Автор-реконструктор

Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Дэвид Чипперфильд принадлежит к поколению британских архитекторов, пришедших в профессию в 1980-е, во время господства постмодернизма. Не желая идти в ногу со временем, они работали там, где было больше, чем в Англии, стилевого разнообразия. Чипперфильд нашел тогда признание в Японии, где обогатил свой неомодернистский язык опытом тонкой работы с архитектурным бетоном и с материалами в целом. Внимание ко всем аспектам контекста и к деталям тоже стало частью его творческого метода.

Однако этот архитектор, в отличие от многих соотечественников-ровесников, много экспериментирует с формой, композицией, материалом, выступает то сдержанно, то энергично, то в духе «классического» модернизма, то с отсылками к истории. Достаточно вспомнить такие разные его постройки, как павильон регаты на Кубок Америки в Валенсии, социальное жилье в Мадриде, музей реки и гребли в Оксфордшире, художественный музей в Айове.

По крайней мере, так можно было с полным правом сказать лет пятнадцать назад. С тех пор заказов у Чипперфильда значительно прибавилось, он окончательно присоединился к архитекторам первого эшелона, но работы его стали в целом «ровней» – крупные объемы, чаще всего – с однородной или даже монолитной поверхностью, или варианты неорационалистической фасадной «решетки».
Музей Jumex
Фото: Lirva Vallens via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
Музей Уэст-Банд
Фото © Simon Menges

Нельзя сказать, что Дэвид Чипперфильд изменил себе, но сложно представить, что одна из его недавних работ отмечена главной наградой ЕС, премией Мис ван дер Роэ, как его Новый музей в Берлине (2009), или же стала «зданием года» Великобритании, получив премию Стерлинга – как литературный музей в Марбахе (2006).
Литературный музей современности
Фото: Bgabel via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2

Учитывая то, что в Москве он будет заниматься важнейшей достопримечательностью, зданием Центрального телеграфа Ивана Рерберга на Тверской, интересно вновь взглянуть на опыт работы Дэвида Чипперфильда с контекстом и наследием. Он автор, возможно, самой важной (на сегодняшний день) реконструкции XXI века – Нового музея в Берлине. Его задачей тогда было «возродить» военную руину на Музейном острове для полноценного использования. Он не стал превращать ее в новодел, но тщательно законсервировал следы бомбежек и пожаров, десятилетий дождей и ветров на фасадах и интерьерах, лишь заменив полностью утраченные части здания на новые, лаконичные. В результате, сам музей стал памятником сложной, тяжелой истории XX столетия.
Новый музей в Берлин
Фото © Achim Kleuker
Новый музей в Берлине
Фото © Ute Zscharnt
Новый музей в Берлине
Фото © Ute Zscharnt

Редкая по силе воздействия работа еще на стадии проектирования вызвала яростные споры – многим в Германии не нравилась эта «фиксация травмы» там, где планировалось выставить «самую красивую берлинку» – Нефертити – и другие сокровища древнего искусства. Однако смелый, бьющий в болевую точку подход Чипперфильда кажется особенно ценным, если учесть: в нескольких сотнях метров воссоздают с нуля Городской дворец: бессмысленное по форме и функции огромное сооружение с копиями исторических фасадов, вызывающее – какая ирония! – еще больше дебатов. В таком контексте Чипперфильду можно простить ничем не сдерживаемую мощь интерьеров, которые не могут не отвлекать посетителя от экспонатов, что для музея – немалый грех.
zooming
Городской дворец в Берлине в процессе строительства. Лето 2019 года
Фото: Paweł Drozd via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International

А совсем рядом – его же новая постройка, Галерея Джеймса Симона (2018), общий вестибюль для Музейного острова, который поражает своей несомасштабностью и неуместностью среди старых и новых – в том числе авторства самого Чипперфильда – зданий. Его неоднозначность, судя по всему, очевидна и самим David Chipperfield Architects, которые распространяют среди СМИ фото без снимков в самом важном ракурсе, через канал, так как он же – и самый неудачный.
 
zooming
Галерея Джеймса Симона в Берлине в процессе строительства. 2016 год
Фото: Fridolin freudenfett via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
Галерея Джеймса Симона в Берлине. Октябрь 2018 года
Фото © Archi.ru

Или есть реконструкция Нового музея с его оттенками смысла – и есть почти современный ему проект для исторического квартала Рокбунд в Шанхае (2011) с коммерческой и культурной программой, где здания оказались полностью «обеззаражены».

Чипперфильд может чутко уловить контекст, выступить приглушенно: недаром его позвали в приморский Маргит сделать новый проект галереи Turner Contemporary. На этом побережье самым важным был и остается вид, который писал Тернер – и новое здание не нарушает его, избегая «жеста», но оставаясь интересным.

В то же время, на другом берегу, Нобелевский центр в Стокгольме (2013) вызвал энергичное противодействие со всех сторон, от местных жителей и охранителей наследия до политических партий и редко комментирующего острые вопросы шведского короля. Крупный и заметный проект в самом сердце исторического города был в итоге остановлен судом. Так как у здания для вручения четырех из пяти Нобелевских премий поддержка тоже солидна (среди меценатов – семья Валленберг и владельцы H&M), для него выбрано новое место, и с Чипперфильдом вновь ведутся переговоры.
Нобелевский центр
© David Chipperfield Architects
Нобелевский центр
© David Chipperfield Architects

Дэвид Чипперфильд, с 2007 член Королевской академии художеств, для которой недавно завершил бережную реконструкцию ее комплекса в Лондоне (2018), высоко оцененную критиками. Также он лауреат Золотой медали Королевского института британских архитекторов, был куратором Венецианской биеннале архитектуры-2012, на протяжении 2020-го занимает должность главного редактора журнала Domus.
Мастерплан для Королевской академии художеств. Лекторий Бенджамена Уэста
Фото © Simon Menges

В России архитектор не раз участвовал в конкурсах – на проект комплекса «Набережная Европы», на реконструкцию фабрики «Красное знамя» (победа, завершившаяся ничем) и «Новой Голландии» в Санкт-Петербурге, а также Пермского театра оперы и балета (победа 2010 года, которая тогда не принесла плодов, хотя в 2017-м Чипперфильду и предложили заняться новым вариантом проекта – опять безрезультатно), московского Политехнического музея. Архитектор был наряду с другими зарубежными «звездами» членом градостроительного совета иннограда «Сколково». В сухом остатке – совсем немного, но, судя по этому интервью, иллюзии относительно российских перспектив у Чипперфильда если и были, то иссякли довольно быстро. Как закончится история с Центральным телеграфом – покажет время, но если опираться на описанные выше отечественные и мировые эпизоды, особых оснований для оптимизма ни у архитектора, ни у горожан быть не должно.

27 Мая 2020

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.