«Восточная жилая единица» в Ивреа

«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа – последняя по времени постройка фирмы «Оливетти» в её «компани-тауне». В этом здании воплотились почти все громкие идеи 1960–70-х годов.

author pht

Автор текста:
Василий Бабуров

21 Марта 2017
mainImg
В историческом центре старинного итальянского города Ивреа (Пьемонт) стоит сооружение необычной футуристической формы. Задуманное как ультрасовременный комплекс, объединяющий жильё для сотрудников компании «Оливетти» с конгресс-центром, кино- и выставочным залами, плавательным бассейном, кафе и магазинами, здание выглядит полузаброшенным и воспринимается сегодня как памятник архитектурным утопиям полувековой давности.
 
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Фото нач. 1970-х гг.
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа © Василий Бабуров

Это единственное из нескольких десятков зданий компании «Оливетти» в Ивреа, которое расположено в историческом центре (все остальные строились за его пределами). Место выбрано сознательно – комплекс задумывался как своеобразный подарок городу его главного (а по сути, единственного) градообразующего предприятия. На протяжении нескольких десятилетий компания строила разнообразные производственные, учебные, офисные, жилые и общественные объекты к югу от городской черты. При этом строительство велось упорядоченно, следуя вдумчивой градостроительной политике, выгодно отличавшей «Оливетти» от большинства крупных корпораций. Постепенно в южной части Ивреа сформировалось несколько хорошо спланированных кластеров (производственный и жилой) с привлекательной средой и первоклассными сооружениями, построенными известными – и не очень – итальянскими архитекторами. Однако их окраинное расположение создавало некоторую отчуждённость в отношениях «Оливетти» с местным сообществом, воспринимавшим её сотрудников как чужаков (при том, что её харизматичный лидер Адриано Оливетти пользовался уважением и симпатией жителей). Многофункциональный комплекс в старой части Ивреа, обслуживающий как «аборигенов», так и «пришлых», виделся решением этой проблемы. Более того, здание со сложной программой и необычным, ультрасовременным обликом должно было стать символическим мостом, связывающим не только компанию и город, но шире: древность и современность, Италию и остальной мир.
 
zooming
Иджинио Каппаи и Пьетро Майнардис
Адриано Оливетти и Ренцо Дзордзи



Затеяв столь амбициозный проект, «Оливетти» сделала не менее смелый выбор архитекторов: проектировать комплекс были приглашены молодые зодчие из Венеции Иджинио Каппаи (1932–1999) и Пьетро Майнардис (1935–2007), у которых на тот момент не было ни одной самостоятельной реализации. Несколько неожиданный, на первый взгляд, выбор объяснялся, с одной стороны, общим революционным настроем 1960-х, а с другой – соответствовал архитектурной политике компании, решавшей не только утилитарные, но также имиджевые задачи. В «Оливетти» существовал оригинальный механизм, который гарантировал создание дизайна высокого класса. Ответственность за внешний облик всего, что производила или заказывала фирма, несла особая структура – отдел культурных связей, промышленного дизайна и рекламы, возглавляемый писателем Ренцо Дзордзи (1921–2010) и подотчётный одному лишь Адриано Оливетти. Именно Дзордзи с его авторитетом, обширными связями (в т.ч. за пределами Италии) и слаженной командой подбирал архитекторов. Изначально предпочтение отдавалось соотечественникам, но по мере расширения международной экспансии компании стали привлекать профессионалов на местах, полагая, что те лучше чувствуют контекст при проектированнии магазинов и шоу-рум. Самые значительные фигуры в длинном списке зодчих, формировавших архитектурную коллекцию «Оливетти», – Иньяцио Гарделла, Эгон Айерманн, Кэндзо Тангэ, Луис Кан и Джеймс Стерлинг.

