Три ада

Сегодня, как показывает практика, взаимоотношения между участниками на российских стройплощадках во многом строятся по принципу экзистенциалиста Ж.-П. Сартра «Ад – это другой». Как превратить три ада – у каждого свой: у заказчика, архитектора, производителя – в успешную триаду, обсуждали на организованной ИД Building и журналом ARX конференции «Успешная триада «заказчик-архитектор-производитель».

Автор текста:
Ольга Орлова

11 Апреля 2006
mainImg
Манфред Громанн, директор и основатель строительно-инженерного бюро «Bollinger + Grohman», провел мастер-класс, на котором в очередной раз доказал и без того известный факт – для западной стройиндустрии сегодня возможно все. Воплощение фантазий Питера Кука, Фрэнка Гери, Ларса Спайбрука, Coop Himmelb(l)au. UFA в Дрездене, штаб-квартира концерна БМВ в Мюнхене, развлекательный комплекс JVC в Гвадалахаре, Info-Box в Берлине, офис KPMG в Лейпциге и Braun в Кронберге – показанные Громанном проекты. Сейчас его бюро занято расчетом конструкций нового здания Мариинского театра – увеличивают прозрачность кокона с 50 % на более высокий показатель. Формула взаимоотношения с заказчиками известного инженера –  сводить к минимуму страхи клиентов. Формула взаимоотношений с архитекторами – безусловное подчинение своих расчетов полету их фантазии. «Где я, а где Кук, – сказал Манфред Громанн, – я всего лишь инженер», – и показал, сблизив большой и указательный пальцы, что-то маленькое. Райская диспозиция. 

Марк Товве, руководитель студии экспериментального проектирования «Ракурс», так обозначил роль архитектора-дизайнера во взаимоотношениях с заказчиком: «Обеспечить встречу двух индивидуальностей: индивидуальности места и индивидуальности хозяина». При этом позиция архитектора, как отметил Товве, глубоко вторична и должна быть достаточно гибкой. Начинать обсуждение проекта будущего здания или интерьера рекомендовал с постановки вопроса «как сделать это пространство лучше» и поиска ответа на него. Примат в разговорах вопросов стиля, материалов, технологий заводит, по его мнению, процесс в тупик. Лучше всего, по словам Товве, работается в ситуации заказчик-друг. Если это еще и не просто психологическая установка, а реальность человеческих отношений, можно отследить судьбу спроектированного пространства, то, как обживается, какие из приемов создают особый комфорт, нравятся хозяевам и т.д. И учесть полученные в общении и в гостевом опыте знания при работе над другими объектами. Солидарна с российским коллегой была и Габи Роттес, архитектор, руководитель коммерческого направления Dupont. Установление дружеских отношений с клиентом она отметила в качестве определяющего фактора продуктивного делового общения.

Анна Одоренко, ведущий архитектор NBBJ Russia, рассказала о важности доконтрактной фазы взаимодействия девелопера и архитектора. Главное условие успешной реализации проекта – изначальное определение роли архитектора в его разработке и реализации. Здесь есть пять составляющих: описание проекта (то, что у нас на архитектурном сленге называется, как отметил Сергей Киселев, «хотелка»), объем работ, график работ, оплата за услуги, основные условия и требования к выполнению работы. Также на стадии ведения переговоров, как отметила Одоренко, необходимо выбрать метод строительства и определиться с подрядчиком. До этого момента приступать к подготовке рабочей документации крайне неосмотрительно. Далее необходимо четко определить обязанности и полномочия архитектора на стройплощадке. Либо это авторский надзор – отслеживание точности воплощения предоставленных чертежей, либо – полное ведение строительства, когда, по сути, архитектор является главным лицом на стройплощадке. Его офис на время строительства переезжает туда. Он в экстренном порядке обязан решать все возникающие вопросы: в течении 5 дней – давать ответы, в течение 10 дней – рассматривать и утверждать чертежи подрядчиков. Если подрядчик считает, что какое-либо конструктивное решение будет в данном случае уместнее предложенного архитектором, он пишет на имя архитектора заявление с обоснованием и с расчетом необходимых ресурсов. Архитектор рассматривает заявление, его целесообразность и, если то требуется, ходатайствует перед заказчиком о выделении дополнительных средств. Все бумаги на оплату услуг подрядчиков подписывает при таком раскладе ролей на стройплощадке архитектор. Такой сценарий для Америки, в отличие от России, в которой лишь по воле заказчика соблюдается и авторский надзор, более типичен. Как отметила Анна Одоренко, Россия, также как и Китай, относятся к странам повышенного риска. Так как долгое время в этих странах функции заказчика-проектировщика-строителя осуществлял один субъект – государство. Поэтому десятилетиями отработанных на Западе принципов и правил конструктивного ведения переговоров девелоперов и архитекторов в России нет, что докладчице известно по собственной практике – представляемая ее компания NBBJ Russia уже более пяти лет работает в Москве, в данный момент над одной из башен комплекса «Город столиц» в «Москва-Сити».

