Три принципа проектирования с соучастием

Надежда Снигирёва, инициатор издания русского перевода книги Генри Саноффа о соучаствующем проектировании, делится принципами данного метода и собственными размышлениями на тему. Книгу – рекомендуем. Ищите сюрприз в тексте!

Автор текста:
Алла Павликова

24 Марта 2016
mainImg
В исходной англоязычной версии 2010 года книга профессора университета Северной Каролины и основателя Международной ассоциации средовых исследователей и социально-ориентированного проектирования (EDRA) Генри Саноффа носила название Democratic Design: Participation case Studies in Urban & Small Town Environments.

Осенью 2015 вышел в свет перевод книги на русский язык, изданный архитекторами «Проектной группы 8» из Вологды, которые вот уже несколько лет сами следуют принципам соучаствующего проектирования и активно применяют их на практике в родном городе. Автор безвозмездно передал права на на издание и даже лично приехал на презентацию в Вологду в сентябре минувшего года.

Книга содержит примеры и описания проектов, реализованных по методике соучаствующего проектирования (от слова participate – участвовать), из пятидесятилетней практики автора. Примеры наглядно показывают, вовлечение в процесс проектирования жителей, местных сообществ и городских активистов может быть полезно для понимания проблем и потребностей, а совместное принятие проектных решений помогает разрешать конфликты. В конце концов, решения инвесторов, архитекторов и урбанистов непосредственно влияют на жизнь граждан, так что их участие в выборе своей судьбы логично и даже способно – говорит Санофф, – повысить эффективность проекта.
Книга Генри Саноффа «Соучаствующее проектирование» © «Проектная группа 8»
Презентация книги в Вологде © «Проектная группа 8»

В книге три раздела: «Малые города», «Городские кварталы» и «Проектирование общественных учреждений». В маленьком провинциальном городе Оуэнсборо в штате Кентукки зону набережной занимала старая промзона, что нимало не интересовало городские власти, что, прямо скажем, характерно для множества малых городов со сравнительно небольшим бюджетом. Активисты провели работу «снизу»: опросы горожан, исследования, воркшопы и дискуссии – на их основе был разработан и реализован мастер-план, город получил набережную и доступ к воде.

Из других примеров – развитие городка Сельма в Северной Каролине, население которого в 2010 году составляло чуть более шести тысяч человек; реновация городского квартала в Мексике; строительство школы в Рио-де-Жанейро с учётом пожеланий горожан.

Важный раздел – «Приложение»: в нём представлен инструментарий, который позволит практически каждому прочитавшему книгу начать активно использовать описанный подход на практике. Пошаговые инструкции по проведению воркшопов и дизайн-игр, архитектурная линейка, позволяющая формировать облик улиц, обучение различным методикам и стратегиям – все это будет полезно не только архитекторам, урбанистам и представителям городских властей, жителям, заинтересованным в развитии городской среды. Издатели убеждены в том, что язык книги прост, ясен и доступен для каждого, кого интересует тема.

Кстати, издатели не слишком любят понятия «партиципация», популряное в академических кругах, а «партисипейсинг» и вовсе считают не существующим термином, предпочитая «соучаствующее проектирование», которое и вынесено в название книги. и которое архитекторы, после довольно долгих размышлений, признали самым подходящим для обозначения данной сферы деятельности.

Книгу Генри Саноффа «Соучаствующее проектирование. Практики общественного участия в формировании среды больших и малых городов» можно купить:
заказав по адресу mail@8architects.com
на странице вконтакте
на сайте http://www.8architects.com/#!blank/c792c


Стоимость книги с доставкой по России – 900 руб. 
Бонус для наших читателей, которые дочитали до этого места:
скидка 100 рублей для всех с промокодом «Архи.ру». 
***
Надежда Снигирёва, Генри Санофф и Дмитрий Смирнов © «Проектная группа 8»

Надежда Снигирёва, 
партнер «Проектной группы 8»
и одна из инициаторов издания книги:


«Будучи студенткой Вологодского технического университета, я столкнулась с катастрофическим дефицитом специализированной литературы на русском языке. С трудами Генри Саноффа я познакомилась во многом благодаря своему дипломному руководителю Константину Кияненко, который, занимаясь похожей деятельностью, развитием социально ориентированного проектирования, дружил и поддерживал связь с Генри. Идея соучаствующего проектирования в России тогда была совсем новой, найти книги автора в свободном доступе оказалось трудно. Материалы пришлось изучать отрывками, отыскивая информацию в интернете. Но даже этого мне хватило, чтобы тут же отправиться со своими предложениями к жителям.

