Блоги: 15–21 августа

В сети обсуждают Нормана Фостера и несостоявшуюся реконструкцию Пушкинского музея, потенциал столичных промзон и этику «цитирования» чужих архитектурных проектов.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

21 Августа 2013
mainImg
Британский архитектор Норман Фостер, с уходом мэра Лужкова переставший быть званым гостем в Москве, на этой неделе вновь приковал внимание наших СМИ. После того как потихоньку умерли все его московские проекты, столичный архсовет решил разобраться фактически с последним – проектом реконструкции ГМИИ им. Пушкина – с которым лорд Фостер совместно с российским соавтором Сергеем Ткаченко выиграли на международном конкурсе в 2009 году. Оказалось, что бюро Фостера к нему уже два месяца, как не имеет никакого отношения, пишут в «Коммерсанте». Радуясь случившемуся, Михаил Белов в своем блоге комментирует, что лорд Фостер вообще не имел права «раскладывать свое нарезанное мыло в охранных зонах музея». Впрочем, если б мировая величина лично приехала отстаивать свой проект на совете – дело могло закончиться иначе, добавляет Белов, поскольку «у нас все еще склонны романтизировать западных звезд», не смущаясь даже беспрецедентными потерями бюджета в ходе таких «звездных строек», заключает архитектор.

В комментариях, тем временем, Фостера объявили «не очень великим архитектором» и даже хуже, однако Михаил Белов, справедливости ради, заметил, что британец «исхалтурился» уже после 1990-х, когда стал гастролером «кочующего цирка звезд мировой архитектуры». В свою очередь Дмитрий Хмельницкий в комментариях на Архи.ру недоумевает, за что именно и с какой стати Фостер должен был отвечать перед архсоветом, раз его художественное решение уже однажды выбрали. «Если сейчас в проекте нет ясности с границами участков и межеванием, то это прокол городских властей. Их уточнение вовсе не требует личного участия автора проекта в неких публичных действах», – пишет Хмельницкий. – «Никакому государственному цензурному ведомству в этой системе места быть не может».

В сообществе RUPA в это время заинтересовались проектами жилой застройки московских промзон, которым будет посвящен сентябрьский семинар в школе МАРШ. Урбанисты, между тем, признали, что задача для студенческого воркшопа неподъемная – как минимум для междисциплинарной группы, пишет Игорь Поповский. Александр Антонов заметил, что пока ведется обсуждение и обмен опытом, в реальности фрагментарное освоение промзон Москвы продолжается совсем как при Юрии Лужкове. И многие проекты «оставляют желать лучшего», соглашается Ярослав Ковальчук, например, рассмотренный архсоветом проект на территории завода «Серп и Молот», где, по словам пользователя, нарисовали обычный микрорайон. Студентам МАРШ предложили сместить предмет исследования в обычные российские города, где тоже, как пишет Александр Антонов, много промзон в центре, но местным муниципалитетам не выгодно превращать их в жилье: «Было бы гораздо полезнее, а выработанные решения можно было бы тиражировать по стране».

А чуть ранее в той же группе обсуждали любопытный градостроительный феномен Калининграда, о котором пишет архитектор Олег Васютин. Если сегодня на российские города периодически пытаются примерить западные модели, то здесь произошла ровно обратная история, причем европейский имперский город, как пишет Александр Антонов, «даже не спросили, как ему подойдет или нет советский урбанизм». Пример нашли весьма поучительным: тот же Антонов, например, замечает, что, скорее всего, и обратная попытка – прийти в советский город с европейскими идеями – закончится печально: «Один прецедент уже есть. Правда, в Перми эксперимент не успел зайти далеко». Члены группы добавили, что от модернистской эстетики плана в своем время пострадали Белград и Берлин, и что вообще модернистскому градостроительству, как пишет Василий Бабуров, «место в музее, а не в жизни. Пора заканчивать этот эксперимент, а то шутка затянулась».
zooming
Калининград. Фото из блога popadin39.blogspot.ru
Философ Александр Раппапорт, тем временем, посвящает недавнюю статью в своем блоге эстетике и символике выставочных павильонов, которые, по мнению Раппапорта, за прошедший век эволюционировали от храмов научных достижений к «возвышенному абсурду» балаганов. Чего только стоит знаменитая скульптура Веры Мухиной, выставившая в качестве символа  советского мира образы тираноубийц – объяснить такое, пишет Раппапорт, можно разве только силой идеологического гипноза.

Архитектор Андрей Анисимов в своем блоге на Фейсбук¸ между тем, пишет о том, как коллеги беззастенчиво цитируют его проект в рамках «Программы 200 храмов». В комментариях Анисимову поспешили заметить, что подражанию собственным проектам можно только порадоваться. Сам архитектор авторских прав отстаивать не собирается, но сожалеет, что проект, превратившийся в храм Святых Константина и Елены в Митино, стал хуже. «Ты можешь взять за основу аналог, но сделать обязан лучше! – цитирует Анисимов своего учителя. – Иначе это будет пародия!» Пародия в итоге и получилась: «Пропорции нарушены, тонкие нимейеровские столбы с колоколом звонницы не вписываются в общую композицию, толстая апсида справа еще больше это подчеркивает», – замечает Владимир Прядихин. «Пропорции колокольни и крыльца – это результат увлечения бетоном. Если бы коллега Оболенский строил бы в кирпиче, то все это рухнуло бы!» – добавляет автор блога.

Чудеса с пропорциями, тем временем, творятся и в проекте малобюджетного крестильного храма, который Андрей Анисимов предложил построить под уже имеющуюся у одного из нижегородских приходов медную главку. Получилось экстравагантно: миниатюрный храм под тяжелым барабаном буквально «затопило или засыпало под самую шею», пишет Олег Карлсон, будто «памятник погибшим храмам». Пользователю Ксения Бо проект напомнил сказочного «богатыря- недоростка»: «В храмовой архитектуре привычнее видеть возвышенность, устремленность к небу. А тут хочется спросить – кто в теремочке живет?» Впрочем, и ситуация для проектирования была неординарная, как пишет сам Анисимов, «там такая глава, что если не храм, то часовню можно сделать прямо внутри, если б не металлоконструкции».

А архитектор Сергей Эстрин делится впечатлениями от выставки современного бельгийского художника Франсиса Алюса в Галерее на Солянке. Его видеоинсталляция напомнила Эстрину фильмы Андрея Тарковского с долгими паузами  и затянутыми сценами. И хотя архитектор, по его словам, с трудом переключается в ритм созерцания и раздумья, на этот раз он «замер неподвижно и надолго, не в состоянии оторвать взгляда от монотонного движения на экране».

21 Августа 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.