Скажи мне, птица

Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.

15 Декабря 2021
mainImg
0 Выставка «Вещественные доказательства» устроена искусствоведом Евгенией Гершкович в рамках проекта «Гоголь-арт», который она придумала вместе с режиссером Кириллом Серебренниковым год назад и уже осуществила несколько выставок в Гоголь-Центре. Придумала ради сближения цехов: чтоб художники чаще ходили в театр, а актеры на выставки.
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь-арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная
Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная

Архитектор-художник Александр Бродский был приглашен тогда же, год назад, сделать благоустройство фойе на первом этаже, справа от одного из залов. Его трудами в фойе появился небольшой фанерный амфитеатр у правой стены и маленький амфитеатр на антресоли. Чтобы перед спектаклем зрители могли усесться на трех ступеньках амфитеатра и стать ближе друг к другу. Или залезть на антресоль по узкой и крутой белой лестнице, оказаться в зазеркалье и вознестись над суетой. Там к зеркальной стене, продолжившей вдаль продолговатое пространство фойе, приставлены две облицованных светлой фанерой ступени, освещенные технолампой, свисающей из классической розетки. Сидение на ступеньках – почти банных полках – снимает иерархию верха и низа, предполагает демократичность поведения. Непафосная деревянная конструкция помогает зрителям почувствовать себя сообществом и готовит их к восприятию спектакля. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная

Проект был сделан, согласован в течение года и недавно реализован. 

К открытию фойе, состоявшемуся 10 декабря, была приурочена выставка «Вещественные доказательства». Название из юридического лексикона дано Александром Бродским и, как мне кажется, намекает на будущий суд. Справа от фойе, в небольшом пространстве со стеклянными дверями, выделенном для проекта «Гоголь-арт», представлены кальки Александра Бродского с рисунками. Тема – примерное продолжение выставки Бродского «Futurofobia» 1997 года, размышление о тех артефактах или «вещдоках», которые останутся от нашей эпохи и по которым о ней (её) будут судить. 

В общем-то Александр Бродский давно создает своеобразный археологический музей СССР и нашей цивилизации в целом, как если бы кто-то раскопал все эти вещи после атомной войны или другой катастрофы и попытался их разложить и систематизировать, гадая, для чего они служили, руководствуясь лишь сходством формы. Окурки с окурками, пистолеты разных эпох с дверными и оконными ручками – потому что похожи, приклады, штыки и т. д. В этом наборе есть вещи и более ранние, что-то вроде каменных топоров или скребков. Художник, как маг, прикасается к вещам, и они оживают, начинают что-то о себе рассказывать, превращаться друг в друга.
Александр Бродский. «Вещественные доказательства», выставка в Гоголь-центре, 12.2021
Фотография: Архи.ру

Центральная часть выставки в задней части подиума – носатая птица в красной шапочке (то ли турецкой феске, то ли ренессансном головном уборе). Носатые воины либо носатые птицы появляются во многих выставках Бродского, например «Ночь перед наступлением» на Винзаводе или «Красная дорожка» в галерее «Триумф». Это если не автопортрет, то некий патронус Бродского. Птица с профилем, почти конгруэнтным профилю автора, очень большим глазом и очень маленьким ухом (да, у художников среди чувств-теоретиков – а именно так Гегель определил зрение и слух – перевешивает первое). Рядом с птичкой висит калька с военным набором предметов: пистолеты, штыки, приклады, продолговатые ядра, окурки с ДНК, содержащейся в слюне (мне показалось, что в окурки вставлены маленькие портретики).
Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография © Ира Полярная
Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

На противоположной стене зала, куда смотрит главная Птица в красной шапочке, висит длинная композиция: горная гряда, ряд черных горных пиков с оранжевым солнечным контуром. Что за этой стеной, кроме солнечного заката или рассвета? Что там видит Александр Саввич? Контур гор в виде зигзага повторяется потом в других предметах, на других кальках, например в пилах.
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная

На левой стене представлены рисунки персидско-советских ковров. Один – с кристаллом [или натянутыми нитями, как на стене в кабинете расследователя – не советского с лампой, а такого, как Шерлок Холмс, там, где нити указывают на связи между разными сюжетами, вещами и людьми в одном деле] в центре, другой – с оленями.
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная

Дети, рожденные в СССР, помнят эти гобеленовые коврики с оленями, висевшие над кроватями, эти иногда страшные, иногда пасторальные образы: старух-волшебниц, заблудившихся мальчика и девочки, оленей на водопое, с которыми можно было разговаривать перед сном. Кроме того, были ковры узорные с ворсом, а кому повезло – настоящие персидские. Метка советского интерьера – ковер на стене. Кажется, он был символом благополучия. Но Бродский скрестил персидско-бухарский ковер с гобеленом, поместив композицию с оленями в центре. Фломастер на кальке с помощью линий-нитей очень хорошо воспроизводит затейливое ковровое плетение и даже потертость и ветхость, заломы и обтрепанность ковра. Рубины и изумруды, гранаты и бутылочное зеленое стекло перемешиваются, и можно рассматривать эти хитросплетения бесконечно. Но персидского ковра много, а гобеленовая сцена с двумя оленями на закате – маленькая. Как будто плетение судьбы или времени поглощает старые гобелены, они отодвигаются в прошлое, зарастают нитями-линиями. Иногда в плетении вспыхивают какие-то новые образы – не из этого «ковра». Жизнь как ковер – вполне себе метафора, можно вытягивать из него, высвечивать в нем разные нити. Как, собственно, в жизни и бывает: одни потенциальные линии биографии мы актуализируем, а другие оставляем в глубине ковра.
  • zooming
    1 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    3 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    4 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    5 / 5
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная

На правой стене размещены сюиты рисунков на кальке с набором предметов. Курительные трубки, пистолеты, приклады, дверные ручки (очертания перечисленных предметов похожи, один переходит в другой, как бывает во сне), кофейные зерна, галька и граненые камни. На первый взгляд не ясно, что их объединяет, и почему сбит масштаб: кофейное зерно равно лимонке. У Успенского есть стих про карманы мальчиков, в которых «авторучка, батарейки, ремешок от телогрейки, выключатель, зажигалка, не работает, а жалко, карандаш, перо точилка, гирька и увеличилка, мел в коробочке и ластик, пузырек и головастик».
  • zooming
    1 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    2 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    3 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная
  • zooming
    4 / 4
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    Фотография © Ира Полярная

А тут вывернуты карманы или рюкзак взрослого мужчины за всю его биографию, включая и детство. И предметы разложены на столе, как вещественные доказательства жизни. Перед судом Господним что ли? Вот что удалось в них обнаружить: броневик, лимон, лимонка, бумажный Змей-Горыныч, бумажные кораблики и шапки из газеты (сегодня такие никто не умеет складывать), серп, рубанок, россыпь драгоценных камушков для бижутерии, катушки ткацкие, трубки от сныти для стреляния горохом, флешка, трубки курительные, пистолеты старинные и не очень, ручки дверные и оконные, диск от старого телефона, кофейные зерна, ракушки, камни, орехи. Жизнь, воплощенная в предметах, проходит у Бродского строгую и нежную художественную инвентаризацию.
  • zooming
    1 / 3
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    2 / 3
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная
  • zooming
    3 / 3
    Александр Бродский. Выставка «Вещественные доказательства» в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
    © Ира Полярная

Когда-то Александр Бродский в выставке «Futurofobia» показал, как примерно выглядит наш мир: жалко, но трогательно. Любовно собранные вещи, иногда почти мусор, уравнивались между собой, погружаясь в метафизический раствор серой глины. В «Вещественных доказательствах» представлена жизнь целой эпохи в предметах, которые что-то значили, но утратили свое значение, а теперь вот вынесены на страшный суд потомства.
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

***

Отметим и еще одну особенность выставки. Придя сюда, историк искусства и критик Сергей Хачатуров сразу сказал, что Бродский «заколдовал пространство», и это правда. На самом деле здесь не столько показан очередной набор «улик» (слово Александра Саввича, случайно подслушанное на выставке) – то есть он, конечно, тоже, – но в большей степени интерьер фойе Гоголь-центра «прошит» работами Бродского, как те самые ковры нитками. 

Выставка не состоит только из калек и даже из амфитеатров – всё, показанное здесь, надо воспринимать целиком, вместе с другими артефактами театрального фойе, так же как с его случайностями, шероховатостями, обрубленной вокруг окон штукатуркой, бетонным полом коридора, «бруталистским» потолком выставочного зала со следами досок опалубки, также как и с уродливыми, но неизбежными поручнями для МГН у пандусов или стандартными деревянными дверьми, со всеми неизбежностями. Все они образуют этакий жизненный конгломерат, в который встраиваются вещи Бродского.

Сюда попадают и остатки прошлых выставок – к примеру, надпись на стекле, сделанная Дмитрием Бочковым: «Вчера хотел умереть, а сегодня уже вроде норм», – прямо над малым амфитеатром Бродского. Так и хочется взять ее на вооружение, мы видели, как кто-то записал эти слова себе в блокнот; и правильно. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

Бродский осваивает пространство двух залов, но очень по-своему: трансформирует его не радикально, а исподволь, небольшими, как сейчас говорят, «вторжениями», которые, будучи анти-тотальны, однако изменяют все вокруг, вступая с окружением в диалог. 

Каждый элемент работает по-своему. Сильнее всего – зеркало в торце коридора, притом что его, если тебя не подведут за руку, можно и не заметить – походя можно подумать, что коридор продолжается за балконом. Но заметив, начинаешь как-то осваивать это «странное место» [«...все остальные места очень уж нестранные, должно же быть хоть одно очень странное место» ©] – передвигаешься по нему, задерживаешься, ощущаешь «берниниевский» характер коридора с покатым полом, сужающегося, если идти вверх к выходу, и расширяющегося, если идти внутрь. 
Зеркало за амфитеатром в торце коридора. Ощущение расширяющегося пространства есть, даже если стоять рядом. И еще оно похоже на танцевальный зал. Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру
Когда мы входим в коридор, покатый пол не ощущается, за кажется, что коридор длиннее, чем он есть на самом деле, что он продолжается за балконом. Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру
Когда мы идем обратно, подъем требует усилия, коридор сужается, мы как будто попали в воронку, из которой теперь надо выбраться. Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

