Модернистские павильоны ВДНХ

Модернистские павильоны ансамбля ВДНХ в Москве в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры, директора по исследованиям Института модернизма Анны Броновицкой.

mainImg
Анна Броновицкая, историк архитектуры, директор по исследованиям Института модернизма:

«Когда говорят о ВДНХ, обычно представляют себе фонтаны, главный павильон со шпилем и прочее сталинское великолепие. Но все это относится к ВСХВ, Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, а собственно ВДНХ существовала с 1959 по 1991 год. Павильоны, построенные за это время, представляют практически все варианты архитектуры советского послевоенного модернизма, за исключением массового строительства, и первые заходы в постмодернизм. Очень жаль, что при поспешном подновлении ансамбля выставки к новому открытию летом 2014 года был уничтожен самый интересный из ранних опытов освоения модернистской эстетики в СССР – алюминиевый фасад павильона «Радиоэлектроника и связь». Но оставшегося достаточно, чтобы изучать историю архитектуры 1960–1980-х годов, не покидая территории выставки. В Москве нет другой территории с такой концентрацией оригинальных зданий этого периода.

Круговая кинопанорама
Наталья Стригалева, инженер Георгий Муратов
1959
Очень скромная на вид постройка (особенно после утраты «короны» из светящихся трубок) – оболочка уникального аттракциона, кинотеатра с проекцией на 360° и памятник хрущевской попытке «догнать и перегнать Америку». Круговая кинопанорама появилась на ВДНХ в связи с американской выставкой в Сокольниках в 1959 году, которая сама по себе была беспрецедентным событием. Узнав, что американцы собираются привезти в Москву «Циркораму» – систему панорамного кино, за несколько лет до того запатентованную Уолтом Диснеем, Хрущев распорядился создать превосходящий советский аналог, что и было сделано. Советские конструкторы в кратчайший срок разработали метод съемки, сведения и проекции полнопанорамных фильмов, а архитектор Стригалева и инженер Муратов за три месяца спроектировали и построили здание для их демонстрации.
Устроено оно очень просто: в центре круглый зал с экранами, вокруг – галерея, в верхнем ярусе которой расположена проекционная, а в нижнем – фойе и административные помещения. Снаружи это выглядит как глухой барабан, оживленный только группами отверстий вентиляционных решеток, «парящий» над сплошным остеклением фойе. Ни колонн, ни лепнины, ни карниза – только модная люминесцентная вывеска с повторяющейся надписью «Круговая кинопанорама» по краю кровли. Выглядело это невероятно современно и, вместе с появившимся тогда же, к открытию ВДНХ, фасадом «Радиоэлектроники», показывало, как далеко ушла страна за короткое время после смерти Сталина.
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков




«Газовая промышленность» (№ 21)
Елена Анцута, Владислав Кузнецов,
1967
В 1967 году страна отмечала 50-летие революции, и к этой дате ВДНХ значительно обновили. На площади Промышленности снесли две трети павильонов и построили на их месте четыре крупных – «Товары народного потребления», «Химическая промышленность», «Электрификация» и павильон межотраслевых выставок. Последний из них демонстрировал возможности создания уникальных построек из типовых элементов, что получилось не очень убедительно. В 2015 году его снесли, на его месте планируется строительство павильона «Росатом». Грандиозный, 229 м длиной по фасаду павильон «Товары народного потребления» (№ 57, Игорь Виноградский, В. Зальцман, конструкторы Михаил Берклайд, А. Беляев, Александр Левенштейн) в том же 2015 году заменили новоделом, где разместился исторический парк «Россия – моя история»). Зато павильон «Химическая промышленность», как и его упомянутый выше более крупный собрат, демонстрирующий увлечение советских архитекторов творчеством Миса ван дер Роэ (№ 20, Борис Виленский, А. Вершинин, инженеры И. Левитис, Н. Булкин и др.) пока сохранился в неприкосновенности. Как раз за ним, в стороне от главной оси выставки, на месте павильона «Картофель и овощеводство» построили павильон «Газовая промышленность». Его облик не оставляет сомнений, что героем авторов был не Мис, а другой гений современной архитектуры – Ле Корбюзье: сильно вынесенный, изгибом напоминающий лодку козырек, конечно же, вдохновлен Капеллой в Роншане. Принцип перетекания наружных и внутренних пространств был подчеркнут керамической мозаикой с изображением газового пламени, начинавшейся на стене снаружи павильона и продолжавшейся в интерьере за стеклянной оболочкой. Увы, теперь этого увидеть нельзя: при недавней реконструкции мозаика в интерьере исчезла. При той же самой реконструкции на фасаде были прорезаны новые окна, хотя изначально изогнутая глухая поверхность служила фоном для металлического рельефа с изображением вышек газовых скважин и надписью «Газовая промышленность».
«Газовая промышленность». Фото © Денис Есаков
«Газовая промышленность». Фото © Денис Есаков



«Химическая промышленность». Фото © Денис Есаков
«Химическая промышленность». Фото © Денис Есаков




