Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков

Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Июля 2019
mainImg
Адрес сайта: igoryawein.ru
Все материалы, собранные на сайте, принадлежат личному архиву Игоря Явейна и впоследствии войдут в книгу Олега Явейна, в ходе подготовки которой и появился этот ресурс.
zooming
Игорь Георгиевич Явейн, 1903-1980
 
Итак, рассказываем об архитекторе. Игорь Явейн, ученик Александра Никольского, вошел в историю новаторскими методами проектирования транспортных сооружений. В конкурсе на здание Курского вокзала в Москве в 1932 году он впервые в истории советской архитектуры трактовал вокзал как узел стыковки различных видов транспорта – от метро до аэродрома на крыше. В проекте под девизом «Комплекс семи видов транспорта» вокзал предстает многоуровневым сооружением, чья архитектура и оформляет движение, и формируется под его воздействием. На этом конкурсе Явейн получил вторую, высшую, премию – первая не была присуждена. Этот проект намного опередил потребности 1930-40-х годов и показался некоторым совсем утопичным. Но в 1964 году Игорь Фомин признает проект Явейна программным для транспортной архитектуры, а сам Игорь Явейн в 1960-70-х возвращается ко многим своим идеям ранних лет.

Выбор профессии
Игорь Явейн не был потомственным архитектором, он родился в семье врача-эпидемиолога, профессора Императорского клинического института Великой княгини Елены Павловны, Георгия Юльевича Явейна и Поликсены Несторовны Шишкиной-Явейн, которая была активным общественным деятелем и председательницей Российской Лиги равноправия женщин. Олег Явейн, написавший для сайта подробную биографию отца, считает, что существовавший в семье культ служения Науке и прогрессу впоследствии нашел зримое воплощение в архитектуре, став нравственной основой творческого метода: «У этих людей вера во внутреннее совершенство Природы и безусловную ценность познающего Разума связывалась с идеей Прогресса и своеобразным культом естественного природного начала в человеке, а этот сложный симбиоз естественно переносился на жизнь и на искусство. Явейн нашел этот симбиоз в архитектуре авангарда или, точнее, он так понял для себя эту архитектуру».

Игорь Явейн не пошел по стопам отца-медика и поступил в ЛИГИ (Ленинградский институт гражданских инженеров), на первых курсах в мастерскую профессора Андрея Оля. На третьем курсе он встречает своего главного учителя – академика архитектуры Александра Никольского, яркого представителя авангарда и носителя остро индивидуального творческого метода. По словам Олега Явейна, именно Учителем с большой буквы отец всегда называл Никольского.
zooming
Музей сельского хозяйства. IV курс ЛИГИ. 1927 г. Музейный фонд ЛИГИ.
© О. Явейн и Н. Явейн
zooming
Трамвайная остановка. Руководитель – А.С. Никольский. Музейный фонд ЛИГИ. 1928.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Время тогда спрессовалось, года переживались как эпохи, а учебные работы иной раз становились знаковыми, программными», – пишет Олег Явейн про период учебы отца с 1923 по 1927 гг. Как-то уже под конец обучения Никольский ставит задачу молодому Явейну вписать трамвайную остановку в узкий треугольник путей со словами «А ну-ка, выкрутись!». И ученик делает великолепный эскиз, остро воплощающий динамический образ. Потом эта скрытая динамика и ритмическое движение станут отличительной чертой всех его транспортных сооружений. В проекте Музея сельского хозяйства (1927) проясняется его собственный творческий метод, который Александр Веснин впоследствии назовет «новой органической архитектурой». Оставаясь конструктивистом, Игорь Явейн предпочитает не дробить и не ломать объемы, выделяя функциональные блоки, а создавать их внутри единой и непрерывной, текучей формы.
Вокзал Ленинград – Центральный. Дипломный проект 1929 – 1930.
© О. Явейн и Н. Явейн

Конкурс на Курский вокзал в Москве / 1932
Этот конкурс стал важным рубежом творческой биографии Игоря Явейна: именно в конкурсном проекте Курского вокзала он впервые заявил «идею потоков», разработкой которой архитектор позднее занялся в своей диссертации и воплотил в последующих проектах. Еще в дипломной работе «Вокзал Ленинград-Центральный» Явейн начал прорабатывать идею транспортного сооружения как сложного узла пересадок, формообразование которого проистекает из просчитанных схем движения различных потоков. Как пишет Олег Явейн, Курский вокзал предстал в виде «многослойного моста над путями с крышей-палубой и раскинутыми по сторонам щупальцами пандусов, переходов, подъездов, эскалаторов, образа, предвосхитившего одно из направлений развития архитектуры транспортных сооружений».
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Это была не просто идея. Структура, функциональные схемы, внешний облик сооружения были проработаны отцом серьезно и фундаментально, – вспоминает Никита Явейн. – То, что было написано в изданной им книге 1938 года, более чем современно. Даже сегодня далеко не все понимают, что вокзал – это не дом, а оболочка для транспортных и пассажирских потоков, узел пересадок с одного вида транспорта на другой…».
Вокзал в Новосибирске. Всесоюзный конкурс. 1930 г. Вторая премия.
© О. Явейн и Н. Явейн

Проектирование вокзалов становится основной линией в творчестве Игоря Явейна. В 1930 под влиянием «левой» живописи появляется экспериментальный конкурсный проект вокзала в Новосибирске – очень современное на вид здание-гиперкуб, скрывающее разведенные по разным уровням потоки движения.