Конечно, сейчас ситуация с приобретением англоязычных изданий значительно упростилась. Однако источников на русском языке все еще мало. Огромное количество студентов до сих пор не имеет доступа к информации. Поэтому в 2014 году, когда Генри Санофф впервые посетил Россию, принимая участие в международном форуме «Социальные инновации» в Вологде, возникла инициатива издания русскоязычной версии его книги. Вместе с автором из тридцати книг мы выбрали одну из самых последних, в которой собраны все кейсы, но практически нет американской теории, непонятной русскому читателю. Оригинальное название Democratic Design в русской версии было заменено на совместно выработанный термин «Соучаствующее проектирование». Язык книги универсален, а предлагаемый инструментарий применим в любой стране. Генри Санофф преподавал в 87 университетах мира. Его идеи очень популярны не только в США, но и в Японии, Сингапуре, Китае.

Книга описывает конкретные методы вовлечения людей в те или иные проекты, проверенные на практике в разных странах. Наглядно показан масштаб проектов – от маленького квартала и поселения до мегаполиса. Но, пожалуй, самое ценное – это инструментарий: дизайн-игры, готовые воркшопы по сохранению городской среды, цели и стратегии, дискуссии в группах. Все это с подробными инструкциями по реализации. Мы стремились, чтобы изложенная информация стала доступна всем. Книга стала первым шагом к развитию единого знания и терминологии в области соучаствующего проектирования».

Мы попросили Надежду Снигирёву назвать три основных принципа соучаствующего проектирования и прокомментировать их, исходя из современной российской практики «Проектной группы 8». Получилось так:

1. Какой вклад, такое и влияние
Обеспечение однозначной связи между вкладом, который делает общественность, и влиянием на принятое решение. Донесение до участников сведений о том, как их вклад в обсуждение повлиял на конечный результат.

Подобные механизмы могут реализовываться у нас за счет вовлечения людей на самых ранних этапах, ещё в процессе формирования программы на проектирование, для того, чтобы их вклад отразился в проекте еще до начала разработки проектных решений. Также эффективным будет выстраивание цикличной работы с общественностью, для того, чтобы обеспечить механизмы участия на протяжении всего процесса разработки, реализации и пост-оценки проекта. Только в цикличном режиме работы участники процесса совместного проектирования могут оценить значимость и влияние собственного вклада.

Если говорить о собственном опыте, то особенности нашего контекста хорошо заметны на небольших проектах. Например, в работе с дворами есть ещё и образовательная задача, для того, чтобы научить жителей самостоятельно управлять своей территорией. Также важно обозначить, что вклад и влияние на процесс принятия решений это ещё и ответственность за состояние территории в дальнейшем.

2. Соучастие для всех, кто заинтересован
Право на соучастие всех людей, кого затрагивает обсуждаемое решение и вовлечение всех потенциально подвергаемых воздействию или заинтересованных в принятии решения. Признание и коммуникация потребностей и интересов всех участников.

Для реализации этого механизма у нас необходимо создание новых возможностей и форматов для участия горожан, для того, чтобы уйти от формального участия, как в случае с общественными слушаниями, к реальному и эффективному диалогу. Здесь речь идет также о формировании новой культуры проектирования и муниципального управления, которая кроме всех остальных компонентов проекта работает еще и с социальной стороной вопроса и позволяет создавать новые инструменты и институции, развивающие практики участия горожан, а как следствие – новых специалистов и законодательную базу. У нас развито мнение, что людям в городах ничего не нужно и зона ответственности для них заканчивается за порогом квартиры. Возможно, в этом есть доля правды, но с этим можно и нужно работать, в том числе, через различные образовательные проекты, в том числе для того, чтобы приблизиться к постсоветской городской реальности.

3. Организация и информация
Поиск наилучшей формы организации процесса соучаствующего проектирования для участников/заинтересованных лиц и предоставление участникам всей необходимой для квалифицированного и осмысленного участия информации.

Процесс совместного планирования может формироваться с помощью большого числа различных инструментов, предлагающих для горожан различную степень «включения» в тот или иной проект. Например, это проектные семинары, фокус-группы, мастерские, экскурсии, сессии по генерации идей, совместный SWOT, формирование пожеланий и мозговые штурмы, дизайн-игры, проведение отдельных проектных сессий и игр с детьми и т.д. Многие из этих инструментов описаны в книге и подтвердили свою эффективность на практике в различных городах по всему миру, мы также используем их в собственных проектах, и надо сказать, что инструментарий действительно может быть универсальным для разных стран и культур. Инструмент следует выбирать в соответствии с контекстом, масштабом и длительностью реализации проекта.

