Своенравная архитектура

Сергей Хачатуров – о выставке «Код Эстрина».

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

30 Марта 2015
mainImg

Архитектор:

Сергей Эстрин
В московской галерее А-3 проходит выставка «Код Эстрина». Ее подзаголовок: «Все, что вы хотели знать об архитекторе, но стеснялись спросить». Куратором выставки выступила молодой искусствовед Анастасия Докучаева. Она вместе с Эстриным выбрала для экспонирования в основном графические работы: в разных техниках и разных материалах. И не ошиблась.
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник

В маленьких залах уютной галереи складывается впечатление, что попал внутрь папки с листами архитектурной графики разных эпох. Только их не раскладывают на столе бережно и не дыша, а, отгибая края, с хрустом сыплют листы в стопку, добиваясь движения картинок, как в мультфильме. Анимационный эффект беспокойной, подвижной, своенравной архитектуры на выставке потрясает. Сергей Эстрин замечательный практикующий архитектор, а в графике – подлинный виртуоз. Он может рисовать скерцо и каприччио на чем угодно и чем угодно. Когда смотришь на его башни, мосты, арки, своды, выполненные фломастером, тушью, углем, карандашами, ручкой, сусальным золотом на бумаге, оргстекле, гофрокартоне, крафте, кальке, – то мнится, будто шелестит перед тобой вся история архитектуры, которая ожила и закружилась в страстном танце.

Символично, что выставка «Код Эстрина» проходит почти синхронно с экспозицией в ГМИИ «Бумажная архитектура. Конец истории». На примере Эстрина понимаешь, что тридцатилетие «бумажников» (датой отсчета движения его идеолог Юрий Аввакумов считает 1 августа 1984 года, когда в редакции журнала «Юность» открылась выставка с названием «Бумажная архитектура») это никакой не конец, а время самой зрелости и расцвета. С классиками советских и постсоветских «бумажников» (Бродским, Уткиным, Аввакумовым, Беловым, Филипповым, Зосимовым) Эстрина роднит виртуозность разработки темы, отточенное проектное мышление и пристрастие к постмодернистскому, основанному на цитациях дискурсу. Так, например, сам заголовок и подзаголовок экспозиции уже звенят скрытыми цитатами: к двум модным фильмам, переиначенные названия которых используют «в хвост и в гриву», делая из них узнаваемый дизайнерский бренд. На сущностном уровне постмодернистские коннотации графики Сергея Эстрина убеждают вполне.
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник

Конечно, отлично, что и бумажники в ГМИИ, и Эстрин исторический отсчет своей графической культуры ведут с декораторов барочного театра (Валериани, семейство Бибиена, Гонзага). Их выполненные пером мажорные и минорные скерцо с колоннадами, дворцовыми анфиладами и мрачными подземельями узаконивают жанр «панархитектуры», в котором отметается педантичная классификация на «барокко», «неоклассику», «предромантизм». Государь этой театральной империи, конечно же, Джованни Баттиста Пиранези, с которым у Эстрина самый близкий диалог. В одном, выполненном ручкой, листе 2011 года он даже играет в имитацию (простите за очередную киноцитацию) мглистых по тембру бархатных штрихов пиранезиевских офортов. Пиранези в архитектурной графике, пожалуй, первый до конца заставил поверить, что замысел (инвенция) грандиозной постройки подчас ценнее воплощения, а игра воображения (каприччио) сама по себе цель искусства, без оправдывающих её и оправданных ею средств. Его мало понятый, но высоко ценимый современниками нарисованный и гравированный мир совершенно безапелляционно, властно и могуче узаконил право архитектуры жить по законам всех видов искусств сразу. Не только собственно зодчества, но и музыки, поэзии, лицедейства, киномонтажа (неспроста о Пиранези писал Эйзенштейн). Мир, в котором циклопические конструкции неведомых, ввергающих в благоговейный ужас и трепет зданий – сразу и место действия, и артисты ею же (архитектурой) устроенного фантасмагорического спектакля.

Совсем как Пиранези в новелле князя Владимира Одоевского, Эстрин строит мост сквозь столетия и от XVIII века налаживает прямой контакт с визионером эпохи авангарда Яковом Черниховым, с его графическими каприччио. В своих композициях Чернихов исследовал возможности быть чутким в плане инвенций нового, авангардного формотворчества. Не боясь прослыть эклектиком, Чернихов вдвигал в конструктивистские, индустриальные пространства фрагменты и формы традиционной архитектуры, а темы барочных дворцов встраивал в бесконечные конвейеры, порождающие формы многоэтажных небоскребов. У Сергея Эстрина имеются листы с названиями «Чернихов № 35», «Чернихов № 38». В них он делает легкие эскизы самого авангардного гуру объемными. Выводит ракурсы, проекции и планы, которые превращают эскиз в проработанный проект. Подобные постмодернистские кульбиты амплитудой от Пиранези до Чернихова вовлекают в орбиту формальных метаморфоз многих. Особенно головокружительны скерцо Эстрина на темы архитектурной органики и фантастических городов будущего. Тут уж собеседниками выступают и Георгий Крутиков с его концепцией «летающего города», и Антон Лавинский с городом на рессорах, и Эль Лисицкий с горизонтальными небоскребами, и Александр Лабас с его архитектурной уфологией и инопланетянами.
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник
Выставка «Код Эстрина», 2015. Фотография © Дмитрий Рудник

Графика Сергея Эстрина очень музыкальна. В этом плане он продолжает традицию архитектурных каприччио одного из основателей бумажной архитектуры в СССР, прожившего как Моцарт – 35 лет – Вячеслава Петренко (1947 – 1982). Работы Вячеслава Петренко представлены на выставке в ГМИИ. Их обязательно имеет смысл посмотреть, чтобы понять, в чем основатель архитектурных инвенций на бумаге Петренко и наследник Эстрин схожи, а в чем существенно разнятся. Схожи в том, что архитектура в их графике подобна нотации раскрытых партитур именно Моцарта: легкая, виртуозная, изощренная, танцующая. Различия кроются в концептуальных платформах.

Вячеслав Петренко в своей графике (прежде всего – мегапроекте Центра парусного спорта в Таллинне) утверждал философскую идею пространства-универсума, в котором бы наглядно воплощались различные темы «нанизывания архитектурного объема на силовые линии мира» (формулировка в одной из тетрадей мастера). Подобно многим бумажникам поколения восьмидесятых, Петренко сопровождал каждый лист подробным экспликациями, в которых определял показываемое архитектурное пространство через обращение к разным философским, социальным, художественным ассоциациям. Идеальные константы человеческого бытия были для него главной темой и высшим смыслом.

Сергей Эстрин не сопровождает свою графику словесными комментариями. Его монтаж предполагает не поиск единственно верного решения, а бесконечную вариативность, возможность решать взаимоисключающие пространственно-пластические задачи. Он очень современен. Он вписан в наш бешеный мультимедийный, недекартовский мир, в котором универсальность сменилась поливариантностью и дискретностью. Его графическое творчество с иногда неврастеничной, капризной и своенравной архитектурой напоминает артхаусное кино последних лет. Симптомы предъявлены, а вывод пусть уж делает зритель.
 
Сергей Хачатуров и куратор выставки Анастасия Докучаева. Фотография © Софья Ремез


Архитектор:

Сергей Эстрин

30 Марта 2015

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».