Игорь Мазурин, ведущий научный сотрудник Энергетического института им. Кржижановского рассказал о необходимости просчета перспективных рисков тепло- и энергоснабжения при проектировании новых зданий и о тупиках, в которые эта необходимость может заводить архитекторов и заказчиков, но при этом надолго избавлять от проблем будущих владельцев жилья. Он отметил наступившее в последнее время резкое уменьшение надежности электрических сетей из-за сверхнормативного износа энергетического оборудования. Вероятность отказа энергоснабжения в Москве сегодня составляет порядка 85-90 %. Летняя авария 2005 года – прямое тому подтверждение. В Подмосковье, как и во всей остальной России, надежность электросетей еще более низкая. Положение с центральным теплоснабжением – не многим лучше. Уровень износа тепловых сетей – 65-75 %. Отсюда решение о переходе на автономное теплоснабжение (вплоть до поквартирного), принятое Правительством России еще в 2003 году. Содержать и ремонтировать старые ТЭЦ сегодня некому. Третья проблема – питьевая вода. Строительство специализированных под конкретную местность очистных систем при новых микрорайонах и поселках не поспевает за изменением уровня и состава примесей в воде: новые выбросы производственных отходов делают эти системы неэффективными в считанные часы. Однако при очевидной необходимости максимизировать надежность систем жизнеобеспечения, всем понятно, что это – взлет уровня затрат, а соответственно и цен. Разница цен на две экспериментальные крайности – абсолютно автономную в плане жизнеобеспечения подводную лодку и противоположную ей избу «с удобствами во дворе», – по подсчетам  докладчика, составляет 104-105 раз. Поэтому здесь все зависит от воли заказчика – от его умения и желания инвестировать и извлекать прибыль. Однако, как отмечал Мазурин, финансовая целесообразность не единственный аргумент в пользу принятия того или иного решения. Есть еще законодательные, инженерные, технологические, экономические, политические и даже личные (если заказчик, например, строит жилье себе) детерминанты и мотивы. Всю их совокупность и призывал Мазурин учитывать проектировщикам, решая задачу аналитически или, что лучше, графически. При этом отмечал, что график придется отстроить около 40-50, на что уйдет не менее полугода работы. Но именно такая тщательность расчетов может гарантировать принятие единственно верного и обоснованного проектного решения.

Сергей Киселев, руководитель архитектурного бюро «Сергей Киселев и партнеры» выступал после Константина Комисарова, коммерческого директора ЗАО «Шнейдер Электрик», который образно обозначил роль производителей на российской стройплощадке – «планктон» (поставляют материалы, никак при этом не влияя на процесс). Тема выступления Киселева – тендеры на поставку материалов и услуг. Однако прежде чем перейти непосредственно к ней, он некоторое время потратил на возражения позициям предыдущего докладчика. Константин Комисаров предложил в своем выступлении сменяющую, по его мнению, распространенную у нас линейную схему взаимоотношений «заказчика-проектировщика-подрядчика-производителя» на новую, где подрядчик оказывается в центре всех этих контактов, не перекрывая при этом взаимодействия «всех со всеми». «Надо чаще встречаться, – резюмировал выступление Комисаров, – тогда и производители будут предлагать заказчикам лучшие технические решения за те же деньги». Сергей Киселев с новой схемой не согласился, как отметил и то, что не нравятся ему и практика design-build (архитектор нанимает подрядчика) и ситуация «сделать под ключ» (подрядчик нанимает архитектора). В классической схеме архитектор является главным контрагентом триады, но он при этом представляет интересы заказчика, «ведет» его от самой ранней стадии задумки проекта до выбора площадки под строительство и оформления технического задания, так как именно архитектор аккумулирует все знания о поставщиках материалов и услуг и является на этой стадии самым надежным консультантом заказчика. (В российских архитектурных мастерских, как отметил Сергей Киселев, не как в Америке по средам, судя по данным, приведенным Анной  Одоренко, а по пятницам с 17 до 18.00 проходит техническая учеба, на которой производители и поставщики материалов и технологий презентуют свои новые продукты и решения).  

