В прокат выходит антиутопия «Последние и первые люди»: с югославскими мемориалами-«спомениками» в кадре и Тильдой Суинтон в роли рассказчицы

6 августа в прокат выходит лента «Последние и первые люди» – режиссерский дебют исландского композитора Йохана Йоханнссона, скончавшегося два года назад. Музыкант, сделавший успешную карьеру в Голливуде, успел снять философское эссе о неотвратимости смерти, конечности всего сущего и «всепобеждающей любви к своей судьбе». По сюжету, через два миллиарда лет Солнце начнет угасать, человеческая раса окажется на грани исчезновения, и все, что останется в мире – это фантастические бетонные глыбы. Роль «архитектурных статистов» исполнили мемориалы, построенные на территории бывшей Югославии в 1950-1990-х. Купить билет на фильм можно на сайте кинопрокатной компании A-One.
zooming
Монумент «Каменный цветок», Хорватия (1966). Скульптор Богдан Богданович. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One

Масштабный проект по созданию абстрактных мемориалов инициировал Иосип Броз Тито – так он хотел увековечить подвиг югославских партизан в Народно-освободительной войне и прославить победу Социалистической революции. Но со временем «споменики» превратились в символ несбывшегося объединения балканских народов, которым грезил югославский лидер, и неоднозначное напоминание о коммунистическом прошлом. Именно «споменики» стали главными (и по сути, единственными) героями фильма «Последние и первые люди». Картина идет 70 минут – люди ни разу не появляются на экране; только бетонные сооружения, сменяющие друг друга.
Монумент «Каменный цветок», Хорватия (1966). Скульптор Богдан Богданович. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One

За основу сюжета взят научно-фантастический роман 1930 года «Последние и первые люди: История близлежащего и далекого будущего», написанный британским философом Олафом Стэплдоном. Однако творение Йохана нельзя назвать настоящей экранизацией: интерпретация романа сводится лишь к закадровому чтению отрывков. В роли рассказчицы выступила актриса Тильда Суинтон. Героиня из далекого будущего предупреждает своих предшественников о предстоящей катастрофе. Впрочем, напоминает она, человечество на протяжении всей истории находилось в довольно шатком положении. «На любом из отрезков своего пути человечество могло погибнуть: из-за небольших изменений химического состава окружающей среды, из-за крайне вредоносного микроба, радикального изменения климата, многообразных последствий своей глупости или какого-нибудь космического явления», – рассуждает героиня. Кажется, нынешний год собрал все угрозы из этого списка.



В то время как Тильда Суинтон отстраненно читает текст, камера «препарирует» монументы, рассматривая их в упор, въедаясь в детали, или, наоборот, удаляется от объекта, пытаясь выхватить панораму. Движение камеры передает аскетичную, «внеземную» красоту монументов, слившихся с пустынным пейзажем, но ничто не выдает политический и социальный контекст этих сооружений.
Памятник Революции в Мославине, Хорватия (1967). Скульптор Душан Джамоня. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One

Элегичная музыка, написанная Йоханом, звучит на протяжении всего фильма; зачастую она берет на себя роль «второго рассказчика», «комментируя» происходящее на экране или вступая в диалог с героиней Тильды Суинтон. В музыке Йохана Йоханнссона удивительным образом сочетаются надежда и тревога – возможно, это отражение той самой красоты человеческого духа, о которой говорится в фильме, и «преданности силам жизни под натиском смерти» как его «величайшем достижении».
zooming
Памятник революции в Мославине, Хорватия (1967). Скульптор Душан Джамоня. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One

Журналистам Йохан признавался, что хотел снять «что-то вроде реквиема». Он умер в 2018, и получилось так, что картина стала эпитафией самому композитору. За 48 лет жизни Йохан Йоханнссон успел выпустить десяток сольных альбомов, получить «Золотой Глобус» за саундтрек к байопику «Вселенная Стивена Хокинга» (2014) и найти «своего» режиссера – композитор написал музыку к трем фильмам Дени Вильнева. 
Мемориальный парк «Попина», Штулац, Сербия (1981) . Скульптор Богдан Богданович. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
Мемориальный парк в память жертв фашистского террора в Гаравице, Бихач, Босния и Герцеговина (1981). Скульптор Богдан Богданович. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
Мемориальный комплекс Кадиньяча, Сербия (1952). Скульпторы Миодраг Живкович и Александар Джёкич. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
zooming
Монумент воинам, погибшим во Второй мировой войне, Никшич, Черногория (1987). Скульптор Льюбо Войводич. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
zooming
Мемориальный комплекс «Долина героев» у села Тьентиште в память Битвы на Сутьеске, Босния и Герцеговина (1974). Скульпторы Миодраг Живкович и Ранко Радович. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
Мемориальный комплекс Шушняр, Сански Мост, Босния и Герцеговина (1970). Скульптор Петар Крстич. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
zooming
Памятник восстанию народа хорватских регионов Кордун и Бания, Петрова-Гора Хорватия (1981). Скульпторы Воин Бакич и Берислав Шербетич. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
Монумент воинам, погибшим во Второй мировой войне, Никшич, Черногория (1987). Скульптор Льюбо Войводич. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
Памятник Революции в Мославине, Хорватия (1967). Скульптор Душан Джамоня. Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One
zooming
Кадр из фильма «Последние и первые люди» Йохана Йоханнссона
Изображение предоставлено кинопрокатной компанией A-One

28 Июля 2020

«Плавательный оперный театр»
Крытый бассейн начала 1970-х годов в Гамбурге, памятник архитектуры модернизма и одна из крупнейших оболочечных конструкций в Европе, реконструирован архитекторами gmp и конструкторами schlaich bergermann partner.
Вопрос аутентичности
Один из крупнейших и важнейших памятников чешского функционализма, здание Электрических предприятий в Праге, полностью реконструирован и теперь вмещает офисы холдинга WPP.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.