Евгений Богомазов: «Уже ведём переговоры»

Ещё один материал вдогонку «Зодчеству»: о перспективах реализации концепций воркшопа школы «Эволюция» и развития городского поселения Шексна, и об отношениях отношениях между главой администрации и главным архитектором района.

22 Декабря 2016
mainImg
В конце августа архитектурная школа «Эволюция» провела очередной практический курс под названием «Погружение» – на этот раз выездной – в поселке Шексна Вологодской области. Тема – разработка концепций первой очереди развития Никольской набережной проекта «Русские берега». Результаты работы молодых архитекторов и студентов из разных городов – можно увидеть здесь. Конкусные работы показали в октябре на фестивле «Зодчество», там же состоялась обсуждение перспектив их реализации с участием главы Шекснинского района Евгения Богомазова и его главного архитектора Дениса Позднякова. Публикуем интервью, подготовленное по итогам обсуждения.

– Наряду с сельскими поселениями малые города более всего пострадали за последнюю четверть века, лишившись весомой части населения, рабочих мест, объектов социальной инфраструктуры, а многие – и в целом какой-либо перспективы. Как Шексна пережила этот исторический прессинг?

Евгений Богомазов:
глава Шекснинского района Вологодской области
– Любая территория обладает как минимум четырьмя позициями, при наличии которых население будет на ней оставаться и жить. Если просто – что прежде всего нужно любому человеку, помимо жилья? Первое – это работа. Второе – медицинские услуги. Третье – качественное начальное и среднее образование, чтобы детей не приходилось возить в детский сад и школу за тридевять земель. Четвертое – учреждения культуры, и сюда же можно отнести наличие у данной территории исторической составляющей, историко-культурного потенциала. Не будет работы – люди мало-помалу переберутся в другое место. То же – с медициной, образованием, культурой.

В 2015 году Вологодская область полностью перекрыла показатели по выпуску сельхозпродукции образца 1982 г. – по производству мяса, молока и зерновых. Шекснинский район не исключение. При уменьшении численности работающих в сельскохозяйственном производстве в настоящее время по сравнению с 1982 годом в 6 раз, производственные показатели увеличились. Нам удалось остановить отток населения – уже есть и прирост. Безработица – 0,6%, это крохи. При этом на 90-100 безработных у нас порядка 200-243 рабочих мест со средней зарплатой 17-18 тысяч рублей. Для нашей территории это неплохо.
Концепция «Равновесие». Куратор: Арсения Новикова. Участники: Александра Короткевич, Наталия Кутьенкова, Ольга Ларина. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»
Концепция «Равновесие». Куратор: Арсения Новикова. Участники: Александра Короткевич, Наталия Кутьенкова, Ольга Ларина. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»
Когда два года назад я пришел в выпускные классы одной из наших школ, на мой вопрос: «Кто из вас останется в Шексне?» из 63 человек руку подняло всего трое. С того времени мы создали программу, предполагающую в том числе патриотическое воспитание –показываем молодым людям, что и здесь, на малой родине, можно предложить себя, и здесь жизнь может быть не хуже, чем где бы то ни было – и не надо никуда ехать.

Денис Поздняков:
главный архитектор Шекснинского района Вологодской области
– Чтобы район был перспективным, необходимо развитие индустриальных площадок. Пример: вот воспитывают молодежь на своем заводе 3-4 года, они становятся профессионалами, после чего этот технически подкованный персонал переманивают наши соседи. А почему? Они могут предоставить более комфортные условия. Нашим же предприятиям приходится заново воспитывать смену.

Что делать в таком случае? Надо улучшать социальные условия. Создавать соответствующую среду на территории нашего района. На это работает в том числе плотность событий – та же школа «Эволюция», причем надо не просто нарисовать картинки, а дать понять, что это начало реализации.

Следующий этап – мы начинаем сейчас работать со школьниками, чтобы они попытались представить свою набережную, а там – быть может, поучаствовали в следующем интенсиве, который уже обрёл название – «Наводнение».
Концепция «Метаполис». Куратор: Денис Поздняков. Участники: Дмитрий Тарасевич, Евгений Лядский, Александр Таслунов, Кристина Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»
Вот у меня дом в деревне под Шексной. Почему семья ко мне не переезжает жить из Вологды? Потому что недостаточно возможностей получить дополнительное образование. Нет высших учебных заведений. В Шексне есть кинотеатр, но его недостаточно – нужен медийный комплекс. Кинотеатр без сопутствующих функций не сумеет увлечь людей. Необходим календарь интересных событий, которые аккумулировали бы общественную энергию. И люди бы не уезжали.

Надо этими инструментами пользоваться, пытаться приспособить их к своим условиям. Вот привели в порядок набережную в Вологде, народ перестал там по привычке употреблять, стал заниматься спортом, и появился туристический поток.
Концепция «Метаполис». Куратор: Денис Поздняков. Участники: Дмитрий Тарасевич, Евгений Лядский, Александр Таслунов, Кристина Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»
– Что давало жизнь городу в советский период? Сохранилась ли преемственность, что дошло до наших дней?

