Блоги: 15–21 августа

В сети обсуждают Нормана Фостера и несостоявшуюся реконструкцию Пушкинского музея, потенциал столичных промзон и этику «цитирования» чужих архитектурных проектов.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

21 Августа 2013
mainImg
Британский архитектор Норман Фостер, с уходом мэра Лужкова переставший быть званым гостем в Москве, на этой неделе вновь приковал внимание наших СМИ. После того как потихоньку умерли все его московские проекты, столичный архсовет решил разобраться фактически с последним – проектом реконструкции ГМИИ им. Пушкина – с которым лорд Фостер совместно с российским соавтором Сергеем Ткаченко выиграли на международном конкурсе в 2009 году. Оказалось, что бюро Фостера к нему уже два месяца, как не имеет никакого отношения, пишут в «Коммерсанте». Радуясь случившемуся, Михаил Белов в своем блоге комментирует, что лорд Фостер вообще не имел права «раскладывать свое нарезанное мыло в охранных зонах музея». Впрочем, если б мировая величина лично приехала отстаивать свой проект на совете – дело могло закончиться иначе, добавляет Белов, поскольку «у нас все еще склонны романтизировать западных звезд», не смущаясь даже беспрецедентными потерями бюджета в ходе таких «звездных строек», заключает архитектор.

В комментариях, тем временем, Фостера объявили «не очень великим архитектором» и даже хуже, однако Михаил Белов, справедливости ради, заметил, что британец «исхалтурился» уже после 1990-х, когда стал гастролером «кочующего цирка звезд мировой архитектуры». В свою очередь Дмитрий Хмельницкий в комментариях на Архи.ру недоумевает, за что именно и с какой стати Фостер должен был отвечать перед архсоветом, раз его художественное решение уже однажды выбрали. «Если сейчас в проекте нет ясности с границами участков и межеванием, то это прокол городских властей. Их уточнение вовсе не требует личного участия автора проекта в неких публичных действах», – пишет Хмельницкий. – «Никакому государственному цензурному ведомству в этой системе места быть не может».

В сообществе RUPA в это время заинтересовались проектами жилой застройки московских промзон, которым будет посвящен сентябрьский семинар в школе МАРШ. Урбанисты, между тем, признали, что задача для студенческого воркшопа неподъемная – как минимум для междисциплинарной группы, пишет Игорь Поповский. Александр Антонов заметил, что пока ведется обсуждение и обмен опытом, в реальности фрагментарное освоение промзон Москвы продолжается совсем как при Юрии Лужкове. И многие проекты «оставляют желать лучшего», соглашается Ярослав Ковальчук, например, рассмотренный архсоветом проект на территории завода «Серп и Молот», где, по словам пользователя, нарисовали обычный микрорайон. Студентам МАРШ предложили сместить предмет исследования в обычные российские города, где тоже, как пишет Александр Антонов, много промзон в центре, но местным муниципалитетам не выгодно превращать их в жилье: «Было бы гораздо полезнее, а выработанные решения можно было бы тиражировать по стране».

А чуть ранее в той же группе обсуждали любопытный градостроительный феномен Калининграда, о котором пишет архитектор Олег Васютин. Если сегодня на российские города периодически пытаются примерить западные модели, то здесь произошла ровно обратная история, причем европейский имперский город, как пишет Александр Антонов, «даже не спросили, как ему подойдет или нет советский урбанизм». Пример нашли весьма поучительным: тот же Антонов, например, замечает, что, скорее всего, и обратная попытка – прийти в советский город с европейскими идеями – закончится печально: «Один прецедент уже есть. Правда, в Перми эксперимент не успел зайти далеко». Члены группы добавили, что от модернистской эстетики плана в своем время пострадали Белград и Берлин, и что вообще модернистскому градостроительству, как пишет Василий Бабуров, «место в музее, а не в жизни. Пора заканчивать этот эксперимент, а то шутка затянулась».
zooming
Калининград. Фото из блога popadin39.blogspot.ru
Философ Александр Раппапорт, тем временем, посвящает недавнюю статью в своем блоге эстетике и символике выставочных павильонов, которые, по мнению Раппапорта, за прошедший век эволюционировали от храмов научных достижений к «возвышенному абсурду» балаганов. Чего только стоит знаменитая скульптура Веры Мухиной, выставившая в качестве символа  советского мира образы тираноубийц – объяснить такое, пишет Раппапорт, можно разве только силой идеологического гипноза.

Архитектор Андрей Анисимов в своем блоге на Фейсбук¸ между тем, пишет о том, как коллеги беззастенчиво цитируют его проект в рамках «Программы 200 храмов». В комментариях Анисимову поспешили заметить, что подражанию собственным проектам можно только порадоваться. Сам архитектор авторских прав отстаивать не собирается, но сожалеет, что проект, превратившийся в храм Святых Константина и Елены в Митино, стал хуже. «Ты можешь взять за основу аналог, но сделать обязан лучше! – цитирует Анисимов своего учителя. – Иначе это будет пародия!» Пародия в итоге и получилась: «Пропорции нарушены, тонкие нимейеровские столбы с колоколом звонницы не вписываются в общую композицию, толстая апсида справа еще больше это подчеркивает», – замечает Владимир Прядихин. «Пропорции колокольни и крыльца – это результат увлечения бетоном. Если бы коллега Оболенский строил бы в кирпиче, то все это рухнуло бы!» – добавляет автор блога.

Чудеса с пропорциями, тем временем, творятся и в проекте малобюджетного крестильного храма, который Андрей Анисимов предложил построить под уже имеющуюся у одного из нижегородских приходов медную главку. Получилось экстравагантно: миниатюрный храм под тяжелым барабаном буквально «затопило или засыпало под самую шею», пишет Олег Карлсон, будто «памятник погибшим храмам». Пользователю Ксения Бо проект напомнил сказочного «богатыря- недоростка»: «В храмовой архитектуре привычнее видеть возвышенность, устремленность к небу. А тут хочется спросить – кто в теремочке живет?» Впрочем, и ситуация для проектирования была неординарная, как пишет сам Анисимов, «там такая глава, что если не храм, то часовню можно сделать прямо внутри, если б не металлоконструкции».

А архитектор Сергей Эстрин делится впечатлениями от выставки современного бельгийского художника Франсиса Алюса в Галерее на Солянке. Его видеоинсталляция напомнила Эстрину фильмы Андрея Тарковского с долгими паузами  и затянутыми сценами. И хотя архитектор, по его словам, с трудом переключается в ритм созерцания и раздумья, на этот раз он «замер неподвижно и надолго, не в состоянии оторвать взгляда от монотонного движения на экране».

21 Августа 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.