Три ада

Сегодня, как показывает практика, взаимоотношения между участниками на российских стройплощадках во многом строятся по принципу экзистенциалиста Ж.-П. Сартра «Ад – это другой». Как превратить три ада – у каждого свой: у заказчика, архитектора, производителя – в успешную триаду, обсуждали на организованной ИД Building и журналом ARX конференции «Успешная триада «заказчик-архитектор-производитель».

Автор текста:
Ольга Орлова

11 Апреля 2006
mainImg
Манфред Громанн, директор и основатель строительно-инженерного бюро «Bollinger + Grohman», провел мастер-класс, на котором в очередной раз доказал и без того известный факт – для западной стройиндустрии сегодня возможно все. Воплощение фантазий Питера Кука, Фрэнка Гери, Ларса Спайбрука, Coop Himmelb(l)au. UFA в Дрездене, штаб-квартира концерна БМВ в Мюнхене, развлекательный комплекс JVC в Гвадалахаре, Info-Box в Берлине, офис KPMG в Лейпциге и Braun в Кронберге – показанные Громанном проекты. Сейчас его бюро занято расчетом конструкций нового здания Мариинского театра – увеличивают прозрачность кокона с 50 % на более высокий показатель. Формула взаимоотношения с заказчиками известного инженера –  сводить к минимуму страхи клиентов. Формула взаимоотношений с архитекторами – безусловное подчинение своих расчетов полету их фантазии. «Где я, а где Кук, – сказал Манфред Громанн, – я всего лишь инженер», – и показал, сблизив большой и указательный пальцы, что-то маленькое. Райская диспозиция. 

Марк Товве, руководитель студии экспериментального проектирования «Ракурс», так обозначил роль архитектора-дизайнера во взаимоотношениях с заказчиком: «Обеспечить встречу двух индивидуальностей: индивидуальности места и индивидуальности хозяина». При этом позиция архитектора, как отметил Товве, глубоко вторична и должна быть достаточно гибкой. Начинать обсуждение проекта будущего здания или интерьера рекомендовал с постановки вопроса «как сделать это пространство лучше» и поиска ответа на него. Примат в разговорах вопросов стиля, материалов, технологий заводит, по его мнению, процесс в тупик. Лучше всего, по словам Товве, работается в ситуации заказчик-друг. Если это еще и не просто психологическая установка, а реальность человеческих отношений, можно отследить судьбу спроектированного пространства, то, как обживается, какие из приемов создают особый комфорт, нравятся хозяевам и т.д. И учесть полученные в общении и в гостевом опыте знания при работе над другими объектами. Солидарна с российским коллегой была и Габи Роттес, архитектор, руководитель коммерческого направления Dupont. Установление дружеских отношений с клиентом она отметила в качестве определяющего фактора продуктивного делового общения.

Анна Одоренко, ведущий архитектор NBBJ Russia, рассказала о важности доконтрактной фазы взаимодействия девелопера и архитектора. Главное условие успешной реализации проекта – изначальное определение роли архитектора в его разработке и реализации. Здесь есть пять составляющих: описание проекта (то, что у нас на архитектурном сленге называется, как отметил Сергей Киселев, «хотелка»), объем работ, график работ, оплата за услуги, основные условия и требования к выполнению работы. Также на стадии ведения переговоров, как отметила Одоренко, необходимо выбрать метод строительства и определиться с подрядчиком. До этого момента приступать к подготовке рабочей документации крайне неосмотрительно. Далее необходимо четко определить обязанности и полномочия архитектора на стройплощадке. Либо это авторский надзор – отслеживание точности воплощения предоставленных чертежей, либо – полное ведение строительства, когда, по сути, архитектор является главным лицом на стройплощадке. Его офис на время строительства переезжает туда. Он в экстренном порядке обязан решать все возникающие вопросы: в течении 5 дней – давать ответы, в течение 10 дней – рассматривать и утверждать чертежи подрядчиков. Если подрядчик считает, что какое-либо конструктивное решение будет в данном случае уместнее предложенного архитектором, он пишет на имя архитектора заявление с обоснованием и с расчетом необходимых ресурсов. Архитектор рассматривает заявление, его целесообразность и, если то требуется, ходатайствует перед заказчиком о выделении дополнительных средств. Все бумаги на оплату услуг подрядчиков подписывает при таком раскладе ролей на стройплощадке архитектор. Такой сценарий для Америки, в отличие от России, в которой лишь по воле заказчика соблюдается и авторский надзор, более типичен. Как отметила Анна Одоренко, Россия, также как и Китай, относятся к странам повышенного риска. Так как долгое время в этих странах функции заказчика-проектировщика-строителя осуществлял один субъект – государство. Поэтому десятилетиями отработанных на Западе принципов и правил конструктивного ведения переговоров девелоперов и архитекторов в России нет, что докладчице известно по собственной практике – представляемая ее компания NBBJ Russia уже более пяти лет работает в Москве, в данный момент над одной из башен комплекса «Город столиц» в «Москва-Сити».

