Дом под солнцем

Комплекс апартаментов «Ландыши» спроектирован Кареном Сапричяном и Александром Асадовым, но затем реализацию передали в другие руки и проект потерял довольно много деталей, сохранив черты замысла в целом. Рассматриваем, что ушло и что осталось.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

24 Сентября 2018
mainImg

Мастерская:

ГрандПроектСити

Проект:

ЖК «Ландыши» на ул. Островитянова
Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 43

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Сапричян К.В., Асадов А.Р.
Главный архитектор проекта: Рождественский А.В.
Архитекторы: Зарубина А.В., Гулканян И.О.

2013 – 2015

Заказчик – ООО «ФинСтройГрупп»
Девелопер – ГК МИЦ

 
Комплекс апартаментов «Ландыши» расположен в треугольнике между станциями метро «Беляево», «Тропарево» и «Юго-Западная», в двух шагах от разноцветного центра детской гематологии, построенного бюро Асадова в 2011 году, и прямо за территорией университета Дружбы народов.

История строительства ЖК – довольно типичная. В 2013 году проект комплекса был разработан в мастерской «ГранПроектСити» Карена Сапричяна совместно с Александром Асадовым. Предполагалось, что заказчик будет строить гостиницу, однако после утверждения архитектурно-градостроительного решения проект передали стороннему бюро, а функцию изменили на «апартаменты длительного проживания»; сейчас комплекс фигурирует на рынке под названием ЖК «Ландыши» от ГК МИЦ, но по оценкам риелторов, не имеет никаких «перспектив перевода в жилой статус».
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити

Результат, по словам Александра Асадова, получился «близким к замыслу, но неумение работать с деталью в сочетании с вольной заменой цветов и фактур, наглядно показывает губительную разницу между Ремеслом и Искусством Архитектора». Самая главная удача, по мнению архитектора, – сохранился человечный масштаб: изначальные семь этажей не выросли до высоты соседних зданий, и конфигурация объема в целом не изменилась. Карен Сапричян также называет одним из главных достоинств дома его этажность, отмечает интересный план и разнообразие фасадных приемов, которые застройщик все-таки реализовал.

Здание занимает прямоугольный участок площадью 1,3 га. В плане оно напоминает букву «Е»: длинный корпус тянется вдоль улицы Саморы Машела, три перпендикулярные секции выходят на более тихий внутридворовый проезд, образуя два приватных дворика. Похожая структура просматривается и в более позднем проекте Карена Сапричяна – «курортном» доме в Дубаи.
Схема планировочной организации земельного участка © ГрандПроектСити

Рельеф участка опускается от улицы Саморы Машела в глубину квартала на 3,6 метра. Архитекторы воспользовались этой особенностью для организации дворов – в центре каждого появилась повышенная площадка, окруженная широкими пандусами пожарных проездов: ближе к улице она находится почти в том же уровне, что и выход из первого этажа, а у наружного контура приподнимается козырьком, образуя свободную от машин террасу с травой и детскими площадками. Под каждым козырьком помещается по 4 наземные парковки, что выглядит довольно любопытно и напоминает средиземноморские города; еще 58 мест распределено по периметру дома. Подземные парковки разместились в минус-первом этаже под жилыми корпусами.

Кроме того, вдоль внутреннего периметра дома перед апартаментами первых этажей устроены небольшие частные патио – в том же уровне, что и общие дворы посередине. Дворики-палисадники довольно большие, в некоторых случаях, перед квартирами площадью по 27-28 м, они заметно больше квартир. Углы цокольной части, облицованной коричневатым кирпичом, подчеркнуто скруглены, что во многом формирует восприятие дома со стороны двора.
Проект гостиничного комплекса ул. Островитянова © ГранПроектСити
Гостиничный комплекс на ул. Островитянова © ГранПроектСити

Впрочем, в проекте предполагались разделяющие патио вертикали и защищающие их от солнца кровли-перголы, также как и коротко стриженая живая изгородь по контуру – от всего этого остались небольшие кирпичные стенки между соседними «участками» и металлические заборы «чтобы не упасть». Зелени перед первыми этажами не видно, хотя можно предположить, что она «на совести» жильцов или появится позднее.
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити

Высота всех корпусов одинаковая, семь этажей, и в объемном отношении дом представляет собой очень цельный, даже лаконичный блок. Тем более что отступ террасы верхнего яруса при реализации уничтожили – ленту стекла выдвинули вперед, увеличив площадь апартаментов верхнего яруса, проще говоря пентхаусов, и теперь стекло вырастает прямо над кирпичной поверхностью стен наподобие тряпичной повязки на голове спортсмена. Ступенчатый силуэт исчез, со стороны улицы дом стал выше, тяжелее и сразу как-то ощутимо проще. Совершенно исчез модернистский белый козырек на северо-восточном углу, а ведь он был задуман как элегантный аксессуар, этакая «фишка», салютующая машинам, подъезжающим со стороны Ленинского проспекта и призванная сделать эту, почти недоступную для солнца часть здания, визуально легче. Теперь угол застроен – так, к слову, нередко поступали с модернистскими террасами в рыночные девяностые; зато верхние квартиры получили побольше полезной площади.
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс на ул. Островитянова © ГранПроектСити

Зато сохранились глубокие вертикальные уступы входных зон, отделяющие крылья от продольного корпуса. Хотя верхняя часть вертикали центрального входа, опять же из-за расширения площадей пентхаусов, теперь кажется нарисованной «шаловливой рукой Остапа»: появились какие-то немотивированные разрывы и выступы, нанесенная дому рана сращена еле-еле. Но сохранился консольный вынос и стеклянный первый этаж уличного корпуса – здесь разместились три небольших офиса и ресторан.
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити

В целом же предложенное фасадное решение призвано разнообразить восприятие дома, и оно – исключая некоторые детали, рассчитанные на чуткое восприятие, к примеру, узкие росчерки для разнообразия ритма или широкие оранжевые вставки для улучшения настроения во дворе – реализованы.

