Реставраторы: 15/15

Подробный рассказ о проектах реставрации, получивших главные награды премии «Московская реставрация – 2015», с комментариями ведущих реставраторов Москвы.

Автор текста:
Алла Павликова

10 Декабря 2015
mainImg
Премию правительства Москвы на лучший проект в области сохранения объектов культурного наследия «Московская Реставрация» вручают пятый год подряд с 2011 года, и в этом году церемонию провели особо торжественно: с красной дорожкой, джазом и первыми лицами. Премии вручал лично мэр Сергей Собянин: 42 реставраторам, специалистам, руководителям компаний и организациям – за 15 лучших, по мнению жюри, объектов. Отметили все работы шорт-листа и присудили 15 специальных премий.

По словам Сергея Собянина, с момента учреждения премии отреставрировано более 600 объектов, причем реставрация 100 из них завершилась в этом году. На конкурс было подано 69 заявок по 40 проектам. «В 2011 году мы ставили перед собой простую цель – показать, что есть отрасль, есть реставраторы и есть памятники, которые реставрируются, – сказал глава Мосгорнаследия Алексей Емельянов. – Нам важно было поддержать московскую школу реставраторов. Сегодня проведение подобного конкурса является несомненным стимулом для специалистов реставрационной отрасли. А уровень и качество реставрационных работ, проведенных в этом году, очень высоки».
***
Награды вручали в шести номинациях.
За «Объекты гражданской архитектуры» наградили специалистов, работавших над палатами в Архангельском переулке, Екатерининской больницей у Петровских ворот и объектами Парка Горького.

Палаты XVII века в Архангельском переулке
Церемония награждения лауреатов премии «Московская Реставрация». Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»
zooming
Палаты (корпус № 2) XVII в. в Архангельском переулке. «РСК» Архитектурное наследие». Фотография: deadokey.livejournal.com

Здание корпуса 2 палат XVII века в Архангельском переулке было неоднократно перестроено, обросло пристройками; менялись владельцы и функции. Парадный вестибюль появился в начале XX века. Главный же фасад палат выходит в сторону Кривоколенного переулка с отступом в глубину сада, торец – в Архангельский переулок. Реставрацию сложного, многослойного здания в короткие сроки провёл коллектив «РСК» Архитектурное наследие».

ЦПКиО имени Горького: главные пропилеи и туалет с колоннами
zooming
Центральный парк культуры и отдыха им. Горького. Главный архитектор проекта реставрации Александр Жаворонков, главный инженер – Елена Николаева. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Руководство парка представило на суд жюри реставрацию главного входа – «Триумфальных ворот» с кованой металлической оградой, появившиеся в 1955 году на Крымском валу (арх. Ю. Щуко и А. Спасов, инж. Л. Шойхет и Б. Новиков). Реставраторы столкнулись с массой сложностей, связанных с экспериментальными строительными материалами и технологиями послевоенного времени, но справившись с ними, обогатили парк новой смотровой площадкой, которая открылась на кровле пропилей.

Общественный туалет: помпезное сооружение дом 1930-х гг. с короткими, но внушительными колоннами, ничем не выдающий свое назначение, спроектирован А.В. Власовым. Он немало порадовал жюри соответствием функции и внешности, но признание однако же получил.

С двумя объектами работали специалисты «ПФ-Реставрация».
zooming
Центральный парк культуры и отдыха им. Горького. Здание общественного туалета 1930-го года. Фото: www.park-gorkogo.com

Екатерининская больница (дом Гагарина) у Петровских ворот 
zooming
Екатерининская больница у Петровских ворот (дом Гагарина)на Страстном бульваре. Главный фасад. Реставрация: «СК «Креал». Реализация: ООО «Стройкомплект». Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Один из самых спорных или, как называют его эксперты, «многострадальных» объектов конкурса – дом Гагарина, позже превращенный в больницу. Главное здание – дворец с колоннами на бульваре, построено в 1774-1776 по проекту Матвея Федоровича Казакова, в то время главного архитектора Москвы. После пожара 1812 года дворец был практически полностью уничтожен, его восстанавливал другой великий московский архитектор – Осип Иванович (Джузеппе) Бове, после чего бывший дворец был приспособлен для больницы, которая не утратила свою функцию в советское время.

