Евгений Богомазов: «Уже ведём переговоры»

Ещё один материал вдогонку «Зодчеству»: о перспективах реализации концепций воркшопа школы «Эволюция» и развития городского поселения Шексна, и об отношениях отношениях между главой администрации и главным архитектором района.

22 Декабря 2016
mainImg
В конце августа архитектурная школа «Эволюция» провела очередной практический курс под названием «Погружение» – на этот раз выездной – в поселке Шексна Вологодской области. Тема – разработка концепций первой очереди развития Никольской набережной проекта «Русские берега». Результаты работы молодых архитекторов и студентов из разных городов – можно увидеть здесь. Конкусные работы показали в октябре на фестивле «Зодчество», там же состоялась обсуждение перспектив их реализации с участием главы Шекснинского района Евгения Богомазова и его главного архитектора Дениса Позднякова. Публикуем интервью, подготовленное по итогам обсуждения.

– Наряду с сельскими поселениями малые города более всего пострадали за последнюю четверть века, лишившись весомой части населения, рабочих мест, объектов социальной инфраструктуры, а многие – и в целом какой-либо перспективы. Как Шексна пережила этот исторический прессинг?

Евгений Богомазов:
глава Шекснинского района Вологодской области
– Любая территория обладает как минимум четырьмя позициями, при наличии которых население будет на ней оставаться и жить. Если просто – что прежде всего нужно любому человеку, помимо жилья? Первое – это работа. Второе – медицинские услуги. Третье – качественное начальное и среднее образование, чтобы детей не приходилось возить в детский сад и школу за тридевять земель. Четвертое – учреждения культуры, и сюда же можно отнести наличие у данной территории исторической составляющей, историко-культурного потенциала. Не будет работы – люди мало-помалу переберутся в другое место. То же – с медициной, образованием, культурой.

В 2015 году Вологодская область полностью перекрыла показатели по выпуску сельхозпродукции образца 1982 г. – по производству мяса, молока и зерновых. Шекснинский район не исключение. При уменьшении численности работающих в сельскохозяйственном производстве в настоящее время по сравнению с 1982 годом в 6 раз, производственные показатели увеличились. Нам удалось остановить отток населения – уже есть и прирост. Безработица – 0,6%, это крохи. При этом на 90-100 безработных у нас порядка 200-243 рабочих мест со средней зарплатой 17-18 тысяч рублей. Для нашей территории это неплохо.
Концепция «Равновесие». Куратор: Арсения Новикова. Участники: Александра Короткевич, Наталия Кутьенкова, Ольга Ларина. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»
Концепция «Равновесие». Куратор: Арсения Новикова. Участники: Александра Короткевич, Наталия Кутьенкова, Ольга Ларина. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»

Когда два года назад я пришел в выпускные классы одной из наших школ, на мой вопрос: «Кто из вас останется в Шексне?» из 63 человек руку подняло всего трое. С того времени мы создали программу, предполагающую в том числе патриотическое воспитание –показываем молодым людям, что и здесь, на малой родине, можно предложить себя, и здесь жизнь может быть не хуже, чем где бы то ни было – и не надо никуда ехать.

Денис Поздняков:
главный архитектор Шекснинского района Вологодской области
– Чтобы район был перспективным, необходимо развитие индустриальных площадок. Пример: вот воспитывают молодежь на своем заводе 3-4 года, они становятся профессионалами, после чего этот технически подкованный персонал переманивают наши соседи. А почему? Они могут предоставить более комфортные условия. Нашим же предприятиям приходится заново воспитывать смену.

Что делать в таком случае? Надо улучшать социальные условия. Создавать соответствующую среду на территории нашего района. На это работает в том числе плотность событий – та же школа «Эволюция», причем надо не просто нарисовать картинки, а дать понять, что это начало реализации.

