BIM в Японии: Nikken Sekkei

Инновации в строительной отрасли Японии, поддерживаемые BIM в качестве новой платформы для создания архитектуры.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

05 Августа 2018
mainImg

Заместитель руководителя отдела проектирования Nikken Sekkei Томохико Яманаси о возможностях BIM-технологий и опыте их использования в проектах бюро: резиденции «Дом на воде» и здании пассажирского терминала № 3 международного аэропорта Нарита.

zooming
Музей Хоки, Nikken Sekkei © Harunori Noda

Nikken Sekkei, одна из крупнейших в Японии и в мире архитектурных и строительных компаний – последовательный пионер использования и распространения BIM-технологий. Nikken Sekkei одни из первых начали использовать и распространять BIM-технологии – около пяти лет назад. Вначале только для улучшения качества проектирования и оптимизации рабочего процесса, но с намерением когда-нибудь полностью перейти на BIM. Сегодня бюро уже создает здания, которые без BIM едва ли могли быть реализованы. 
Инновации, возможные благодаря BIM

Развитие информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) привело к серьезным переменам в некоторых областях архитектуры. В строительной отрасли начали использовать аддитивные технологии, к которым относится в том числе набирающая популярность 3D-печать. В проектах «Деревянный зал» и Музей Хоки BIM-данные использовались на протяжении всего производственного процесса, вплоть до управления станками.

«Деревянный зал». Фото: Harunori Noda © Nikken Sekkei

В архитектурном проектировании благодаря ИКТ теперь можно шире использовать симуляции и моделирование. Поскольку эти методы требуют времени и усилий, раньше их было целесообразно применять только для больших по площади зданий и всего несколько раз в процессе проектирования. В случае NBF Osaki Building (бывшее Sony City Osaki) BIM-модель неоднократно использовалась для получения обратной связи по объекту от клиента. А при создании резиденции «На воде» моделировался воздушный поток, температурные перепады и пр. Этот подход окупается даже при проектировании небольших частных домов.
Автоматизированное проектирование благодаря ИКТ может стать новым методом, при котором Главная задача архитектора – разработать концепцию или алгоритм. К примеру в здании Kawasaki Toshiba Building архитекторы создали алгоритм и задали количество решеток на фасаде, а программа рассчитала их расположение. В результате получился сложный рисунок и конструкция, а стоимость проектирования при этом уменьшилась.
Kawasaki Toshiba Building. Фото: Harunori Noda © Nikken Sekkei

Четвертая область применения ИКТ близка к концепции «интернет вещей». Архитектурный объект сам становится цифровым устройством. К зданиям прикрепляются датчики, которые предупреждают стихийные бедствия. Такие датчики можно использовать и для обеспечения безопасности, улавливая движения людей. Это одна из технологий, которая используется при подготовке к Олимпийским играм в Токио в 2020 году.

Еще один пример – упомянутое NBF Osaki Building. Биооболочка здания блокирует эффект теплового острова вокруг себя: определяя уровень тепла и света с помощью датчиков, она обеспечивает циркуляцию воды и превращает в пар дождевую воду. Для эффективного использования небольшого количества дождевой воды компьютер следит за ее равномерным распределением вокруг здания.
zooming
Kawasaki Toshiba Building. Фото: Harunori Noda © Nikken Sekkei

Распространение BIM в Японии
Сейчас в Nikken Sekkei используют только две-три из перечисленных новаций, но скоро станет обычным делом применение всех четырех в одном здании. Для этого необходима большая общая платформа. Поскольку ИКТ основаны на цифровой информации, BIM подходит в качестве такой платформы. 2D-чертежи – уже недостаточно хороший источник информации, как и их отсканированные PDF-версии. BIM в этом смысле абсолютно необходим.

В Японии внедрение BIM проходит медленно и используют его ограниченно. В строительной отрасли считается, что производственная система в ее нынешнем состоянии достаточно развита для создания архитектуры высокого качества. В основном BIM используют проектировщики или генеральные подрядчики, чтобы повысить эффективность и качество работы. На этом уровне довольно сложно ожидать взрывного роста.
Музей Хоки, Nikken Sekkei © Harunori Noda

Чтобы распространение BIM-технологий пошло быстрее, клиент должен понимать все преимущества, которые они дают. Например, помимо того, что уже было сказано, с помощью ИКТ можно автоматически контролировать потерю энергии и тем самым снижать расходы на эксплуатацию здания.