Первый проект реставрации появился в конце 1990-х, но осуществлен не был. В 2009 году здание перешло в собственность города, а в ночь на 1 января 2013 года городскими властями были снесены дворовые корпуса усадьбы авторства Бове, входившие в дворцовый комплекс. На освобожденном таким образом участке, по соседству с отреставрированным памятником архитектуры построено новое административное здание московской городской думы.
zooming
Екатерининская больница у Петровских ворот (дом Гагарина)на Страстном бульваре. Дворовый фасад. Реставрация: «СК «Креал». Реализация: ООО «Стройкомплект». Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Несмотря на этакую звучность проекта, комплексную реставрацию Екатерининской больницы, длившуюся более двух лет, большинство экспертов оценивает положительно. По данным Мосгорнаследия, в ходе проведения работ отреставрированы фасады главного здания, восстановлен первоначальный декор, белокаменные подоконники, карнизы и цоколь. Также отреставрирован лепной портик фасада и воссоздан герб Российской империи. Реставрационные работы коснулись интерьеров, парка и храма, расположенного на территории бывшей больницы. Сейчас здание находится в ведении МосГорДумы.
Археологические раскопки на территории Екатерининской больницы у Петровских ворот (дом Гагарина)на Страстном бульваре. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Екатерининская больница получила не одну, а две награды – вторую в номинации «Объекты археологического наследия». В ходе археологических работ на территории бывшего дворцового комплекса была собрана коллекция интереснейших предметов XVI-XVII вв. Среди находок много ювелирных изделий – например, камней граната общим весом 2,5 кг.
***
Что говорят эксперты
 
Григорий Мудров,
реставратор, главный архитектор организации «Фирма МАРСС»,
член конкурсной комиссии премии «Московская реставрация – 2015»:

 
«Мелких и незаметных зданий
в практике архитектора не бывает»
 
«Я лично участвовал в окончательном отборе лауреатов, и я не знаю таких значимых, законченных на сегодняшний день объектов, которые бы в этот список не вошли. Конкурсная комиссия старалась не выдвигать на премию объекты «второго и третьего захода» – когда все открытия уже сделаны. Оценивались интеллект, вклад и условно новизна проекта. Есть хрестоматийные вещи, которые давно прочли, а есть те, которые ещё предстояло прочесть – вот они и были ценны. Здесь надо понимать, что у нас не такой богатый выбор. Но всё, что отобрано, то достойно награды. Вспомните архитектурные конкурсы – скажем, «Золотое Сечение»: до 2008 года было огромное количество претендентов на главный приз, а после кризиса 2008 в номинации «Реализация» шорт-лист состоял из двух-трех объектов. В некоторых номинациях мы намеренно пошли на уменьшение количества премированных объектов, чтобы отметить действительно лучшие. Конечно, все проекты разного уровня – где-то проще, ближе к простому ремонту, где-то сложнее, с серьёзной научной реставрацией, требующей к тому же снять грехи десяти-пятнадцатилетней давности.

Объекты реставрации я бы условно разделил на три группы. Первая – это откровенно инвестиционные проекты, где инвестор действует преимущественно в собственных интересах, пытаясь решить коммерческие задачи, получить дивиденды с территории и т.п. Вторая группа – это проекты, в которых инвестор честно идет на реставрацию и делает достойный объект. В качестве примера могу привести дом Коптева – Мейендорф, в реставрации которого я участвовал лично. Там инвестор ничего для себя не выгадал, но сделал качественную и дорогую реставрацию. Усадьба реставрировалась бесконечно долго, начиная со второй половины 1990-х гг.

К третьей группе я отношу объекты городского заказа. Город берется за самые тяжелые случаи, когда денег нет, не было и не будет. Не могу сказать, что город – это идеальный заказчик. И, конечно, это сказывается на результатах. К реставрации нельзя относиться как к новому строительству, нельзя заранее определенно сказать, где начало, а где конец работы. В реставрации проектирование, понимание объекта и реализация идут параллельно. Но наше бюджетное законодательство никак не хочет этого понять. В условиях планового хозяйства, которым, по сути, и является город, такой подход недопустим. В итоге и деньги выделяются не вовремя, и осваивать их нужно слишком быстро, и результат необходимо предусмотреть едва ли не до того, как начаты какие-либо работы.