Следующий этап – мы начинаем сейчас работать со школьниками, чтобы они попытались представить свою набережную, а там – быть может, поучаствовали в следующем интенсиве, который уже обрёл название – «Наводнение».
Концепция «Метаполис». Куратор: Денис Поздняков. Участники: Дмитрий Тарасевич, Евгений Лядский, Александр Таслунов, Кристина Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»

Вот у меня дом в деревне под Шексной. Почему семья ко мне не переезжает жить из Вологды? Потому что недостаточно возможностей получить дополнительное образование. Нет высших учебных заведений. В Шексне есть кинотеатр, но его недостаточно – нужен медийный комплекс. Кинотеатр без сопутствующих функций не сумеет увлечь людей. Необходим календарь интересных событий, которые аккумулировали бы общественную энергию. И люди бы не уезжали.

Надо этими инструментами пользоваться, пытаться приспособить их к своим условиям. Вот привели в порядок набережную в Вологде, народ перестал там по привычке употреблять, стал заниматься спортом, и появился туристический поток.
Концепция «Метаполис». Куратор: Денис Поздняков. Участники: Дмитрий Тарасевич, Евгений Лядский, Александр Таслунов, Кристина Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»

– Что давало жизнь городу в советский период? Сохранилась ли преемственность, что дошло до наших дней?

Е.Б.: Прежде всего промышленность и сельское хозяйство. Промышленные предприятия, сельхозпроизводство и сейчас работают и развиваются в районе. Далее – культурно-рекреационная активность. Очень важна составляющая облика района – это, самобытная народная культура и традиции, которые сейчас являются основой туристической привлекателности Шекснинского района. У нас есть 12-часовые экскурсионные туры – это музейный показ, знакомство с местной обрядовой практикой, к примеру такой промысел, как изготовление кукол.

– Шексна находится на перекрестье путей – водных, автомобильных, воздушных. И «Северный поток» проходит совсем рядом. Воспользоваться этим обстоятельством, что называется, сам Бог велел. Вы решили начать с речного фасада, сделав его визитной карточкой города?

Е.Б.: На территории района располагается индустриальный парк. Там представлены три предприятия: трубопрокатный завод, завод по переработке отходов животного происхождения, и завод по выпуску газового оборудования.

Мы не хотели бы на этом останавливаться. Тем более, что Череповец сегодня продвигается в сторону Шекснинского района. Ведь до «Северстали» всего-то 30 км – это полчаса езды по хорошей дороге. Так что жильё для сотрудников предприятия в экологически чистом месте, на берегу Волго-Балта – это перспективный ход, который позволил бы удержать высококвалифицированные кадры. А здесь жильё по определению доступнее, дешевле, чем в самом Череповце. У нас красивейшие места, при этом посёлок расположен вдоль реки, а это 7–8 км – и нет ни одного пляжа. Потенциал развития просто на виду.
Концепция «Водоворот». Куратор: Пётр Виноградов. Участники: Дарья Диканчук, Анастасия Баранова, Елизавета Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»

Д.П.: Промышленную территорию надо реконструировать, восстанавливать. Но если начать с поселка или с промтерритории – сложнее будет раскрутить весь проект. А тут – на выходе квартиры с видом на реку Шексна, с обустроенной набережной, какой-то интересной историей. Наши предложения были включены в повестку Госсовета по развитию водного хозяйства. В настоящее время запущен проект круизного лайнера, который должен быть спущен на воду в 2019 году. Первая навигация предполагается от Санкт-Петербурга до Москвы – это летний маршрут, потом – осенний – от Москвы до Сочи, и зимний – от Сочи до Турции и Египта, уже по морям. В этой перспективе наша площадка находится как раз посередине первого этапа, а, как известно, спрос на путешествия по воде очень большой. Уже сегодня в летнюю навигацию мимо Шексны проплывает более 400 судов.

– Территория, которую планируется обустроить, насчитывает почти сотню гектаров. Для малого города это значительный масштаб. Но начинать надо с обозримого участка. Почему выбрана именно эта площадка в качестве пилотной?