В выставочном зале еще интереснее. Евгения Гершкович рассказывает, что Бродский привез свои кальки за 3 часа до открытия, их быстро развесили. Это видно: развески, строго говоря, никакой, ни рамок, ничего. Да и кому нужна обычная развеска, она встречается повсеместно. Здесь рисунки наклеены скотчем на белые стены – которых, в свою очередь, не касалась рука декоратора, они несут отпечатки отверстий, плашек и прочих остатков предыдущих экспозиций. Некоторые скомпонованы в группы, как будто их дорисовывали, подкладывая новые листы. Их освещают простые лампы на треногах, – все вместе похоже на квартирник. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

Достаточно очевидно, что атмосфера квартирника здесь тщательно поддержана, это совершенный анти-гламур. И да – нет никаких подписей к рисункам, ни автора, ни названия. 
Александр Бродский. Благоустройство фойе в Гоголь Центре. Проект «Гоголь Арт». Куратор Евгения Гершкович
Фотография: Архи.ру

Позиция достаточно понятная, для Бродского естественная как часть художественного высказывания. Что одновременно позволяет сделать выставку недорого, но душевно, не обращая внимания на условности. Кроме того, такая подача позволяет, опять же, очень органично вписать рисунки в интерьер: они ближе к нему, к обшарпанному паркету, к рельефному от опалубки потолку, к древесно-стружечным стенам, чем если бы были обрамлены. Они часть интерьера, как-то случайно примостившаяся в нем – не забывая, тем не менее, вписывать себя в окружающее пространство. Ведь из чего состоит зал? Из белых стен, черных светильников и красных дверей – графика принимает в себя все эти темы: красная феска, красные ковры, красный контур «гор». Все остальное черное на белом. Поэтому кажется, что смотреть эту графику надо как часть зала и часть пространства Гоголь-центра, также как и «интервенции» амфитеатров в соседнем коридоре, деликатные настолько, что их не хочется даже называть таким агрессивным словом. Они работают в унисон, складываются в этакий пред-спектакль. И именно этом качестве хороши. 

15 Декабря 2021

Лара Копылова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Лара Копылова, Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Исследуй
​В Аптекарском приказе Музея архитектуры открыта выставка «Простой карандаш», приуроченная к 100-летию постановления об организации Соловецкого лагеря особого назначения.
Позитивная программа
Первая персональная выставка Сергея Кузнецова в ГТГ: новая техника – упаковочный картон и уголь, новый подход – 24 рисунка в одной конструкции-инсталляции, новый масштаб – каждая работа 2 х 3 метра, новая степень раскованности и эскизности. Прежними остаются уверенность линий и построения, любовь автора к аркам, колоннам, куполам и известным памятникам классического архитектурного наследия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Модернизм классициста
В Анфиладе Музея архитектуры открыта выставка фотографий Михаила Розанова «Сталь. Стекло. Бетон», которая представляет авторский взгляд на постройки послевоенного модернизма (и еще немного пост-) в девяти городах мира.
Воображаемая стена
В Никола-Ленивце сожгли на Масленицу объект со многими смыслами: кому «языческая традиция», кому преодоление преград. Замысел был тонкий и сложный, так что ничего удивительного, что получилось не всё. Действо, однако, провоцирует к усложнению процесса сожжения, предлагает новые слои последовательного восприятия. И, конечно, оставляет свободу интерпретаций. Что искусительно. Ими и займемся.
Курдонеры на «гринфилды»
Еще один проект, рассмотренный градсоветом Петербурга, – эскиз застройки микрорайона по соседству с Юнтоловским заказником. Бюро SLOI Architects понизило высоту на 20 метров, добилось силуэтности и сохранило коэффициент использования территории на прежнем уровне. Но вопросы к работе все равно остались.
Палисады в Мытном дворе
На прошлой неделе градсовет Петербурга рассмотрел проект застройки территории Мытного двора, подготовленный «Студией 44». Исторические здания отреставрируют, утраченные восстановят, а на месте складов появятся новые четырехэтажные дома. Проект приняли тепло, вопросы у экспертов вызвало только примыкание к Овсянниковскому саду и высота, показавшаяся слишком скромной.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Градсовет Петербурга 14.12.2022
Градсовет критично отнесся к проекту гостиницы на Октябрьской набережной и эскизу застройки микрорайона «Юнтолово», но одобрил проект спортивного центра на берегу Малой Невки.
Архсовет Москвы – 78
Совет поддержал проект 400-метровой офисной башни, которая дополнит Сити и станет продолжением моста Багратион. Экспертам понравилась ярусная композиция, «интерактивный» фасад и функциональная насыщенность.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Технологии и материалы
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Сейчас на главной
Блики Ибуки
Эмоциональный интерьер суши-бара в Иркутске, придуманный Kartel.design: солнечные зайчики на «бамбуковой» стене, фреска с изображением гор, алое нутро шкафа и ажурные тени.
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.