При этом не может не радовать, что деньги из городского бюджета на реставрацию выделяются и очень большие – с каждым годом всё больше. Я думал, что с наступлением тяжелых кризисных времен бюджет будет сильно урезаться, но ничего подобного пока не происходит. Далеко не всегда можно согласиться со списком и адресами объектов реставрации, но то, что действительно восстанавливается, заслуживает уважения.

Я безумно рад, что награду получил проект реставрации отдельных объектов парка Горького. Я не говорю о входных пропилеях, потому что это довольно сухая и технологически очень сложная работа, несущая в себе массу экспериментов – все мы представляем, что такое 1950-е годы. Пропилеям эти эксперименты не пошли на пользу. Я же говорю об общественном туалете, номинация которого кажется, на первый взгляд, странной. Конкурсная комиссия тоже долго сквозь смех выделяла этот объект. Но он дико интересен. Его проектировали выдающиеся архитекторы и делали это по-настоящему качественно. Это крайне необычное здание, и то, что оно сохранено, говорит о многом. Говорит о том, что мелких и незаметных зданий в практике архитектора не бывает, даже туалет иногда может стать шедевром.

Также я бы отметил безумный труд реставраторов над Екатерининской больницей. Это многострадальный дом, претерпевший колоссальные изменения в связи с утратой своей первоначальной функции. После устройства в этом здании больницы с совершенно иными требованиями к эксплуатации и новыми задачами очень многое было уничтожено, унесено могучим ураганом. Все, что было сделано реставраторами, собиралось по крупицам – очень бережно и внимательно. А ведь могли обойтись обычным ремонтом. В итоге получилось найти оптимальное сочетание соблюдения реставрационных интересов, решения задач сохранения памятника с необходимостью его современного использования.

Не могу не сказать и про очень неоднозначную реставрацию Соборной палаты. У этого здания была чудовищная сохранность – практически все было уничтожено, появились надстройки, новые перекрытия этажей, киностудия. Изменилась градостроительная ситуация, почти полностью исчезла прежняя окружающая застройка. Это сложнейший объект, в котором многое невозможно было восстановить по определению. Реставраторы проделали невероятную работу, которую нельзя было не отметить. Конечно, у любого процесса всегда найдутся критики. Критики нет только тогда, когда ничего не делается».
 
***
Самой многочисленной оказалась номинация «Городские усадьбы». Здесь были премированы сразу семь проектов.

Усадьба Коптева – Мейендорф на Большой Никитской
zooming
Городская усадьба А.К.Коптева -Н.А.Мейендорф на Большой Никитской улице. Главный архитектор проекта Григорий Мудров, «Фирма МАРСС». Фотография: arch-heritage.livejournal.com

Главный дом усадьбы А.К. Коптева – Н.А. Мейендорф строился в 1809 году, но спустя всего три года полностью сгорел в пожаре 1812. Через пять лет он был восстановлен новыми владельцами. Позже симметричное двухэтажное здание претерпело еще несколько серьезных реконструкций. В 1900 году усадьба реконструировалась по проекту архитектора Алексея Флодина и с тех пор практически не меняла облика, вплоть до конца XX века. Последняя реставрация, которой руководил архитектор и реставратор Григорий Мудров, стала частной инициативой инвестора. И благодаря сплоченной работе специалистов компании «Фирма МАРСС» дому удалось вернуть его подлинные исторические черты.