Игорь Мазурин, ведущий научный сотрудник Энергетического института им. Кржижановского рассказал о необходимости просчета перспективных рисков тепло- и энергоснабжения при проектировании новых зданий и о тупиках, в которые эта необходимость может заводить архитекторов и заказчиков, но при этом надолго избавлять от проблем будущих владельцев жилья. Он отметил наступившее в последнее время резкое уменьшение надежности электрических сетей из-за сверхнормативного износа энергетического оборудования. Вероятность отказа энергоснабжения в Москве сегодня составляет порядка 85-90 %. Летняя авария 2005 года – прямое тому подтверждение. В Подмосковье, как и во всей остальной России, надежность электросетей еще более низкая. Положение с центральным теплоснабжением – не многим лучше. Уровень износа тепловых сетей – 65-75 %. Отсюда решение о переходе на автономное теплоснабжение (вплоть до поквартирного), принятое Правительством России еще в 2003 году. Содержать и ремонтировать старые ТЭЦ сегодня некому. Третья проблема – питьевая вода. Строительство специализированных под конкретную местность очистных систем при новых микрорайонах и поселках не поспевает за изменением уровня и состава примесей в воде: новые выбросы производственных отходов делают эти системы неэффективными в считанные часы. Однако при очевидной необходимости максимизировать надежность систем жизнеобеспечения, всем понятно, что это – взлет уровня затрат, а соответственно и цен. Разница цен на две экспериментальные крайности – абсолютно автономную в плане жизнеобеспечения подводную лодку и противоположную ей избу «с удобствами во дворе», – по подсчетам  докладчика, составляет 104-105 раз. Поэтому здесь все зависит от воли заказчика – от его умения и желания инвестировать и извлекать прибыль. Однако, как отмечал Мазурин, финансовая целесообразность не единственный аргумент в пользу принятия того или иного решения. Есть еще законодательные, инженерные, технологические, экономические, политические и даже личные (если заказчик, например, строит жилье себе) детерминанты и мотивы. Всю их совокупность и призывал Мазурин учитывать проектировщикам, решая задачу аналитически или, что лучше, графически. При этом отмечал, что график придется отстроить около 40-50, на что уйдет не менее полугода работы. Но именно такая тщательность расчетов может гарантировать принятие единственно верного и обоснованного проектного решения.

Сергей Киселев, руководитель архитектурного бюро «Сергей Киселев и партнеры» выступал после Константина Комисарова, коммерческого директора ЗАО «Шнейдер Электрик», который образно обозначил роль производителей на российской стройплощадке – «планктон» (поставляют материалы, никак при этом не влияя на процесс). Тема выступления Киселева – тендеры на поставку материалов и услуг. Однако прежде чем перейти непосредственно к ней, он некоторое время потратил на возражения позициям предыдущего докладчика. Константин Комисаров предложил в своем выступлении сменяющую, по его мнению, распространенную у нас линейную схему взаимоотношений «заказчика-проектировщика-подрядчика-производителя» на новую, где подрядчик оказывается в центре всех этих контактов, не перекрывая при этом взаимодействия «всех со всеми». «Надо чаще встречаться, – резюмировал выступление Комисаров, – тогда и производители будут предлагать заказчикам лучшие технические решения за те же деньги». Сергей Киселев с новой схемой не согласился, как отметил и то, что не нравятся ему и практика design-build (архитектор нанимает подрядчика) и ситуация «сделать под ключ» (подрядчик нанимает архитектора). В классической схеме архитектор является главным контрагентом триады, но он при этом представляет интересы заказчика, «ведет» его от самой ранней стадии задумки проекта до выбора площадки под строительство и оформления технического задания, так как именно архитектор аккумулирует все знания о поставщиках материалов и услуг и является на этой стадии самым надежным консультантом заказчика. (В российских архитектурных мастерских, как отметил Сергей Киселев, не как в Америке по средам, судя по данным, приведенным Анной  Одоренко, а по пятницам с 17 до 18.00 проходит техническая учеба, на которой производители и поставщики материалов и технологий презентуют свои новые продукты и решения).  