Имея сорокалетний опыт такого архитектурного меценатства и, соответственно, возможность привлечь гораздо более маститых зодчих, «Оливетти» всё же сделала ставку на молодость, ожидая получить нечто принципиально новое, и при этом «в рамках приличий» (ведь речь шла о строительстве в средневековом городе). Возможно, свою роль сыграло и то обстоятельство, что Каппаи и Майнардис долгое время работали с Гарделлой и, по-видимому, участвовали в его проекте в Ивреа.
 
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Южный фасад © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Южный фасад © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Южный фасад © Василий Бабуров



Название «La Serra», которое сегодня носит здание, представляет собой игру слов: оранжерея / горный хребет. Эта многозначность символична: в своём проекте архитекторы синтезировали целый спектр популярных в 1960–70-е годы идей: создание мегаструктур, использование сложных, открытых (сознательно незавершённых) композиций, интеграция приватных и общественных пространств, уподобление здания машине (как функционально, так и образно), заменяемость отдельных функциональных модулей.

Нижние этажи, включая подземные, отведены под общественные функции: небольшие магазины (точнее, ларьки), ресторан, кафе, бар, кинозал, аудитория, плавательный бассейн, спортзал и пр. Верхние этажи – жилые, там располагаются квартиры / гостиничные номера, изначально предназначавшиеся для кратковременного проживания сотрудников «Оливетти» (всего их 55). Большая их часть выходит на юг, в небольшой сквер. Все жилые ячейки, независимо от размера, имеют оригинальную планировку: несколько уровней пола, встроенное оборудование и даже маленький дворик в центре; помещения интегрированы друг с другом, как на яхтах или в домах на колёсах. Каждая студия обозначена на фасаде металлическим кожухом-эркером; снаружи они напоминают корабли, пристыкованные к космической станции.
 
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Южный фасад © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Южный фасад © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Фото сер. 1970-х гг.

Многие подмечают, что La Serra выглядит, как огромная пишущая машинка, где клавиши – жилые ячейки, а каретка – консольная конструкция, нависающая над торцевым фасадом. Однако аллюзия не буквальная и далеко не единственная. В своём проекте Каппаи и Майнардис обыграли целый набор актуальных на тот момент тем: здание-мегаструктура (центр нового города Камбернолд в Шотландии), террасообразные структуры (университет в Норидже Дениса Ласдана, Habitat Моше Сафди), капсульная архитектура (Archigram и японские метаболисты). Благодаря этому синтезу внешний облик здания вызывает множество разных ассоциаций: со станком, с космическим кораблём, в общем, с некой огромной машиной. Можно считать это также развитием темы «Жилой единицы» Ле Корбюзье, а если копнуть чуть глубже, то и советского жилого комбината рубежа 1920–30-х гг.
 
zooming
Центр нового города Камбернолд (Великобритания). 1955-67 гг. Архитектор Джеффри Копкатт
Университет Восточной Англии в Норидже. 1964-1968 гг. Архитектор Денис Лэсдан
zooming
Plug-In City. 1964 г. Archigram
Башня Nakagin в Токио. 1970-72 гг. Арх. Кисё Курокава

Самое удивительное, что несмотря на крупные размеры и футуристический вид, комплекс вполне деликатно вписан в контекст, не разрывая, а органически продолжая городскую ткань. Добиться этого Каппаи и Майнардис стремились не стилистическими, а структурными средствами, подчинив внутреннюю пространственную структуру сооружения городской. Предполагалось, что на уровне земли здание будет полностью проницаемым: первый этаж должен быть стать своеобразной пьяцеттой, откуда посетители попадали бы в те или иные помещения на верхних и нижних уровнях.
 
