Блоги: 15–21 августа

В сети обсуждают Нормана Фостера и несостоявшуюся реконструкцию Пушкинского музея, потенциал столичных промзон и этику «цитирования» чужих архитектурных проектов.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

21 Августа 2013
mainImg
Британский архитектор Норман Фостер, с уходом мэра Лужкова переставший быть званым гостем в Москве, на этой неделе вновь приковал внимание наших СМИ. После того как потихоньку умерли все его московские проекты, столичный архсовет решил разобраться фактически с последним – проектом реконструкции ГМИИ им. Пушкина – с которым лорд Фостер совместно с российским соавтором Сергеем Ткаченко выиграли на международном конкурсе в 2009 году. Оказалось, что бюро Фостера к нему уже два месяца, как не имеет никакого отношения, пишут в «Коммерсанте». Радуясь случившемуся, Михаил Белов в своем блоге комментирует, что лорд Фостер вообще не имел права «раскладывать свое нарезанное мыло в охранных зонах музея». Впрочем, если б мировая величина лично приехала отстаивать свой проект на совете – дело могло закончиться иначе, добавляет Белов, поскольку «у нас все еще склонны романтизировать западных звезд», не смущаясь даже беспрецедентными потерями бюджета в ходе таких «звездных строек», заключает архитектор.

В комментариях, тем временем, Фостера объявили «не очень великим архитектором» и даже хуже, однако Михаил Белов, справедливости ради, заметил, что британец «исхалтурился» уже после 1990-х, когда стал гастролером «кочующего цирка звезд мировой архитектуры». В свою очередь Дмитрий Хмельницкий в комментариях на Архи.ру недоумевает, за что именно и с какой стати Фостер должен был отвечать перед архсоветом, раз его художественное решение уже однажды выбрали. «Если сейчас в проекте нет ясности с границами участков и межеванием, то это прокол городских властей. Их уточнение вовсе не требует личного участия автора проекта в неких публичных действах», – пишет Хмельницкий. – «Никакому государственному цензурному ведомству в этой системе места быть не может».

В сообществе RUPA в это время заинтересовались проектами жилой застройки московских промзон, которым будет посвящен сентябрьский семинар в школе МАРШ. Урбанисты, между тем, признали, что задача для студенческого воркшопа неподъемная – как минимум для междисциплинарной группы, пишет Игорь Поповский. Александр Антонов заметил, что пока ведется обсуждение и обмен опытом, в реальности фрагментарное освоение промзон Москвы продолжается совсем как при Юрии Лужкове. И многие проекты «оставляют желать лучшего», соглашается Ярослав Ковальчук, например, рассмотренный архсоветом проект на территории завода «Серп и Молот», где, по словам пользователя, нарисовали обычный микрорайон. Студентам МАРШ предложили сместить предмет исследования в обычные российские города, где тоже, как пишет Александр Антонов, много промзон в центре, но местным муниципалитетам не выгодно превращать их в жилье: «Было бы гораздо полезнее, а выработанные решения можно было бы тиражировать по стране».

А чуть ранее в той же группе обсуждали любопытный градостроительный феномен Калининграда, о котором пишет архитектор Олег Васютин. Если сегодня на российские города периодически пытаются примерить западные модели, то здесь произошла ровно обратная история, причем европейский имперский город, как пишет Александр Антонов, «даже не спросили, как ему подойдет или нет советский урбанизм». Пример нашли весьма поучительным: тот же Антонов, например, замечает, что, скорее всего, и обратная попытка – прийти в советский город с европейскими идеями – закончится печально: «Один прецедент уже есть. Правда, в Перми эксперимент не успел зайти далеко». Члены группы добавили, что от модернистской эстетики плана в своем время пострадали Белград и Берлин, и что вообще модернистскому градостроительству, как пишет Василий Бабуров, «место в музее, а не в жизни. Пора заканчивать этот эксперимент, а то шутка затянулась».
zooming
Калининград. Фото из блога popadin39.blogspot.ru
Философ Александр Раппапорт, тем временем, посвящает недавнюю статью в своем блоге эстетике и символике выставочных павильонов, которые, по мнению Раппапорта, за прошедший век эволюционировали от храмов научных достижений к «возвышенному абсурду» балаганов. Чего только стоит знаменитая скульптура Веры Мухиной, выставившая в качестве символа  советского мира образы тираноубийц – объяснить такое, пишет Раппапорт, можно разве только силой идеологического гипноза.

Архитектор Андрей Анисимов в своем блоге на Фейсбук¸ между тем, пишет о том, как коллеги беззастенчиво цитируют его проект в рамках «Программы 200 храмов». В комментариях Анисимову поспешили заметить, что подражанию собственным проектам можно только порадоваться. Сам архитектор авторских прав отстаивать не собирается, но сожалеет, что проект, превратившийся в храм Святых Константина и Елены в Митино, стал хуже. «Ты можешь взять за основу аналог, но сделать обязан лучше! – цитирует Анисимов своего учителя. – Иначе это будет пародия!» Пародия в итоге и получилась: «Пропорции нарушены, тонкие нимейеровские столбы с колоколом звонницы не вписываются в общую композицию, толстая апсида справа еще больше это подчеркивает», – замечает Владимир Прядихин. «Пропорции колокольни и крыльца – это результат увлечения бетоном. Если бы коллега Оболенский строил бы в кирпиче, то все это рухнуло бы!» – добавляет автор блога.

Чудеса с пропорциями, тем временем, творятся и в проекте малобюджетного крестильного храма, который Андрей Анисимов предложил построить под уже имеющуюся у одного из нижегородских приходов медную главку. Получилось экстравагантно: миниатюрный храм под тяжелым барабаном буквально «затопило или засыпало под самую шею», пишет Олег Карлсон, будто «памятник погибшим храмам». Пользователю Ксения Бо проект напомнил сказочного «богатыря- недоростка»: «В храмовой архитектуре привычнее видеть возвышенность, устремленность к небу. А тут хочется спросить – кто в теремочке живет?» Впрочем, и ситуация для проектирования была неординарная, как пишет сам Анисимов, «там такая глава, что если не храм, то часовню можно сделать прямо внутри, если б не металлоконструкции».

А архитектор Сергей Эстрин делится впечатлениями от выставки современного бельгийского художника Франсиса Алюса в Галерее на Солянке. Его видеоинсталляция напомнила Эстрину фильмы Андрея Тарковского с долгими паузами  и затянутыми сценами. И хотя архитектор, по его словам, с трудом переключается в ритм созерцания и раздумья, на этот раз он «замер неподвижно и надолго, не в состоянии оторвать взгляда от монотонного движения на экране».

21 Августа 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.