Что касается заявленных в качестве темы выступления Киселева тендеров, то он напомнил собравшимся, что тендер – это конкурс с целью определения оптимальной цены. Тендер обязателен для бюджетных учреждений. Это порядок был определен еще в апреле 1993 года специальным положением Госстроя. С тех пор бюро «Сергей Киселев и партнеры» с бюджетными заказчиками не работает, предпочитая помогать в определении справедливой цены тем, кто тратит свои –  а не чужие-государственные – деньги, то есть частным заказчикам. Хотя лучше было бы, как отметил Киселев, если бы заказчики проводили их сами или и вовсе обходились без тендеров, есть же у них личные связи, люди, которым они доверяют, родственники, наконец. Есть, правда, мощные инвестиционно-строительные структуры, которые внутри себя имеют подразделение, занимающееся комплектацией строительства. Как есть и старожилы своего дела с наработанными прочными связями с поставщиками. Ни тем, ни другим тендеры не нужны. В остальных случаях определение справедливой цены на строительство является сегодня ключевым для российских строек. И заниматься этим непростым и неблагодарным делом приходится архитектору. В классической правильной, на взгляд Киселева, линейной схеме, которую Константин Комисаров хотел отвергнуть как устаревшую, у заказчика большая экономия времени, но маленькая – средств. Поэтому российские крайне экономные заказчики редко нанимают генерального подрядчика, строят сами (раньше это называлось «хозспособом»).

Если заказчик не жалеет 5-7$ на кв. м (эта сумма, разумеется, окупается) и заказывает разработку тендерного пакета, российские архитекторы начинают делать, по словам Киселева, «самоделки», то есть то, что называется тендерной документацией. Это, как отметил Киселев, очень сложный продукт, который не является рабочей документацией, но в масштабах соответствующих ей максимально точно должен описать необходимые продукты, чтобы, угадав о чем идет речь, поставщик мог бы предложить максимально конкретные цены. При этом нельзя без согласования с заказчиком назвать того или иного производителя, если заказчик сразу не определил его. Иногда архитекторам точно не удается описать то, что нужно и тогда приходиться так и писать «конструкции типа SHUKO». Если по такой документации заказчик на ранней стадии выбирает подрядчика, у него появляется возможность заключить с ним договор с фиксированной ценой подряда. И все чертежи архитекторов становятся приложением к этому контракту. Тогда работать на такой стройке, как сказал Киселев, одно удовольствие. Но контракт с фиксированной ценой подряда возможен лишь в случае проекта, вероятность изменения которого минимальна. Это значит, что проект продуман. Во многих странах уже научились, говорил Киселев, понимать, что чем дольше и качественнее архитектор проектирует, тем быстрее, лучше и дешевле строитель построит. А поскольку затраты на проектирование 4 %, соответственно, на строительство 96 %, то умные заказчики понимают, что лучше потратить 5% на качественное проектирование, чем более 96% на строительство с переделками.
Манфред Громанн, директор и основатель строительно-инженерного бюро «Bollinger + Grohman»
Анна Одоренко, ведущий архитектор NBBJ Russia
Сергей Киселев, руководитель архитектурного бюро «Сергей Киселев и партнеры»
Константин Комисаров, коммерческий директор ЗАО «Шнейдер Электрик»


11 Апреля 2006

Автор текста:

Ольга Орлова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.