English version

Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков

Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Июля 2019
mainImg
Адрес сайта: igoryawein.ru
Все материалы, собранные на сайте, принадлежат личному архиву Игоря Явейна и впоследствии войдут в книгу Олега Явейна, в ходе подготовки которой и появился этот ресурс.
zooming
Игорь Георгиевич Явейн, 1903-1980
 
Итак, рассказываем об архитекторе. Игорь Явейн, ученик Александра Никольского, вошел в историю новаторскими методами проектирования транспортных сооружений. В конкурсе на здание Курского вокзала в Москве в 1932 году он впервые в истории советской архитектуры трактовал вокзал как узел стыковки различных видов транспорта – от метро до аэродрома на крыше. В проекте под девизом «Комплекс семи видов транспорта» вокзал предстает многоуровневым сооружением, чья архитектура и оформляет движение, и формируется под его воздействием. На этом конкурсе Явейн получил вторую, высшую, премию – первая не была присуждена. Этот проект намного опередил потребности 1930-40-х годов и показался некоторым совсем утопичным. Но в 1964 году Игорь Фомин признает проект Явейна программным для транспортной архитектуры, а сам Игорь Явейн в 1960-70-х возвращается ко многим своим идеям ранних лет.

Выбор профессии
Игорь Явейн не был потомственным архитектором, он родился в семье врача-эпидемиолога, профессора Императорского клинического института Великой княгини Елены Павловны, Георгия Юльевича Явейна и Поликсены Несторовны Шишкиной-Явейн, которая была активным общественным деятелем и председательницей Российской Лиги равноправия женщин. Олег Явейн, написавший для сайта подробную биографию отца, считает, что существовавший в семье культ служения Науке и прогрессу впоследствии нашел зримое воплощение в архитектуре, став нравственной основой творческого метода: «У этих людей вера во внутреннее совершенство Природы и безусловную ценность познающего Разума связывалась с идеей Прогресса и своеобразным культом естественного природного начала в человеке, а этот сложный симбиоз естественно переносился на жизнь и на искусство. Явейн нашел этот симбиоз в архитектуре авангарда или, точнее, он так понял для себя эту архитектуру».

Игорь Явейн не пошел по стопам отца-медика и поступил в ЛИГИ (Ленинградский институт гражданских инженеров), на первых курсах в мастерскую профессора Андрея Оля. На третьем курсе он встречает своего главного учителя – академика архитектуры Александра Никольского, яркого представителя авангарда и носителя остро индивидуального творческого метода. По словам Олега Явейна, именно Учителем с большой буквы отец всегда называл Никольского.
zooming
Музей сельского хозяйства. IV курс ЛИГИ. 1927 г. Музейный фонд ЛИГИ.
© О. Явейн и Н. Явейн
zooming
Трамвайная остановка. Руководитель – А.С. Никольский. Музейный фонд ЛИГИ. 1928.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Время тогда спрессовалось, года переживались как эпохи, а учебные работы иной раз становились знаковыми, программными», – пишет Олег Явейн про период учебы отца с 1923 по 1927 гг. Как-то уже под конец обучения Никольский ставит задачу молодому Явейну вписать трамвайную остановку в узкий треугольник путей со словами «А ну-ка, выкрутись!». И ученик делает великолепный эскиз, остро воплощающий динамический образ. Потом эта скрытая динамика и ритмическое движение станут отличительной чертой всех его транспортных сооружений. В проекте Музея сельского хозяйства (1927) проясняется его собственный творческий метод, который Александр Веснин впоследствии назовет «новой органической архитектурой». Оставаясь конструктивистом, Игорь Явейн предпочитает не дробить и не ломать объемы, выделяя функциональные блоки, а создавать их внутри единой и непрерывной, текучей формы.
Вокзал Ленинград – Центральный. Дипломный проект 1929 – 1930.
© О. Явейн и Н. Явейн

Конкурс на Курский вокзал в Москве / 1932
Этот конкурс стал важным рубежом творческой биографии Игоря Явейна: именно в конкурсном проекте Курского вокзала он впервые заявил «идею потоков», разработкой которой архитектор позднее занялся в своей диссертации и воплотил в последующих проектах. Еще в дипломной работе «Вокзал Ленинград-Центральный» Явейн начал прорабатывать идею транспортного сооружения как сложного узла пересадок, формообразование которого проистекает из просчитанных схем движения различных потоков. Как пишет Олег Явейн, Курский вокзал предстал в виде «многослойного моста над путями с крышей-палубой и раскинутыми по сторонам щупальцами пандусов, переходов, подъездов, эскалаторов, образа, предвосхитившего одно из направлений развития архитектуры транспортных сооружений».
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Это была не просто идея. Структура, функциональные схемы, внешний облик сооружения были проработаны отцом серьезно и фундаментально, – вспоминает Никита Явейн. – То, что было написано в изданной им книге 1938 года, более чем современно. Даже сегодня далеко не все понимают, что вокзал – это не дом, а оболочка для транспортных и пассажирских потоков, узел пересадок с одного вида транспорта на другой…».
Вокзал в Новосибирске. Всесоюзный конкурс. 1930 г. Вторая премия.
© О. Явейн и Н. Явейн

Проектирование вокзалов становится основной линией в творчестве Игоря Явейна. В 1930 под влиянием «левой» живописи появляется экспериментальный конкурсный проект вокзала в Новосибирске – очень современное на вид здание-гиперкуб, скрывающее разведенные по разным уровням потоки движения.

