Скажи мне, птица

Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.

15 Декабря 2021
mainImg
0 Выставка «Вещественные доказательства» устроена искусствоведом Евгенией Гершкович в рамках проекта «Гоголь-арт», который она придумала вместе с режиссером Кириллом Серебренниковым год назад и уже осуществила несколько выставок в Гоголь-Центре. Придумала ради сближения цехов: чтоб художники чаще ходили в театр, а актеры на выставки.
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь-арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная
Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная

Архитектор-художник Александр Бродский был приглашен тогда же, год назад, сделать благоустройство фойе на первом этаже, справа от одного из залов. Его трудами в фойе появился небольшой фанерный амфитеатр у правой стены и маленький амфитеатр на антресоли. Чтобы перед спектаклем зрители могли усесться на трех ступеньках амфитеатра и стать ближе друг к другу. Или залезть на антресоль по узкой и крутой белой лестнице, оказаться в зазеркалье и вознестись над суетой. Там к зеркальной стене, продолжившей вдаль продолговатое пространство фойе, приставлены две облицованных светлой фанерой ступени, освещенные технолампой, свисающей из классической розетки. Сидение на ступеньках – почти банных полках – снимает иерархию верха и низа, предполагает демократичность поведения. Непафосная деревянная конструкция помогает зрителям почувствовать себя сообществом и готовит их к восприятию спектакля. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная

Проект был сделан, согласован в течение года и недавно реализован. 

К открытию фойе, состоявшемуся 10 декабря, была приурочена выставка «Вещественные доказательства». Название из юридического лексикона дано Александром Бродским и, как мне кажется, намекает на будущий суд. Справа от фойе, в небольшом пространстве со стеклянными дверями, выделенном для проекта «Гоголь-арт», представлены кальки Александра Бродского с рисунками. Тема – примерное продолжение выставки Бродского «Futurofobia» 1997 года, размышление о тех артефактах или «вещдоках», которые останутся от нашей эпохи и по которым о ней (её) будут судить. 

В общем-то Александр Бродский давно создает своеобразный археологический музей СССР и нашей цивилизации в целом, как если бы кто-то раскопал все эти вещи после атомной войны или другой катастрофы и попытался их разложить и систематизировать, гадая, для чего они служили, руководствуясь лишь сходством формы. Окурки с окурками, пистолеты разных эпох с дверными и оконными ручками – потому что похожи, приклады, штыки и т. д. В этом наборе есть вещи и более ранние, что-то вроде каменных топоров или скребков. Художник, как маг, прикасается к вещам, и они оживают, начинают что-то о себе рассказывать, превращаться друг в друга.
Александр Бродский. «Вещественные доказательства», выставка в Гоголь-центре, 12.2021
Фотография: Архи.ру

Центральная часть выставки в задней части подиума – носатая птица в красной шапочке (то ли турецкой феске, то ли ренессансном головном уборе). Носатые воины либо носатые птицы появляются во многих выставках Бродского, например «Ночь перед наступлением» на Винзаводе или «Красная дорожка» в галерее «Триумф». Это если не автопортрет, то некий патронус Бродского. Птица с профилем, почти конгруэнтным профилю автора, очень большим глазом и очень маленьким ухом (да, у художников среди чувств-теоретиков – а именно так Гегель определил зрение и слух – перевешивает первое). Рядом с птичкой висит калька с военным набором предметов: пистолеты, штыки, приклады, продолговатые ядра, окурки с ДНК, содержащейся в слюне (мне показалось, что в окурки вставлены маленькие портретики).
Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная
Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

На противоположной стене зала, куда смотрит главная Птица в красной шапочке, висит длинная композиция: горная гряда, ряд черных горных пиков с оранжевым солнечным контуром. Что за этой стеной, кроме солнечного заката или рассвета? Что там видит Александр Саввич? Контур гор в виде зигзага повторяется потом в других предметах, на других кальках, например в пилах.
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная

На левой стене представлены рисунки персидско-советских ковров. Один – с кристаллом [или натянутыми нитями, как на стене в кабинете расследователя – не советского с лампой, а такого, как Шерлок Холмс, там, где нити указывают на связи между разными сюжетами, вещами и людьми в одном деле] в центре, другой – с оленями.
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная

Дети, рожденные в СССР, помнят эти гобеленовые коврики с оленями, висевшие над кроватями, эти иногда страшные, иногда пасторальные образы: старух-волшебниц, заблудившихся мальчика и девочки, оленей на водопое, с которыми можно было разговаривать перед сном. Кроме того, были ковры узорные с ворсом, а кому повезло – настоящие персидские. Метка советского интерьера – ковер на стене. Кажется, он был символом благополучия. Но Бродский скрестил персидско-бухарский ковер с гобеленом, поместив композицию с оленями в центре. Фломастер на кальке с помощью линий-нитей очень хорошо воспроизводит затейливое ковровое плетение и даже потертость и ветхость, заломы и обтрепанность ковра. Рубины и изумруды, гранаты и бутылочное зеленое стекло перемешиваются, и можно рассматривать эти хитросплетения бесконечно. Но персидского ковра много, а гобеленовая сцена с двумя оленями на закате – маленькая. Как будто плетение судьбы или времени поглощает старые гобелены, они отодвигаются в прошлое, зарастают нитями-линиями. Иногда в плетении вспыхивают какие-то новые образы – не из этого «ковра». Жизнь как ковер – вполне себе метафора, можно вытягивать из него, высвечивать в нем разные нити. Как, собственно, в жизни и бывает: одни потенциальные линии биографии мы актуализируем, а другие оставляем в глубине ковра.
  • zooming
    1 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    3 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    4 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    5 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная

На правой стене размещены сюиты рисунков на кальке с набором предметов. Курительные трубки, пистолеты, приклады, дверные ручки (очертания перечисленных предметов похожи, один переходит в другой, как бывает во сне), кофейные зерна, галька и граненые камни. На первый взгляд не ясно, что их объединяет, и почему сбит масштаб: кофейное зерно равно лимонке. У Успенского есть стих про карманы мальчиков, в которых «авторучка, батарейки, ремешок от телогрейки, выключатель, зажигалка, не работает, а жалко, карандаш, перо точилка, гирька и увеличилка, мел в коробочке и ластик, пузырек и головастик».
  • zooming
    1 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    2 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    3 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    4 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная

А тут вывернуты карманы или рюкзак взрослого мужчины за всю его биографию, включая и детство. И предметы разложены на столе, как вещественные доказательства жизни. Перед судом Господним что ли? Вот что удалось в них обнаружить: броневик, лимон, лимонка, бумажный Змей-Горыныч, бумажные кораблики и шапки из газеты (сегодня такие никто не умеет складывать), серп, рубанок, россыпь драгоценных камушков для бижутерии, катушки ткацкие, трубки от сныти для стреляния горохом, флешка, трубки курительные, пистолеты старинные и не очень, ручки дверные и оконные, диск от старого телефона, кофейные зерна, ракушки, камни, орехи. Жизнь, воплощенная в предметах, проходит у Бродского строгую и нежную художественную инвентаризацию.
  • zooming
    1 / 3
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    2 / 3
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    3 / 3
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная

Когда-то Александр Бродский в выставке «Futurofobia» показал, как примерно выглядит наш мир: жалко, но трогательно. Любовно собранные вещи, иногда почти мусор, уравнивались между собой, погружаясь в метафизический раствор серой глины. В «Вещественных доказательствах» представлена жизнь целой эпохи в предметах, которые что-то значили, но утратили свое значение, а теперь вот вынесены на страшный суд потомства.
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

***

Отметим и еще одну особенность выставки. Придя сюда, историк искусства и критик Сергей Хачатуров сразу сказал, что Бродский «заколдовал пространство», и это правда. На самом деле здесь не столько показан очередной набор «улик» (слово Александра Саввича, случайно подслушанное на выставке) – то есть он, конечно, тоже, – но в большей степени интерьер фойе Гоголь-центра «прошит» работами Бродского, как те самые ковры нитками. 

Выставка не состоит только из калек и даже из амфитеатров – всё, показанное здесь, надо воспринимать целиком, вместе с другими артефактами театрального фойе, так же как с его случайностями, шероховатостями, обрубленной вокруг окон штукатуркой, бетонным полом коридора, «бруталистским» потолком выставочного зала со следами досок опалубки, также как и с уродливыми, но неизбежными поручнями для МГН у пандусов или стандартными деревянными дверьми, со всеми неизбежностями. Все они образуют этакий жизненный конгломерат, в который встраиваются вещи Бродского.

Сюда попадают и остатки прошлых выставок – к примеру, надпись на стекле, сделанная Дмитрием Бочковым: «Вчера хотел умереть, а сегодня уже вроде норм», – прямо над малым амфитеатром Бродского. Так и хочется взять ее на вооружение, мы видели, как кто-то записал эти слова себе в блокнот; и правильно. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

Бродский осваивает пространство двух залов, но очень по-своему: трансформирует его не радикально, а исподволь, небольшими, как сейчас говорят, «вторжениями», которые, будучи анти-тотальны, однако изменяют все вокруг, вступая с окружением в диалог. 

