О’город–2015

В Нижнем Новгороде прошел 6-й архитектурный фестиваль «О’город». На этот раз его площадкой стал Александровский сад – зеленая зона на Волжском откосе, рядом с кремлем и другими открыточными достопримечательностями города.

Марина Игнатушко

Автор текста:
Марина Игнатушко

mainImg
Такое место проведения, а так же появление солидного спонсора заставили организаторов строже подойти к формированию фестивальной программы. Хотя, конечно, помог и опыт: бывшие студенты работают в архитектурных бюро над серьезными проектами, и традиционные майские тусовки проходят «переформатирование» вместе с ними. На этот раз, словно по заказу «огородников», нижегородский культурный фонд FUTURO провел грантовый конкурс на фестивальные проекты – молодые архитекторы стали победителями наравне еще с тремя устроителями городских праздников. Немаловажно и то, что «О’город в Саду» проходит во второй раз.
 
«А-Александровский», команда «АМ!», Нижний Новгород. Фото: Михаил Солунин
«О`чки», команда «Глагол», Пенза. Фото: Михаил Солунин
«О`чки», команда «Глагол», Пенза. Фото: Марина Игнатушко

Сад

Про Александровский сад в Нижнем Новгороде хочется запеть, а не сказать словами из справочника. Только песня получается короткой: каскад зеленых террас обращен к Волге и бесконечному небесному простору. В советское время сюда приходили к сцене-ракушке: здесь летом звучали симфонические концерты. Сейчас в Саду случаются самые разные активности: от свадебных фотосессий до игр и соревнований, однако вид у территории отдыха (если не упиваться далями) унылый и запущенный. Градозащитники не так давно отстояли территорию от предпринимательской инициативы: там под строительство ресторана начали вырубать голубые ели.
zooming
Проект летней сцены в Александровском саду
zooming
Проект летней сцены в Александровском саду

Конечно, к Саду примеряются и теперь, но открыто ни один инвестор не заявил о намерении вдохнуть в зону отдыха новую жизнь. Только мэр Нижнего Новгорода, жена которого – главный девелопер города – провел конкурс на возрождение той самой «ракушки», правда, в пути сцена превратилась в нечто иное, получившее в интернете массу интерпретаций в комментариях. Кстати, и сам конкурс был сетевой: выставили три эскиза неизвестных авторов, народ проголосовал. Теперь это считается выбором нижегородцев…
 
«У реки», команда «КПСС», Самара. Фото: Михаил Солунин

Об этом можно бы и не вспоминать, но только именно «О’город» – единственный на сегодняшний день пример цивилизованного профессионального отношения к знаковому для города месту.
 
«У реки», команда «КПСС», Самара. Фото: Михаил Солунин

Действительно, если это – дорого и значимо, нельзя просто на демпинге что-то тихо «слабать» и выдать за общепринятое решение. Фестиваль «О’город», прежде чем строить, проводит конкурс, эксперты рассматривают работы и выбирают то, что к месту. Процедура – очевидная, но для наших условий – идеальная, как всякое честно организованное соревнование. Поэтому спасибо фестивалю уже за внятно проведенный конкурс.
 
«Гамаки», команда «Parkitects», Москва. Фото: Марина Игнатушко
«Гамаки», команда «Parkitects», Москва. Фото предоставлено организаторами фестиваля "О’город"

Честным по отношению к Саду можно назвать и выбор материалов: все объекты нетрудно разобрать и утилизовать. Тем более, что вопрос об их дальнейших эксплуатации и содержании – за рамками фестиваля. Архитекторы просто предлагают, ни на чем не настаивая: приглашают посмотреть, поиграть, освоить и принять, если понравится. Темой этого года стали смотровые площадки, и, похоже, видовые точки. Искать новые можно бесконечно, совершая приятные открытия. Примеряясь в поисках идеально уместного.
 
«Гамаки», команда «Parkitects», Москва. Фото: Анна Липман

Так что Сад вполне узнаваем: те же тропинки, аллея, поляны, склоны, повороты. Только повеселел на время фестиваля. В сравнении с прошлогодним уплотнением объектами детского сквера, кажется, фестивалю удалось преодолеть желание провести выставку средового дизайна ради работы с пространством. Хотя бы на уровне общей концепции.
 
«Ориентир», команда «Шампунь», Нижний Новгород. Фото: Марина Игнатушко

Огород

Александровский сад обрел свой знак: в конце тенистой аллеи «огородники» установили объемную букву «А» из фанеры, будто изъеденной жуками. Дырки и прорези нужны для лианы: у подножия буквы-скульптуры посажены растения. Это простое решение не кажется формальным, напротив, вызывает ассоциации с летним чтением в саду, или желанием рассмотреть кору какого-нибудь дерева – пристально и близко. Другой знак, доставшийся Саду от фестиваля, стоит уже на фоне кремлевской башни. Подобные амбициозные указатели, «встраивающие» населенный пункт в сеть глобальных городов, встречаются нередко, но здесь заданы иные координаты: горы, проливы, реки, вулканы, заповедники, мысы. Север, юг, запад, восток, и вверх – посмотрите на 100 километров – линия Кармана – граница между авиацией и космонавтикой. Между этими знаками выстраивается такой сценарий: вошли в сад – вышли во Вселенную. Со стороны – забавно, но для Нижнего Новгорода – чистая правда: здесь на экскурсиях рассказывают, что с Откоса виден космос. Удачно указатель на чудеса мироздания соседствует с «Гамаками», похожими на тренажер для летчиков. Прежде, чем ощутить себя почти невесомым, требуется проползти по сетке, найти точку равновесия, где можно замереть.
 
