Модернистские павильоны ВДНХ

Модернистские павильоны ансамбля ВДНХ в Москве в фотографиях Дениса Есакова с комментарием историка архитектуры, директора по исследованиям Института модернизма Анны Броновицкой.

mainImg
Анна Броновицкая, историк архитектуры, директор по исследованиям Института модернизма:

«Когда говорят о ВДНХ, обычно представляют себе фонтаны, главный павильон со шпилем и прочее сталинское великолепие. Но все это относится к ВСХВ, Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, а собственно ВДНХ существовала с 1959 по 1991 год. Павильоны, построенные за это время, представляют практически все варианты архитектуры советского послевоенного модернизма, за исключением массового строительства, и первые заходы в постмодернизм. Очень жаль, что при поспешном подновлении ансамбля выставки к новому открытию летом 2014 года был уничтожен самый интересный из ранних опытов освоения модернистской эстетики в СССР – алюминиевый фасад павильона «Радиоэлектроника и связь». Но оставшегося достаточно, чтобы изучать историю архитектуры 1960–1980-х годов, не покидая территории выставки. В Москве нет другой территории с такой концентрацией оригинальных зданий этого периода.

Круговая кинопанорама
Наталья Стригалева, инженер Георгий Муратов
1959
Очень скромная на вид постройка (особенно после утраты «короны» из светящихся трубок) – оболочка уникального аттракциона, кинотеатра с проекцией на 360° и памятник хрущевской попытке «догнать и перегнать Америку». Круговая кинопанорама появилась на ВДНХ в связи с американской выставкой в Сокольниках в 1959 году, которая сама по себе была беспрецедентным событием. Узнав, что американцы собираются привезти в Москву «Циркораму» – систему панорамного кино, за несколько лет до того запатентованную Уолтом Диснеем, Хрущев распорядился создать превосходящий советский аналог, что и было сделано. Советские конструкторы в кратчайший срок разработали метод съемки, сведения и проекции полнопанорамных фильмов, а архитектор Стригалева и инженер Муратов за три месяца спроектировали и построили здание для их демонстрации.
Устроено оно очень просто: в центре круглый зал с экранами, вокруг – галерея, в верхнем ярусе которой расположена проекционная, а в нижнем – фойе и административные помещения. Снаружи это выглядит как глухой барабан, оживленный только группами отверстий вентиляционных решеток, «парящий» над сплошным остеклением фойе. Ни колонн, ни лепнины, ни карниза – только модная люминесцентная вывеска с повторяющейся надписью «Круговая кинопанорама» по краю кровли. Выглядело это невероятно современно и, вместе с появившимся тогда же, к открытию ВДНХ, фасадом «Радиоэлектроники», показывало, как далеко ушла страна за короткое время после смерти Сталина.
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков
Круговая кинопанорама. Фото © Денис Есаков




«Газовая промышленность» (№ 21)
Елена Анцута, Владислав Кузнецов,
1967
В 1967 году страна отмечала 50-летие революции, и к этой дате ВДНХ значительно обновили. На площади Промышленности снесли две трети павильонов и построили на их месте четыре крупных – «Товары народного потребления», «Химическая промышленность», «Электрификация» и павильон межотраслевых выставок. Последний из них демонстрировал возможности создания уникальных построек из типовых элементов, что получилось не очень убедительно. В 2015 году его снесли, на его месте планируется строительство павильона «Росатом». Грандиозный, 229 м длиной по фасаду павильон «Товары народного потребления» (№ 57, Игорь Виноградский, В. Зальцман, конструкторы Михаил Берклайд, А. Беляев, Александр Левенштейн) в том же 2015 году заменили новоделом, где разместился исторический парк «Россия – моя история»). Зато павильон «Химическая промышленность», как и его упомянутый выше более крупный собрат, демонстрирующий увлечение советских архитекторов творчеством Миса ван дер Роэ (№ 20, Борис Виленский, А. Вершинин, инженеры И. Левитис, Н. Булкин и др.) пока сохранился в неприкосновенности. Как раз за ним, в стороне от главной оси выставки, на месте павильона «Картофель и овощеводство» построили павильон «Газовая промышленность». Его облик не оставляет сомнений, что героем авторов был не Мис, а другой гений современной архитектуры – Ле Корбюзье: сильно вынесенный, изгибом напоминающий лодку козырек, конечно же, вдохновлен Капеллой в Роншане. Принцип перетекания наружных и внутренних пространств был подчеркнут керамической мозаикой с изображением газового пламени, начинавшейся на стене снаружи павильона и продолжавшейся в интерьере за стеклянной оболочкой. Увы, теперь этого увидеть нельзя: при недавней реконструкции мозаика в интерьере исчезла. При той же самой реконструкции на фасаде были прорезаны новые окна, хотя изначально изогнутая глухая поверхность служила фоном для металлического рельефа с изображением вышек газовых скважин и надписью «Газовая промышленность».
«Газовая промышленность». Фото © Денис Есаков
«Газовая промышленность». Фото © Денис Есаков



«Химическая промышленность». Фото © Денис Есаков
«Химическая промышленность». Фото © Денис Есаков