Каждый элемент работает по-своему. Сильнее всего – зеркало в торце коридора, притом что его, если тебя не подведут за руку, можно и не заметить – походя можно подумать, что коридор продолжается за балконом. Но заметив, начинаешь как-то осваивать это «странное место» [«...все остальные места очень уж нестранные, должно же быть хоть одно очень странное место» ©] – передвигаешься по нему, задерживаешься, ощущаешь «берниниевский» характер коридора с покатым полом, сужающегося, если идти вверх к выходу, и расширяющегося, если идти внутрь. 
Зеркало за амфитеатром в торце коридора. Ощущение расширяющегося пространства есть, даже если стоять рядом. И еще оно похоже на танцевальный зал. Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру
Когда мы входим в коридор, покатый пол не ощущается, за кажется, что коридор длиннее, чем он есть на самом деле, что он продолжается за балконом. Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру
Когда мы идем обратно, подъем требует усилия, коридор сужается, мы как будто попали в воронку, из которой теперь надо выбраться. Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

В выставочном зале еще интереснее. Евгения Гершкович рассказывает, что Бродский привез свои кальки за 3 часа до открытия, их быстро развесили. Это видно: развески, строго говоря, никакой, ни рамок, ничего. Да и кому нужна обычная развеска, она встречается повсеместно. Здесь рисунки наклеены скотчем на белые стены – которых, в свою очередь, не касалась рука декоратора, они несут отпечатки отверстий, плашек и прочих остатков предыдущих экспозиций. Некоторые скомпонованы в группы, как будто их дорисовывали, подкладывая новые листы. Их освещают простые лампы на треногах, – все вместе похоже на квартирник. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

Достаточно очевидно, что атмосфера квартирника здесь тщательно поддержана, это совершенный анти-гламур. И да – нет никаких подписей к рисункам, ни автора, ни названия. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

Позиция достаточно понятная, для Бродского естественная как часть художественного высказывания. Что одновременно позволяет сделать выставку недорого, но душевно, не обращая внимания на условности. Кроме того, такая подача позволяет, опять же, очень органично вписать рисунки в интерьер: они ближе к нему, к обшарпанному паркету, к рельефному от опалубки потолку, к древесно-стружечным стенам, чем если бы были обрамлены. Они часть интерьера, как-то случайно примостившаяся в нем – не забывая, тем не менее, вписывать себя в окружающее пространство. Ведь из чего состоит зал? Из белых стен, черных светильников и красных дверей – графика принимает в себя все эти темы: красная феска, красные ковры, красный контур «гор». Все остальное черное на белом. Поэтому кажется, что смотреть эту графику надо как часть зала и часть пространства Гоголь-центра, также как и «интервенции» амфитеатров в соседнем коридоре, деликатные настолько, что их не хочется даже называть таким агрессивным словом. Они работают в унисон, складываются в этакий пред-спектакль. И именно этом качестве хороши. 

15 Декабря 2021

Лара Копылова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Лара Копылова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы бюро Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.
Очень гибкое решение
После обновления по проекту T+T architects офисное здание в 1-м Щипковском переулке приобрело более простую и строгую форму снаружи и исключительную, поддержанную «умной» электронной системой управления, функциональную и образную гибкость внутри. Осовремененная внешность соответствует agile-ной начинке. Новое название – MULTISPACE.
Лейтмотив – домик
В основе проекта здания для страховой компании Baloise в Базеле по проекту Валерио Ольджати лежит мотив архетипического «домика».
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Союз с природой
Показываем четыре загородных дома, архитектура которых вырастает из природного окружения: леса, моря, холма или горного склона.
Пресса: 21 главный архитектурный проект Москвы в 2021-м
В конце прошлого года я написал статью «20 проектов московской архитектуры 2020 года, за которые не стыдно». В этом году столько нестыдных проектов не набралось, поэтому мы решили написать о, с одной стороны, характерных, с другой стороны, значимых.
Сохраним Пулково!
Стало известно о планах сноса модернистского здания аэропорта Пулково, построенного в 1973 году. Архитекторы Петербурга призывают присвоить зданию статус объекта культурного наследия и сохранить его. Собираем подписи за сохранение модернистского здания Пулково.
Новый русский
В проекте ресторанного центра на берегу реки Дон недалеко от одноименной трассы архитекторы бюро Megabudka задались амбициозной целью поставить эксперимент с поиском «нового русского стиля», и, собрав в тесный узел множество европейских аллюзий, добились своего. Именно в том русский стиль, наверное, и состоит, чтобы творчески копировать немцев.
И домики на крышах…
Нидерландское бюро Mecanoo завершило работу над жилым кварталом KAMPUS в центре Манчестера. Архитекторы собрали в единое целое и вернули городу постройки разного времени.