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Восточный фасад © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Восточный фасад © Василий Бабуров

Первоначальная концепция (1967 г.) была наполнена оптимизмом, выражая упоение научно-техническим и социальным прогрессом, которые были свойственны той эпохе. Однако за время строительства, растянувшегося почти на 10 лет, проект претерпел многократные изменения. Едва начавшись, стройка была остановлена на два года: при рытье котлована были обнаружены многочисленные остатки древнеримских сооружений. Проект был переработан так, чтобы все археологические находки остались в нетронутом виде и к ним был бы обеспечен свободный доступ. Гораздо более серьёзные переделки были вызваны внешними социальными и экономическими изменениями: разочарованием в прогрессистских утопиях, но главное – упадком самой компании, упустившей наступление очередного технологического цикла. Под удар было поставлено будущее не только комплекса, но и всего города, лишившегося главного работодателя. От многих утопических идей, положенных в основу концепции, пришлось отказаться: например, от отсутствия чёткого разграничения частных и общественных зон. Небольшие «настройки» функционального и управленческого характера удержали проект на плаву, позволив использовать комплекс в качестве гостиницы, однако общедоступностью большей части общественных помещений пришлось пожертвовать.
 
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Северный фасад. Торговые павильоны расположены лесенкой – прозрачный намёк на венецианское происхождение архитекторов. © Василий Бабуров
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Северный фасад. Фото сер. 1970-х гг.
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в Ивреа. Северный фасад. Фото сер. 1970-х гг.
«Восточная жилая единица» (Residenze Est) в панораме города. Фото сер. 1970-х гг.
Бассейн (5)
Конференц-зал
Цилиндрический бар (18)
Цилиндрический бар (18)
Цилиндрический бар (18)
Кафе (17)
Вестибюль жилой части комплекса (13)

К сожалению, Ивреа разделила судьбу почти всех промышленных моногородов, не сумевших найти альтернативные источники деятельности. Она не входит в число популярных туристических направлений, а немногочисленные ценители современной архитектуры не способны обеспечить рентабельность отеля и тем более реставрацию, в которой нуждается здание. Это тем более обидно, что La Serra – наиболее яркое произведение Майнардиса и Каппаи, оказавшихся не самыми плодовитыми зодчими. Некоторую надежду внушает перспектива включения города в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, чего Ивреа, несомненно, заслуживает.

План на уровне -7.41
План на уровне -4.65
План на уровне -0.80
План на уровне +3.30
План на уровне +5.80
План на уровне +8.81



Экспликация:

1 кинозал
2 спортзал
3 археологические памятники
4 системы отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха
5 плавательный бассейн
6 раздевалки
7 южный вход
8 паркинг
9 вестибюль
10конференц-зал
11большой бар
12лавки
13вестибюль жилой части комплекса
14вход жильцов
15вход в вестибюль общественной части
16крытая улица
17кафе
18цилиндрический бар
19бар
20кафе/банкетный зал
21кафе на террасе
22зал собраний
23ресторан
24кухня

Разрез по оси V-V
Разрез по оси W-W
Разрез по оси X-X
Разрез по оси Y-Y
Разрез по оси Z-Z
Схематический разрез
Кожух-эркер
Интерьер жилой ячейки
Интерьер жилой ячейки
Интерьер жилой ячейки
Планы жилой ячейки (тип А)
zooming
Разрез жилой ячейки (тип А)


21 Марта 2017

author pht

Автор текста:

Василий Бабуров
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Мировое архитектурное наследие XX века

Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
Реализация по часам
Бюро DSDHA разработало для офисного комплекса «Бродгейт» в лондонском Сити проект обновления его уже вошедших в историю общественных пространств. Сейчас завершена первая очередь плана.
Необитаемый бассейн
Бассейн для пингвинов, построенный эмигрантом из России Бертольдом Любеткиным и Ове Арупом в 1930-е для Лондонского зоопарка, пустует с 2004 года. Дочь Любеткина предлагает его снести. Все остальные — против.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Красный динозавр
Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.
Восемь памятников XX века в кризисе и после него
Санаторий в Паймио Алвара Аалто выставлен на продажу, лондонский комплекс Economist четы Смитсон отреставрирован, к ранней постройке Жана Пруве в Большом Париже пристраивают стометровую башню – а также новости из Детройта, Нью-Йорка и шотландской деревни Кардросс.

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.