Усадьба Вандышниковой – Банза на Воронцовом поле
Усадьба Е.П.Вандышниковой – Э.М.Банза на Воронцовом поле. Проектное бюро «АрКо». Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

В основе главного дома усадьбы Е.П. Вандышниковой – Э.М. Банза – каменные палаты XVIII века, одна из древнейших построек этого места. Окончательный вид усадьбы сформировался к концу XIX века. В 1891–1898 годах в работе над усадьбой принял участие архитектор В.А. Коссов, финальные штрихи годом позже внес С.Ф. Воскресенский. Сегодня усадебный комплекс состоит из нескольких одно – и двухэтажных объемов, в том числе, деревянных. Главный реставратор объекта, генеральный директор проектного бюро «АрКо» Евгений Кокорев ранее отмечал, что это очень сложный объект, и «сочетание камня и дерева, а также последствия неправильных ремонтов через год-два могли привести к его полной утрате». По словам Алексея Емельянова, на момент начала реставрации изношенность фасадов составляла 80%, однако благодаря качественно и своевременно проведенным работам удалось сохранить композицию и архитектурно-художественное оформление, оставить в целости сруб XIX века, восстановить почти полностью утраченную лепнину.

Усадьба XVIII–XIX вв. на Воронцовом поле
Архитектурный ансамбль городской усадьбы XVIII-XIX вв. на Воронцовом Поле. Реставрация: компания «Фаросъ». Реализация: «Реставрационная строительная компания «Деко Структур». Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Архитектурный ансамбль, включающий главный дом на Воронцовом поле, одноэтажный южный флигель со скромным декором, а также двухэтажный северный флигель, выходящий в Подсосенский переулок, был отреставрирован в 2015 году. Надо сказать, что этот ансамбль, входящий в состав вышеупомянутой усадьбы Вандышниковой–Банза, один из немногих дошёл до наших дней в практически неизменном виде.

Дом летчика Россинского в Малом Власьевском переулке
Дом русского летчика Россинского Б.И. в Малом Власьевском переулке. Главный архитектор проекта реставрации Наталья Большакова. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Особняк был построен в конце XIX века для одного из первых русских авиаторов – Бориса Россинского, известного тем, что он первым пролетел над Москвой от Ходынского поля до Лефортово на самолете без кабины. Невысокое деревянно-каменное здание переменной этажности строилось в 1855–1869 гг., а достраивалось по проекту А.А. Фельконера в 1911 г. Главный фасад – пример московского модерна. В ходе ремонтных работ сохранены объемно-пространственная композиция и планировочная структура, воссозданы парадные помещения, в частности – вестибюль с кессонированным потолком и лепным декором. В обновленном особняке разместится офис РОСИЗО.

Усадьба Шибаева на Новой Басманной
zooming
Городская усадьба С.М.Шибаева на Новой Басманной. ООО «ДГНГКС». Фотография: dobrokoshka.dreamwidth.org

Главный дом усадбы С.М. Шибаева на углу 1-го Басманного переулка принадлежит самому раннему периоду строительства, завершенному в 1772. Основная часть построек усадьбы – первой половины XIX века. Изначально особняк был трехэтажным с рустованным первым этажом и пилястровым портиком. Затем добавились элементы псевдорусского стиля, декор из разноцветной неглазурованной керамики, чугунные решетки. На этот, псевдорусский период, здание отреставрировано в 2015.

Особняк Коробковой на Пятницкой 
zooming
Особняк О.П.Коробковой со служебным флигелем и оградой на Пятницкой улице. Главный архитектор проекта реставрации Елена Киселёва. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Реставрация особняка О.П. Коробковой, построенного Львом Кекушевым на Пятницкой улице в 1894 году, когда эклектика позволяла себе быть пышной, а стиль модерн ещё только планировался, завершилась прошедшей осенью. Зданию вернули подлинный цвет, выявленный в ходе исследований пристройки 1905 года. Восстановлены кирпичная кладка и отделка фасадов, отремонтированы фундаменты и кровли.
Особняк О.П.Коробковой со служебным флигелем и оградой на Пятницкой улице. Главный архитектор проекта реставрации Елена Киселёва. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Дом-музей Станиславского в Леонтьевском переулке
zooming
Дом-музей Станиславского. Главный архитектор проекта реставрации Ольга Белова. Реализация: «СтройИнжРеставрация». Фотография: NVO via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 3.0

Дом, в котором с 1921 по 1938 гг. жил Константин Станиславский, после реставрации снова открыт и работает как его дом-музей. Особняк построен в начале XIX века на фундаменте белокаменных палат рубежа XVII–XVIII веков. В ходе реставрационных работ были приведены в порядок все три этажа здания, интерьеры и парадная лестница. Предметы, найденные при разборе стен и полов дома: изразцы, кованые гвозди, глиняные горшки – вошли в экспозицию музея.

