English version

Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков

Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Июля 2019
mainImg
0 Адрес сайта: igoryawein.ru
Все материалы, собранные на сайте, принадлежат личному архиву Игоря Явейна и впоследствии войдут в книгу Олега Явейна, в ходе подготовки которой и появился этот ресурс.
zooming
Игорь Георгиевич Явейн, 1903-1980
 
Итак, рассказываем об архитекторе. Игорь Явейн, ученик Александра Никольского, вошел в историю новаторскими методами проектирования транспортных сооружений. В конкурсе на здание Курского вокзала в Москве в 1932 году он впервые в истории советской архитектуры трактовал вокзал как узел стыковки различных видов транспорта – от метро до аэродрома на крыше. В проекте под девизом «Комплекс семи видов транспорта» вокзал предстает многоуровневым сооружением, чья архитектура и оформляет движение, и формируется под его воздействием. На этом конкурсе Явейн получил вторую, высшую, премию – первая не была присуждена. Этот проект намного опередил потребности 1930-40-х годов и показался некоторым совсем утопичным. Но в 1964 году Игорь Фомин признает проект Явейна программным для транспортной архитектуры, а сам Игорь Явейн в 1960-70-х возвращается ко многим своим идеям ранних лет.

Выбор профессии
Игорь Явейн не был потомственным архитектором, он родился в семье врача-эпидемиолога, профессора Императорского клинического института Великой княгини Елены Павловны, Георгия Юльевича Явейна и Поликсены Несторовны Шишкиной-Явейн, которая была активным общественным деятелем и председательницей Российской Лиги равноправия женщин. Олег Явейн, написавший для сайта подробную биографию отца, считает, что существовавший в семье культ служения Науке и прогрессу впоследствии нашел зримое воплощение в архитектуре, став нравственной основой творческого метода: «У этих людей вера во внутреннее совершенство Природы и безусловную ценность познающего Разума связывалась с идеей Прогресса и своеобразным культом естественного природного начала в человеке, а этот сложный симбиоз естественно переносился на жизнь и на искусство. Явейн нашел этот симбиоз в архитектуре авангарда или, точнее, он так понял для себя эту архитектуру».

Игорь Явейн не пошел по стопам отца-медика и поступил в ЛИГИ (Ленинградский институт гражданских инженеров), на первых курсах в мастерскую профессора Андрея Оля. На третьем курсе он встречает своего главного учителя – академика архитектуры Александра Никольского, яркого представителя авангарда и носителя остро индивидуального творческого метода. По словам Олега Явейна, именно Учителем с большой буквы отец всегда называл Никольского.
zooming
Музей сельского хозяйства. IV курс ЛИГИ. 1927 г. Музейный фонд ЛИГИ.
© О. Явейн и Н. Явейн
zooming
Трамвайная остановка. Руководитель – А.С. Никольский. Музейный фонд ЛИГИ. 1928.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Время тогда спрессовалось, года переживались как эпохи, а учебные работы иной раз становились знаковыми, программными», – пишет Олег Явейн про период учебы отца с 1923 по 1927 гг. Как-то уже под конец обучения Никольский ставит задачу молодому Явейну вписать трамвайную остановку в узкий треугольник путей со словами «А ну-ка, выкрутись!». И ученик делает великолепный эскиз, остро воплощающий динамический образ. Потом эта скрытая динамика и ритмическое движение станут отличительной чертой всех его транспортных сооружений. В проекте Музея сельского хозяйства (1927) проясняется его собственный творческий метод, который Александр Веснин впоследствии назовет «новой органической архитектурой». Оставаясь конструктивистом, Игорь Явейн предпочитает не дробить и не ломать объемы, выделяя функциональные блоки, а создавать их внутри единой и непрерывной, текучей формы.
Вокзал Ленинград – Центральный. Дипломный проект 1929 – 1930.
© О. Явейн и Н. Явейн

Конкурс на Курский вокзал в Москве / 1932
Этот конкурс стал важным рубежом творческой биографии Игоря Явейна: именно в конкурсном проекте Курского вокзала он впервые заявил «идею потоков», разработкой которой архитектор позднее занялся в своей диссертации и воплотил в последующих проектах. Еще в дипломной работе «Вокзал Ленинград-Центральный» Явейн начал прорабатывать идею транспортного сооружения как сложного узла пересадок, формообразование которого проистекает из просчитанных схем движения различных потоков. Как пишет Олег Явейн, Курский вокзал предстал в виде «многослойного моста над путями с крышей-палубой и раскинутыми по сторонам щупальцами пандусов, переходов, подъездов, эскалаторов, образа, предвосхитившего одно из направлений развития архитектуры транспортных сооружений».
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Это была не просто идея. Структура, функциональные схемы, внешний облик сооружения были проработаны отцом серьезно и фундаментально, – вспоминает Никита Явейн. – То, что было написано в изданной им книге 1938 года, более чем современно. Даже сегодня далеко не все понимают, что вокзал – это не дом, а оболочка для транспортных и пассажирских потоков, узел пересадок с одного вида транспорта на другой…».
Вокзал в Новосибирске. Всесоюзный конкурс. 1930 г. Вторая премия.
© О. Явейн и Н. Явейн

Проектирование вокзалов становится основной линией в творчестве Игоря Явейна. В 1930 под влиянием «левой» живописи появляется экспериментальный конкурсный проект вокзала в Новосибирске – очень современное на вид здание-гиперкуб, скрывающее разведенные по разным уровням потоки движения.