Е.Б.: Два года назад была реконструирована вся шлюзовая система – это в непосредственной близости от пилотного участка. Можно считать это стартовой точкой всей программы.

Д.П.: Есть арендатор территории бывшего бетонного завода – неэкологичного производства, на котором поставлен крест. Сейчас он занимается строительством в Череповце. Это наш будущий инвестор, которого мы рассматриваем, то есть собственник, который хочет это реализовать. Но чтобы всё было правильно – нам нужно проработать сценарии развития территории, мы хотим, чтобы появлялись различные уникальные архитектурные сооружения, которыми мы могли бы гордиться, возможно – на конкурсной основе. Отсюда – эта идея музея Волго-Балта с сопутствующей рекреационной инфраструктурой.
Концепция «Водоворот». Куратор: Пётр Виноградов. Участники: Дарья Диканчук, Анастасия Баранова, Елизавета Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»

– Три полученных в результате летнего интенсива проекта объединяет урбанистический пафос, хотя в «Водовороте» и «Метагороде» он носит едва ли не запредельный характер. Вряд ли они могут выступить в режиме взаимодополнительности. Как вы их оцениваете с точки зрения: а) стартовой точки развития города, б) перспективы реализации?

Е.Б.: Как вы понимаете, я чистый практик, прагматик. Один из наших застройщиков возводит сейчас жильё с нестандартными планировками по цене 40 тыс. руб. за м2. Не успел достроить, все раскуплено подчистую.

В настоящее время востребованность жилья не сиюминутная, люди хотят жить не только удобно, но и эстетично. С видами из окон. С качественным окружением. Инвесторы из Череповца отказываются от проектов в Подмосковье, отдают предпочтение нам, чувствуют перспективу. Так что семинарские работы легли на подготовленную почву.

У людей, которые присутствовали на защите проектов, был культурный шок. Они увидели иную перспективу внутри наших реалий, шекснинской повседневности. Быть может, инвесторами будут приняты какие-то отдельные идеи. Это их прерогатива. А зерно есть в каждом из предложений.

Д.П.: Мне нравятся все три проекта. Но у нас есть цель – представить возможности территории. Заурядные вещи на это не способны. Нужна сильная заявка. Идея Петра с водоворотом – очень звонкая. По сути, это бренд территории, точка роста – причем не только Шексны. Концепция Арсении более природная, уютная; размывание границ. А наш проект приближен к условиям строительства. В рамках общей концепции в принципе может быть реализована едва ли не любая архитектурная идея, включая как первую, так и вторую. Именно поэтому мы и назвали свое предложение «Метаполис».

– Вряд ли Шексна сможет получить соответствующее федеральное и региональное финансирование под подобную урбанистическую программу в условиях экономического кризиса. В таком случае – что делать? Вероятно, разработка экономической модели и проектная деятельность должны идти параллельно?

Е.Б.: Ну почему же? Недавно выделены федеральные средства на реконструкцию набережной города Череповец. Так что надежда есть.

Но всё же главное – инвестиционная составляющая. Надо запустить проект усилиями заинтересованного инвестора. А остальные подтянутся. Как только мы вышли в информационное поле с результатами выездного курса школы «Эволюция» – появился и второй потенциальный инвестор, сейчас уже ведём переговоры. И поддержка губернатора, конечно, исключительно важна. Она имеется, существуют определенные договоренности. Если ты привлекаешь инвестиции на свою территорию, тебе помогают. Если сидишь сложа руки, ничего не делаешь, то зачем тебя поддерживать?

Д.П.: У государства есть программа по берегоукреплению, распространяющаяся в том числе на Волго-Балт. В принципе, мы подпадаем под её действие: береговая линия – это городская территория, и она размывается. Надо использовать и такой шанс.

– Недавно президент РФ санкционировал переподчинение главных архитекторов главам субъектов федерации. По факту в Шексне эта диспозиция уже сложилась. Это была инициатива самого руководства города? Что это даёт?