Дом Мещерских в Леонтьевском переулке
zooming
Дом Мещерских в Леонтьевском переулке. Главный архитектор проекта реставрации Елена Константинова. Фото: «Проектное бюро АрКо», Елена Константинова

В 1760-е годы дом построен для князя Григория Мещерского, затем перестроен в 1823, и в 1880-е по проекту Александра Каминского. Во дворе – дорическая колоннада. В ходе реставрации был восстановлен фасдный рельеф, воссозданы подоконные ниши второго этажа, уточнен рисунок расстекловки окон. Отреставрированный дом усадьбы Мещерских сейчас служит посольством Греции.
 
***
Что говорят эксперты
Борис Пастернак 
архитектор, член НП «Историко-культурный экспертный совет», член Федерального научно-методического совета по культурному наследию Минкультуры России:
 

«Необходимо разрабатывать долговременные программы по участию государства в консервации разрушающихся памятников»

«Такие премии, как «Московская Реставрация», безусловно, необходимы реставрационному сообществу. В постсоветский период реставрация переживала не лучшие времена. Теперь реставраторы вынуждены бороться за восстановление престижа профессии, её значимости, одновременно с этим по-новому осознавая свое место в творческом процессе, возвращая слегка потрепанную репутацию советской реставрации, и одновременно стараясь следовать новейшим мировым реставрационным тенденциям. Такие премии обращены не только к реставраторам, но и к городским властям, для которых значимость реставрации не всегда очевидна. Вначале их внимание обычно приковано к Кремлю или культовым постройкам. Ценность же других, «обычных» памятников осознается постепенно. Объекты культурного наследия – это не всегда первостатейные постройки в мраморе и позолоте. Зачастую они выглядят куда скромнее и их ценность нуждается в выявлении. Пропаганда наследия, воспитание культуры его восприятия и осознание значимости реставрационного процесса, в том числе, теми, «кто принимает решения», чрезвычайно важны.

Внутри нашего реставрационного цеха любые ошибки и недочеты видны каждому профессионалу, а оценка решений идет по гамбургскому счету. Хорошая реставрация должна восприниматься как данность. А любые отклонения являются недопустимыми. При этом в реальных условиях работы реставраторы часто испытывают давление девелоперов, которые, мягко скажем, подвергают сомнению ценность культурного наследия. Поэтому очень важно, что руководство города активно вовлекается в процесс пропаганды наследия. Для культурного наследия это становится своего рода дополнительной охранной грамотой, неким сдерживающим фактором для строительной отрасли в ее попытках ущемить права памятников, в особенности те из них, чья ценность не всегда проявлена – к примеру, промышленные комплексы или памятники конструктивизма и модернизма.

У людей, далеких от реставрационной специфики, может возникнуть вопрос, стоит ли в условиях кризиса устраивать столь торжественные церемонии. Конечно, не хочется, чтобы потом о них вспоминали, как о пире во время чумы. Сегодня есть реальное опасение, что реставрационные бюджеты будут схлопываться, частные инвестиции могут сойти на нет. В таких условиях необходимо корректировать долговременные программы участия государства в реставрации. Причём средства города, как мне представляется, должны направляться, в первую очередь, на консервацию и сохранение тех объектов культуры, которые находятся в опасности. Кичиться позолотой и роскошными интерьерами на фоне памятников, которые могут не дожить до следующего года, немного странно. Эта проблема должна решаться за счет более активного вмешательства города. Нельзя доверять наше наследие нерадивым собственникам, которые увиливают от своих обязательств по сохранению памятников. Ни одно цивилизованное государство в мире не позволяет доводить до разрушения свое общее наследие.