Все фасады покрыты треугольными эркерами, «разбавленными» уступами лоджий и выступами кондиционерных ящичков. Они «съедают» значительную часть стены, уменьшают ее массивность. Пожалуй, очень удачно, что лоджии удалось сохранить – дом, увиденный в разных ракурсах, всякий раз выглядит иначе и немного напоминает доисторическое животное, встопорщивщее ячейки-чешуйки. Узкая поверхность каждого эркера на внешних фасадах белая, и в ракурсах вертикальные росчерки отлично работают, поднимая настроение и дробя консервативную кирпичную поверхность. Впрочем, эркеры, помимо организации ритма и пластики, наделены и практическими функциями: их стеклянные плоскости поворачиваются к свету, что особенно очевидно на боковых фасадах, где они смотрят в южную сторону; белые штрихи отражают свет, немного компенсируют рефлексом отбрасываемую ими тень.
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити

Что до ритма и пластики, то уличный фасад разделен на две монументальные полосы вертикалей – нижняя побольше, здесь выступы объединяют три этажа, верхняя поменьше, здесь визуально соединены два яруса. Ритм боковых стен мельче, здесь нет общественного первого этажа и яруса эркеров – три. Но они объединены с главным фасадом цветом темного кирпича стен, более плотного и «серьезного», городского, чем сероватый кирпич во дворах.

Кирпич, впрочем, в проекте был темный, но пестрый – как черные волосы с сединой, в итоге стал терракотово-коричневый, без «мелирования», что опять же утяжелило выходящий к улице северный, главный фасад. Зато, признаем, сполохи оранжевых горизонталей, оживляющие в целом строгий тон здания, реализованы. Подобный прием с цветными «лессировками» можно заметить и в доме на Самаринской улице.
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс на ул. Островитянова. Фасады © ГранПроектСити
Гостиничный комплекс на ул. Островитянова. Развертка © ГранПроектСити

Фасады во дворах, как всех нас учили мастера городских отелей и палаццо готики и ренессанса, должны быть легче, потому что они внутри, а не снаружи, и здесь данный принцип вполне реализован. Во дворах вновь возникает двухъярусный ритм, но эркеров больше, стен меньше, больше стекла и цвет легче – темно-коричневый остался лишь в цоколе, выше клинкерная плитка светлее.

Хотя в проекте было элегантнее: задумывалось чередование плитки темно- и светлосерой, а получилось бежево, народ ведь предпочитает оттенки телесного цвета, и оставшиеся полоски серого теперь выглядят как печные трубы. Но в общих чертах, опять же, эффект сохранен.

Ну и опять же. Горизонтальные оранжевые штрихи в проекте работали деликатнее, были разорваны сильнее; в реализации же они превратились в довольно энергичную полосу посередине между этажами, «убивающую» вертикальный рисунок – в проекте эркеры, встречаясь, пересекались, были немного надвинуты один на другой. Плюс ушла упомянутая выше тонкая вертикальная полоска, превращавшая ритм дворовых фасадов в подобие штрих-кода – словом, игра объема и графики ушла, потерялась по дороге, но общий эффект подвижной стены, пожалуй, остался.
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс на ул. Островитянова. Фрагмент фасада © ГранПроектСити
Гостиничный комплекс на ул. Островитянова © ГранПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити

В комплексе 327 апартаментов, от студий до четырехкомнатных площадью 120 м2. Поскольку первоначально ЖК проектировали как гостиницу, то система осталась коридорная с тремя входами, квартиры в основном на одну сторону, исключая пару сквозных, собственно четырехкомнатных, на каждом этаже в центре северного корпуса.
Гостиничный комплекс на ул. Островитянова. План 1 этажа © ГранПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова. План на отм. 4.20 © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова © ГрандПроектСити
Гостиничный комплекс «Ландыши» на ул. Островитянова. План на отм. -3.60 © ГрандПроектСити

И все же, несмотря на искажения в деталях и компромиссный статус апартаментов, дом вовсе неплох и в своем окружении выглядит просто-таки как пример новой, правильной жизни – прежде всего из-за масштаба. Дело в том, что несмотря на престижность и отличную экологию района – тут не только высотная отметка 208 м, но и три лесопарка с шаговой доступности; тут со всех сторон университеты и институты: им. Пирогова, биохимии, дружбы народов – городской ткани здесь можно сказать что нет: то поля, то какие-то склады и извечным автосервисом, то чистые, белые, но высокие и панельные муравейники. В этом контексте ЖК «Ландыши» мгновенно притягивает взгляд – как дом «неотсюда», построенный на иных принципах, – может быть, даже как «зерно» иного отношения к городу. Хотя признаемся, учитывая факторы юго-запада и то, сколько высотного уже построено, вряд ли стоит рассчитывать, что «зерно» быстро прорастет и новый принцип все вокруг захватит. Но само по себе его появление – случай интересный.

Дом сдали в январе нынешнего года, постепенно он заполняется жильцами.

Мастерская:

ГрандПроектСити

Проект:

ЖК «Ландыши» на ул. Островитянова
Россия, Москва, ул. Островитянова, д. 43

Авторский коллектив:
Руководители проекта: Сапричян К.В., Асадов А.Р.
Главный архитектор проекта: Рождественский А.В.
Архитекторы: Зарубина А.В., Гулканян И.О.

2013 – 2015

Заказчик – ООО «ФинСтройГрупп»
Девелопер – ГК МИЦ

 

24 Сентября 2018

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.