English version

Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков

Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Июля 2019
mainImg
Адрес сайта: igoryawein.ru
Все материалы, собранные на сайте, принадлежат личному архиву Игоря Явейна и впоследствии войдут в книгу Олега Явейна, в ходе подготовки которой и появился этот ресурс.
zooming
Игорь Георгиевич Явейн, 1903-1980
 
Итак, рассказываем об архитекторе. Игорь Явейн, ученик Александра Никольского, вошел в историю новаторскими методами проектирования транспортных сооружений. В конкурсе на здание Курского вокзала в Москве в 1932 году он впервые в истории советской архитектуры трактовал вокзал как узел стыковки различных видов транспорта – от метро до аэродрома на крыше. В проекте под девизом «Комплекс семи видов транспорта» вокзал предстает многоуровневым сооружением, чья архитектура и оформляет движение, и формируется под его воздействием. На этом конкурсе Явейн получил вторую, высшую, премию – первая не была присуждена. Этот проект намного опередил потребности 1930-40-х годов и показался некоторым совсем утопичным. Но в 1964 году Игорь Фомин признает проект Явейна программным для транспортной архитектуры, а сам Игорь Явейн в 1960-70-х возвращается ко многим своим идеям ранних лет.

Выбор профессии
Игорь Явейн не был потомственным архитектором, он родился в семье врача-эпидемиолога, профессора Императорского клинического института Великой княгини Елены Павловны, Георгия Юльевича Явейна и Поликсены Несторовны Шишкиной-Явейн, которая была активным общественным деятелем и председательницей Российской Лиги равноправия женщин. Олег Явейн, написавший для сайта подробную биографию отца, считает, что существовавший в семье культ служения Науке и прогрессу впоследствии нашел зримое воплощение в архитектуре, став нравственной основой творческого метода: «У этих людей вера во внутреннее совершенство Природы и безусловную ценность познающего Разума связывалась с идеей Прогресса и своеобразным культом естественного природного начала в человеке, а этот сложный симбиоз естественно переносился на жизнь и на искусство. Явейн нашел этот симбиоз в архитектуре авангарда или, точнее, он так понял для себя эту архитектуру».

Игорь Явейн не пошел по стопам отца-медика и поступил в ЛИГИ (Ленинградский институт гражданских инженеров), на первых курсах в мастерскую профессора Андрея Оля. На третьем курсе он встречает своего главного учителя – академика архитектуры Александра Никольского, яркого представителя авангарда и носителя остро индивидуального творческого метода. По словам Олега Явейна, именно Учителем с большой буквы отец всегда называл Никольского.
zooming
Музей сельского хозяйства. IV курс ЛИГИ. 1927 г. Музейный фонд ЛИГИ.
© О. Явейн и Н. Явейн
zooming
Трамвайная остановка. Руководитель – А.С. Никольский. Музейный фонд ЛИГИ. 1928.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Время тогда спрессовалось, года переживались как эпохи, а учебные работы иной раз становились знаковыми, программными», – пишет Олег Явейн про период учебы отца с 1923 по 1927 гг. Как-то уже под конец обучения Никольский ставит задачу молодому Явейну вписать трамвайную остановку в узкий треугольник путей со словами «А ну-ка, выкрутись!». И ученик делает великолепный эскиз, остро воплощающий динамический образ. Потом эта скрытая динамика и ритмическое движение станут отличительной чертой всех его транспортных сооружений. В проекте Музея сельского хозяйства (1927) проясняется его собственный творческий метод, который Александр Веснин впоследствии назовет «новой органической архитектурой». Оставаясь конструктивистом, Игорь Явейн предпочитает не дробить и не ломать объемы, выделяя функциональные блоки, а создавать их внутри единой и непрерывной, текучей формы.
Вокзал Ленинград – Центральный. Дипломный проект 1929 – 1930.
© О. Явейн и Н. Явейн

Конкурс на Курский вокзал в Москве / 1932
Этот конкурс стал важным рубежом творческой биографии Игоря Явейна: именно в конкурсном проекте Курского вокзала он впервые заявил «идею потоков», разработкой которой архитектор позднее занялся в своей диссертации и воплотил в последующих проектах. Еще в дипломной работе «Вокзал Ленинград-Центральный» Явейн начал прорабатывать идею транспортного сооружения как сложного узла пересадок, формообразование которого проистекает из просчитанных схем движения различных потоков. Как пишет Олег Явейн, Курский вокзал предстал в виде «многослойного моста над путями с крышей-палубой и раскинутыми по сторонам щупальцами пандусов, переходов, подъездов, эскалаторов, образа, предвосхитившего одно из направлений развития архитектуры транспортных сооружений».
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Это была не просто идея. Структура, функциональные схемы, внешний облик сооружения были проработаны отцом серьезно и фундаментально, – вспоминает Никита Явейн. – То, что было написано в изданной им книге 1938 года, более чем современно. Даже сегодня далеко не все понимают, что вокзал – это не дом, а оболочка для транспортных и пассажирских потоков, узел пересадок с одного вида транспорта на другой…».
Вокзал в Новосибирске. Всесоюзный конкурс. 1930 г. Вторая премия.
© О. Явейн и Н. Явейн

Проектирование вокзалов становится основной линией в творчестве Игоря Явейна. В 1930 под влиянием «левой» живописи появляется экспериментальный конкурсный проект вокзала в Новосибирске – очень современное на вид здание-гиперкуб, скрывающее разведенные по разным уровням потоки движения.