«Птицеводство» (№ 37)
Владимир Богданов, В. Магидов, М. Леонтьев
1968
Владимир Богданов много работал на МИД, строил советские посольства за рубежом. Возможно, поэтому, павильон отличается стильностью и качеством строительства, какие на территории СССР трудно было встретить за пределами Прибалтики. Вытянутое вдоль берега пруда здание разбито на чуть смещенные друг относительно друга объемы, чтобы не подавлять масштабом. Дополнительную дробность, не вызывающую при этом ощущения беспокойства или пестроты, создает совмещение фактур: светлый кирпич и темный кабанчик цоколя соседствуют со стеклом, светлым бетоном, мореным деревом и темным металлом, из которого сделаны рубленые буквы вывески. Скульптура петуха, установленная на высоком столбе перед входом, еще больше усиливает прибалтийские ассоциации. Промышленное птицеводство – довольно страшная вещь. От осознания этого посетителей отвлекали футуристическая экспозиция вводного зала со стендами, выполненными в виде гигантских яиц, и устройство крыла с натурной экспозицией. Вольеры и клетки с птицами были отгорожены блокирующим запахи стеклом, а по другую сторону через такое же панорамное остекления открывался красивый пейзаж с прудом.
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков
«Птицеводство». Фото © Денис Есаков



«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры» (№ 22)
Б.С. Виленский, Акопов, В.И. Жук, Пумпянская, инженеры И. Левитес, А.М. Бройда, Горячева
1968–1971
Это последняя постройка вхутемасовца Бориса Виленского, скончавшегося в 1970 году. В 1959 году он одним из первых включился в возвращение в СССР современной архитектуры, возглавив команду, построившую в Сокольниках несколько изящных кафе-стекляшек, а потом проектировал вместе с Игорем Виноградским выставочные павильоны в Сокольниках и на ВДНХ, варьируя одну тему – стеклянного параллелепипеда. Здесь, возможно, благодаря участию молодых коллег, решение более сложное. Стеклянный параллелепипед тоже есть, но расчерчен нарядной клеткой и отодвинут назад, а фасад изогнут волной и покрыт рельефной облицовкой из ракушечника. Помимо традиционно открытых, перетекающих пространств экспозиционной части, в павильоне был дегустационный зал, отделанный, как подобает ресторану того времени: кирпичный пол, деревянный потолок и стены, покрытые туфом со вставками из керамики и металлического литья.
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков
«Садоводство, виноградарство и субтропические культуры». Фото © Денис Есаков



«Цветоводство и озеленение» (№ 29)
Игорь Виноградский, Владимир Никитин, Г.В. Астафьев, Н. Богданова, Л. Мариновский, А. Рыдаев, инженер Михаил Берклайд и др., скульптор Юрий Александров
1969–1971
Наверное, самый интересный и сложно организованный из модернистских павильонов ВДНХ. На сей раз отправной точкой для авторов стали работы Луиса Кана. Проектировался павильон вместе с ландшафтным участком, куда выдвинуты бассейны для демонстрации водных растений – увы, давно не функционирующие. Снаружи он выглядит как группа составленных вместе каменных кубов, над которыми поднимаются косо срезанные пирамиды световых колодцев. Внутри – очень редкий случай в советской практике – мы обнаруживаем открытые бетонные конструкции, притом удивительной красоты. У павильона счастливая судьба, он до сих пор сохранил свое назначение. Конечно, хаос современных стендов сбивает ощущение пространства, но задрав голову и посмотрев поверх перегородок, еще можно оценить качество архитектуры. Один уголок – кафе с зимним садом – сохранился практически в таком виде, каким был в 1970-х годах. Еще одна радость этого павильона – выпукло-вогнутый, ажурный рельеф «Флора» скульптора Юрия Александрова в заглублении фасада перед входом.
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков
«Цветоводство и озеленение». Фото © Денис Есаков



«Семена» (№ 7)
Зоя Арзамасова, инженер Д. Земцов
1974–1979
Павильон, стоящий на открытом участке у изгиба Кольцевой аллеи, сразу привлекает внимание динамичной формой, меняющейся в зависимости от ракурса. При подходе от Южного входа мы видим два пересекающихся треугольника, а от перпендикулярной аллеи открывается плоскость фасада с асимметрично расположенной прямоугольной башней. Только походив вокруг и зайдя внутрь, понимаешь, что параллелепипед основного объема прорезан двумя вертикально поставленными треугольными пластинами, витражи которых впускают в интерьер дневной свет. А еще архитектор не стала бороться с понижением рельефа на участке, а открыла в сторону «ямы» цокольный этаж, сохранив, таким образом, растущие на участке деревья. Внутри до сих пор торгуют семенами, сохранились фрагменты первоначальной экспозиции и даже аутентичные таблички с мужским и женским силуэтом на дверях туалета.
«Семена». Фото © Денис Есаков
«Семена». Фото © Денис Есаков
«Семена». Фото © Денис Есаков



Пристройка к павильону «Овцеводство» (№ 2)
В.Е. Попова
1974
Один из павильонов идиллического животноводческого городка ВСХВ 1954 года был переквалифицирован в «Воспроизводство сельскохозяйственных животных». Под этой формулировкой подразумевалось искусственное осеменение, и для столь прогрессивной темы прежняя архитектура, стилизованная под монастырский корпус XVII века, не очень подходила. К счастью, павильон А7 Колесниченко и Г. Савинова не снесли, а просто дали ему новый вход с пересеченной консолью круглой угловой башней.
Пристройка к павильону «Овцеводство». Фото © Денис Есаков
Пристройка к павильону «Овцеводство». Фото © Денис Есаков

15 Сентября 2016

Денис Есаков

Авторы текста:

Денис Есаков, Анна Броновицкая
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.