Кроме того, необходимо осознавать, что Москва, вне зависимости от своих успехов либо кажущихся недоработок в области охраны памятников, является образцом для других городов нашей страны, благодаря «мощности» своей структуры госохраны. На фоне региональных центров, где этой проблематикой занимаются порою 5-6 человек, а профессионалы замещаются псевдоюристами, организация охраны памятников в Москве, конечно, выглядит выигрышно. То же самое можно сказать не только о структуре, но и о качестве реализаций. В провинциальных городах часто можно видеть пластмассовые окна в соборах XVII века, позолоту из конфетных фантиков на главах церквей и монастырские башни, покрытые рифлёным профнастилом. И здесь московский инструментарий снова выгодно выделяется. Это касается, в том числе, грандиозных федеральных реставрационных проектов, являвшихся предметом активного самопиара – как, например, Ново-Иерусалимский монастырь, где на месте любовно воссозданных после военных разрушений элементов шатра появились собачьи будки с вырезанными из оцинковки Херувимами.,

При этом в Москве существуют свои проблемы. Объекты масштабной реставрации осуществляются в основном за государственный счет. И вложение средств рассчитывается на длительный срок. Эта методическая проблема существует и в развитых странах. Если государство вкладывает деньги в восстановление культурного наследия, то оно рассчитывает на долговременность своих инвестиций и не собирается каждые 3-5 лет вновь подкрашивать и подмазывать памятник. Все должно быть сделано «на века». Это приводит к тому, что детали, которые могли бы быть сохранены служат лишь моделями для воссоздания, подлинные же фрагменты отправляются в лучшем случае в музей, аутентичные поверхности замещаются обновленными, выполненными из других, современных материалов. Традиционным примером такого рода является очищенный от патины Новый мост в Париже или какие-нибудь французские аббатства, где настоящие капители были перемещены в музей, а на их месте появились копии.

Я бы не стал в деталях рассуждать обо всех проектах, которые были награждены в ходе премии – некоторые из них я видел только снаружи. Скажу лишь, что мне представляется крайне важным персональный характер этой премии. Это высшая оценка труда конкретных реставраторов. Меня очень радует присутствие в списке лауреатов таких специалистов, как Елена Николаева, Антонида Густова, Григорий Мудров, Евгений Кокорев, Ольга Яковлева и др. Важно поддержать этих уникальных специалистов, чья работа очень часто остается в тени. Реставраторы – это скромные люди, сконцентрированные на своей работе. Необходимо рассказывать об их деятельности, чтобы следующее поколение могло у них учиться, перенимать их опыт и обобщать накопленные знания».

***
 
Номинация «Объекты промышленной архитектуры» в этом году учреждена впервые, а в числе номинантов на главную премию оказался всего один проект.

Склады Товарищества водочного завода, складов вина, спирта и русских и иностранных виноградных вин П.А. Смирнова в Москве
Склады Товарищества водочного завода, складов вина, спирта и русских и иностранных виноградных вин П.А. Смирнова на Садовнической улице. Главный архитектор проекта реставрации Наталья Максименко. Компания «Фаросъ». Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Склады на Садовнической улице были построены в 1888 году по проекту архитектора Н.А. Воскресенского. В начале 1940-х кирпичное трехэтажное здание стало основным административно-производственным корпусом шампанских вин. В 2012 году площадку бывшего завода определили под редевелопмент. Часть зданий была снесена, а отреставрированный корпус включен в состав жилого квартала Wine House, построенного по проекту архитектурного бюро SPEECH и ТПО «Резерв». Реставраторы отремонтировали и укрепили стены, восстановили кирпичную кладку и оконные проемы.
 
***
Что говорят эксперты
 
Евгений Кокорев,
Генеральный директор проектного бюро «АрКо»:

«Многие из показанных работ к моменту начала реставрации уже превратились в развалины»

«В этом году «Московская реставрация» отметила много по-настоящему интересных объектов реставрации, в сфере которой конкуренция с каждым годом только нарастает. Что касается организации церемонии награждения, то, как мне кажется, зал совершенно не понял, за что победителям давали награды. Зрителям не было представлено никакой информации об истории памятников. Даже если на экране показывали изображение отреставрированных зданий, то понять, что конкретно удалось сделать реставраторам, оценить их труд, было невозможно. А ведь многие из показанных работ к моменту начала реставрации уже превратились в развалины.

