не видны, только пробита ось главного входа с очень ярким цветным витражом. Внутреннее пространство наполнено скульптурными элементами, ни один из которых не контактирует с существующими стенами, противопоставляя свою скульптурность функциональному и геометрическому пространству бывшего промышленного здания. В продолжение этого проекта рядом проектируется здание еврейской школы, похожее на одну из скульптур интерьера Культурного центра.

Здание технического музея, место для которого предусмотрено в самом центре Берлина на площади, входящей в комплекс бывшего телеграфа, представляет собой динамичную «скульптуру», противостоящую строгому статичному обрамлению. Здание является опорой для огромной консоли, которая накрывает площадь по периметру, создавая пространство между существующими и новым зданиями, похожее на крытые галереи итальянских палаццо. Внутри музея на лифте можно подняться на крышу и посмотреть с высоты птичьего полета на Берлин. 
Вторая часть лекции была посвящена проектам, которые продолжают город, воспринимают генетический код города как важную составляющую, на основании которой возникает новое строительство и новая архитектура.

Дом «Бенуа» на территории завода Россия – это реконструкция бывшего производственного цеха, в которой особенное внимание было уделено фасаду. По словам Сергея Чабана, для фасада была выбрана тема одновременно декоративная и абстрактно-архитектурная – рисунки Александра Бенуа к его театральным постановкам. Такая тема возникла по понятным причинам: на этом месте в конце XIX века находилась дача Александра Бенуа, где он отдыхал со своими родителями и старшим братом Альбертом. Когда на месте парковых построек начали строить производственные корпуса, Александр Бенуа написал в своем дневнике, что здесь он впервые увидел, как коммерция вытесняет культуру. Сейчас возникла обратная ситуация, когда производство стало не нужно, и на его месте опять возникла культура. Таким образом, здание содержит в себе воспоминания о характере места, продолжает историю городской среды.

Еще один пример следованию генетического кода среды – здание «Лангензипен» в центре Петербурга периода неоклассики и модерна. Раньше здесь было текстильное производственное предприятие, которым владел Лангензипен. Дом, который реконструировал Сергей Чобан, состоит из контрастов – главный фасад сделан из стекла и выглядит как обои, боковой фасад выполнен в камне, и образ ему создает рваная ритмичность окон. Это противопоставление, которое задумывалось архитектором, есть в самой целостности Петербурга. По словам Сергея Чобана, важно было показать, как живет Петербург и тем самым усилить уже существующее пространство.

В Москве по проекту архитектора строится «Византийский дом» в Гранатном переулке. По убеждению Сергея Чобана, окружающие здания очень уж разнообразны. Поэтому он решил сделать фасады очень спокойными, подчинив их для этого приему тотального орнамента, который окутывает здание как одеяло, без ярусов и ордеров. Это должно помочь дому слиться с «манерными» особняками вокруг. Тотальный орнамент поверхности проникает и в интерьер, формируя общее впечатление.

Генетический код города – условное, но очень вещественное понятие, которое может реально работать в современной архитектуре и градостроительстве. Это и показал в своем мастер-классе Сергей Чобан на примере уже построенных и еще только строящихся зданий. Сегодня архитектор может менять среду города и создавать свой виток в генокоде архитектурного пространства. Главное в этой возможности понимать ответственность перед прошлыми и будущими поколениями, чтобы невзначай не «убить» город.

Офисный центр «Лангензипен».
ЖК «Гранатный 6». Вид со стороны двора
© SPEECH


Архитектор:
Сергей Чобан
Мастерская:
Tchoban Voss Architekten
СПИЧ
Проект:
Бизнес-центр «Лангензипен»
Россия, Санкт-Петербург, Каменноостровский проспект, д. 9

– 2006
ЖК «Гранатный 6»
Россия, Москва, Гранатный переулок, д. 4

Авторский коллектив:
С. Э. Чобан, В. П. Шалявский, В. В. Казуль, А. Р. Борисов

2008 – 2011

Заказчик – ООО «СКАНКЛИН ИНВЕСТ»
Офисный центр Бенуа на территории бывшей фабрики «Россия»
Россия, Санкт-Петербург, Свердловская набережная, д. 44

2006 – 2008

Заказчик и генподрядчик: холдинг «Теорема»
Поставщики:
Компания “DORMA”
(крепление стекла- системы и фурнитура(сталь), автоматические входные группы и двери, доводчики, офисные перегородки, перегородки- трансформеры)

29 Мая 2009

Автор текста:

Анна Герасименко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.