«Конструктивизм после конструктивизма»
Игорь Явейн позволял себе оставаться конструктивистом даже после наступления эпохи сталинской неоклассики. Программным проектом этого периода (1933-1941), который Олег Явейн назвал «конструктивизм после конструктивизма», стал жилой дом Свирьстроя в Ленинграде, один из последних «домов специалистов». Он получил этот заказ, выиграв конкурс в 1932 году, но к моменту строительства в 1938 г. господствовал уже неоклассический стиль. Тем не менее, дом остался по своей сути авангардным – ассиметричный план с мощной дугой фасада, «вынутые массы» на углах, заполненных балконными нишами, отсутствие «безработных» колонн и «чрезмерной монументальности форм», как говорил сам автор, явно указывали на его родство с 1920-30-ми годами.
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Эпоха неоклассики все же оставляет отпечаток и на творчестве убежденного конструктивиста. В 1945 году Явейн выигрывает конкурс на вокзал в городе Курске – представив его здание как триумфальную арку на въезде в город, тогда еще не восстановленный. Именно с победной символикой связано классическое симметричное построение, торжественный и мощный строй форм. На той же московско-курской железной дороге в годы послевоенного восстановления появляется целая серия типовых вокзалов на 50 и 100 человек, спроектированных Игорем Явейном.
Вокзал в городе Курске. 1945 – 1952 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Но уже в конкурсном проекте вокзала в Великом Новгороде, за который архитектор получает первую премию в том же году, что и за Курский вокзал, он вновь проявляет себя ярким наследником авангарда, на этот раз, как пишет Олег Явейн, сплавленного с «архаическими» формами самобытной новгородско-псковской архитектуры. Он использует архаику, объясняя это тем, что в послевоенном Новгороде в распоряжении архитектора, по сути, оставались те же материалы и строительные технологии, что и 600 лет назад. Но в этих формах завуалировано намеренно асимметричное, авангардное построение объемов, объяснявшееся наличием функциональных особенностей и связей. За эту работу друзья Явейна назвали его «конструктивистом, ушедшим в новгородское подполье».
zooming
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Стадион на Крестовском острове: Никольский и Явейн
Грандиозный проект А. С. Никольского – стадион и Приморский парк Победы на Крестовском острове – частично осуществленный перед войной, из-за болезни архитектора в 1952-53 годах приостанавливается. Тогда Учитель предлагает своему ученику – Игорю Явейну – принять участие в завершении проектных работ по второй очереди строительства. Явейн присоединяется к авторскому коллективу, выполняет проектные проработки по мотивам Учителя и всячески противостоит попыткам изменения его замысла. Олег Явейн хорошо помнит этот период. «Отец помогал Никольскому с проектированием стадиона Кирова, когда Никольский серьезно заболел. Я, еще совсем маленький, сидел рядом и рисовал тот же стадион...»
Стадион на Крестовском острове. Разработка проекта А.С. Никольского. 1952 –1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Преемственность поколений
В 1950–1970-е годы Игорь Явейн снова обращается к проектированию «расширяющихся вокзалов», но теперь тема потоков срастается идеологией эпохи индустриального строительства. В проекты вводится продукция ДСК, закладываются возможности расширения, трансформации. В 1960 году Явейн представляет на конкурс «авангардный» проект Ленинградского морского вокзала, спустя три года участвует в конкурсе на вокзал и площадь в городе София. Образность этого проекта отразится потом в вокзале, построенном на латвийской станции Дубулты Прибалтийской железной дороги, который Игорь Явейн проектирует уже вместе с сыном Никитой. Вокзал, обслуживавший сразу три вида транспорта – железнодорожный, автобусный и речной – был достроен к 1977 году; упругая дуга его навеса на путями очень эффектна. Затем подобный мотив будет встречаться в проектах «Студии 44».
zooming
Морской вокзал в Ленинграде. 1960 г.Конкурсный проект. III премия
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал и площадь в городе Софии. 1963 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Обаяние личности отца было огромным, – вспоминают Олег и Никита Явейны, так что их собственный выбор профессии определился сам собой. Диплом, который делал Никита Явейн в ЛИСИ, был, по его словам, продолжением идей, изложенных отцом.
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Книга Игоря Явейна «Архитектура железнодорожных вокзалов» была издана в 1938 году, а изложенные в ней положения о влиянии потоков на архитектуру транспортных сооружений стали определяющей доктриной в архитектуре вокзалов вплоть до настоящего времени.

15 Июля 2019

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Памяти Евгении Кириченко
Ушла из жизни Евгения Ивановна Кириченко, человек, открывший нам ценность русской архитектуры модерна и эклектики, увлеченный и продуктивный исследователь, умный и жизнерадостный собеседник. Светлая память.
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик Иона Фридман озвучил в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Погиб Олег Панитков
Директор Ассоциации деревянного домостроения, специалист по экологичному строительству и деревянной архитектуре.
Владимир Моисеевич Гинзбург
Статья открывает новую рубрику – воспоминаний об архитекторах, чьи работы стали частью истории советской и российской архитектуры XX века. Владимир Гинзбург, автор Киноцентра на Красной Пресне и инженерного корпуса Метрополитена на проспекте Мира.
Умелый зодчий
Автор Пирамиды Лувра и Исламского музея в Дохе, Притцкеровский лауреат Й.М. Пэй скончался в возрасте 102 лет.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.