Также важно создать среду, которая позволит быстро и легко оцифровывать информацию. Это должна быть комфортная среда, в которой любой: проектировщик, подрядчик или клиент, сможет беспрепятственно создавать данные для BIM и сразу получать результат. Ключом к созданию такой среды – мощные и эффективные BIM-решения. Вот почему мы используем ARCHICAD®.

ARCHICAD очень прост в освоении, но это серьезный продукт. Кроме того, у этого программного обеспечения помимо высоких рабочих характеристик есть еще одно важное преимущество: мощная поддержка «OPEN BIM®-подхода». Он подразумевает использование универсального формата файлов IFC для организации взаимодействия между всеми специалистами, вовлеченных в процесс проектирования. «Для архитектурных компаний сегодня особенно важно уметь сотрудничать и обмениваться информацией, вне зависимости от используемого ПО. Сотрудничество в области передачи данных необходимо. Информация не должна оставаться эксклюзивной для одной компании, поэтому ключевым показателем для нас является качественная передача данных из ARCHICAD в другие программы», – комментирует Яманаси.
 
пример из практики:
Дом на воде
Год: 2016
Программное обеспечение: GRAPHISOFT ARCHICAD, AutoCAD, STREAM

zooming
«Дом на воде». Фото: Harunori Noda © Nikken Sekkei

Проект «На воде» – это летний дом, расположенный в тихом месте на берегу озера Чузенджико в Никко, префектура Точиги. Двухэтажное здание стоит у самой воды на склоне, который понижается на семь метров от дороги к озеру.

Воссоздание окружающей среды проекта
Архитекторы хотели подчеркнуть уединенную атмосферу места и создать пространство, в котором можно наслаждаться природой. Поскольку хозяева ожидали в своем доме много гостей, нужно было подумать и о тепловом режиме. Но концепция не вырисовывалась до тех пор, пока заказчик не обронил фразу, что «и холод может быть приятен». Тогда архитекторы поняли, что холодный воздух – неотъемлемая часть этого места, в отличие от города, где среда однородная и регулируемая. Из этой идеи родилась форма здания – спираль, двигаясь по которой гость чувствует, что меняется не только вид за окном, но и температура. Чем ближе подходишь к воде, тем становится холоднее.
zooming
«Дом на воде». Фото: Harunori Noda © Nikken Sekkei

Создать это разнообразие оказалось непростой задачей. Для ее решения были необходимы подробные исследования и моделирование будущего здания уже на раннем этапе проектирования. Для частного жилья это дорого и трудоемко, но ARCHICAD сделал невозможное возможным. В компании была создана специальная BIM-группа, которая оперативно выпустила трехмерную модель в ARCHICAD для проведения дальнейших исследований.

«Я вообще не мог представить вид на озеро через 2D-чертежи. Но, добавив окружающие горы и ландшафт в BIM-модель, ARCHICAD позволил видеть проект так, словно мы находились внутри будущего здания», – говорит один из авторов проекта Сатоши Онда. С ARCHICAD можно было определить наилучшее место для расположения здания в пределах участка, масштаб комнат, а также форму и размер оконных проемов.
zooming
«Дом на воде». Анализ воздушных потоков © Nikken Sekkei


Прогнозируемость результатов с BIM
«Мы могли точно определить, где стоять или сидеть, чтобы увидеть гору Нантай с наилучшего ракурса. Мы могли проанализировать все, что войдет в панораму окна, – рассказывает глава отдела проектирования Хаджиме Аояги. – С самого начала моделировался не только вид, но и тепловая обстановка и вентиляция – ничто не было создано случайно».

BIM-модель оказалась полезна и для встреч с клиентом и подрядчиками. «Поскольку понять форму здания только по поэтажному плану было трудно, мы использовали трехмерную модель. И клиент, и подрядчик сразу понимали пространство, было легко объяснить наши проектировочные намерения. Я думаю, что это спасло нас от множества поездок на строительную площадку».
 
