Автор-реконструктор

Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
0 Дэвид Чипперфильд принадлежит к поколению британских архитекторов, пришедших в профессию в 1980-е, во время господства постмодернизма. Не желая идти в ногу со временем, они работали там, где было больше, чем в Англии, стилевого разнообразия. Чипперфильд нашел тогда признание в Японии, где обогатил свой неомодернистский язык опытом тонкой работы с архитектурным бетоном и с материалами в целом. Внимание ко всем аспектам контекста и к деталям тоже стало частью его творческого метода.

Однако этот архитектор, в отличие от многих соотечественников-ровесников, много экспериментирует с формой, композицией, материалом, выступает то сдержанно, то энергично, то в духе «классического» модернизма, то с отсылками к истории. Достаточно вспомнить такие разные его постройки, как павильон регаты на Кубок Америки в Валенсии, социальное жилье в Мадриде, музей реки и гребли в Оксфордшире, художественный музей в Айове.

По крайней мере, так можно было с полным правом сказать лет пятнадцать назад. С тех пор заказов у Чипперфильда значительно прибавилось, он окончательно присоединился к архитекторам первого эшелона, но работы его стали в целом «ровней» – крупные объемы, чаще всего – с однородной или даже монолитной поверхностью, или варианты неорационалистической фасадной «решетки».
Музей Jumex
Фото: Lirva Vallens via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
Музей Уэст-Банд
Фото © Simon Menges

Нельзя сказать, что Дэвид Чипперфильд изменил себе, но сложно представить, что одна из его недавних работ отмечена главной наградой ЕС, премией Мис ван дер Роэ, как его Новый музей в Берлине (2009), или же стала «зданием года» Великобритании, получив премию Стерлинга – как литературный музей в Марбахе (2006).
Литературный музей современности
Фото: Bgabel via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2

Учитывая то, что в Москве он будет заниматься важнейшей достопримечательностью, зданием Центрального телеграфа Ивана Рерберга на Тверской, интересно вновь взглянуть на опыт работы Дэвида Чипперфильда с контекстом и наследием. Он автор, возможно, самой важной (на сегодняшний день) реконструкции XXI века – Нового музея в Берлине. Его задачей тогда было «возродить» военную руину на Музейном острове для полноценного использования. Он не стал превращать ее в новодел, но тщательно законсервировал следы бомбежек и пожаров, десятилетий дождей и ветров на фасадах и интерьерах, лишь заменив полностью утраченные части здания на новые, лаконичные. В результате, сам музей стал памятником сложной, тяжелой истории XX столетия.
Новый музей в Берлин
Фото © Achim Kleuker
Новый музей в Берлине
Фото © Ute Zscharnt
Новый музей в Берлине
Фото © Ute Zscharnt

Редкая по силе воздействия работа еще на стадии проектирования вызвала яростные споры – многим в Германии не нравилась эта «фиксация травмы» там, где планировалось выставить «самую красивую берлинку» – Нефертити – и другие сокровища древнего искусства. Однако смелый, бьющий в болевую точку подход Чипперфильда кажется особенно ценным, если учесть: в нескольких сотнях метров воссоздают с нуля Городской дворец: бессмысленное по форме и функции огромное сооружение с копиями исторических фасадов, вызывающее – какая ирония! – еще больше дебатов. В таком контексте Чипперфильду можно простить ничем не сдерживаемую мощь интерьеров, которые не могут не отвлекать посетителя от экспонатов, что для музея – немалый грех.
zooming
Городской дворец в Берлине в процессе строительства. Лето 2019 года
Фото: Paweł Drozd via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International

А совсем рядом – его же новая постройка, Галерея Джеймса Симона (2018), общий вестибюль для Музейного острова, который поражает своей несомасштабностью и неуместностью среди старых и новых – в том числе авторства самого Чипперфильда – зданий. Его неоднозначность, судя по всему, очевидна и самим David Chipperfield Architects, которые распространяют среди СМИ фото без снимков в самом важном ракурсе, через канал, так как он же – и самый неудачный.
 
zooming
Галерея Джеймса Симона в Берлине в процессе строительства. 2016 год
Фото: Fridolin freudenfett via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
Галерея Джеймса Симона в Берлине. Октябрь 2018 года
Фото © Archi.ru

Или есть реконструкция Нового музея с его оттенками смысла – и есть почти современный ему проект для исторического квартала Рокбунд в Шанхае (2011) с коммерческой и культурной программой, где здания оказались полностью «обеззаражены».

Чипперфильд может чутко уловить контекст, выступить приглушенно: недаром его позвали в приморский Маргит сделать новый проект галереи Turner Contemporary. На этом побережье самым важным был и остается вид, который писал Тернер – и новое здание не нарушает его, избегая «жеста», но оставаясь интересным.

В то же время, на другом берегу, Нобелевский центр в Стокгольме (2013) вызвал энергичное противодействие со всех сторон, от местных жителей и охранителей наследия до политических партий и редко комментирующего острые вопросы шведского короля. Крупный и заметный проект в самом сердце исторического города был в итоге остановлен судом. Так как у здания для вручения четырех из пяти Нобелевских премий поддержка тоже солидна (среди меценатов – семья Валленберг и владельцы H&M), для него выбрано новое место, и с Чипперфильдом вновь ведутся переговоры.
Нобелевский центр
© David Chipperfield Architects
Нобелевский центр
© David Chipperfield Architects

Дэвид Чипперфильд, с 2007 член Королевской академии художеств, для которой недавно завершил бережную реконструкцию ее комплекса в Лондоне (2018), высоко оцененную критиками. Также он лауреат Золотой медали Королевского института британских архитекторов, был куратором Венецианской биеннале архитектуры-2012, на протяжении 2020-го занимает должность главного редактора журнала Domus.
Мастерплан для Королевской академии художеств. Лекторий Бенджамена Уэста
Фото © Simon Menges

В России архитектор не раз участвовал в конкурсах – на проект комплекса «Набережная Европы», на реконструкцию фабрики «Красное знамя» (победа, завершившаяся ничем) и «Новой Голландии» в Санкт-Петербурге, а также Пермского театра оперы и балета (победа 2010 года, которая тогда не принесла плодов, хотя в 2017-м Чипперфильду и предложили заняться новым вариантом проекта – опять безрезультатно), московского Политехнического музея. Архитектор был наряду с другими зарубежными «звездами» членом градостроительного совета иннограда «Сколково». В сухом остатке – совсем немного, но, судя по этому интервью, иллюзии относительно российских перспектив у Чипперфильда если и были, то иссякли довольно быстро. Как закончится история с Центральным телеграфом – покажет время, но если опираться на описанные выше отечественные и мировые эпизоды, особых оснований для оптимизма ни у архитектора, ни у горожан быть не должно.

27 Мая 2020

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Черно-белая Казань
Знакомим читателей с проектом Андрея Ефимова и приглашаем начинающих архитектурных фотографов рассказать о себе на страницах Архи.ру
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.