Е.Б.: Прежде всего промышленность и сельское хозяйство. Промышленные предприятия, сельхозпроизводство и сейчас работают и развиваются в районе. Далее – культурно-рекреационная активность. Очень важна составляющая облика района – это, самобытная народная культура и традиции, которые сейчас являются основой туристической привлекателности Шекснинского района. У нас есть 12-часовые экскурсионные туры – это музейный показ, знакомство с местной обрядовой практикой, к примеру такой промысел, как изготовление кукол.

– Шексна находится на перекрестье путей – водных, автомобильных, воздушных. И «Северный поток» проходит совсем рядом. Воспользоваться этим обстоятельством, что называется, сам Бог велел. Вы решили начать с речного фасада, сделав его визитной карточкой города?

Е.Б.: На территории района располагается индустриальный парк. Там представлены три предприятия: трубопрокатный завод, завод по переработке отходов животного происхождения, и завод по выпуску газового оборудования.

Мы не хотели бы на этом останавливаться. Тем более, что Череповец сегодня продвигается в сторону Шекснинского района. Ведь до «Северстали» всего-то 30 км – это полчаса езды по хорошей дороге. Так что жильё для сотрудников предприятия в экологически чистом месте, на берегу Волго-Балта – это перспективный ход, который позволил бы удержать высококвалифицированные кадры. А здесь жильё по определению доступнее, дешевле, чем в самом Череповце. У нас красивейшие места, при этом посёлок расположен вдоль реки, а это 7–8 км – и нет ни одного пляжа. Потенциал развития просто на виду.
Концепция «Водоворот». Куратор: Пётр Виноградов. Участники: Дарья Диканчук, Анастасия Баранова, Елизавета Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»
Д.П.: Промышленную территорию надо реконструировать, восстанавливать. Но если начать с поселка или с промтерритории – сложнее будет раскрутить весь проект. А тут – на выходе квартиры с видом на реку Шексна, с обустроенной набережной, какой-то интересной историей. Наши предложения были включены в повестку Госсовета по развитию водного хозяйства. В настоящее время запущен проект круизного лайнера, который должен быть спущен на воду в 2019 году. Первая навигация предполагается от Санкт-Петербурга до Москвы – это летний маршрут, потом – осенний – от Москвы до Сочи, и зимний – от Сочи до Турции и Египта, уже по морям. В этой перспективе наша площадка находится как раз посередине первого этапа, а, как известно, спрос на путешествия по воде очень большой. Уже сегодня в летнюю навигацию мимо Шексны проплывает более 400 судов.

– Территория, которую планируется обустроить, насчитывает почти сотню гектаров. Для малого города это значительный масштаб. Но начинать надо с обозримого участка. Почему выбрана именно эта площадка в качестве пилотной?

Е.Б.: Два года назад была реконструирована вся шлюзовая система – это в непосредственной близости от пилотного участка. Можно считать это стартовой точкой всей программы.

Д.П.: Есть арендатор территории бывшего бетонного завода – неэкологичного производства, на котором поставлен крест. Сейчас он занимается строительством в Череповце. Это наш будущий инвестор, которого мы рассматриваем, то есть собственник, который хочет это реализовать. Но чтобы всё было правильно – нам нужно проработать сценарии развития территории, мы хотим, чтобы появлялись различные уникальные архитектурные сооружения, которыми мы могли бы гордиться, возможно – на конкурсной основе. Отсюда – эта идея музея Волго-Балта с сопутствующей рекреационной инфраструктурой.
Концепция «Водоворот». Куратор: Пётр Виноградов. Участники: Дарья Диканчук, Анастасия Баранова, Елизавета Олейник. Предоставлено архитектурной школой «Эволюция»
– Три полученных в результате летнего интенсива проекта объединяет урбанистический пафос, хотя в «Водовороте» и «Метагороде» он носит едва ли не запредельный характер. Вряд ли они могут выступить в режиме взаимодополнительности. Как вы их оцениваете с точки зрения: а) стартовой точки развития города, б) перспективы реализации?

Е.Б.: Как вы понимаете, я чистый практик, прагматик. Один из наших застройщиков возводит сейчас жильё с нестандартными планировками по цене 40 тыс. руб. за м2. Не успел достроить, все раскуплено подчистую.

В настоящее время востребованность жилья не сиюминутная, люди хотят жить не только удобно, но и эстетично. С видами из окон. С качественным окружением. Инвесторы из Череповца отказываются от проектов в Подмосковье, отдают предпочтение нам, чувствуют перспективу. Так что семинарские работы легли на подготовленную почву.

У людей, которые присутствовали на защите проектов, был культурный шок. Они увидели иную перспективу внутри наших реалий, шекснинской повседневности. Быть может, инвесторами будут приняты какие-то отдельные идеи. Это их прерогатива. А зерно есть в каждом из предложений.