пример из практики:
Пассажирский терминал № 3, международный аэропорт Нарита
Год: 2015
Программное обеспечение: GRAPHISOFT ARCHICAD, AutoCAD

zooming
Пассажирский терминал 3, аэропорт Нарита. Фото: Kenta Hasegawa © Nikken Sekkei

Пассажирский терминал № 3 Международного аэропорта Нарита предназначен для обслуживания авиакомпаний-лоукостеров. При низком бюджете – в полтора раза ниже, чем обычно тратится на подобную постройку – нужно было создать функциональное и эффектное здание.

Оптимизация бюджета строительства
Из-за денежных ограничений сразу пришлось отказаться от стандартных для аэропорта элементов: потолка, атриума, травалаторов. Количество лифтов также было ограничено. В результате появились проблемы: пассажирам придется долго идти, маршруты запутанные, вентиляционные трубы открыты, из-за отсутствия атриума сложно организовать навигацию. Архитекторы решили изменить подход к нормам проектирования аэропортов и стали думать, чем компенсировать отсутствие стандартных элементов.

«Раз пассажиру придется долго идти, мы должны найти материал, который сделает эту прогулку приятной. – говорит один из авторов проекта Ясумаса Мотоэ. – Например, прорезиненная поверхность пола». Так появились «беговые дорожки», которые не только ориентировали пассажиров, но и делали все пространство душевнее.
zooming
Пассажирский терминал 3, аэропорт Нарита. Фото: Kenta Hasegawa © Nikken Sekkei

Появилось много других идей, которые ARCHICAD помог визуализировать и проверить на соответствие бюджету или комфорту.

Конструкции и MEP-системы в BIM
«С самого начала мы планировали дизайн, структуру и инженерные сети как единое целое, без BIM-модели этого было бы трудно достичь, – говорит архитектор Ватару Танака. – Особенно полезна модель оказалась для решения проблемы отсутствия потолка. Мы спрятали вентиляцию внутри балок перекрытий, а на балках закрепили указатели. У нас была модель ARCHICAD, с помощью которой мы проанализировали инженерные сети и конструкции – так мы поняли, что замысел реализуем».

Мотоэ добавляет, что идей было намного больше, но даже очень удачные приходилось игнорировать, если они не соответствовали требованиям бюджета или не помогали создавать нужную атмосферу для пассажиров. С помощью BIM-модели получилось также проверить безопасность здания, наглядно презентовать его клиенту и объяснить инженерам сетей, что от них требуется. «Когда мы проходили по построенному зданию, оно выглядело именно так, какой была 3D-модель. Честно говоря, это потрясающе. Тем не менее я скучаю по магии обычных чертежей, которые превращаются в объемные здания».

***


О Nikken Sekkei
На рубеже XX века, когда модернизация захватывала умы архитекторов, в Японии была организована небольшая компания из двадцати девяти дальновидных архитекторов, дизайнеров и инженеров для строительства новой библиотеки в Осаке. Признание критиками построенного здания привело к продолжению деятельности фирмы. Теперь в компании работает более 2500 сотрудников. Реализованы проекты в сорока странах мира. Nikken Sekkei крупнейшая – и для многих самая успешная архитектурная компания в мире.

Отношение компании к инновациям стало легендарным. К 1930-м годам был создан прототип системы пересмотра дизайна, который позже превратился в «инновацию процесса проектирования», направленный на укрепление коллективного творческого мышления. В 1964 Nikken Sekkei стала первой фирмой в Японии, использующей компьютеры в архитектурном проектировании.

Проекты Nikken Sekkei оказали огромное влияние на городской пейзаж, особенно в Тихоокеанском регионе, где ее присутствие наиболее сильно ощущается с начала XXI века. На протяжении многих лет Nikken Sekkei активно расширяет свою деятельность, чтобы охватить широкий спектр услуг в проектировании и строительстве, начиная от проектирования коммерческих, промышленных и культурных объектов до планирования политики в области городского развития и концептуализации завтрашних зеленых городов. 

 


Поставщики, технологии

05 Августа 2018

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.