«Конструктивизм после конструктивизма»
Игорь Явейн позволял себе оставаться конструктивистом даже после наступления эпохи сталинской неоклассики. Программным проектом этого периода (1933-1941), который Олег Явейн назвал «конструктивизм после конструктивизма», стал жилой дом Свирьстроя в Ленинграде, один из последних «домов специалистов». Он получил этот заказ, выиграв конкурс в 1932 году, но к моменту строительства в 1938 г. господствовал уже неоклассический стиль. Тем не менее, дом остался по своей сути авангардным – ассиметричный план с мощной дугой фасада, «вынутые массы» на углах, заполненных балконными нишами, отсутствие «безработных» колонн и «чрезмерной монументальности форм», как говорил сам автор, явно указывали на его родство с 1920-30-ми годами.
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Эпоха неоклассики все же оставляет отпечаток и на творчестве убежденного конструктивиста. В 1945 году Явейн выигрывает конкурс на вокзал в городе Курске – представив его здание как триумфальную арку на въезде в город, тогда еще не восстановленный. Именно с победной символикой связано классическое симметричное построение, торжественный и мощный строй форм. На той же московско-курской железной дороге в годы послевоенного восстановления появляется целая серия типовых вокзалов на 50 и 100 человек, спроектированных Игорем Явейном.
Вокзал в городе Курске. 1945 – 1952 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Но уже в конкурсном проекте вокзала в Великом Новгороде, за который архитектор получает первую премию в том же году, что и за Курский вокзал, он вновь проявляет себя ярким наследником авангарда, на этот раз, как пишет Олег Явейн, сплавленного с «архаическими» формами самобытной новгородско-псковской архитектуры. Он использует архаику, объясняя это тем, что в послевоенном Новгороде в распоряжении архитектора, по сути, оставались те же материалы и строительные технологии, что и 600 лет назад. Но в этих формах завуалировано намеренно асимметричное, авангардное построение объемов, объяснявшееся наличием функциональных особенностей и связей. За эту работу друзья Явейна назвали его «конструктивистом, ушедшим в новгородское подполье».
zooming
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Стадион на Крестовском острове: Никольский и Явейн
Грандиозный проект А. С. Никольского – стадион и Приморский парк Победы на Крестовском острове – частично осуществленный перед войной, из-за болезни архитектора в 1952-53 годах приостанавливается. Тогда Учитель предлагает своему ученику – Игорю Явейну – принять участие в завершении проектных работ по второй очереди строительства. Явейн присоединяется к авторскому коллективу, выполняет проектные проработки по мотивам Учителя и всячески противостоит попыткам изменения его замысла. Олег Явейн хорошо помнит этот период. «Отец помогал Никольскому с проектированием стадиона Кирова, когда Никольский серьезно заболел. Я, еще совсем маленький, сидел рядом и рисовал тот же стадион...»
Стадион на Крестовском острове. Разработка проекта А.С. Никольского. 1952 –1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Преемственность поколений
В 1950–1970-е годы Игорь Явейн снова обращается к проектированию «расширяющихся вокзалов», но теперь тема потоков срастается идеологией эпохи индустриального строительства. В проекты вводится продукция ДСК, закладываются возможности расширения, трансформации. В 1960 году Явейн представляет на конкурс «авангардный» проект Ленинградского морского вокзала, спустя три года участвует в конкурсе на вокзал и площадь в городе София. Образность этого проекта отразится потом в вокзале, построенном на латвийской станции Дубулты Прибалтийской железной дороги, который Игорь Явейн проектирует уже вместе с сыном Никитой. Вокзал, обслуживавший сразу три вида транспорта – железнодорожный, автобусный и речной – был достроен к 1977 году; упругая дуга его навеса на путями очень эффектна. Затем подобный мотив будет встречаться в проектах «Студии 44».
zooming
Морской вокзал в Ленинграде. 1960 г.Конкурсный проект. III премия
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал и площадь в городе Софии. 1963 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Обаяние личности отца было огромным, – вспоминают Олег и Никита Явейны, так что их собственный выбор профессии определился сам собой. Диплом, который делал Никита Явейн в ЛИСИ, был, по его словам, продолжением идей, изложенных отцом.
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Книга Игоря Явейна «Архитектура железнодорожных вокзалов» была издана в 1938 году, а изложенные в ней положения о влиянии потоков на архитектуру транспортных сооружений стали определяющей доктриной в архитектуре вокзалов вплоть до настоящего времени.

15 Июля 2019

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик Иона Фридман озвучил в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Погиб Олег Панитков
Директор Ассоциации деревянного домостроения, специалист по экологичному строительству и деревянной архитектуре.
Владимир Моисеевич Гинзбург
Статья открывает новую рубрику – воспоминаний об архитекторах, чьи работы стали частью истории советской и российской архитектуры XX века. Владимир Гинзбург, автор Киноцентра на Красной Пресне и инженерного корпуса Метрополитена на проспекте Мира.
Умелый зодчий
Автор Пирамиды Лувра и Исламского музея в Дохе, Притцкеровский лауреат Й.М. Пэй скончался в возрасте 102 лет.
Умер Илья Лежава
Все говорят: «ушла эпоха», мало про кого так говорят. У Лежавы было множество учеников даже среди тех, кто у него не учился. И он действительно во многом символизировал эпоху. Эпоху НЭРа и бумажной архитектуры.
Мария Рогозина
Вчера умерла Мария Рогозина, «хозяйка фототеки» музея архитектуры, блестящий знаток своего фонда и памятников русской архитектуры. Светлая память.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.