Три ада

Сегодня, как показывает практика, взаимоотношения между участниками на российских стройплощадках во многом строятся по принципу экзистенциалиста Ж.-П. Сартра «Ад – это другой». Как превратить три ада – у каждого свой: у заказчика, архитектора, производителя – в успешную триаду, обсуждали на организованной ИД Building и журналом ARX конференции «Успешная триада «заказчик-архитектор-производитель».

Автор текста:
Ольга Орлова

11 Апреля 2006
mainImg
Манфред Громанн, директор и основатель строительно-инженерного бюро «Bollinger + Grohman», провел мастер-класс, на котором в очередной раз доказал и без того известный факт – для западной стройиндустрии сегодня возможно все. Воплощение фантазий Питера Кука, Фрэнка Гери, Ларса Спайбрука, Coop Himmelb(l)au. UFA в Дрездене, штаб-квартира концерна БМВ в Мюнхене, развлекательный комплекс JVC в Гвадалахаре, Info-Box в Берлине, офис KPMG в Лейпциге и Braun в Кронберге – показанные Громанном проекты. Сейчас его бюро занято расчетом конструкций нового здания Мариинского театра – увеличивают прозрачность кокона с 50 % на более высокий показатель. Формула взаимоотношения с заказчиками известного инженера –  сводить к минимуму страхи клиентов. Формула взаимоотношений с архитекторами – безусловное подчинение своих расчетов полету их фантазии. «Где я, а где Кук, – сказал Манфред Громанн, – я всего лишь инженер», – и показал, сблизив большой и указательный пальцы, что-то маленькое. Райская диспозиция. 

Марк Товве, руководитель студии экспериментального проектирования «Ракурс», так обозначил роль архитектора-дизайнера во взаимоотношениях с заказчиком: «Обеспечить встречу двух индивидуальностей: индивидуальности места и индивидуальности хозяина». При этом позиция архитектора, как отметил Товве, глубоко вторична и должна быть достаточно гибкой. Начинать обсуждение проекта будущего здания или интерьера рекомендовал с постановки вопроса «как сделать это пространство лучше» и поиска ответа на него. Примат в разговорах вопросов стиля, материалов, технологий заводит, по его мнению, процесс в тупик. Лучше всего, по словам Товве, работается в ситуации заказчик-друг. Если это еще и не просто психологическая установка, а реальность человеческих отношений, можно отследить судьбу спроектированного пространства, то, как обживается, какие из приемов создают особый комфорт, нравятся хозяевам и т.д. И учесть полученные в общении и в гостевом опыте знания при работе над другими объектами. Солидарна с российским коллегой была и Габи Роттес, архитектор, руководитель коммерческого направления Dupont. Установление дружеских отношений с клиентом она отметила в качестве определяющего фактора продуктивного делового общения.

Анна Одоренко, ведущий архитектор NBBJ Russia, рассказала о важности доконтрактной фазы взаимодействия девелопера и архитектора. Главное условие успешной реализации проекта – изначальное определение роли архитектора в его разработке и реализации. Здесь есть пять составляющих: описание проекта (то, что у нас на архитектурном сленге называется, как отметил Сергей Киселев, «хотелка»), объем работ, график работ, оплата за услуги, основные условия и требования к выполнению работы. Также на стадии ведения переговоров, как отметила Одоренко, необходимо выбрать метод строительства и определиться с подрядчиком. До этого момента приступать к подготовке рабочей документации крайне неосмотрительно. Далее необходимо четко определить обязанности и полномочия архитектора на стройплощадке. Либо это авторский надзор – отслеживание точности воплощения предоставленных чертежей, либо – полное ведение строительства, когда, по сути, архитектор является главным лицом на стройплощадке. Его офис на время строительства переезжает туда. Он в экстренном порядке обязан решать все возникающие вопросы: в течении 5 дней – давать ответы, в течение 10 дней – рассматривать и утверждать чертежи подрядчиков. Если подрядчик считает, что какое-либо конструктивное решение будет в данном случае уместнее предложенного архитектором, он пишет на имя архитектора заявление с обоснованием и с расчетом необходимых ресурсов. Архитектор рассматривает заявление, его целесообразность и, если то требуется, ходатайствует перед заказчиком о выделении дополнительных средств. Все бумаги на оплату услуг подрядчиков подписывает при таком раскладе ролей на стройплощадке архитектор. Такой сценарий для Америки, в отличие от России, в которой лишь по воле заказчика соблюдается и авторский надзор, более типичен. Как отметила Анна Одоренко, Россия, также как и Китай, относятся к странам повышенного риска. Так как долгое время в этих странах функции заказчика-проектировщика-строителя осуществлял один субъект – государство. Поэтому десятилетиями отработанных на Западе принципов и правил конструктивного ведения переговоров девелоперов и архитекторов в России нет, что докладчице известно по собственной практике – представляемая ее компания NBBJ Russia уже более пяти лет работает в Москве, в данный момент над одной из башен комплекса «Город столиц» в «Москва-Сити».