«Конструктивизм после конструктивизма»
Игорь Явейн позволял себе оставаться конструктивистом даже после наступления эпохи сталинской неоклассики. Программным проектом этого периода (1933-1941), который Олег Явейн назвал «конструктивизм после конструктивизма», стал жилой дом Свирьстроя в Ленинграде, один из последних «домов специалистов». Он получил этот заказ, выиграв конкурс в 1932 году, но к моменту строительства в 1938 г. господствовал уже неоклассический стиль. Тем не менее, дом остался по своей сути авангардным – ассиметричный план с мощной дугой фасада, «вынутые массы» на углах, заполненных балконными нишами, отсутствие «безработных» колонн и «чрезмерной монументальности форм», как говорил сам автор, явно указывали на его родство с 1920-30-ми годами.
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Эпоха неоклассики все же оставляет отпечаток и на творчестве убежденного конструктивиста. В 1945 году Явейн выигрывает конкурс на вокзал в городе Курске – представив его здание как триумфальную арку на въезде в город, тогда еще не восстановленный. Именно с победной символикой связано классическое симметричное построение, торжественный и мощный строй форм. На той же московско-курской железной дороге в годы послевоенного восстановления появляется целая серия типовых вокзалов на 50 и 100 человек, спроектированных Игорем Явейном.
Вокзал в городе Курске. 1945 – 1952 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Но уже в конкурсном проекте вокзала в Великом Новгороде, за который архитектор получает первую премию в том же году, что и за Курский вокзал, он вновь проявляет себя ярким наследником авангарда, на этот раз, как пишет Олег Явейн, сплавленного с «архаическими» формами самобытной новгородско-псковской архитектуры. Он использует архаику, объясняя это тем, что в послевоенном Новгороде в распоряжении архитектора, по сути, оставались те же материалы и строительные технологии, что и 600 лет назад. Но в этих формах завуалировано намеренно асимметричное, авангардное построение объемов, объяснявшееся наличием функциональных особенностей и связей. За эту работу друзья Явейна назвали его «конструктивистом, ушедшим в новгородское подполье».
zooming
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Стадион на Крестовском острове: Никольский и Явейн
Грандиозный проект А. С. Никольского – стадион и Приморский парк Победы на Крестовском острове – частично осуществленный перед войной, из-за болезни архитектора в 1952-53 годах приостанавливается. Тогда Учитель предлагает своему ученику – Игорю Явейну – принять участие в завершении проектных работ по второй очереди строительства. Явейн присоединяется к авторскому коллективу, выполняет проектные проработки по мотивам Учителя и всячески противостоит попыткам изменения его замысла. Олег Явейн хорошо помнит этот период. «Отец помогал Никольскому с проектированием стадиона Кирова, когда Никольский серьезно заболел. Я, еще совсем маленький, сидел рядом и рисовал тот же стадион...»
Стадион на Крестовском острове. Разработка проекта А.С. Никольского. 1952 –1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Преемственность поколений
В 1950–1970-е годы Игорь Явейн снова обращается к проектированию «расширяющихся вокзалов», но теперь тема потоков срастается идеологией эпохи индустриального строительства. В проекты вводится продукция ДСК, закладываются возможности расширения, трансформации. В 1960 году Явейн представляет на конкурс «авангардный» проект Ленинградского морского вокзала, спустя три года участвует в конкурсе на вокзал и площадь в городе София. Образность этого проекта отразится потом в вокзале, построенном на латвийской станции Дубулты Прибалтийской железной дороги, который Игорь Явейн проектирует уже вместе с сыном Никитой. Вокзал, обслуживавший сразу три вида транспорта – железнодорожный, автобусный и речной – был достроен к 1977 году; упругая дуга его навеса на путями очень эффектна. Затем подобный мотив будет встречаться в проектах «Студии 44».
zooming
Морской вокзал в Ленинграде. 1960 г.Конкурсный проект. III премия
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал и площадь в городе Софии. 1963 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Обаяние личности отца было огромным, – вспоминают Олег и Никита Явейны, так что их собственный выбор профессии определился сам собой. Диплом, который делал Никита Явейн в ЛИСИ, был, по его словам, продолжением идей, изложенных отцом.
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Книга Игоря Явейна «Архитектура железнодорожных вокзалов» была издана в 1938 году, а изложенные в ней положения о влиянии потоков на архитектуру транспортных сооружений стали определяющей доктриной в архитектуре вокзалов вплоть до настоящего времени.

15 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.