«Ориентир», команда «Шампунь», Нижний Новгород. Фото: Михаил Солунин

С этими знаками можно и дальше работать: вообще на их основе, предположим, придумать тему будущего года (если Сад не испортят-таки каким-нибудь безумным строительством). Пока же они уже воздействуют на воображение, существенно расширяя границы парка.

Для созерцания окрестных ландшафтов выбраны проекты команд из Самары и Пензы. Несмотря на известный, тиражируемый прием с рамкой, сквозь которую смотрят в разных городах мира на какую-нибудь достопримечательность, фрагмент «балконного блока» стоит в Саду как родной. Снаружи выглядит как бесхитростный портал, проходишь – там благоустроенная терраса. Это почти аттракцион: выйти на площадку без ограждения. Но сразу можно сесть, и какой-то цветничок с галечкой вполне заземляет страхи. Получилась игра с присвоением пространства: выходишь, опять же, в небо, но остаешься в обустроенном под тебя «гнездышке». А пензенские желтые очки оказались самым популярным объектом – как качественная рекламная конструкция. Во-первых, можно сидеть и даже лежать, во-вторых – фотографироваться.
 
«Гнезда», команда «Одно место», Москва. Фото: Михаил Солунин

Впрочем, для селфи на фестивале был хороший выбор. Жаль, только во время праздника под елями размещались работы нижегородской Архитектурно-художественной студии: домики свисали с веток, как человечки на картинах Магритта. А вот пензенский «Цветок в кубе» остался. По задумке, плоскости с изображением должны были вращаться, но для механики требовалась инженерная точность и, конечно, металл. Ручка отвалилась, наверное, при первом разочаровавшемся зрителе, но для фотографов объект не утратил своей привлекательности.
 
«Свод», команда «107», Москва. Фото: Марина Игнатушко

В нескольких проектах можно было проследить, как меняется масштаб восприятия Сада. В большой аллее появился арочный тоннель из черенков лопат. На деревьях – гнезда для малышей. Даже «Амфитеатр» самарской команды «КПСС» больше напоминает пьедестал для друзей: здесь можно выступать с речью, песнями, сесть, лечь, переставить элементы конструкции на свое усмотрение. Постоянный партнер-участник фестиваля компания «Архиленд» показала, как обустроить клумбу в тени, а дизайнеры интерьеров провели мастер-класс, используя мольберты.
 
«Амфитеатр», команда «КПСС», Самара. Фото: Михаил Солунин

Фестиваль

Из года в год участники фестиваля не успевают сдать объекты в срок. Неудивительно: у них не всегда есть необходимые материалы, инструменты и условия. Они все делают на энтузиазме, в этом году – к, счастью, не голом. Но у них нет крепких бригад, способных все сколотить к приходу гостей. Гости приходят и ворчат.
 
«Цветок в кубе», команда «Глагол», Пенза. Фото: Михаил Солунин

И на этот раз были претензии: сетовали на междусобойчик, степень готовности объектов, отсутствие веселых развлечений и на что-то еще. В первую очередь, следовало обидеться на погоду: она распугала фестивальные концерты под сенью лип.
 
«Цветок в кубе», команда «Глагол», Пенза. Фото: Михаил Солунин

Вот тут, действительно, неизбежно возникает вопрос: где границы этого праздника? Для участников он состоялся: приехали авторы проектов, дружно трудились, веселились, валились с ног от усталости. Публика приходила в Сад, внимала мастерам, пила коктейли, покупала хорошую, правильную еду, и, конечно, не могла оценить все планы организаторов с 13 до 20 часов. Даже в Николо-Ленивце невозможно увидеть все за день, в фестивальный день – тем более. Нужно ли архитектурному фестивалю скопление народа, жаждущего развлечений, как в парке аттракционов? Может ли камерный по своим возможностям праздник ориентироваться на монстров вроде «Архстояния»? Вообще, как продвигать и объяснять, что такое архитектурный фестиваль?
 
Мастер-класс по интерьеру. Фото: Марина Игнатушко

Однозначного ответа нет – все зависит от концепции. Ее надо продумывать и шлифовать – настолько, чтобы потенциальным участникам очень хотелось попасть в этот город и увидеть то, чего больше нет нигде, и поучаствовать в чем-то увлекательно-волшебном. Для этого город должен понять, что хорошую инициативу надо не эксплуатировать, а полноценно поддерживать – по-честному.
 
Организаторы фестиваля: вживую и на баннере.

Вот что думают об итогах «О’город»-2015 его организаторы:

Аня Липман:
«С главной задачей мы справились – в Саду стало приятнее гулять.»

Кирилл Бросалин:
«Рад, что из запланированного нам удалось на примере некоторых объектов показать интеграцию архитектурных решений в сложившуюся природную среду, реализовать «местные» и интерактивные объекты.»

Дарья Шорина:
«В этом году мы старались масштабировать фестиваль и выйти на новый качественный уровень как объектов, так и программы, в которой, помимо процесса возведения объектов и финальной презентации гостям фестиваля, нами было запланировано много культурной активности с фокусом на архитектурном дизайне среды различного уровня и средств.»

Ольга Аистова:
«Надеюсь, что дальше количество людей, неравнодушных к тому, что мы делаем, будет только расти.»

Дмитрий Соколов:
«О’Город 2015 – эксперимент на актуальной для города площадке. Время покажет, насколько город заинтересован в качественном преобразовании общественных городских территорий.»

Дмитрий Баранов:
«Не все удалось, но многое получилось, и мы кое- чему научились за эти месяцы. Думаю что у фестиваля большое будущее!»
 

18 Мая 2015

Марина Игнатушко

Автор текста:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.