«Конструктивизм после конструктивизма»
Игорь Явейн позволял себе оставаться конструктивистом даже после наступления эпохи сталинской неоклассики. Программным проектом этого периода (1933-1941), который Олег Явейн назвал «конструктивизм после конструктивизма», стал жилой дом Свирьстроя в Ленинграде, один из последних «домов специалистов». Он получил этот заказ, выиграв конкурс в 1932 году, но к моменту строительства в 1938 г. господствовал уже неоклассический стиль. Тем не менее, дом остался по своей сути авангардным – ассиметричный план с мощной дугой фасада, «вынутые массы» на углах, заполненных балконными нишами, отсутствие «безработных» колонн и «чрезмерной монументальности форм», как говорил сам автор, явно указывали на его родство с 1920-30-ми годами.
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Эпоха неоклассики все же оставляет отпечаток и на творчестве убежденного конструктивиста. В 1945 году Явейн выигрывает конкурс на вокзал в городе Курске – представив его здание как триумфальную арку на въезде в город, тогда еще не восстановленный. Именно с победной символикой связано классическое симметричное построение, торжественный и мощный строй форм. На той же московско-курской железной дороге в годы послевоенного восстановления появляется целая серия типовых вокзалов на 50 и 100 человек, спроектированных Игорем Явейном.
Вокзал в городе Курске. 1945 – 1952 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Но уже в конкурсном проекте вокзала в Великом Новгороде, за который архитектор получает первую премию в том же году, что и за Курский вокзал, он вновь проявляет себя ярким наследником авангарда, на этот раз, как пишет Олег Явейн, сплавленного с «архаическими» формами самобытной новгородско-псковской архитектуры. Он использует архаику, объясняя это тем, что в послевоенном Новгороде в распоряжении архитектора, по сути, оставались те же материалы и строительные технологии, что и 600 лет назад. Но в этих формах завуалировано намеренно асимметричное, авангардное построение объемов, объяснявшееся наличием функциональных особенностей и связей. За эту работу друзья Явейна назвали его «конструктивистом, ушедшим в новгородское подполье».
zooming
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Стадион на Крестовском острове: Никольский и Явейн
Грандиозный проект А. С. Никольского – стадион и Приморский парк Победы на Крестовском острове – частично осуществленный перед войной, из-за болезни архитектора в 1952-53 годах приостанавливается. Тогда Учитель предлагает своему ученику – Игорю Явейну – принять участие в завершении проектных работ по второй очереди строительства. Явейн присоединяется к авторскому коллективу, выполняет проектные проработки по мотивам Учителя и всячески противостоит попыткам изменения его замысла. Олег Явейн хорошо помнит этот период. «Отец помогал Никольскому с проектированием стадиона Кирова, когда Никольский серьезно заболел. Я, еще совсем маленький, сидел рядом и рисовал тот же стадион...»
Стадион на Крестовском острове. Разработка проекта А.С. Никольского. 1952 –1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Преемственность поколений
В 1950–1970-е годы Игорь Явейн снова обращается к проектированию «расширяющихся вокзалов», но теперь тема потоков срастается идеологией эпохи индустриального строительства. В проекты вводится продукция ДСК, закладываются возможности расширения, трансформации. В 1960 году Явейн представляет на конкурс «авангардный» проект Ленинградского морского вокзала, спустя три года участвует в конкурсе на вокзал и площадь в городе София. Образность этого проекта отразится потом в вокзале, построенном на латвийской станции Дубулты Прибалтийской железной дороги, который Игорь Явейн проектирует уже вместе с сыном Никитой. Вокзал, обслуживавший сразу три вида транспорта – железнодорожный, автобусный и речной – был достроен к 1977 году; упругая дуга его навеса на путями очень эффектна. Затем подобный мотив будет встречаться в проектах «Студии 44».
zooming
Морской вокзал в Ленинграде. 1960 г.Конкурсный проект. III премия
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал и площадь в городе Софии. 1963 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Обаяние личности отца было огромным, – вспоминают Олег и Никита Явейны, так что их собственный выбор профессии определился сам собой. Диплом, который делал Никита Явейн в ЛИСИ, был, по его словам, продолжением идей, изложенных отцом.
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Книга Игоря Явейна «Архитектура железнодорожных вокзалов» была издана в 1938 году, а изложенные в ней положения о влиянии потоков на архитектуру транспортных сооружений стали определяющей доктриной в архитектуре вокзалов вплоть до настоящего времени.

15 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.