Модернистские павильоны ВДНХ

Модернистские павильоны ансамбля ВДНХ в Москве в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры, директора по исследованиям Института модернизма Анны Броновицкой.

mainImg
Анна Броновицкая, историк архитектуры, директор по исследованиям Института модернизма:

«Когда говорят о ВДНХ, обычно представляют себе фонтаны, главный павильон со шпилем и прочее сталинское великолепие. Но все это относится к ВСХВ, Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, а собственно ВДНХ существовала с 1959 по 1991 год. Павильоны, построенные за это время, представляют практически все варианты архитектуры советского послевоенного модернизма, за исключением массового строительства, и первые заходы в постмодернизм. Очень жаль, что при поспешном подновлении ансамбля выставки к новому открытию летом 2014 года был уничтожен самый интересный из ранних опытов освоения модернистской эстетики в СССР – алюминиевый фасад павильона «Радиоэлектроника и связь». Но оставшегося достаточно, чтобы изучать историю архитектуры 1960–1980-х годов, не покидая территории выставки. В Москве нет другой территории с такой концентрацией оригинальных зданий этого периода.

Круговая кинопанорама
Наталья Стригалева, инженер Георгий Муратов
1959
Очень скромная на вид постройка (особенно после утраты «короны» из светящихся трубок) – оболочка уникального аттракциона, кинотеатра с проекцией на 360° и памятник хрущевской попытке «догнать и перегнать Америку». Круговая кинопанорама появилась на ВДНХ в связи с американской выставкой в Сокольниках в 1959 году, которая сама по себе была беспрецедентным событием. Узнав, что американцы собираются привезти в Москву «Циркораму» – систему панорамного кино, за несколько лет до того запатентованную Уолтом Диснеем, Хрущев распорядился создать превосходящий советский аналог, что и было сделано. Советские конструкторы в кратчайший срок разработали метод съемки, сведения и проекции полнопанорамных фильмов, а архитектор Стригалева и инженер Муратов за три месяца спроектировали и построили здание для их демонстрации.
Устроено оно очень просто: в центре круглый зал с экранами, вокруг – галерея, в верхнем ярусе которой расположена проекционная, а в нижнем – фойе и административные помещения. Снаружи это выглядит как глухой барабан, оживленный только группами отверстий вентиляционных решеток, «парящий» над сплошным остеклением фойе. Ни колонн, ни лепнины, ни карниза – только модная люминесцентная вывеска с повторяющейся надписью «Круговая кинопанорама» по краю кровли. Выглядело это невероятно современно и, вместе с появившимся тогда же, к открытию ВДНХ, фасадом «Радиоэлектроники», показывало, как далеко ушла страна за короткое время после смерти Сталина.
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков




«Газовая промышленность» (№ 21)
Елена Анцута, Владислав Кузнецов,
1967
В 1967 году страна отмечала 50-летие революции, и к этой дате ВДНХ значительно обновили. На площади Промышленности снесли две трети павильонов и построили на их месте четыре крупных – «Товары народного потребления», «Химическая промышленность», «Электрификация» и павильон межотраслевых выставок. Последний из них демонстрировал возможности создания уникальных построек из типовых элементов, что получилось не очень убедительно. В 2015 году его снесли, на его месте планируется строительство павильона «Росатом». Грандиозный, 229 м длиной по фасаду павильон «Товары народного потребления» (№ 57, Игорь Виноградский, В. Зальцман, конструкторы Михаил Берклайд, А. Беляев, Александр Левенштейн) в том же 2015 году заменили новоделом, где разместился исторический парк «Россия – моя история»). Зато павильон «Химическая промышленность», как и его упомянутый выше более крупный собрат, демонстрирующий увлечение советских архитекторов творчеством Миса ван дер Роэ (№ 20, Борис Виленский, А. Вершинин, инженеры И. Левитис, Н. Булкин и др.) пока сохранился в неприкосновенности. Как раз за ним, в стороне от главной оси выставки, на месте павильона «Картофель и овощеводство» построили павильон «Газовая промышленность». Его облик не оставляет сомнений, что героем авторов был не Мис, а другой гений современной архитектуры – Ле Корбюзье: сильно вынесенный, изгибом напоминающий лодку козырек, конечно же, вдохновлен Капеллой в Роншане. Принцип перетекания наружных и внутренних пространств был подчеркнут керамической мозаикой с изображением газового пламени, начинавшейся на стене снаружи павильона и продолжавшейся в интерьере за стеклянной оболочкой. Увы, теперь этого увидеть нельзя: при недавней реконструкции мозаика в интерьере исчезла. При той же самой реконструкции на фасаде были прорезаны новые окна, хотя изначально изогнутая глухая поверхность служила фоном для металлического рельефа с изображением вышек газовых скважин и надписью «Газовая промышленность».
«Газовая промышленность». Фото © Денис Есаков
«Газовая промышленность». Фото © Денис Есаков



«Химическая промышленность». Фото © Денис Есаков
«Химическая промышленность». Фото © Денис Есаков