Что касается заявленных в качестве темы выступления Киселева тендеров, то он напомнил собравшимся, что тендер – это конкурс с целью определения оптимальной цены. Тендер обязателен для бюджетных учреждений. Это порядок был определен еще в апреле 1993 года специальным положением Госстроя. С тех пор бюро «Сергей Киселев и партнеры» с бюджетными заказчиками не работает, предпочитая помогать в определении справедливой цены тем, кто тратит свои –  а не чужие-государственные – деньги, то есть частным заказчикам. Хотя лучше было бы, как отметил Киселев, если бы заказчики проводили их сами или и вовсе обходились без тендеров, есть же у них личные связи, люди, которым они доверяют, родственники, наконец. Есть, правда, мощные инвестиционно-строительные структуры, которые внутри себя имеют подразделение, занимающееся комплектацией строительства. Как есть и старожилы своего дела с наработанными прочными связями с поставщиками. Ни тем, ни другим тендеры не нужны. В остальных случаях определение справедливой цены на строительство является сегодня ключевым для российских строек. И заниматься этим непростым и неблагодарным делом приходится архитектору. В классической правильной, на взгляд Киселева, линейной схеме, которую Константин Комисаров хотел отвергнуть как устаревшую, у заказчика большая экономия времени, но маленькая – средств. Поэтому российские крайне экономные заказчики редко нанимают генерального подрядчика, строят сами (раньше это называлось «хозспособом»).

Если заказчик не жалеет 5-7$ на кв. м (эта сумма, разумеется, окупается) и заказывает разработку тендерного пакета, российские архитекторы начинают делать, по словам Киселева, «самоделки», то есть то, что называется тендерной документацией. Это, как отметил Киселев, очень сложный продукт, который не является рабочей документацией, но в масштабах соответствующих ей максимально точно должен описать необходимые продукты, чтобы, угадав о чем идет речь, поставщик мог бы предложить максимально конкретные цены. При этом нельзя без согласования с заказчиком назвать того или иного производителя, если заказчик сразу не определил его. Иногда архитекторам точно не удается описать то, что нужно и тогда приходиться так и писать «конструкции типа SHUKO». Если по такой документации заказчик на ранней стадии выбирает подрядчика, у него появляется возможность заключить с ним договор с фиксированной ценой подряда. И все чертежи архитекторов становятся приложением к этому контракту. Тогда работать на такой стройке, как сказал Киселев, одно удовольствие. Но контракт с фиксированной ценой подряда возможен лишь в случае проекта, вероятность изменения которого минимальна. Это значит, что проект продуман. Во многих странах уже научились, говорил Киселев, понимать, что чем дольше и качественнее архитектор проектирует, тем быстрее, лучше и дешевле строитель построит. А поскольку затраты на проектирование 4 %, соответственно, на строительство 96 %, то умные заказчики понимают, что лучше потратить 5% на качественное проектирование, чем более 96% на строительство с переделками.
Манфред Громанн, директор и основатель строительно-инженерного бюро «Bollinger + Grohman»
Анна Одоренко, ведущий архитектор NBBJ Russia
Сергей Киселев, руководитель архитектурного бюро «Сергей Киселев и партнеры»
Константин Комисаров, коммерческий директор ЗАО «Шнейдер Электрик»


0

11 Апреля 2006

Автор текста:

Ольга Орлова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.