Игорь Мазурин, ведущий научный сотрудник Энергетического института им. Кржижановского рассказал о необходимости просчета перспективных рисков тепло- и энергоснабжения при проектировании новых зданий и о тупиках, в которые эта необходимость может заводить архитекторов и заказчиков, но при этом надолго избавлять от проблем будущих владельцев жилья. Он отметил наступившее в последнее время резкое уменьшение надежности электрических сетей из-за сверхнормативного износа энергетического оборудования. Вероятность отказа энергоснабжения в Москве сегодня составляет порядка 85-90 %. Летняя авария 2005 года – прямое тому подтверждение. В Подмосковье, как и во всей остальной России, надежность электросетей еще более низкая. Положение с центральным теплоснабжением – не многим лучше. Уровень износа тепловых сетей – 65-75 %. Отсюда решение о переходе на автономное теплоснабжение (вплоть до поквартирного), принятое Правительством России еще в 2003 году. Содержать и ремонтировать старые ТЭЦ сегодня некому. Третья проблема – питьевая вода. Строительство специализированных под конкретную местность очистных систем при новых микрорайонах и поселках не поспевает за изменением уровня и состава примесей в воде: новые выбросы производственных отходов делают эти системы неэффективными в считанные часы. Однако при очевидной необходимости максимизировать надежность систем жизнеобеспечения, всем понятно, что это – взлет уровня затрат, а соответственно и цен. Разница цен на две экспериментальные крайности – абсолютно автономную в плане жизнеобеспечения подводную лодку и противоположную ей избу «с удобствами во дворе», – по подсчетам  докладчика, составляет 104-105 раз. Поэтому здесь все зависит от воли заказчика – от его умения и желания инвестировать и извлекать прибыль. Однако, как отмечал Мазурин, финансовая целесообразность не единственный аргумент в пользу принятия того или иного решения. Есть еще законодательные, инженерные, технологические, экономические, политические и даже личные (если заказчик, например, строит жилье себе) детерминанты и мотивы. Всю их совокупность и призывал Мазурин учитывать проектировщикам, решая задачу аналитически или, что лучше, графически. При этом отмечал, что график придется отстроить около 40-50, на что уйдет не менее полугода работы. Но именно такая тщательность расчетов может гарантировать принятие единственно верного и обоснованного проектного решения.

Сергей Киселев, руководитель архитектурного бюро «Сергей Киселев и партнеры» выступал после Константина Комисарова, коммерческого директора ЗАО «Шнейдер Электрик», который образно обозначил роль производителей на российской стройплощадке – «планктон» (поставляют материалы, никак при этом не влияя на процесс). Тема выступления Киселева – тендеры на поставку материалов и услуг. Однако прежде чем перейти непосредственно к ней, он некоторое время потратил на возражения позициям предыдущего докладчика. Константин Комисаров предложил в своем выступлении сменяющую, по его мнению, распространенную у нас линейную схему взаимоотношений «заказчика-проектировщика-подрядчика-производителя» на новую, где подрядчик оказывается в центре всех этих контактов, не перекрывая при этом взаимодействия «всех со всеми». «Надо чаще встречаться, – резюмировал выступление Комисаров, – тогда и производители будут предлагать заказчикам лучшие технические решения за те же деньги». Сергей Киселев с новой схемой не согласился, как отметил и то, что не нравятся ему и практика design-build (архитектор нанимает подрядчика) и ситуация «сделать под ключ» (подрядчик нанимает архитектора). В классической схеме архитектор является главным контрагентом триады, но он при этом представляет интересы заказчика, «ведет» его от самой ранней стадии задумки проекта до выбора площадки под строительство и оформления технического задания, так как именно архитектор аккумулирует все знания о поставщиках материалов и услуг и является на этой стадии самым надежным консультантом заказчика. (В российских архитектурных мастерских, как отметил Сергей Киселев, не как в Америке по средам, судя по данным, приведенным Анной  Одоренко, а по пятницам с 17 до 18.00 проходит техническая учеба, на которой производители и поставщики материалов и технологий презентуют свои новые продукты и решения).  