«Птицеводство» (№ 37)
Владимир Богданов, В. Магидов, М. Леонтьев
1968
Владимир Богданов много работал на МИД, строил советские посольства за рубежом. Возможно, поэтому, павильон отличается стильностью и качеством строительства, какие на территории СССР трудно было встретить за пределами Прибалтики. Вытянутое вдоль берега пруда здание разбито на чуть смещенные друг относительно друга объемы, чтобы не подавлять масштабом. Дополнительную дробность, не вызывающую при этом ощущения беспокойства или пестроты, создает совмещение фактур: светлый кирпич и темный кабанчик цоколя соседствуют со стеклом, светлым бетоном, мореным деревом и темным металлом, из которого сделаны рубленые буквы вывески. Скульптура петуха, установленная на высоком столбе перед входом, еще больше усиливает прибалтийские ассоциации. Промышленное птицеводство – довольно страшная вещь. От осознания этого посетителей отвлекали футуристическая экспозиция вводного зала со стендами, выполненными в виде гигантских яиц, и устройство крыла с натурной экспозицией. Вольеры и клетки с птицами были отгорожены блокирующим запахи стеклом, а по другую сторону через такое же панорамное остекления открывался красивый пейзаж с прудом.
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков



«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры» (№ 22)
Б.С. Виленский, Акопов, В.И. Жук, Пумпянская, инженеры И. Левитес, А.М. Бройда, Горячева
1968–1971
Это последняя постройка вхутемасовца Бориса Виленского, скончавшегося в 1970 году. В 1959 году он одним из первых включился в возвращение в СССР современной архитектуры, возглавив команду, построившую в Сокольниках несколько изящных кафе-стекляшек, а потом проектировал вместе с Игорем Виноградским выставочные павильоны в Сокольниках и на ВДНХ, варьируя одну тему – стеклянного параллелепипеда. Здесь, возможно, благодаря участию молодых коллег, решение более сложное. Стеклянный параллелепипед тоже есть, но расчерчен нарядной клеткой и отодвинут назад, а фасад изогнут волной и покрыт рельефной облицовкой из ракушечника. Помимо традиционно открытых, перетекающих пространств экспозиционной части, в павильоне был дегустационный зал, отделанный, как подобает ресторану того времени: кирпичный пол, деревянный потолок и стены, покрытые туфом со вставками из керамики и металлического литья.
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков



«Цветоводство и озеленение» (№ 29)
Игорь Виноградский, Владимир Никитин, Г.В. Астафьев, Н. Богданова, Л. Мариновский, А. Рыдаев, инженер Михаил Берклайд и др., скульптор Юрий Александров
1969–1971
Наверное, самый интересный и сложно организованный из модернистских павильонов ВДНХ. На сей раз отправной точкой для авторов стали работы Луиса Кана. Проектировался павильон вместе с ландшафтным участком, куда выдвинуты бассейны для демонстрации водных растений – увы, давно не функционирующие. Снаружи он выглядит как группа составленных вместе каменных кубов, над которыми поднимаются косо срезанные пирамиды световых колодцев. Внутри – очень редкий случай в советской практике – мы обнаруживаем открытые бетонные конструкции, притом удивительной красоты. У павильона счастливая судьба, он до сих пор сохранил свое назначение. Конечно, хаос современных стендов сбивает ощущение пространства, но задрав голову и посмотрев поверх перегородок, еще можно оценить качество архитектуры. Один уголок – кафе с зимним садом – сохранился практически в таком виде, каким был в 1970-х годах. Еще одна радость этого павильона – выпукло-вогнутый, ажурный рельеф «Флора» скульптора Юрия Александрова в заглублении фасада перед входом.
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков



«Семена» (№ 7)
Зоя Арзамасова, инженер Д. Земцов
1974–1979
Павильон, стоящий на открытом участке у изгиба Кольцевой аллеи, сразу привлекает внимание динамичной формой, меняющейся в зависимости от ракурса. При подходе от Южного входа мы видим два пересекающихся треугольника, а от перпендикулярной аллеи открывается плоскость фасада с асимметрично расположенной прямоугольной башней. Только походив вокруг и зайдя внутрь, понимаешь, что параллелепипед основного объема прорезан двумя вертикально поставленными треугольными пластинами, витражи которых впускают в интерьер дневной свет. А еще архитектор не стала бороться с понижением рельефа на участке, а открыла в сторону «ямы» цокольный этаж, сохранив, таким образом, растущие на участке деревья. Внутри до сих пор торгуют семенами, сохранились фрагменты первоначальной экспозиции и даже аутентичные таблички с мужским и женским силуэтом на дверях туалета.
«Семена». Фото © Денис Есаков
«Семена». Фото © Денис Есаков
«Семена». Фото © Денис Есаков



Пристройка к павильону «Овцеводство» (№ 2)
В.Е. Попова
1974
Один из павильонов идиллического животноводческого городка ВСХВ 1954 года был переквалифицирован в «Воспроизводство сельскохозяйственных животных». Под этой формулировкой подразумевалось искусственное осеменение, и для столь прогрессивной темы прежняя архитектура, стилизованная под монастырский корпус XVII века, не очень подходила. К счастью, павильон А7 Колесниченко и Г. Савинова не снесли, а просто дали ему новый вход с пересеченной консолью круглой угловой башней.
Пристройка к павильону «Овцеводство». Фото © Денис Есаков
Пристройка к павильону «Овцеводство». Фото © Денис Есаков


15 Сентября 2016

author pht

Авторы текста:

Анна Броновицкая, Денис Есаков
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.