Блоги: 26 октября–1 ноября

Полемика вокруг «судебного квартала» Максима Атаянца и системы преподавания в МАрхИ, а также истинные виновники разрушения тевтонской кирхи в Калининградской области – в свежем обзоре блогосферы.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

01 Ноября 2013
mainImg
Победа Максима Атаянца в конкурсе на «судебный квартал» в Петербурге вызвала необычайное оживление в блогах. Видимо потому, что такая архитектура здесь давно не побеждала и порой даже не участвовала в конкурсах. Кроме того сам по себе конкурс был для Питера необычным: в него почему-то не пригласили зарубежных звезд и даже победитель оказался не из числа архитектурной элиты. Все это очень вдохновляет одних и раздражает других. В пользу Максима Атаянца высказались архитектурные критики: Григорий Ревзин написал в «Коммерсанте», а Лара Копылова в Фейсбуке заметила, что это «проект, достойный старого Петербурга». Михаил Белов в своем блоге даже назвал случившееся «сменой парадигм», а Максима Атаянца поздравил лично.

Но классическая парадигма, как и можно было предположить, нашла поддержку далеко не у всех. «Ретро-потугами для удовлетворения вкусов бюрократии, видящей в казенщине ордера некое выражение мощи и величия госвласти над чернью» назвал проект на страничке Михаила Белова Boris Vorobyev. «Что ж, Питер выбрал свое развитие, будет «консервами», – пишет Vitalij Anančenko. «Отращиваем бороды и достаем увражья, срочно! Пока не забрали или публично не заклеймили», – комментирует Сергей Скуратов. Кое-кто, между тем, нашел проект Атаянца весьма метафоричным: «Проект настолько точно соответствует нашим судам, Муссолини бы одобрил», – пишет в Фейсбуке, к примеру, Ярослав Ковальчук. «Жёсткая, тоталитарная, грозная архитектура – это то, что надо для суда, – замечает kleomen. – Отсутствие озеленения, общественных пространств и массивная, бестолковая застройка позади, Театр танца на задворках – всё это уже не имело значения, когда есть такая имперская красота». «Империя хочет имперской архитектуры», – соглашается Александр Ложкин.

Михаила Белова полемика вокруг проекта Атаянца задела не на шутку. Критикам проекта, считающим застройку квартала по периметру примитивной, «как в XVIII веке», архитектор напоминает, что этот «примитив», придуманный три века назад градостроительной комиссией Бецкого, «проник в душу русского городского ландшафта и не повредил его, а только приумножил метафизические качества». Однообразной такая планировка, пишет Белов, кажется только на первый взгляд, «дело в уникальном и точном попадании в масштаб русского ландшафта».

Примитивизм – это скорее про современный «урбанизм», в котором жилой квартал может выглядеть как птицефабрика или фордовский конвейер. Примерно так выглядит новый микрорайон «Перспективный» в Ставрополе. А в блоге mingitau.livejournal.com уже обсуждают другой антигуманный квартал – «Кошелев-проект» в Самаре: «Построить в ленту почти сотню домов-бараков для 50 тыс. человек – такой низости градостроительство в России не достигало даже в 1930-е гг. Без балконов, без дворов, без общественных пространств. Социологам надо срочно установить мониторинг развития социальных отношений, т.к. «Кошелев-проект» войдет в учебники как пример благодатной среды для всякого рода девиаций».  – «Его автор или обчитался социальных антиутопий или совершил профессиональное харакири, когда создал такое, – замечает mingitau. – Ведь это же дублер МЕГИ, настоящий гипермаркет людей, где вместо полок квартиры. Не хватает внешней стены и крыши». Остается спасать ситуацию переформатированием первых этажей под объекты соцкультбыта и радикальным увеличением площадей квартир, добавляет beskarss217891.

Между тем, на RUPA под впечатлением прошедших накануне урбанистических семинаров для мэров российских городов, решили, наконец, выяснить, что подразумевать под термином «урбанизм», который неожиданно оказался очень модным занятием. Свои версии предложили Александр Антонов и Ярослав Ковальчук. Тем временем, за два дня «ускоренной урбанистизации» («это процесс, когда за 2 дня мэров научили тому, чему я учился в институте 3 года, а потом еще лет 20 на практике», – разъясняет Антонов) кое-кто из чиновников вынес, что единственный институт в стране, который знает, как заниматься градостроительством – это «Стрелка», цитирует архитектор неизвестный источник.

Ну а сама «Стрелка» мимоходом оказалась в центре другой сетевой истории. На сайте  calvertjournal.com появилась статья преподающей там Анны Позник про МАрхИ, точнее про то, что не так с главной архитектурной школой страны и почему она проигрывает современным – «Стрелке» и МАРШу. Неприятные строки про себя мархишники встретили бурно: не то, чтоб не согласились, но очень разволновались. «Всё гораздо больше драматик, чем вы думаете, – комментирует, к примеру, Oksana Kupriyanova, – к нам уже давно не едут учиться иностранные студенты, у нас давно уже нет актуальных диссертаций на защите. Но сравнивать МАрхИ со «Стрелкой» и МАРШем ещё глупее, потому что, несмотря на отсталость и убогость, у МАрхИ есть выработанная методика преподавания и авторский курс Ладовского на первых двух курсах». – «Студенты в МАрхИ действительно пассивны, и в этом есть вина и преподавателей и системы, но это постепенно меняется», – замечает Дмитрий Карелин. А по словам Ярослава Ковальчука, МАрхИ деградирует и нуждается в серьезной реформе, потому что то, чему там учат, почти не связано с архитектурой. «Она сейчас совсем про другое. Рисунок, конструкции, проекты клубов – это все из прошлого века», а нужно учить самостоятельно думать, считает архитектор. И «уметь сочинять архитектурные объекты», – уверен Олег Максимов; но вот как раз это в сегодняшнем МАрхИ ставится под вопрос.

Кстати, истинное творческое мышление никогда не даст архитектору сидеть спокойно – вот Сергей Эстрин в сочинительстве архитектурных образов давно перешел с бумаги на подручные материалы и украшает графикой предметы женского гардероба. В своем блоге архитектор публикует фотографии недавней «спортивной коллекции» рисунков по ткани.

В завершении обзора – разоблачение нашумевшей в сети истории с разрушением средневековой кирхи в Калининградской области. Накануне известный восточно-прусский краевед swinokotleta обвинил в уничтожении памятника участников недавних российско-белорусских учений «Запад-2013», которые якобы использовали ее в качестве мишени. Однако следом блогер varandej выяснил, что Гросс-Энгелау обрушилась раньше, «в период между мартом 2011 года и ноябрем 2012 года». Впрочем, причины обрушения до сих пор не ясны;  блогеры предполагают, что кирха еще в советское время сильно пострадала от разрыва снарядов на соседнем полигоне, а возможно, дело в элементарной бесхозяйственности, поскольку сооружение XIV века на охране, оказывается, не состояло.

01 Ноября 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.