Также одним из важных условий организации участия, на наш взгляд, является открытость самого процесса и открытая информация о проекте, это позволяет исключить манипулирование и повысить эффективность участия. Например, это влияет и на язык презентации информации и на рабочие материалы и принцип визуализации исходных данных проекта. Конечно, вопрос открытости связан с доверием и содержанием намерений того же архитектора, но тут мы опять возвращаемся к особенностям современной культуры проектирования и городского управления, к наличию или отсутствию желания создавать реальный диалог с различными участниками городской жизни.
***

...и несколько небольших фрагментов вводной главы книги «Соучаствующее проектирование»

[демократия и коллективный разум]
«...истоки этого подхода лежат в понятии «партисипаторной демократии» (или «демократии участия»), предполагающей коллективное и децентрализованное принятие решений во всех областях общественной жизни. Предполагается, что механизмы партисипаторной демократии позволят всем членам общества приобрести навыки участия в общественной жизни и влиять разнообразными и эффективными способами на принятие всех решений, которые их касаются.

В настоящее время соучаствующее проектирование применяется в дизайне городской среды, градостроительном планировании, сборе геоданных, а также в сфере промышленных и информационных технологий. <...> Относительно недавно был выявлен еще один фактор, частично способствующий успеху решений, разработанных соучаствующим путем, – коллективный интеллект (Fischer et al., 2005). Atley (2003) описывает коллективный интеллект как коллективное озарение, формирующееся в ходе группового взаимодействия и в большинстве случаев приводящее к более качественным и оригинальным решениям, чем решения, предложенные отдельными участниками. В тех случаях, когда люди объединяют свои интеллектуальные усилия для решения общей задачи (вместо того, чтобы подавлять инициативы друг друга для сохранения собственного статуса), они оказываются более способны к «производству» коллективного интеллекта. <...>

[от Платона]
Отсылки к участию граждан в принятии коллективных решений можно проследить еще в «Государстве» Платона (Plato & Grube, 1992). Платоновские концепции свободы слова, собраний, права голоса и равного представительства развивались столетиями и стали основополагающими для США; многие историки поддерживают мнение, что активная позиция в принятии общественно значимых решений всегда была свойственна американцам. Billington (1974) утверждает, что свобода и право принятия решений в начальный период освоения американского фронтира была основополагающей для формирования «демократии корней травы» (grass roots democracy), то есть реализации права людей на соучастие. По мере роста населения приграничных поселков гражданам становилось труднее непосредственно участвовать в принятии всех коллективных решений; для сохранения процесса принятия решений жители начали делегировать принятие решений представителям. Так постепенно сформировалась система всеобщих выборов должностных лиц, подкрепленная ростом волонтерских ассоциаций и добровольных объединений (de Tocqueville, 1959).

[соучастие для понимания]
<...>Несмотря на различие социальных норм в разных культурах, соучаствующий подход способствует лучшему пониманию сложных взаимосвязей между различными факторами среды и объяснению повседневных ситуаций, особенности которых слишком очевидны, чтобы быть замеченными. <...>

[левизна и соучастие]
Программы развития многих развивающихся стран делали основной акцент на кооперативных и коммунитарных формах социальной и экономической организации и строились на ценностях самопомощи и самодостаточности (Worsley, 1967), отстаивая идеи мобилизации беднейших и угнетенных социальных групп на борьбу за социальный и экономический прогресс. Современные теории общественного участия предполагают, что политические лидеры и бюрократы эксплуатировали обычных людей и исключали их из процесса развития сообществ. Сторонники этих теорий в настоящее время включены в международные организации, такие, как ООН, ВОЗ и ЮНИСЕФ. Концепция вовлечения сообществ как подхода к развитию общества в целом «выросла» из программы Объединенных наций по общественному участию, заявившую своей целью создание условий для того, чтобы каждый человек имел возможность включаться в политические процессы и получать свою долю благ, создаваемых в процессе развития».
***
Из книги Генри Саноффа «Соучаствующее проектирование» © «Проектная группа 8»
Из книги Генри Саноффа «Соучаствующее проектирование» © «Проектная группа 8»


24 Марта 2016

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.