Что касается заявленных в качестве темы выступления Киселева тендеров, то он напомнил собравшимся, что тендер – это конкурс с целью определения оптимальной цены. Тендер обязателен для бюджетных учреждений. Это порядок был определен еще в апреле 1993 года специальным положением Госстроя. С тех пор бюро «Сергей Киселев и партнеры» с бюджетными заказчиками не работает, предпочитая помогать в определении справедливой цены тем, кто тратит свои –  а не чужие-государственные – деньги, то есть частным заказчикам. Хотя лучше было бы, как отметил Киселев, если бы заказчики проводили их сами или и вовсе обходились без тендеров, есть же у них личные связи, люди, которым они доверяют, родственники, наконец. Есть, правда, мощные инвестиционно-строительные структуры, которые внутри себя имеют подразделение, занимающееся комплектацией строительства. Как есть и старожилы своего дела с наработанными прочными связями с поставщиками. Ни тем, ни другим тендеры не нужны. В остальных случаях определение справедливой цены на строительство является сегодня ключевым для российских строек. И заниматься этим непростым и неблагодарным делом приходится архитектору. В классической правильной, на взгляд Киселева, линейной схеме, которую Константин Комисаров хотел отвергнуть как устаревшую, у заказчика большая экономия времени, но маленькая – средств. Поэтому российские крайне экономные заказчики редко нанимают генерального подрядчика, строят сами (раньше это называлось «хозспособом»).

Если заказчик не жалеет 5-7$ на кв. м (эта сумма, разумеется, окупается) и заказывает разработку тендерного пакета, российские архитекторы начинают делать, по словам Киселева, «самоделки», то есть то, что называется тендерной документацией. Это, как отметил Киселев, очень сложный продукт, который не является рабочей документацией, но в масштабах соответствующих ей максимально точно должен описать необходимые продукты, чтобы, угадав о чем идет речь, поставщик мог бы предложить максимально конкретные цены. При этом нельзя без согласования с заказчиком назвать того или иного производителя, если заказчик сразу не определил его. Иногда архитекторам точно не удается описать то, что нужно и тогда приходиться так и писать «конструкции типа SHUKO». Если по такой документации заказчик на ранней стадии выбирает подрядчика, у него появляется возможность заключить с ним договор с фиксированной ценой подряда. И все чертежи архитекторов становятся приложением к этому контракту. Тогда работать на такой стройке, как сказал Киселев, одно удовольствие. Но контракт с фиксированной ценой подряда возможен лишь в случае проекта, вероятность изменения которого минимальна. Это значит, что проект продуман. Во многих странах уже научились, говорил Киселев, понимать, что чем дольше и качественнее архитектор проектирует, тем быстрее, лучше и дешевле строитель построит. А поскольку затраты на проектирование 4 %, соответственно, на строительство 96 %, то умные заказчики понимают, что лучше потратить 5% на качественное проектирование, чем более 96% на строительство с переделками.
Манфред Громанн, директор и основатель строительно-инженерного бюро «Bollinger + Grohman»
Анна Одоренко, ведущий архитектор NBBJ Russia
Сергей Киселев, руководитель архитектурного бюро «Сергей Киселев и партнеры»
Константин Комисаров, коммерческий директор ЗАО «Шнейдер Электрик»


11 Апреля 2006

Автор текста:

Ольга Орлова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.