Е.Б.: Когда я формировал административную структуру два года назад, Дениса Ивановича ещё не было на горизонте, и вопрос о том, что именно он будет главным архитектором района, не стоял. Это произошло чуть позже. Когда я прописывал структуру администрации, задумался над тем, куда же относить архитектуру? И куда бы я её не примерял, получалось, что она не подходит ни под один управленческий блок. Поэтому я принял решение, что буду искать на должность главного архитектора человека, которому я могу доверять, человека, полностью погруженного в свою профессию – и при этом реалиста.

А потом уже появилась кандидатура Дениса Позднякова. Я сразу понял, что он вольный художник, и жёстко ограничивать его в рамках структуры – непродуктивно. Дал ему возможность и штат прописать, и людей подобрать под себя. В том числе, чтобы у него была возможность свободно мыслить и иметь возможность посещать такие замечательные мероприятия, как «Зодчество» или «Арх Москва».

И у нас это получилось. Денис умеет людей зажечь, заинтересовать. Мы с ним прошли уже большой путь. И население нас поддерживает, в том числе и по этому проекту. А вообще – любой руководитель должен быть заинтересован, чтобы главный архитектор работал в непосредственной связи, в тесном контакте с ним.

Как-то Денис Иванович предложил: «Давайте примем регламент по размещению вывесок, как в Москве». И мы это сделали. Теперь у нас уменьшается визуальный беспорядок. Опыт такого взаимодействия лишь уверил меня, что проблемы развития поселения необходимо решать в союзе с главным архитектором.

Д.П.: Для нас, для архитекторов, понятно, что важно выполнить свою определенную миссию. Когда между главой и главным архитектором вырастает вереница посредников, управление территорией не может не страдать. Архитектору, даже и обычному практикующему, необходимо, чтобы его непосредственно слышал глава, потому что есть законы композиции, некие нормы, правила, которых он не знает. Мы-то не все знаем, но по крайней мере человек должен доверять. А доверять на расстоянии – сложно. И если глава принимает такие решения, это полезно, потому что личная ответственность архитектора возрастает.
 

22 Декабря 2016

author pht

Беседовали:

Дмитрий Фесенко, Вика Абель
comments powered by HyperComments
Евгений Богомазов: «Уже ведём переговоры»
Ещё один материал вдогонку «Зодчеству»: о перспективах реализации концепций воркшопа школы «Эволюция» и развития городского поселения Шексна, и об отношениях отношениях между главой администрации и главным архитектором района.
Пресса: Проект МГСУ по благоустройству Яузы получил награду...
Проект благоустройства Яузы, разработанный студентами Московского государственного строительного университета (МГСУ) и НПО "Вектор", отмечен "Золотым знаком" на международном архитектурном фестивале "Зодчество", сообщил корреспондент РИА Новости
Эволюция на Зодчестве
Пётр Виноградов – о работе проектов «Продвижение», «Погружение», школе «Эволюция» и о выставке, запланированной для фестиваля «Зодчество».
Входы для Трёхгорки
Публикуем результаты воркшопа, проведенного архитектурным бюро «Рождественка» совместно с «Трёхгорной мануфактурой» на фестивале Зодчество 2016 и посвящённого разработке входных групп будущего кластера.
Поле зрения
Новое здание музея «Куликово поле» на территории Тульской области – далеко не первая «волна» мемориализации места знаменитого сражения. Однако же и самая «ударная», вобравшая в себя силу всех предыдущих. Заставляющая по-новому взглянуть на то, каким вообще может быть военный музей. Рассказываем о здании, получившем «Хрустальный Дедал» 2016 года.
Успех архитектора
Видео-запись и стенограмма дискуссии «Архитектурный бизнес. Стратегии успеха», организованной Архи.ру и СМА на фестивале «Зодчество».
Эволюция на Зодчестве
Пётр Виноградов – о работе проектов «Продвижение», «Погружение», школе «Эволюция» и о выставке, запланированной для фестиваля «Зодчество».
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.