«Птицеводство» (№ 37)
Владимир Богданов, В. Магидов, М. Леонтьев
1968
Владимир Богданов много работал на МИД, строил советские посольства за рубежом. Возможно, поэтому, павильон отличается стильностью и качеством строительства, какие на территории СССР трудно было встретить за пределами Прибалтики. Вытянутое вдоль берега пруда здание разбито на чуть смещенные друг относительно друга объемы, чтобы не подавлять масштабом. Дополнительную дробность, не вызывающую при этом ощущения беспокойства или пестроты, создает совмещение фактур: светлый кирпич и темный кабанчик цоколя соседствуют со стеклом, светлым бетоном, мореным деревом и темным металлом, из которого сделаны рубленые буквы вывески. Скульптура петуха, установленная на высоком столбе перед входом, еще больше усиливает прибалтийские ассоциации. Промышленное птицеводство – довольно страшная вещь. От осознания этого посетителей отвлекали футуристическая экспозиция вводного зала со стендами, выполненными в виде гигантских яиц, и устройство крыла с натурной экспозицией. Вольеры и клетки с птицами были отгорожены блокирующим запахи стеклом, а по другую сторону через такое же панорамное остекления открывался красивый пейзаж с прудом.
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков



«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры» (№ 22)
Б.С. Виленский, Акопов, В.И. Жук, Пумпянская, инженеры И. Левитес, А.М. Бройда, Горячева
1968–1971
Это последняя постройка вхутемасовца Бориса Виленского, скончавшегося в 1970 году. В 1959 году он одним из первых включился в возвращение в СССР современной архитектуры, возглавив команду, построившую в Сокольниках несколько изящных кафе-стекляшек, а потом проектировал вместе с Игорем Виноградским выставочные павильоны в Сокольниках и на ВДНХ, варьируя одну тему – стеклянного параллелепипеда. Здесь, возможно, благодаря участию молодых коллег, решение более сложное. Стеклянный параллелепипед тоже есть, но расчерчен нарядной клеткой и отодвинут назад, а фасад изогнут волной и покрыт рельефной облицовкой из ракушечника. Помимо традиционно открытых, перетекающих пространств экспозиционной части, в павильоне был дегустационный зал, отделанный, как подобает ресторану того времени: кирпичный пол, деревянный потолок и стены, покрытые туфом со вставками из керамики и металлического литья.
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков



«Цветоводство и озеленение» (№ 29)
Игорь Виноградский, Владимир Никитин, Г.В. Астафьев, Н. Богданова, Л. Мариновский, А. Рыдаев, инженер Михаил Берклайд и др., скульптор Юрий Александров
1969–1971
Наверное, самый интересный и сложно организованный из модернистских павильонов ВДНХ. На сей раз отправной точкой для авторов стали работы Луиса Кана. Проектировался павильон вместе с ландшафтным участком, куда выдвинуты бассейны для демонстрации водных растений – увы, давно не функционирующие. Снаружи он выглядит как группа составленных вместе каменных кубов, над которыми поднимаются косо срезанные пирамиды световых колодцев. Внутри – очень редкий случай в советской практике – мы обнаруживаем открытые бетонные конструкции, притом удивительной красоты. У павильона счастливая судьба, он до сих пор сохранил свое назначение. Конечно, хаос современных стендов сбивает ощущение пространства, но задрав голову и посмотрев поверх перегородок, еще можно оценить качество архитектуры. Один уголок – кафе с зимним садом – сохранился практически в таком виде, каким был в 1970-х годах. Еще одна радость этого павильона – выпукло-вогнутый, ажурный рельеф «Флора» скульптора Юрия Александрова в заглублении фасада перед входом.
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков



«Семена» (№ 7)
Зоя Арзамасова, инженер Д. Земцов
1974–1979
Павильон, стоящий на открытом участке у изгиба Кольцевой аллеи, сразу привлекает внимание динамичной формой, меняющейся в зависимости от ракурса. При подходе от Южного входа мы видим два пересекающихся треугольника, а от перпендикулярной аллеи открывается плоскость фасада с асимметрично расположенной прямоугольной башней. Только походив вокруг и зайдя внутрь, понимаешь, что параллелепипед основного объема прорезан двумя вертикально поставленными треугольными пластинами, витражи которых впускают в интерьер дневной свет. А еще архитектор не стала бороться с понижением рельефа на участке, а открыла в сторону «ямы» цокольный этаж, сохранив, таким образом, растущие на участке деревья. Внутри до сих пор торгуют семенами, сохранились фрагменты первоначальной экспозиции и даже аутентичные таблички с мужским и женским силуэтом на дверях туалета.
«Семена». Фото © Денис Есаков
«Семена». Фото © Денис Есаков
«Семена». Фото © Денис Есаков



Пристройка к павильону «Овцеводство» (№ 2)
В.Е. Попова
1974
Один из павильонов идиллического животноводческого городка ВСХВ 1954 года был переквалифицирован в «Воспроизводство сельскохозяйственных животных». Под этой формулировкой подразумевалось искусственное осеменение, и для столь прогрессивной темы прежняя архитектура, стилизованная под монастырский корпус XVII века, не очень подходила. К счастью, павильон А7 Колесниченко и Г. Савинова не снесли, а просто дали ему новый вход с пересеченной консолью круглой угловой башней.
Пристройка к павильону «Овцеводство». Фото © Денис Есаков
Пристройка к павильону «Овцеводство». Фото © Денис Есаков


15 Сентября 2016

author pht

Авторы текста:

Анна Броновицкая, Денис Есаков

Статьи по теме: Советский модернизм

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Прения о шаре
История о взаимодействии авторов и профессиональной этике: с хорошим концом на примере Даниловского рынка и с плохим – на примере Перовского. В переписке Феликса Новикова и Александры Чечеткиной, с экскурсами в 1980-е.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Тотальный театр
Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.
Музей Ленина в Горках
Музей В.И. Ленина в Горках по проекту Леонида Павлова в контексте «ленинианы» его автора: публикация исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.
Пансионат «Дружба»
Пансионат «Дружба» в Курпатах близ Ялты по проекту Игоря Василевского, его конструктивные особенности и использование при проектировании САПР – в развернутой публикации исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.