Среди награжденных проектов нельзя не отметить восстановление крупного комплекса Екатерининской больницы, которое потребовало от реставраторов огромных усилий. То, что удалось сохранить облик больницы в практически первозданном виде, учитывая сложные инженерные решения, безусловно, заслуга авторов. Также мне очень нравится кирпичная архитектура. Поэтому хочется отдельно сказать о складах Товарищества водочного завода и крайне трудоемком проекте восстановления Соборной палаты. Качество отделки фасадов делает эти здания центральными объектами на фоне окружающей застройки. В обоих случаях реставрировать приходилось каждый отдельный кирпич. Порадовал меня и профессионализм реставраторов надгробий Новодевичьего кладбища. Каменные и мраморные плиты подвергаются постоянному воздействию агрессивной городской среды, а потому требуют к себе особого внимания.

И, конечно, я не могу не сказать о пропилеях парка Горького, для которых пришлось искать новые технологические подходы к реставрации поздних памятников архитектуры. Надо понимать, что это совершенно иные материалы, отделка, конструктивные и архитектурные приемы, которые существенно отличаются от того, что делали в XIX и начале XX веков. Приятно, что помимо обновления, авторам удалось насытить центральные ворота ещё и дополнительными функциями, устроив наверху новую смотровую площадку».
***
 
Номинация «Объекты культового зодчества»

Соборная палата в Лиховом переулке
Соборная палата в Лиховом переулке. Главный архитектор проекта реставрации Сергей Куприянов. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

Здание Соборной палаты, которая в начале XX века была центром культурного и духовного просвещения, построено в 1901 году по проекту П.А. Виноградова. Росписью и внутренним убранством домового храма Епархиального дома занимался иконописец Василий Гурьянов. В 1930 году после передачи закрытой к этому моменту соборной палаты обществу «Межрабпомфильм», здание было полностью перестроено в конструктивистском стиле. Над правым крылом появились дополнительные 4 этажа, были снесены колокольня и золотой купол Владимирского храма. И вплоть до 1990-х здесь функционировала кинофабрика.
zooming
Соборная палата в Лиховом переулке. Главный архитектор проекта реставрации Сергей Куприянов. Фотография © Мосгорнаследие

Перед реставраторами была поставлена задача вернуть зданию облик соборной палаты. По данным Департамента культурного наследия Москвы, пришлось восстанавливать по фотографиям потолок, разбирать полностью заложенные окна в бывшем кинозале, по крупицам восстанавливать декор и возвращать интерьерам их подлинный цвет. Главный архитектор проекта реставрации Сергей Куприянов отметил, что относительно неплохо под слоем штукатурки 1930-х годов сохранилось только декоративное убранство стен.

Но конструктивистское здание, конечно, утрачено полностью. 
***
 
Номинация «Объекты монументального искусства»

57 надгробий Новодевичьего кладбища
Надгробие Дурова на Новодевичьем кладбище. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»

На Новодевичьем кладбище приведены в порядок почти шестьдесят памятников. Монумент и ограду памятника семьи Чеховых, которые сильно пострадали от дождя и снега, ремонтировать пришлось долго и кропотливо: заделывали трещины, удаляли следы коррозии. Памятник Галины Улановой из редкого белого мрамора сильно потемнел и начал рассыпаться. Его в срочном порядке необходимо было укрепить и очистить от временного налета. С мраморной статуи Надежды Аллилуевой удалены разрушавшие её скопления вредных бактерий. К каждому надгробию применялся индивидуально подобранный комплекс работ.
Надгробие Герасимова на Новодевичьем кладбище. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»
Набгробие Владимира Гиляровского на Новодевичьем кладбище. Фотография предоставлена организаторами премии «Московская Реставрация»
***
 
Номинация «Объекты археологического наследия»

Церковь Ильи Пророка в Новгородском подворье

Храм Ильи Пророка на Ильинке, с крещатым сводом и арочными филенками фасада, похожий на подмосковную церковь села Юркина, построен в первой половине XVI века, раньше собора Василия Блаженного, и таким образом, это древнейший сохранившийся сравнительно полно храм Китай-города. Здание храма было исследовано в начале 2000-х. Во время недавних археологических исследований обнаружены надгробие XVII века, кирпичные полы и фундаменты стен галереи того же времени, фундамент XV–XVI веков и остатки кирпичной стены апсиды более позднего храма.
 
***

10 Декабря 2015

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.