Д.П.: Мне нравятся все три проекта. Но у нас есть цель – представить возможности территории. Заурядные вещи на это не способны. Нужна сильная заявка. Идея Петра с водоворотом – очень звонкая. По сути, это бренд территории, точка роста – причем не только Шексны. Концепция Арсении более природная, уютная; размывание границ. А наш проект приближен к условиям строительства. В рамках общей концепции в принципе может быть реализована едва ли не любая архитектурная идея, включая как первую, так и вторую. Именно поэтому мы и назвали свое предложение «Метаполис».

– Вряд ли Шексна сможет получить соответствующее федеральное и региональное финансирование под подобную урбанистическую программу в условиях экономического кризиса. В таком случае – что делать? Вероятно, разработка экономической модели и проектная деятельность должны идти параллельно?

Е.Б.: Ну почему же? Недавно выделены федеральные средства на реконструкцию набережной города Череповец. Так что надежда есть.

Но всё же главное – инвестиционная составляющая. Надо запустить проект усилиями заинтересованного инвестора. А остальные подтянутся. Как только мы вышли в информационное поле с результатами выездного курса школы «Эволюция» – появился и второй потенциальный инвестор, сейчас уже ведём переговоры. И поддержка губернатора, конечно, исключительно важна. Она имеется, существуют определенные договоренности. Если ты привлекаешь инвестиции на свою территорию, тебе помогают. Если сидишь сложа руки, ничего не делаешь, то зачем тебя поддерживать?

Д.П.: У государства есть программа по берегоукреплению, распространяющаяся в том числе на Волго-Балт. В принципе, мы подпадаем под её действие: береговая линия – это городская территория, и она размывается. Надо использовать и такой шанс.

– Недавно президент РФ санкционировал переподчинение главных архитекторов главам субъектов федерации. По факту в Шексне эта диспозиция уже сложилась. Это была инициатива самого руководства города? Что это даёт?

Е.Б.: Когда я формировал административную структуру два года назад, Дениса Ивановича ещё не было на горизонте, и вопрос о том, что именно он будет главным архитектором района, не стоял. Это произошло чуть позже. Когда я прописывал структуру администрации, задумался над тем, куда же относить архитектуру? И куда бы я её не примерял, получалось, что она не подходит ни под один управленческий блок. Поэтому я принял решение, что буду искать на должность главного архитектора человека, которому я могу доверять, человека, полностью погруженного в свою профессию – и при этом реалиста.

А потом уже появилась кандидатура Дениса Позднякова. Я сразу понял, что он вольный художник, и жёстко ограничивать его в рамках структуры – непродуктивно. Дал ему возможность и штат прописать, и людей подобрать под себя. В том числе, чтобы у него была возможность свободно мыслить и иметь возможность посещать такие замечательные мероприятия, как «Зодчество» или «Арх Москва».

И у нас это получилось. Денис умеет людей зажечь, заинтересовать. Мы с ним прошли уже большой путь. И население нас поддерживает, в том числе и по этому проекту. А вообще – любой руководитель должен быть заинтересован, чтобы главный архитектор работал в непосредственной связи, в тесном контакте с ним.

Как-то Денис Иванович предложил: «Давайте примем регламент по размещению вывесок, как в Москве». И мы это сделали. Теперь у нас уменьшается визуальный беспорядок. Опыт такого взаимодействия лишь уверил меня, что проблемы развития поселения необходимо решать в союзе с главным архитектором.

Д.П.: Для нас, для архитекторов, понятно, что важно выполнить свою определенную миссию. Когда между главой и главным архитектором вырастает вереница посредников, управление территорией не может не страдать. Архитектору, даже и обычному практикующему, необходимо, чтобы его непосредственно слышал глава, потому что есть законы композиции, некие нормы, правила, которых он не знает. Мы-то не все знаем, но по крайней мере человек должен доверять. А доверять на расстоянии – сложно. И если глава принимает такие решения, это полезно, потому что личная ответственность архитектора возрастает.
 

22 Декабря 2016

author pht

Беседовали:

Дмитрий Фесенко, Вика Абель
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Зодчество 2016

Евгений Богомазов: «Уже ведём переговоры»
Ещё один материал вдогонку «Зодчеству»: о перспективах реализации концепций воркшопа школы «Эволюция» и развития городского поселения Шексна, и об отношениях отношениях между главой администрации и главным архитектором района.
Входы для Трёхгорки
Публикуем результаты воркшопа, проведенного архитектурным бюро «Рождественка» совместно с «Трёхгорной мануфактурой» на фестивале Зодчество 2016 и посвящённого разработке входных групп будущего кластера.
Поле зрения
Новое здание музея «Куликово поле» на территории Тульской области – далеко не первая «волна» мемориализации места знаменитого сражения. Однако же и самая «ударная», вобравшая в себя силу всех предыдущих. Заставляющая по-новому взглянуть на то, каким вообще может быть военный музей. Рассказываем о здании, получившем «Хрустальный Дедал» 2016 года.
Успех архитектора
Видео-запись и стенограмма дискуссии «Архитектурный бизнес. Стратегии успеха», организованной Архи.ру и СМА на фестивале «Зодчество».

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.